fbpx

ТЕНГЕ – ЗАЛОЖНИК неумелого управления страной

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №42 (406) от 16 нояб­ря 2017 г.

 

Дат-диа­лог

 


Вче­ра стра­на как-то стран­но неза­мет­но отме­ти­ла оче­ред­ной день рож­де­ния наци­о­наль­ной валю­ты – тен­ге. «Отме­ти­ла» силь­но ска­за­но. По боль­шо­му сче­ту, никак не отме­ти­ла. Поче­му вла­сти Казах­ста­на, обыч­но с боль­шой пом­пой пре­под­но­сив­шие граж­да­нам день рож­де­ния наци­о­наль­ной валю­ты и, как пра­ви­ло, рисо­вав­шие в радуж­ных крас­ках наше житье-бытье, необык­но­вен­ный рас­цвет оте­че­ствен­ной эко­но­ми­ки, кото­рый Казах­стан яко­бы не знал за все эта­пы сво­е­го исто­ри­че­ско­го суще­ство­ва­ния, в этот раз пред­по­чли скром­ную фигу­ру умол­ча­ния?

На этот и дру­гие вопро­сы «DATа» отве­тил извест­ный казах­стан­ский эко­но­мист, заме­сти­тель пред­се­да­те­ля пре­зи­ди­у­ма полит­со­ве­та ОСДП Айдар АЛИБАЕВ.

 

– Тен­ге испол­ни­лось 24 года. За это вре­мя она обес­це­ни­лась в десят­ки раз. В срав­не­нии с валю­та­ми быв­ших союз­ных рес­пуб­лик тен­ге все еще неустой­чив. Поче­му?

– Да, вче­ра был день наци­о­наль­ной валю­ты Казах­ста­на. Конеч­но, сего­дня вполне умест­но вспом­нить, как все начи­на­лось, что мы сей­час име­ем и како­ва ситу­а­ция в дру­гих рес­пуб­ли­ках быв­ше­го Сою­за.

Напом­ню, что тен­ге появил­ся на свет 15 нояб­ря 1993 года, за один дол­лар при его рож­де­нии дава­ли 4,75 тен­ге, а сего­дня за дол­лар дают 334 тен­ге, т.е. за 24 года суще­ство­ва­ния тен­ге упал более чем в 70 раз. Конеч­но, это очень мно­го, осо­бен­но если срав­ни­вать с наци­о­наль­ны­ми валю­та­ми сосед­них стран. Напри­мер, рос­сий­ский рубль после дено­ми­на­ции 1998 года упал почти в 10 раз, азер­бай­джан­ский манат после дено­ми­на­ции 2006 года был при­вя­зан к евро и дол­гое вре­мя оста­вал­ся доста­точ­но креп­кой валю­той, пока не упал в 2015 году сра­зу почти в 2 раза, а к сего­дняш­не­му дню даже окреп. Кир­гиз­ский сом за те же 24 года суще­ство­ва­ния упал в 17 раз и при­знан самой ста­биль­ной валю­той на тер­ри­то­рии СНГ.

Если уж мы заго­во­ри­ли о стра­нах СНГ, то для срав­не­ния мож­но при­ве­сти еще неко­то­рые циф­ры, кото­рые рису­ют доволь­но инте­рес­ную кар­ти­ну. Напри­мер, всем извест­но, что после рас­па­да СССР Рос­сия взя­ла на себя внеш­ний долг СССР, а все рес­пуб­ли­ки нача­ли свою само­сто­я­тель­ную жизнь с нуле­вым внеш­ним дол­гом. Сего­дня у Рос­сии внеш­ний долг состав­ля­ет 525,7 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, из кото­рых 110 млрд – это долг Цен­траль­но­го бан­ка Рос­сии, а раз­мер это­го дол­га на душу насе­ле­ния состав­ля­ет 3 590 дол­ла­ров. Этот же внеш­ний долг на душу насе­ле­ния в Гру­зии чуть более 4 200 дол­ла­ров, в Азер­бай­джане – 705, в Кир­ги­зии – око­ло 650 дол­ла­ров. Казах­стан умуд­рил­ся зара­бо­тать самый боль­шой внеш­ний долг на душу насе­ле­ния – 9 300 дол­ла­ров, имея общий раз­мер это­го дол­га око­ло 167 мил­ли­ар­дов.

Еще один крас­но­ре­чи­вый пока­за­тель – это про­жи­точ­ный мини­мум, рав­ный раз­ме­ру потре­би­тель­ской кор­зи­ны, кото­рый доволь­но хоро­шо пока­зы­ва­ет реаль­ное напол­не­ние потре­би­тель­ской кор­зи­ны и, соот­вет­ствен­но, то, насколь­ко хоро­шо или пло­хо удо­вле­тво­ря­ют­ся те или иные потреб­но­сти чело­ве­ка. В Рос­сии про­жи­точ­ный мини­мум равен 10 329 руб­лям, это око­ло 175 дол­ла­ров, в Гру­зии – око­ло 70 дол­ла­ров, в Азер­бай­джане – око­ло 97 дол­ла­ров, в Кыр­гыз­стане – око­ло 66 дол­ла­ров, а у нас 24 459 тен­ге, или чуть боль­ше 73 дол­ла­ров.

Доба­вив еще пару-трой­ку эко­но­ми­че­ских пока­за­те­лей, мож­но сде­лать мно­го инте­рес­ных выво­дов. Но даже те немно­гие циф­ры, кото­рые я при­вел, нагляд­но пока­зы­ва­ют, что, имея огром­ные дохо­ды от неф­ти на про­тя­же­нии почти всех лет неза­ви­си­мо­сти и попут­но заняв огром­ные день­ги за рубе­жом, став лиде­ром по внеш­ним дол­гам на душу насе­ле­ния, мож­но быть аут­сай­де­ром – как по уров­ню жиз­ни насе­ле­ния, так и по уров­ню паде­ния наци­о­наль­ной валю­ты. Наши неко­то­рые быв­шие брат­ские рес­пуб­ли­ки, пере­жив рево­лю­ции и даже вой­ны, умуд­ря­ют­ся иметь более ста­биль­ный курс сво­ей наци­о­наль­ной валю­ты, а по уров­ню жиз­ни если и усту­па­ют, то не намно­го.

При­чин, поче­му сло­жи­лась такая кар­ти­на и поче­му Казах­стан, имея огром­ные запа­сы при­род­ных ресур­сов, пока­зы­ва­ет пло­хие эко­но­ми­че­ские пока­за­те­ли, мож­но назвать мно­го. Но, пожа­луй, самой глав­ной при­чи­ной я назвал бы неэф­фек­тив­ное, непро­фес­си­о­наль­ное и даже про­сто неуме­лое управ­ле­ние стра­ной на про­тя­же­нии всех лет ее неза­ви­си­мо­сти.

 

– Да, доволь­но мрач­ная кар­ти­на. А какой вы види­те пре­спек­ти­ву тен­ге?

– Если гово­рить о пер­спек­ти­вах нашей наци­о­наль­ной валю­ты, то мож­но пред­по­ло­жить, что при сохра­не­нии нынеш­ней неэф­фек­тив­ной и некон­ку­рент­ной поли­ти­че­ской систе­мы и, соот­вет­ствен­но, сла­бой и стагни­ру­ю­щей эко­но­ми­ки рас­счи­ты­вать на укреп­ле­ние или хотя бы на ста­би­ли­за­цию тен­ге не при­хо­дит­ся. Под­дер­жи­вать тен­ге, кро­ме как дол­ла­ро­вы­ми интер­вен­ци­я­ми, нечем, и он будет толь­ко падать, при­чем дно это­го паде­ния вряд ли кто-нибудь смо­жет пред­ска­зать.

Под­твер­жде­ни­ем моих слов может слу­жить инфор­ма­ция об уве­ли­че­нии Нац­бан­ком РК интер­вен­ций для под­дер­жа­ния кур­са тен­ге. Как пере­да­ют наши СМИ, Нац­банк тре­тий месяц под­ряд выхо­дит на внут­рен­ний рынок с интер­вен­ци­я­ми, т.е. с про­да­жей дол­ла­ров США. Объ­ем нет­то-про­даж соста­вил в авгу­сте 70 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, в сен­тяб­ре 69,7 мил­ли­о­на дол­ла­ров, а в октяб­ре уже 379,8 мил­ли­о­на дол­ла­ров, что в сум­ме за три меся­ца состав­ля­ет 519,5 мил­ли­о­на. Вот где кро­ет­ся при­чи­на отно­си­тель­но ста­биль­но­го состо­я­ния тен­ге за послед­ние три меся­ца.

Если же Нац­банк пре­кра­тит интер­вен­ции, то тен­ге нач­нет падать. Как дол­го будет про­дол­жать­ся такая ситу­а­ция, кото­рая уже быва­ла в нашей жиз­ни, никто не смо­жет пред­ска­зать. Либо дол­ла­ры нач­нут кон­чать­ся и их ста­нет про­сто жаль кидать на под­держ­ку тен­ге, либо у кого-то исчер­па­ет­ся тер­пе­ние, либо еще что-нибудь про­изой­дет. Но все пони­ма­ют, что так дол­го про­дол­жать­ся не может, и Нац­банк дол­жен начать реаль­но думать об инте­ре­сах эко­но­ми­ки стра­ны, а не про­сто тра­тить валют­ные резер­вы, что­бы удер­жи­вать инфля­цию любы­ми путя­ми.

 

– Мони­то­ринг рын­ка пока­зы­ва­ет, что цена на нефть мар­ки Brent с кон­ца июля ста­биль­но дер­жит­ся выше $50 за бар­рель, а в послед­нее вре­мя она нахо­дит­ся в рай­оне выше $52. Как вы про­ком­мен­ти­ру­е­те теку­щие коле­ба­ния тен­ге, когда цена неф­ти рас­тет, а тен­ге все пада­ет?

– Цена неф­ти на фью­черсы мар­ки Brent уже выше 60 дол­ла­ров за бар­рель, но это не силь­но отра­жа­ет­ся на пове­де­нии тен­ге. У нас любят гово­рить, что курс тен­ге зави­сит от сто­и­мо­сти неф­ти. Да, такая зави­си­мость есть, но гово­рить, что это един­ствен­ная и глав­ная при­чи­на, вли­я­ю­щая на тен­ге, на мой взгляд, не совсем вер­но. Если бы сто­и­мость неф­ти была един­ствен­ной и глав­ной при­чи­ной, то тогда тен­ге сам, без вся­ких дол­ла­ро­вых интер­вен­ций стал бы укреп­лять­ся про­сто из-за роста цены на нефть. Но мы видим, что без дол­ла­ро­вой под­держ­ки тен­ге Нац­бан­ком, неза­ви­си­мо даже от высо­кой цены на нефть, тен­ге не усто­ит. Это гово­рит о том, что фак­то­ров – и внеш­них, и внут­рен­них – вли­я­ю­щих на ста­биль­ность тен­ге, мно­го. Важ­ней­шим из них явля­ет­ся отсут­ствие наци­о­наль­но­го про­из­вод­ства, соот­вет­ствен­но, выте­ка­ю­щая из это­го необ­хо­ди­мость удо­вле­тво­рять теку­щие потреб­но­сти насе­ле­ния за счет импор­та. Пока льви­ную долю поступ­ле­ния валю­ты мы будем тра­тить на потреб­ле­ние импор­та, гово­рить о ста­би­ли­за­ции тен­ге нере­аль­но.

 

– Экс­пер­ты отме­ча­ют, что пока не удаст­ся обуз­дать скры­тую инфля­цию, финан­со­вый рынок Казах­ста­на пер­ма­мент­но будет нахо­дить­ся в кри­зи­се. Как вы счи­та­е­те?

– В стране, в эко­но­ми­ке кото­рой гла­вен­ству­ют моно­по­лии, где посред­ни­ки име­ют боль­ше вли­я­ния на конеч­ную цену, чем про­из­во­ди­те­ли, пред­при­ни­ма­те­ли и тор­гов­цы, где кор­руп­ция зада­ви­ла все сфе­ры жиз­ни, где отсут­ству­ет про­из­вод­ство и где основ­ная часть валю­ты ухо­дит на закуп­ки импор­та, инфля­ция будет рас­ти все­гда. И на этом фоне я не счи­таю пра­виль­ной поли­ти­ку любы­ми спо­со­ба­ми удер­жи­вать инфля­цию на низ­ком уровне. Курс, кото­рый про­во­дит Нац­банк, курс на удер­жа­ние все­ми сила­ми инфля­ции, в свою оче­редь, умень­ша­ет денеж­ную мас­су, сжи­ма­ет эко­но­ми­ку, умень­ша­ет вплоть до пол­но­го паде­ния инве­сти­ций, ведет к паде­нию дохо­дов граж­дан и сни­жа­ет уро­вень жиз­ни. Это, в свою оче­редь, уби­ва­ет потре­би­тель­ский спрос и сни­жа­ет потре­би­тель­скую актив­ность. В эко­но­ми­ке стра­ны замед­ля­ют­ся все актив­ные жиз­нен­ные про­цес­сы, при­зван­ные раз­ви­вать и дви­гать ее впе­ред.

Я счи­таю, что так не может дол­го про­дол­жать­ся. Основ­ны­ми выго­до­по­лу­ча­те­ля­ми такой поли­ти­ки Нац­бан­ка под «муд­рым» руко­вод­ством МВФ, и я об этом уже писал, явля­ют­ся наши и меж­ду­на­род­ные спе­ку­лян­ты, кото­рым выгод­но посто­ян­но дер­жать в напря­же­нии мак­ро­эко­но­ми­че­скую ситу­а­цию. А глав­ным конеч­ным источ­ни­ком при­бы­ли спе­ку­лян­тов явля­ют­ся наши граж­дане, биз­нес и пред­при­я­тия, точ­нее, обес­це­не­ние их дохо­дов и пере­ток денег из реаль­но­го сек­то­ра, в кото­рый долж­ны были идти инве­сти­ции, в сек­тор спе­ку­ля­тив­ный, а сле­ду­ю­щий шаг – это вывоз этих денег за рубеж.

И совсем не слу­чай­но пред­се­да­те­ля Нац­бан­ка в фев­ра­ле это­го года пуб­лич­но похва­лил Марк Хор­тон, гла­ва мис­сии МВФ в Казах­стане. Что может озна­чать такая похва­ла? Что­бы и даль­ше наша стра­на не раз­ви­ва­лась, что­бы был доро­гой и недо­ступ­ный кре­дит, что­бы неста­биль­ная валю­та не поз­во­ля­ла пла­ни­ро­вать и раз­ви­вать ника­кой биз­нес, что­бы не было инве­сти­ций или они были очень доро­ги­ми и т.д. Ведь резуль­та­ты дея­тель­но­сти МВФ и транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций в стра­нах тре­тье­го мира извест­ны дав­но. И гор­дить­ся здесь нечем. Резуль­та­ты доволь­но пла­чев­ные для этих стран. Они и не могут быть дру­ги­ми у орга­ни­за­ции, явля­ю­щей­ся про­вод­ни­ком поли­ти­ки транс­на­ци­о­наль­ных кор­по­ра­ций, цель кото­рой – спо­соб­ство­вать эко­но­ми­че­ской коло­ни­за­ции сла­бых стран тре­тье­го мира.

Поэто­му глав­ный вывод из поли­ти­ки удер­жа­ния инфля­ции любым путем – это отсут­ствие раз­ви­тия и дви­же­ния впе­ред.

 

– Вопрос три­ви­аль­ный: что нуж­но, что­бы оздо­ро­вить не толь­ко финан­со­вый рынок стра­ны, но всю эко­но­ми­ку Казах­ста­на?

– В усло­ви­ях сло­жив­шей­ся неэф­фек­тив­ной и некон­ку­рент­ной поли­ти­че­ской систе­мы, где глав­ную роль игра­ет огром­ный, неэф­фек­тив­ный, непро­фес­си­о­наль­ный и кор­рум­пи­ро­ван­ный чинов­ни­чий кор­пус, заин­те­ре­со­ван­ный в сохра­не­нии сло­жив­шей­ся ситу­а­ции и в сохра­не­нии сво­их при­ви­ле­гий, оздо­ро­вить не толь­ко эко­но­ми­ку, но и финан­со­вую систе­му, как ее часть, невоз­мож­но. Толь­ко реаль­ные поли­ти­че­ские рефор­мы могут изме­нить ситу­а­цию и дать импульс изме­не­ни­ям и раз­ви­тию стра­ны.

Ерму­рат БАПИ

Республиканский еженедельник онлайн