«Собиратель казахских земель» (Часть первая)

Независимый журналист Султан-Хан Аккулы
Неза­ви­си­мый жур­на­лист Сул­тан-Хан Акку­лы

«Ни одна исто­рио­гра­фия ни одно­го совет­ско­го наро­да не пере­нес­ла таких потерь, как исто­рио­гра­фия Казах­ста­на».

«TheGreatFriendship».


Неза­ви­си­мый жур­на­лист Сул­тан-Хан Акку­лы, про­жи­ва­ю­щий в Пра­ге, в рам­ках иссле­до­ва­тель­ско­го про­ек­та, посвя­щен­но­го 95-летию Авто­но­мии Алаш-Орда, начи­на­ет серию  ста­тей об исто­ках появ­ле­ния  и фор­ми­ро­ва­ния этих идей и высо­ких целях, ради кото­рых « ала­шев­цы» пожерт­во­ва­ли сво­и­ми жиз­ня­ми. 13-го декаб­ря 1917 года во вре­мя ІІ-го Все­ка­зах­ско­го съез­да в Орен­бур­ге, была про­воз­гла­ше­на Авто­но­мия Алаш-Орда, пред­се­да­те­лем кото­рой был избран Али­хан Букей­хан – казах­ский наци­о­наль­ный лидер нача­ла ХХ века, осно­ва­тель и лидер пер­вой казах­ской поли­ти­че­ской пар­тии и наци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния «Алаш».

 

 

СОБИРАТЕЛЬ КАЗАХСКИХ ЗЕМЕЛЬ

 

 

Часть І.

 

«Вре­мя соби­рать кам­ни».

Ветхий Завет (Еккле­си­аст, 3.).

 

 

alibukИсхо­дя из име­ю­щих­ся под рукой исто­ри­че­ских доку­мен­тов ска­жу, что в исто­рии Казах­ста­на за послед­ние два сто­ле­тия едва ли най­дет­ся пра­ви­тель или иная исто­ри­че­ская фигу­ра, за исклю­че­ни­ем, может быть, хана Кене­са­ры Касы­му­лы, кро­ме Али­ха­на Букей­ха­на, кто так отча­ян­но борол­ся за воз­вра­ще­ние каза­хам их искон­ных земель, не имея за собой мощь госу­дар­ства или огром­ную армию.

 

ЗЕМЛЯ ПРЕДКОВ

 

 

До фев­раль­ской рево­лю­ции 1917 года каза­хи по чис­лен­но­сти зани­ма­ли 6 место сре­ди всех наро­дов коло­ни­аль­ной Рос­сий­ской импе­рии. По све­де­ни­ям авто­ра исто­ри­че­ско­го очер­ка «Каза­хи» («Кир­ги­зы»), до рево­лю­ции каза­хи зани­ма­ли тер­ри­то­рии 9 обла­стей и одной губер­нии, «окайм­лен­ную с севе­ра с рекою Джайк (Урал и Яйк), с запа­да – Аму-Дарьей (Окс), с восто­ка – Ирты­сом (Иртыш) и с юга гор­ны­ми хреб­та­ми. Кро­ме того, они засе­ля­ют так­же и Аст­ра­хан­скую губер­нию».

В годы суще­ство­ва­ния в соста­ве СССР, Казах­стан являл­ся вто­рой после РСФСР круп­ной рес­пуб­ли­кой, по офи­ци­аль­ным све­де­ни­ям, зани­мая тер­ри­то­рию рав­ной 2 мил­ли­о­нам 717 тыся­чам 300 км.2

После обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти 16 декаб­ря 1991 года, бла­го­да­ря сво­ей общей пло­ща­ди, прав­да, рав­ной уже поче­му-то 2 мил­ли­о­нам 724 тыся­чам 900-ми км.² (боль­ше на 7 тысяч 600 км.2), Казах­стан стал зани­мать 9 место сре­ди госу­дарств мира.

Любой любо­зна­тель­ный чита­тель, хоть поверх­ност­но зна­ю­щий оте­че­ствен­ную исто­рию, дав­но понял, что эта огром­ная тер­ри­то­рия совре­мен­ным каза­хам доста­лась не столь­ко кро­вью дале­ких пред­ков, а жиз­нью вполне ося­за­е­мой и кон­крет­ной исто­ри­че­ской лич­но­сти, жив­шей бук­валь­но чуть более 70 лет назад. Посколь­ку те бес­край­ние казах­ские сте­пи и зем­ли, достав­ши­е­ся дей­стви­тель­но кро­вью и жиз­нью наших дале­ких слав­ных пред­ков, были уте­ря­ны раз и навсе­гда в резуль­та­те и послед­ствий «доб­ро­воль­но­го при­со­еди­не­ния Казах­ских ханств к Рос­сии». Сего­дня Казах­стан вла­де­ет лишь частью этих тер­ри­то­рий. И это лишь кон­ста­та­ция под­лин­но исто­ри­че­ских фак­тов.

Что­бы не быть голо­слов­ным, обра­тим­ся к исто­ри­че­ским фак­там.

Судя по ряду пуб­ли­ка­ций А.Букейхана и его пер­вой науч­ной моно­гра­фии по исто­рии каза­хов, исто­рию при­со­еди­не­ния Казах­ста­на к Рос­сии он начал подроб­но изу­чать из пер­во­ис­точ­ни­ков еще в кон­це 1890-х годов. Об этом сви­де­тельтву­ет ряд пуб­ли­ка­ций, как, напри­мер, «Изъ пере­пис­ки хана Сред­ней Кир­гиз­ской орды Букея и его потом­ковъ», «Изъ пере­пис­ки Кир­гиз­скихъ хановъ, сул­та­новъ и пр. пр.» и «Изъ бумагъ сул­та­на Боль­шой Кир­гиз­ской орды Сюка Аблай­ха­но­ва», а так­же моно­гра­фия «Исто­ри­че­скіе судь­бы Кир­гиз­ска­го края и куль­тур­ныя его успе­хи». Из заго­ло­вок этих пуб­ли­ка­ций, а так­же из его мно­го­чис­лен­ных ста­тей на стра­ни­цах газе­ты «Қазақ» 1913–1917 годов ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что А.Букейхан преж­де все­го инте­ре­со­вал­ся имен­но исто­ри­ей, усло­ви­я­ми вхож­де­ния Казах­ста­на в под­дан­ство Рос­сий­ской импе­рии и, самое глав­ное, соци­аль­ны­ми, поли­ти­ко-эко­но­ми­че­ски­ми послед­стви­я­ми это­го про­цес­са для каза­хов и их неза­ви­си­мо­сти. В рас­по­ря­же­нии иссле­до­ва­те­ля ока­за­лись и копий согла­ше­ний меж­ду Рос­сий­ской импе­ри­ей и казах­ски­ми хана­ми «о при­нятіи ихъ въ под­дан­ство», точ­нее «гра­мот», кото­ры­ми обме­ня­лись дого­ва­ри­ва­ю­щи­е­ся сто­ро­ны. Одну под­лин­ную гра­мо­ту А.Букейхан обна­ру­жил в «Семи­па­ла­тин­скомъ Област­номъ Прав­леніи», копии дру­гих согла­ше­ний разыс­кал в «Пол­номъ собраніи зако­но­да­тель­ства» (ПСЗ, т. ХХХІХ  № 29907. Прим. авто­ра).

И дос­ко­наль­но изу­чив содер­жа­ние всех этих гра­мот в части преду­смот­рен­ных в них усло­вий вхож­де­ния казах­ских ханств в под­дан­ство Рос­сии, А.Букейхан вни­ма­тель­но отсле­жи­ва­ет и все после­ду­ю­щие дей­ствия вла­сти Рос­сий­ской импе­рии. Речь идет о так назы­ва­е­мых «уста­вах» оси­бир­ских и орен­бург­ских казах-кир­ги­зах» от 1822 и 1824 годов, с кото­рых соб­ствен­но и нача­лось уси­лен­ное внед­ре­ние рус­ской коло­ни­аль­ной адми­ни­стра­тив­ной систе­мы сна­ча­ла в Млад­шем, затем в Сред­нем жузах.

Напом­ню, что уста­ва­ми 1822 и 1824 годов хан­ская власть в Казах­стане была лик­ви­ди­ро­ва­на и вве­де­на систе­ма тер­ри­то­ри­аль­но­го управ­ле­ния. Отме­на хан­ской вла­сти и вве­де­ние новой систе­мы управ­ле­ния были про­ве­де­ны с целью окон­ча­тель­ной коло­ни­за­ции Казах­ста­на. Одно­вре­мен­но с лик­ви­да­ци­ей поли­ти­че­ской само­сто­я­тель­но­сти каза­хов Млад­ше­го и Сред­не­го жузов про­ис­хо­дил пла­но­мер­ный захват луч­ших земель и засе­ле­ний их рус­ски­ми каза­ка­ми.

Даль­ней­шие рефор­мы, про­во­див­ши­е­ся Рос­сий­ской импе­ри­ей в Казах­стане, име­ли кон­крет­ную зада­чу «добить­ся сли­я­ния казах-кир­гиз­ских сте­пей с про­чи­ми частя­ми Рос­сии». Осо­бый инте­рес пред­став­ля­ет поли­ти­ко-адми­ни­стра­тив­ная  рефор­ма, про­ве­ден­ная рус­ски­ми в Казах­стане в 1867–1868 годах, кото­рая при­ве­ла впо­след­ствии к зна­чи­тель­ным изме­не­ни­ям в соци­аль­ной, поли­ти­че­ской и пра­во­вой  жиз­ни казах­ско­го обще­ства. Новая систе­ма управ­ле­ния рас­ша­ты­ва­ла общин­но-родо­вой уклад жиз­ни кочев­ни­ков, огра­ни­чи­ва­ла власть торе-сул­та­нов, родо­вых вождей и народ­ных биев. Осу­ществ­ле­ние реформ 1867 и 1868 годов при­ве­ло к ослаб­ле­нию вли­я­ния степ­ной ари­сто­кра­тии, родо­вых вождей, народ­ных биев, баты­ров-тар­ха­нов и торе-сул­та­нов (чин­ги­зи­дов), что отра­зи­лось на их пра­во­вом, эко­но­ми­че­ском и поли­ти­че­ском поло­же­нии.

Окон­ча­тель­ным же оформ­ле­ни­ем коло­ни­аль­но­го захва­та Казах­ста­на яви­лось «Поло­же­ние об управ­ле­нии Тур­ке­стан­ским кра­ем» от 2 июня 1886 года и «Поло­же­ние об управ­ле­нии Акмо­лин­ской, Семи­па­ла­тин­ской, Семи­ре­чен­ской, Ураль­ской и Тур­гай­ской обла­стя­ми» от 25 мар­та 1891 года.

Но самым тяже­лым послед­стви­ем этих реформ яви­лось то, что  все  зем­ли каза­хов были объ­яв­ле­ны госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­стью Рос­сий­ской импе­рии, рус­ско­го само­дер­жа­вия, и пере­да­ва­лись каза­хам в «веч­ное поль­зо­ва­ние». Про­ще гово­ря, мно­го­мил­ли­он­ный казах­ский народ одно­мо­мент­но лишил­ся соб­ствен­ных земель и тер­ри­то­рий, достав­ших­ся им кро­вью мно­гих поко­ле­ний сво­их пред­ков, на про­сто­рах кото­рых нахо­ди­лись их моги­лы. Вот как разъ­яс­нял отдель­ные ста­тьи поло­же­ния от 25 мар­та 1891 года, каса­ю­щи­е­ся казах­ских земель, «Қыр бала­сы» [«Сын сте­пей»] в 1913 году в одной сво­ей ста­тье: «25 мар­та 1891 года для каза­хов Семи­ре­чен­ской, Семи­па­ла­тин­ской, Акмо­лин­ской, Тур­гай­ской и Ураль­ской обла­сти как закон вышло «Степ­ное поло­же­ние»… В 119 ста­тье это­го зако­на [поло­же­ния] гово­рит­ся: «зем­ли, заня­тые коче­вы­ми каза­ха­ми, объ­яв­ля­ют­ся казен­ны­ми». В 120 ста­тье ска­за­но, что «эти зем­ли пере­да­ют­ся в бес­сроч­ное поль­зо­ва­ние коче­вым каза­хам». В допол­не­нии к 120 ста­тье гово­рит­ся, что «излиш­ки земель, нахо­дя­щих­ся в поль­зо­ва­нии каза­хов, будут изъ­яты в поль­зу каз­ны»… При изъ­я­тии излиш­ков земель у каза­хов в поль­зу мужи­ка в выше­упо­мя­ну­тых 5 обла­стях, опи­ра­ют­ся имен­но на это допол­не­ние».

По сви­де­тель­ству того же «Қыр бала­сы», в поло­же­ние «Об управ­ле­нии Тур­ке­стан­ским кра­ем» от 2 июня 1886 года в 1911 годы было вне­се­но такое же допол­не­ние, поз­во­ля­ю­щее изъ­я­тие «излиш­ков» земель у тур­ке­стан­ских каза­хов: «В 279-й ста­тье это­го поло­же­ния не было ни сло­ва об изъ­я­тии у каза­хов излиш­ков земель. Если бы этот закон остал­ся без изми­не­ний, в Тур­ке­стане зем­ля каза­ха не отби­ра­лась бы в поль­зу мужи­ка. В 1911 году пра­ви­тель­ство в ІІІ-ю Думу внес­ло зако­но­про­ект о допол­не­нии в ста­тью 279 [«Поло­же­ния об управ­ле­нии Тур­ке­стан­ским кра­ем»] дли­ною в две строч­ки, где ска­за­но: «В Тур­ке­стане в слу­чае обна­ру­же­ния излиш­ков зем­ли у каза­хов, каз­на обя­за­на изъ­ять их в свою поль­зу… Таким обра­зом каза­хов Тур­ке­ста­на постиг­ла та же участь, что и каза­хов Семи­ре­чен­ской, Семи­па­ла­тин­ской, Акмо­лин­ской, Тур­гай­ской и Ураль­ской обла­стей. Теперь при изъ­я­тии зем­ли у каза­ха в Тур­ке­стане будут раз­ма­хи­вать зако­ном. Это тот самый слу­чай, когда силь­ный тво­рит про­из­вол над сла­бым».

Ина­че гово­ря, в резуль­та­те при­ня­тия рус­ской импе­ри­ей выше­пе­ре­чис­лен­ных уста­вов и поло­же­ний в пери­од с 1822 по 1911 годы, Казах­стан пол­но­стью стал коло­ни­ей рус­ской импе­рии, из ста­ту­са вас­саль­но­го, про­те­жи­ру­е­мо­го и под­дан­но­го госу­дар­ства пре­вра­тил­ся в ее неотъ­ем­ле­мую часть, а каза­хи ока­за­лись в поло­же­нии и пра­вах ино­зем­цев на соб­ствен­ных зем­лях. И как пока­за­ла даль­ней­шая прак­ти­ка, лише­ние каза­хов прав на соб­ствен­ные зем­ли откры­ло широ­кие воз­мож­но­сти для засе­ле­ния казах­ско­го края рус­ски­ми пере­се­лен­ца­ми, вытес­няя кочев­ни­ков на мало­при­год­ные зем­ли. Здесь нема­ло­важ­ную роль сыг­ра­ла внут­рен­няя рефор­ма в самой Рос­сии, как отме­на кре­пост­но­го пра­ва  1861 в году, в резуль­та­те чего осво­бож­ден­ные от раб­ства, но без­зе­мель­ные рус­ские кре­стьяне нача­ли пере­се­лен­че­скую коло­ни­за­цию тер­ри­то­рии Казах­ста­на.

В ходе изу­че­ния всех этих уста­вов и поло­же­ний по управ­ле­нию Казах­ста­ном, А.Букейхан обна­ру­жил вопи­ю­щее и гру­бое нару­ше­ние Рос­сий­ской импе­ри­ей усло­вий вхож­де­ния Казах­ста­на «в под­дан­ство». Он ни в одном согла­ше­ний о при­со­еди­не­нии казах­ских ханств к Рос­сии не нахо­дит даже наме­ка на пра­во вме­ша­тель­ства Рос­сии во внут­рен­ние дела Казах­ста­на, не гово­ря уже об управ­ле­нии Во внут­рен­ние дела Казах­ста­на рус­ские ста­ли вме­ши­вать­ся лишь по пра­ву силь­но­го, чем гру­бо про­ти­во­ре­чи­ли сво­им же обя­за­тель­ствам соглас­но под­пи­сан­ным согла­ше­ни­ям.

Сно­ва обра­тим­ся к исто­ри­че­ским фак­там.

Рус­ская импе­ра­три­ца Анна Иоанов­на гра­мо­той от 12 фев­ра­ля 1731 года согла­си­лась при­нять каза­хов в под­дан­ство Рос­сии на усло­ви­ях, содер­жа­щих­ся в пись­ме-прось­бе хана Млад­ше­го жуза Абул­ха­и­ра. Этот акт юри­ди­че­ски закре­пил нача­ло доб­ро­воль­но­го при­со­еди­не­ния Казах­стан к Рос­сии.

Рос­сия гаран­ти­ро­ва­ла каза­хам — под­черк­ну — защи­ту от втор­же­ния тре­тьих госу­дарств, обе­ща­ла не допус­кать «обид и разо­ре­ния» от дру­гих под­дан­ных Рос­сии, хан же обя­зал­ся «слу­жить вер­но и пла­тить ясак так, как слу­жат баш­кир­цы».

10 октяб­ря 1731 года хан Абул­ха­ир при­нял при­ся­гу в вер­но­сти импе­ра­три­це от име­ни всех каза­хов.

Окон­ча­тель­но уточ­нен­ны­ми усло­ви­я­ми согла­ше­ния о доб­ро­воль­ном под­дан­стве Казах­ста­на явля­лось сле­ду­ю­щее: каза­хи обя­зы­ва­лись сохра­нять вер­ность импе­ра­три­це и ее наслед­ни­кам, согла­си­лись на огра­ни­че­ние внеш­не­го суве­ре­ни­те­та хан­ства, обя­зы­ва­лись нести служ­бу [воин­скую! — к этой теме вер­нусь чуть ниже], не напа­дать на тор­го­вые кара­ва­ны и дру­гих под­дан­ных Рос­сии, вер­нуть плен­ных, пла­тить пода­ти [нало­ги], выде­лять ама­на­та­ми детей ханов и сул­та­нов.

В свою оче­редь при­ни­ма­ю­щая в свое под­дан­ство сто­ро­на в лице Рос­сии обя­за­лась: «охра­нять сво­их новых под­дан­ных от внеш­не­го наше­ствия и при­тес­не­ния». Оче­вид­но, что в усло­ви­ях согла­ше­ний не преду­смат­ри­ва­лось пра­во Рос­сии вме­ши­вать­ся  во внут­рен­ную поли­ти­че­скую жизнь каза­хов, не гово­ря уже о поку­ше­нии на зем­ли и тер­ри­то­рии каза­хов. Пере­го­во­ры носи­ли доб­ро­воль­но-дого­вор­ный харак­тер пусть даже при фак­ти­че­ски нерав­но­прав­ном поло­же­нии дого­ва­ри­ва­ю­щих­ся сто­рон. В ито­ге Казах­стан вошел в под­дан­ство Рос­сии, юри­ди­че­ским при­зна­ни­ем чего яви­лись тор­же­ствен­ные клят­вы ханов, сул­та­нов, родо­вых вождей, народ­ных биев и баты­ров [тар­ха­нов] в вер­но­сти ей.

С госу­дар­ствен­но-пра­во­вой точ­ки зре­ния, по усло­ви­ям согла­ше­ний фор­мой зави­си­мо­сти Казах­ста­на от Рос­сии являл­ся про­тек­то­рат. Юри­ди­че­ским кри­те­ри­ем про­тек­то­ра­та явля­ет­ся огра­ни­че­ние суве­ре­ни­те­та про­те­жи­ру­е­мо­го госу­дар­ства, в част­но­сти Казах­ские хан­ства поте­ря­ли само­сто­я­тель­ность во внеш­ней поли­ти­ке, пере­ста­ли быть субъ­ек­том меж­ду­на­род­но-пра­во­вых отно­ше­ний. Но, в то же вре­мя про­тек­то­рат преду­смат­ри­ва­ет сохра­не­ние для госу­дар­ства-про­тек­то­ра­та внут­рен­не­го само­управ­ле­ния, тогда как уста­ва­ми 1822 и 1824 годов, поли­ти­ко-адми­ни­стра­тив­ны­ми рефор­ма­ми 1867–1868 годов, а так­же поло­же­ни­я­ми от 1886 и 1891 годов, как об этом утвер­ждал А.Букейхан, рус­ская импе­рия гру­бо и без­аппе­ля­ци­он­но нару­ши­ла все усло­вия вхож­де­ния Казах­ста­на в под­дан­ство импе­рии.

Госу­дар­ствен­но-пра­во­вые отно­ше­ния Казах­ста­на с Рос­си­ей в 1731–1824 годах мож­но харак­те­ри­зо­вать так­же как отно­ше­ния вас­саль­ной зави­си­мо­сти. Кри­те­ри­ем вас­саль­ной зави­си­мо­сти явля­лось при­ня­тие вас­саль­ной при­ся­ги и клят­вы со сто­ро­ны казах­ских пра­ви­те­лей и предо­став­ле­ние залож­ни­ков – ама­на­тов, что и было осу­ществ­ле­но.

Юри­ди­че­ски отно­ше­ния ханств Млад­ше­го и Сред­не­го жузов с Рос­си­ей до 1822–1824 годов име­но­ва­лись «под­дан­ством», но в согла­ше­ни­ях нет ни сло­ва о пре­вра­ще­нии двух казах­ских ханств и их тер­ри­то­рий в неотъ­ем­ле­мую часть Рос­сии. Казах­ские хан­ства ста­ли вас­саль­ны­ми госу­дар­ства­ми и рус­ская импе­рия вплоть до 20-х годов ХIX века все сно­ше­ния с казах­ски­ми пра­ви­те­ля­ми осу­ществ­ля­ла через свою кол­ле­гию ино­стран­ных дел. Об этом сви­де­тель­ству­ет пере­пис­ка хана Сред­не­го жуза Букея с управ­ля­ю­щим мини­стер­ством и при­сут­ству­ю­ще­го в госу­дар­ствен­ной кол­ле­гии ино­стран­ных дел гра­фа Кар­лом Несель­ро­де от октяб­ря 1817 года, опуб­ли­ко­ван­ная А.Букейханом в 1901 году. Одна­ко, еще раз под­черк­ну: с госу­дар­ствен­но-пра­во­вой точ­ки зре­ния, вас­саль­ный ста­тус казах­ских ханств сохра­нял­ся лишь до отме­ны инсти­ту­та ханств, курул­тая родо­вых вождей и народ­ных биев, хан­ских сове­тов.

В 1911 году в санкт­пе­тер­бург­ской газе­те «В мире мусуль­ман­ства», Али­хан с горе­чью напи­шет: «Не про­шло ста летъ со вре­ме­ни при­нятія всемъ казах­скимъ наро­домъ под­дан­ства Рос­сіи* (*Малая Орда всту­пи­ла въ под­дан­ство Рос­сіи въ 1731 году при хане Абул­ха­и­ре; Сред­няя – въ 1781 году при хане Аблае.), какъ все зем­ли это­го полу­ко­че­во­го наро­да ста­ли соб­ствен­но­стью каз­ны. Въ 1868 году изда­ет­ся законъ, гла­ся­щій: «…зем­ли, зани­ма­е­мыя коче­вья­ми, все при­над­леж­но­сти сихъ земель, а въ томъ чис­ле и леса, при­зна­ют­ся госу­дар­ствен­ною соб­ствен­но­стью»** (**Ст. 119 Степ­но­го Поло­женія, издан­на­го въ 1891 году.). Законъ этотъ, несмот­ря на всю его важ­ность и серьез­ное зна­ченіе для целой народ­но­сти, спро­ек­ти­ро­ванъ былъ келей­нымъ обра­зомъ въ петер­бург­скихъ кан­це­ляріяхъ и полу­чилъ утвер­жденіе не толь­ко безъ согласія это­го, счи­тав­ша­го дото­ле себя пол­но­власт­нымъ хозя­и­номъ сво­ихъ земель, наро­да, но и безъ пред­ва­ри­тель­на­го выслу­шанія его пред­ста­ви­те­лей. Обез­зе­ме­ливъ весь казах­скій народъ, законъ этотъ пред­ре­шилъ судь­бу казах­ска­го ско­то­вод­че­ска­го хозяй­ства, а вме­сте съ темъ поста­вилъ на кар­ту и самое суще­ство­ваніе несколь­кихъ мил­ліо­новъ нашихъ соро­ди­чей».

С момен­та обна­ру­же­ния этих нару­ше­ний Рос­сий­ской импе­ри­ей усло­вий доб­ро­воль­но­го вхож­де­ния Казах­ских ханств в ее под­дан­ство, А.Букейхан нач­нет бес­ком­про­мисс­ную борь­бу за воз­врат сво­е­му наро­ду соб­ствен­ных же земель. Посколь­ку вос­ста­нов­ле­ние утра­чен­ной без види­мой борь­бы наци­о­наль­ной госу­дар­ствен­но­сти, по его глу­бо­ко­му убеж­де­нию, пред­по­ло­га­ло преж­де все­го нали­чие соб­ствен­ных тер­ри­то­рий.  Вос­ста­нов­ле­ние казах­ской госу­дар­ствен­но­сти с преж­ним Хан­ским инсту­том прав­ле­ния он счи­тал пол­ным ана­хро­низ­мом. Он меч­тал постро­ить совре­мен­ное Казах­ское демо­кра­ти­че­ское госу­дар­ство Запад­но­го образ­ца, о чем напи­сал в сво­ем исто­ри­че­ском очер­ке «Каза­хи» в 1910 году.

Здесь необ­хо­ди­мо неболь­шое отступ­ле­ние. Посколь­ку несколь­ко любо­пыт­ных эпи­зо­дов из жиз­ни А.Букейхана, на кото­рых автор этих строк хотел бы чуть подроб­нее оста­но­вить­ся, так или ина­че свя­за­ны с после­ду­ю­щи­ми дей­стви­я­ми и поступ­ка­ми наше­го героя.

В 1890 году, будучи уча­щим­ся послед­не­го 4 кур­са Омско­го тех­ни­че­ско­го учи­ли­ща, Али­хан обра­тил­ся к дирек­то­ру ОТУ Н.Доброхотову с заяв­ле­ни­ем о том, что его насто­я­щая фами­лия не Нурмухумедов[имя отца], а Букей­ха­нов. Какую цель при этом пре­сле­до­вал Али­хан, допод­лин­но неиз­вест­но. Но вполне зако­но­мер­но пред­по­ло­же­ние о том, что буду­щий лидер каза­хов, еще в 23-лет­нем воз­расте, заду­мал бороть­ся про­тив про­из­во­ла коло­ни­аль­ной импе­рии в отно­ше­нии сво­е­го наро­да и его земель от име­ни хана Сред­не­го жуза Букея, под­пи­сав­ше­го одно из согла­ше­ний о доб­ро­воль­ном при­со­еди­не­нии каза­хов к Рос­сии. Пусть и не пря­мым, но все же явным сви­де­тель­ством подоб­но­го пред­по­ло­же­ния может слу­жить пуб­ли­ка­ция Али­ха­ном пере­пис­ки хана Букея с чинов­ни­ка­ми импе­рии, в том чис­ле с управ­ля­ю­щим мини­стер­ством ино­стран­ных дел Рос­сии гра­фом Кар­лом Несель­ро­де. К тому же, важ­но заме­тить, что Али­хан являл­ся пря­мым потом­ком хана Букея, сына зна­ме­ни­то­го во всей казах­ской сте­пи «кок­жа­ла» Барак хана.

В пери­од иссле­до­ва­ния согла­ше­ний Казах­ских ханств с Рос­сий­ской импе­ри­ей о под­дан­стве, разо­брать­ся в содер­жа­ни­ях этих согла­ше­ний и юри­ди­че­ских хит­ро­спле­те­ни­ях рус­ско­го зако­но­да­тель­ства того пери­о­да, А.Букейхану поз­во­ля­ло его юри­ди­че­ское обра­зо­ва­ние, полу­чен­ное парал­лель­но в годы обу­че­ния в лес­ном инсти­ту­те. В 1891 году он экс­тер­ном сдал экза­ме­ны на юри­ди­че­ском факуль­те­те С.-Петербургского уни­вер­си­те­та.

Для воз­вра­та сво­е­му наро­ду его же искон­ных земель А.Букейхан избрал нена­силь­ствен­ный, мир­ный путь борь­бы — в рам­ках суще­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства Рос­сии. В губи­тель­но­сти для наро­да и контр­про­дук­тив­но­сти воору­жен­ной борь­бы А.Букейхан уби­дел­ся, изу­чая исто­рию и при­чи­ны пора­же­ния само­го мас­штаб­но­го воору­жен­но­го вос­ста­ния каза­хов в сере­дине XIX-го века во гла­ве с ханом Кене­са­ры Касы­му­лы, к лич­но­сти кото­ро­го отно­сил­ся с искрен­ним почте­ни­ем и гор­до­стью. В моно­гра­фии «Исто­ри­че­скіе судь­бы Кир­гиз­ска­го края и куль­тур­ныя его успе­хи», А.Букейхан, напи­шет: «Внукъ Аблай-хана Кене­са­ры Касы­мовъ, затмив­шій въ народ­ныхъ ска­за­ніяхъ сла­ву сво­е­го попу­ляр­ней­ша­го деда, собравъ несколь­ко тысячъ наезд­ни­ковъ изъ пред­ста­ви­те­лей недо­воль­ныхъ и, объ­явивъ себя воз­ста­но­ви­те­лемъ было­го вели­чія кир­гиз­ска­го наро­да, пытал­ся под­нять подъ свое зна­мя  весь кир­гиз­скій народъ. Огром­ная мас­са коче­во­го насе­ленія оста­лась, одна­ко, рав­но­душ­ной къ воз­званію Кене­са­ры».

Бла­го, что в тот пери­од в самой коло­ни­аль­ной импе­рии рос­ла вол­на рево­лю­ци­он­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния. Но до пер­вой рус­ской рево­лю­ции 1905–1907 годов было еще вре­мя.

С целью как-то сбить вол­ну пере­се­лен­цев, нахлы­нув­ших в казах­ские сте­пи в кон­це ХІХ и нача­ле ХХ веков, он устро­ил­ся чинов­ни­ком, ста­ти­сти­ком Акмо­лин­ско­го област­но­го пере­се­лен­че­ско­го управ­ле­ния. По све­де­ни­ям омской газе­ты «Иртыш», кото­рую редак­ти­ро­вал А.Букейхан в 1906 году, «в нынеш­нем году [1906] за Урал пере­ва­ли­ло пере­се­лен­цев боль­ше, чем когда-либо. Рань­ше самый боль­шой наплыв пере­се­лен­цев был в 1896 году – 202 302, и 1900 году – 215 627 душ обо­е­го пола».

И имен­но в 1896–1901 годах он участ­ву­ет в рабо­те экс­пе­ди­ции Ф.Щербины по иссле­до­ва­нию степ­ных обла­стей (Акмо­лин­ской, Семи­па­ла­тин­ской и Тур­гай­ской), сна­ря­жен­ной мини­стер­ством зем­ле­де­лия и госу­дар­ствен­ных иму­ществ.

Поз­же целям и ито­гам рабо­ты этой экс­пе­ди­ции А.Букейхан даст сле­ду­ю­щую оцен­ку: «Казах­скія [в ориг. «Кир­гиз­ская». Здесь и далее «казах». Прим. авто­ра] сте­пи въ пред­став­леніи оффи­ціаль­ной Рос­сіи въ преж­нія вре­ме­на каза­лись, да и теперь кажут­ся, такимъ неис­то­щи­мымъ запа­сомъ зем­ли, что туда мож­но пере­се­лить зна­чи­тель­ную часть избыт­ка насе­ленія изъ внут­рен­нихъ губер­ній Рос­сіи, не стес­нивъ въ то же вре­мя самихъ каза­ховъ, кото­рымъ буд­то не нуж­ны удоб­ныя зем­ли. Одна­ко оши­боч­ность тако­го взгля­да ста­ла ясна и въ 1896 году была сна­ря­же­на экс­пе­ди­ція (Щер­би­ны) для ста­ти­сти­че­ска­го изсле­до­ванія казах­скихъ сте­пей. Экс­пе­ди­ція эта уста­но­ви­ла нор­му зем­ли, кото­рая необ­хо­ди­ма для того, что­бы не погу­бить казах­ское хозяй­ство и дать каза­хамъ воз­мож­ность посте­пен­но перей­ти къ осед­ло­му обра­зу жиз­ни».

Неуди­ви­тель­но, что после уча­стия в рабо­те «экс­пе­ди­ции Щер­би­ны» и в пери­од рабо­ты ста­ти­сти­ком пере­се­лен­че­ско­го управ­ле­ния, А.Букейхан стал для коло­ни­аль­ной адми­ни­стра­ции степ­но­го Казах­ско­го края вра­гом № 1, в чем мож­но убе­дить­ся из сек­рет­но­го докла­да «Вр.и.д. Омска­го жан­дарм­ска­го управ­ленія рот­мист­ра Рут­лан­да», дати­ро­ван­но­го 23 декаб­ря 1905 года:«Главнымъ руко­во­ди­те­лемъ, какъ ока­зы­ва­ю­щимъ огром­ное вліяніе на всю казах­скую степь, без­услов­но есть и будетъ чинов­никъ пере­се­лен­че­ска­го Управ­ленія Букей­ха­новъ».

В этом утвер­жде­нии рот­мистр Руланд был абсо­лют­но прав, так как ини­ци­а­то­ром и основ­ным авто­ром зна­ме­ни­той «Кар­ка­ра­лин­ской пети­ции» являл­ся имен­но А.Букейхан, где впер­вые предъ­яв­ля­ет­ся тре­бо­ва­ние при­знать искон­ные казах­ские зем­ли их соб­ствен­но­стью: «За послед­ніе 15 летъ про­ис­хо­дитъ коло­ни­за­ція Степ­но­го края. Съ каж­дымъ годомъ зем­ли, нахо­дя­щія­ся въ поль­зо­ваніи каза­ховъ, умень­ша­ют­ся… Подъ пере­се­лен­че­скіе участ­ки отни­ма­ют­ся луч­шія уго­дья и прес­но­вод­ные источ­ни­ки, поэто­му необ­хо­ди­мо при­знать зем­ли, зани­ма­е­мыя каза­ха­ми, ихъ соб­ствен­но­стью. Управ­леніе госу­дар­ствен­ны­ми иму­ще­ства­ми въ Степ­номъ крае про­из­во­дитъ отме­же­ваніе дачъ – един­ствен­на­го вла­денія каз­ны, при этомъ каза­ховъ высе­ля­ютъ отъ ихъ пра­де­дов­скихъ зимо­вокъ».

Роль А.Букейхана как лиде­ра каза­хов потвер­жда­ет и факт его уча­стия на съез­де зем­ких и город­ских дея­те­лей Рос­сии, про­хо­див­ше­го в нояб­ре 1905 года в Москве, где, в сво­ем   выступ­ле­нии,   вос­поль­зо­вал­ся   оче­ред­ной воз­мож­но­стью напом­нить про­грес­сив­ной обще­ствен­но­сти мет­ро­по­лии о нали­чии у сво­е­го наро­да соб­ствен­ных искон­ных земель: «Я явля­юсь пред­ста­ви­те­лем 4-х мил­ли­он­но­го казах­ско­го наро­да, зани­ма­ю­ще­го огром­ную тер­ри­то­рию от Ура­ла до Алтая, от линии Сибир­ской желез­ной доро­ги до Омска».

Здесь лидер каза­хов упо­ми­на­ет лишь севе­ро-запад­ные, север­ные и восточ­ные окра­и­ны Казах­ско­го края по той про­стой при­чине, что в тот пери­од имен­но эти части казах­ских сте­пей под­вер­га­лись небы­ва­лой пере­се­лен­че­ской коло­ни­за­ции.

Меж­ду тем А.Букейхан, как никто дру­гой из казах­ской наци­о­наль­ной эли­ты, осоз­но­вал, что при суще­ству­ю­щим само­дер­жав­ном коло­ни­аль­ном режи­ме каза­хам мир­ным путем не вер­нуть отня­тые искон­ные зем­ли и не добить­ся вос­ста­нов­ле­ния наци­о­наль­ной госу­дар­ствен­но­сти. По его убеж­де­нию, реаль­ный путь к этой цели лежит лишь и толь­ко через поли­ти­че­ское рефор­ми­ро­ва­ние самой коло­ни­аль­ной импе­рии: пре­об­ра­зо­ва­ние ее из само­дер­жа­вия в феде­ра­тив­ное демо­кра­ти­че­ское госу­дар­ство. В 1906 в редак­тор­ской колон­ке «Ирты­ша» он напи­шет: «Рос­сія нуж­да­ет­ся… въ корен­ныхъ пре­об­ра­зо­ваніяхъ, кото­рыя пре­вра­ти­ли бы ее въ истин­но демо­кра­ти­че­ское госу­дар­ство, един­ствен­но соот­вет­ству­ю­щее ея соціаль­ной струк­ту­ре».

Поэто­му он при­ни­ма­ет един­ствен­ное, на его взгляд, праг­ма­тич­ное и поли­ти­че­ски целе­со­об­раз­ное реше­ние объ­еди­нить­ся с про­грес­сив­ны­ми сила­ми импе­рии. В 1905 году гря­ну­ла пер­вая рус­ская рево­лю­ция и А.Букейхан не без осно­ва­ния воз­ла­гал боль­шие надеж­ды на зако­но­да­тель­ное вос­ста­нов­ле­ние попран­ных прав каза­хов на соб­ствен­ные зем­ли в свя­зи с рескрип­том от 18 фев­ра­ля 1905 года о созы­ве «дове­ри­ем наро­да обле­чен­ных людей» — Госу­дар­ствен­ной думы.

«Каза­хи могутъ раз­счи­ты­вать толь­ко на Госу­дар­ствен­ную Думу, — писал он в 1906 году в сво­ей редак­тор­ской колон­ке газе­ты «Иртыш», — въ кото­рой най­дут­ся силы, суме­ю­щія поста­вить пере­се­лен­че­ское дело на его соб­ствен­ное место. Пока суще­ству­етъ пра­во силы, казах­скія зем­ли, какъ казен­ныя оброч­ныя ста­тьи, удель­ныя, каби­нет­скія зем­ли, назна­чен­ныя въ про­да­жу кре­стья­намъ ука­за­ми 12, 27  авгу­ста и 19 сен­тяб­ря, будутъ слу­жить защи­тою част­но-вла­дель­че­скихъ земель».

Ertis-15

А.Букейхан шел на выбо­ры с целью под­нять с три­бу­ны Госу­дар­ствен­ной думы самые насущ­ные про­бле­мы каза­хов, как воз­врат изъ­ятых у них родо­вых паст­бищ, водо­по­ев, зимо­вок, посе­вов, поко­сов, лесов и при­зна­ние всех земель, зани­ма­е­мые каза­ха­ми, их соб­ствен­но­стью, вве­де­ние во всем Степ­ном крае зем­ства [мест­но­го само­управ­ле­ния] и воин­ской повин­но­сти для каза­хов и мно­гое дру­гое. А.Букейхан на пред­вы­бор­ных встре­чах и собра­ни­ях со сво­и­ми изби­ра­те­ля­ми обсуж­дал имен­но эти вопро­сы и при­нял как их наказ. Посколь­ку счи­тал: «Каза­хи нуж­да­ют­ся в ограж­де­нии сво­их земель­ных инте­ре­сов… Каза­хам нуж­но зем­ле­устрой­ство при уча­стии самих каза­хов и их зем­ства. И это воз­мож­но толь­ко при… при налич­но­сти кон­сти­ту­ции и пред­ста­ви­тель­но­го прав­ле­ния [Госу­дар­ствен­ной Думы. Прим. авто­ра].

Акту­аль­ным являл­ся и вопрос о несе­нии каза­ха­ми воин­ской служ­бы путем отме­ны зако­на от 1834 года, соглас­но 42 ста­тье кото­ро­го каза­хи были осво­бож­де­ны от служ­бы. Этот закон, при­ня­тый по прось­бе стар­ше­го сул­та­на Акмо­лин­ско­го окру­га Коныр­кул­жы Кудай­мен­де­улы в 1834 году, к нача­лу 20 века поста­вил каза­хов в бес­прав­ное поло­же­ние по срав­не­нию с каза­ка­ми и даже кре­стья­на­ми-пере­се­лен­ца­ми, кото­рые вели себя в захва­чен­ных зем­лях как хозя­е­ва.

«Сре­ди мно­же­ства вопро­сов, кото­рых кос­ну­лась Дума, в каче­стве «вер­ми­шель­ной» мело­чи мельк­нул и про­ект об изме­не­нии «Уста­ва о воин­ской повин­но­сти», кото­ро­му нигде вооб­ще не везет… – сето­вал А.Букейхан на дея­тель­ность ІІІ Госу­дар­ствен­ной Думы, завер­шив­шей свою рабо­ту так и не при­няв зако­но­про­ект об изме­не­нии «Уста­ва о воин­ской повин­но­сти», где преду­смат­ри­ва­лось вве­де­ние воин­ской повин­но­сти не толь­ко для сво­их каза­хов, но и для всехъ мусуль­ман­ских наро­дов Рос­сии, — Так — одни мусуль­ман­ские народ­но­сти при­зва­ны в отбы­ва­нию воин­ской повин­но­сти при самых ненор­маль­ных усло­ви­ях, дру­гие вме­сто отбы­ва­ния нату­рой обя­за­ны извест­ным денеж­ным нало­гом, тре­тьи (Тур­ке­стан­ский край и мусуль­мане обла­стей Акмо­лин­ской, Семи­па­ла­тин­ской, Семи­ре­чен­ской, Ураль­ской и Закас­пий­ской) вовсе нахо­дят­ся в забы­тьи; и нако­нец, мусуль­ман­ское духо­вен­ство, как тако­вое, абсо­лют­но не поль­зу­ю­ще­е­ся регла­мен­ти­ро­ван­ны­ми льго­та­ми, при­вле­ка­ют­ся, наравне со все­ми к отбы­ва­нию рекрут­чи­ны…».

 

С избра­ни­ем и созы­вом IV-й Госу­дар­ствен­ной Думы воз­ник­ла новая воз­мож­ность одоб­ре­ния зако­но­про­ек­та об изме­не­нии «Уста­ва о воин­ской повин­но­сти». И в ряде сво­их ста­тей в газе­те «Қазақ за 1913 и 1916 годы, А.Букейхан пред­ла­гал наро­ду выбрать служ­бу, при­чем доб­ро­воль­ную, в кава­ле­рий­ских вой­сках на при­ме­ре каза­чьих вой­ско­вых фор­ми­ро­ва­ний с само­сто­я­тель­ным управ­ле­ни­ем. Доб­ро­воль­ная каза­чья служ­ба, по его мне­нию, име­ла ряд при­е­му­ществ и удобств для коче­вых каза­хов по срав­не­нию с обыч­ной войн­ской повин­но­стью. Во-пер­вых, вер­хо­вая езда для каза­ха наци­о­наль­ная тра­ди­ция и образ повсе­днев­ной жиз­ни. Во-вто­рых, достиг­нув 18 лет, казак лишь после про­хож­де­ния 3-лет­ней воен­ной под­го­тов­ки ста­но­вит­ся каза­ком и с 21 года несет дей­стви­тель­ную войн­скую служ­бу в тече­ние 12 лет. В мир­ное вре­мя казак все эти 12 лет про­во­дит в сво­ей ста­ни­це, про­во­дя каж­дое лето все­го 3–4 меся­ца на воен­но-учеб­ных сбо­рах в род­ных кра­ях. Таким обра­зом, объ­яс­ня­ет А.Букейхан, из 12 лет дей­стви­тель­ной воин­ской повин­но­сти казак на этих сбо­рах про­во­дит все­го 3–4 года. После 12 лет выслу­ги казак в 38-лет­нем воз­расте выхо­дит в запас.

В тре­тьих и самое глав­ное, по утвер­жде­нию А.Букейхана, заклю­ча­лось в сле­ду­ю­щем: «Казак по зако­ну име­ет боль­ше прав неже­ли мужик [рус­ский кре­стья­нин] и при­чи­ной это­му была сама исто­рия: мужик был рабом [кре­пост­ным], казак – воль­ным, сво­бод­ным и бла­го­да­ря сво­ей доб­ро­воль­ной 12-лет­ней войн­ской служ­бе име­ет перед мужи­ком зна­чи­тель­ное при­е­му­ще­ство и льгот­ное пра­во на зем­ле­поль­зо­ва­ние. Нам такое пра­во не предо­ста­вят, если предо­ста­вят – не про­иг­ра­ем», — убеж­дал сво­их сопле­мен­ни­ков лидер каза­хов.

Далее. Судя по сек­рет­ной пере­пис­ке омско­го жан­дарм­ско­го управ­ле­ния с депар­та­мен­том поли­ции в С.-Петербурге от апре­ля 1906 года, цар­ская адми­ни­стра­цию аре­сто­ва­ла А.Букейхана в самый раз­гар про­ве­де­ния им сво­ей изби­ра­тель­ной кам­па­нии. Арест после­до­вал лишь из-за опа­се­ния вла­стей его избра­ния в Госу­дар­ствен­ную Думу: «В виду… упор­но­го его жела­ния ока­зать вли­я­ние и при­нять воз­мож­ное актив­ное уча­стие в про­ве­де­нии вопро­сов в Госу­дар­ствен­ной Думе, Коман­ду­ю­щий Вой­ска­ми изъ­явил жела­ние в том слу­чае, если дело о Букей­ха­но­ве будет пре­кра­ще­но Про­ку­рор­ским над­зо­ром в поряд­ке 1035 ст. Уст. Угол. Суд., дать это­му делу направ­ле­ние в адми­ни­стра­тив­ном поряд­ке с без­услов­ной высыл­кой Букей­ха­но­ва из пре­де­лов Степ­но­го края, т.к. по обще­му мне­нию, не исклю­чая лиц Про­ку­рор­ско­го над­зо­ра, Букей­ха­нов пред­став­ля­ет­ся без­услов­но опас­ным, но умным и лов­ким аги­та­то­ром».

Одна­ко все надеж­ды казах­ско­го наро­да и его лиде­ра, воз­ло­жен­ные на Госу­дар­ствен­ную Думу, рух­ну­ли с при­ня­ти­ем ново­го изби­ра­тель­но­го зако­на от 3 июня 1907 года, о чем с горе­чью вспо­ми­на­ет А.Букейхан в сво­ем исто­ри­че­ском очер­ке: «Закон 3 июня 1907 годалишил 4¼ мил­ли­он­ную казах­скую народ­ность изби­ра­тель­ных прав. Пра­ви­тель­ство, оче­вид­но, сочло лиш­ним при­сут­ствие в госу­дар­ствен­ной думе пред­ста­ви­те­лей от того на наро­да, кото­ро­го оно столь насиль­ствен­но лиши­ло его земель».

Казах­ский народ и его лидер вплот­ную подо­шли к основ­ной цели, не будь рас­пу­ще­на І-я и ІІ-я Госу­дар­ствен­ная Дума или «Думы народ­но­го гне­ва», как их часто назы­ва­ли в обще­стве, пото­му что в пер­вых двух Думах боль­шин­ством голо­сов обла­да­ла фрак­ция пар­тии каде­тов или пар­тии «Народ­ной сво­бо­ды», кото­рая под­дер­жи­ва­ла зако­но­про­ект, раз­ра­бо­тан­ный глав­но­управ­ля­ю­щим зем­ле­устрой­ством и зем­ле­де­ли­ем Н.Кутлером, в кото­ром преду­смат­ри­ва­лось при­ну­ди­тель­ное отчуж­де­ние части земель у поме­щи­ков с после­ду­ю­щей пере­да­чей кре­стья­нам.

Заме­чу, что А.Букейхан был избран депу­та­том І-й Думы от казах­ско­го коми­те­та кадет­ской пар­тии «Народ­ная сво­бо­да», а все осталь­ные казах­ские депу­та­ты пер­вых двух созы­вов, объ­еди­нив­шись в мусуль­ман­скую фрак­цию, при­мкну­ли к фрак­ции каде­тов. И в слу­чае при­ня­тия Думой это­го зако­но­про­ек­та, дав­ле­ние пере­се­лен­че­ской коло­ни­за­ции на Казах­стан рез­ко ослаб­ло бы само по себе. Но это про­ти­во­ре­чи­ло пла­нам рус­ско­го импе­ра­то­ра и лич­ным инте­ре­сам ново­го пре­мьер-мини­стра П.Столыпина, круп­но­го зем­ле­вла­дель­ца и быв­ше­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства, поли­ти­ка кото­ро­го отно­си­тель­но казах­ских сте­пей состо­я­ла «в поощ­ре­нии пере­се­ле­ния на их неза­се­лен­ные про­сто­ры кре­стьян из Евро­пей­ской части Рос­сии».

После роспус­ка І Думы А.Букейхан по этом пово­ду напи­сал: «На поч­ве раз­но­гласія въ раз­ре­шеніи аграр­на­го вопро­са, меж­ду про­чимъ, не рас­пу­ще­на, а закры­та Госу­дар­ствен­ная Дума, такъ какъ она поже­ла­ла наде­лить кре­стьянъ зем­ля­ми каби­не­та, уде­ла, поме­щи­ковъ, мона­сты­рей и каз­ны. Оно [пра­ви­тель­ство Сто­лы­пи­на], разо­гнавъ, един­ствен­но ком­пе­тент­ное въ раз­ре­шеніи вели­чай­ша­го аграр­на­го вопро­са въ Рос­сіи учре­жденіе, Госу­дар­ствен­ную Думу, сме­ши­вая раз­ре­шеніе вопро­са госу­дар­ствен­ной важ­но­сти съ инте­ре­са­ми част­ныхъ лицъ, мус­си­ру­етъ спо­со­бы раз­ре­шенія аграр­на­го вопро­са и услож­ня­етъ его буду­щее решеніе».

Тем вре­ме­нем пере­се­лен­че­ская коло­ни­за­ция Казах­ста­на явля­лась частью «аграр­ной рефор­мы» П.Столыпина. Это послу­жи­ла как раз пер­вой и основ­ной при­чи­ной досроч­но­го роспус­ка І-й, а затем и ІІ-й Думы и, самое тра­гич­ное для А.Букейхана, лише­ния каза­хов дум­ской три­бу­ны.

«Сто­лы­пин­ская аграр­ная рефор­ма» в Казах­стане берет свое нача­ло с назна­че­ния Б.Васильчикова «глав­но­управ­ля­ю­щим зем­ле­устрой­ством и зем­ле­де­ли­ем» [мини­стром зем­ле­де­лия. Прим. авто­ра] вме­сто Н.Кутлера.

Б.Васильчиков, потом­ствен­ный князь и круп­ный зем­ле­вла­де­лец, как и сам П.Столыпин, оправ­дал надеж­ды реак­ци­он­но­го пре­мьер-мини­стра, при­ло­жив мак­си­мум уси­лия для пре­тво­ре­ния в жизнь «сто­лы­пин­ской земель­ной рефор­мы». Но скры­тый мотив, кото­рым руко­вод­ство­ва­лись ини­а­ци­а­тор этой рефор­мы и ее глав­ный испол­ни­тель, П.Столыпин и Б.Васильчиков, рас­кры­ва­ет ста­тья, поме­щен­ная в редак­тор­ской колон­ке газе­ты «Иртыш» за 1906 год: «Все эти попыт­ки пра­ви­тель­ства рас­ши­рить кре­стьян­ское зем­ле­вла­деніе «домаш­ни­ми сред­ства­ми» явля­ют­ся замас­ки­ро­ван­нымъ отво­домъ насто­я­щихъ тре­бо­ваній кре­стьян­ской мас­сы отъ част­но­вла­дель­че­скихъ земель нашихъ поме­щи­ковъ, явля­ю­щих­ся, въ лице круп­ныхъ зем­ле­вла­дель­цевъ кня­зя Василь­чи­ко­ва, гра­фа Ворон­цо­ва-Даш­ко­ва, Дур­но­во-Сто­лы­пи­на, руко­во­ди­те­ля­ми поли­ти­ки наше­го пра­ви­тель­ства. Тре­бо­ванія кре­стьян­ской мас­сы будутъ удо­вле­тво­ре­ны толь­ко экс­про­пріа­ціею част­но­вла­дель­че­скихъ земель Евро­пей­ской Рос­сіи въ поль­зу без­зе­мель­на­го и мало­зе­мель­на­го тру­дя­ща­го­ся наро­да. Обе­щать кре­стья­намъ удель­ныя каби­нет­скія и казен­ныя зем­ли, рас­по­ло­жен­ныя за тыся­чи вер­стъ отъ места острой нуж­ды, какъ это дела­етъ наше пра­ви­тель­ство, зна­читъ посы­лать нуж­да­ю­щих­ся отъ Пон­тія къ Пила­ту».

По све­де­ни­ям авто­ра дан­ной ста­тьи, для пол­но­го удо­вле­тво­ре­ния тре­бо­ва­ний без­зе­мель­ных кре­стьянъ, не при­бе­гая при этом к неза­кон­ной коло­ни­за­ции казах­ских сте­пей, име­лось доста­точ­но част­ных земель в самой Евро­пей­ской Рос­сии, где к 1906 году част­но­вла­дель­че­ские зем­ли состав­ля­ли «90 мил­ліо­новъ деся­т­инъ».

Тем вре­ме­нем в Казах­стане, в пери­од рабо­ты еще І-й Госу­дар­ствен­ной Думы, коло­ни­аль­ная адми­ни­стра­ция про­дол­жа­ет тво­рить гру­бый про­из­вол и бес­пре­дел, созна­тель­но в пол­ное про­ти­во­ре­чие дей­ству­ю­ще­го поло­же­ния от 1886 года, и «нахо­дя» все боль­ше «излиш­ков» уже в родо­вых зем­лях каза­хов и высе­ляя их с наси­жан­ных мест на пустын­ные, гор­ные мест­но­сти, и предо­став­ляя эти паст­бищ­ные зем­ли, потом­ствен­ные жай­лау и кыстау каза­хов [летов­ки и зимов­ки] даже не кре­стья­нам-пере­се­лен­цам, а кня­зьям, гра­фам и дво­ря­нам из Евро­пей­ской Рос­сии. При­гля­нув­ши­е­ся рус­ским кня­зьям родо­вые зем­ли каза­хов отни­ма­лись под пред­ло­гом «для неот­лож­ныхъ госу­дар­ствен­ныхъ нуждъ». Напри­мер, на одно оче­ред­ное тре­бо­ва­ние пред­ста­ви­те­лей каза­хов, выс­лен­ных из искон­ных земель, пре­кра­тить этот про­из­вол, от ново­го гене­рал- губер­на­то­ра Степ­но­го края И.Надарова после­до­вал подо­ба­ю­щий ответ:

«1) Каза­хи нико­гда рав­но­правія не полу­чатъ, такъ какъ они наравне съ дру­ги­ми не несутъ воен­ную служ­бу;

 

2) состав­леніе про­ек­та о зем­стве будетъ дано выбор­нымъ отъ насе­ленія, но толь­ко вашъ народъ мало­об­ра­зо­ванъ;

 

3) Казах­ская зем­ля не есть соб­ствен­ность каза­ховъ, а госу­дар­ствен­ная, сле­до­ва­тель­но, если она нуж­на будетъ госу­дар­ству, то будетъ ото­бра­на у каза­ховъ по мере потреб­но­сти.

 

…И если для неот­лож­ныхъ госу­дар­ствен­ныхъ потреб­но­стей наре­за­ют­ся участ­ки для пере­се­лен­цевъ, то каза­хи при этомъ оби­же­ны не будутъ, такъ какъ въ слу­чае необ­хо­ди­мо­сти сно­са ихъ зимо­вокъ, имъ будутъ ука­за­ны дру­гія места для зимо­вокъ и будутъ выда­ва­е­мы день­ги за пере­носъ зимо­вокъ по оцен­ке осо­быхъ комис­сій…».

Ответ гене­ра­ла И.Надарова вызвал мол­ние­нос­но реак­цию лиде­ра каза­хов, кото­рый заме­тил, что «упла­та каза­хамъ, кото­рыхъ лишатъ невоз­на­гра­ди­мыхъ ничемъ поко­са и паст­би­ща, сто­и­мо­сти сно­си­мыхъ постро­екъ, явля­ет­ся злою насмеш­кою и сви­де­тель­ствомъ пол­на­го непо­ни­манія аген­та­ми пра­ви­тель­ства позе­мель­ныхъ отно­шеній каза­ховъ». Его воз­му­ща­ет, что «воз­ме­щая убыт­ки за построй­ки, пра­ви­тель­ство при­зна­етъ пра­во соб­ствен­но­сти толь­ко на нихъ, вполне «отри­цая на закон­номъ осно­ваніи» пра­во соб­ствен­но­сти одно­го каза­ха, аула, рода на зим­нія паст­би­ща и поко­сы».

И пер­вая поезд­ка кня­зья Б.Васильчикова в Казах­стан в ста­ту­се «глав­но­управ­ля­ю­ще­го зем­ле­устрой­ством и зем­ле­де­ли­ем» для корен­но­го насе­ле­ния име­ла еще более печаль­ные послед­ствия: «Во вре­мя поезд­ки по Сиби­ри кн. Василь­чи­ко­ва, летом 1907 года, степ­ной гене­рал-губер­на­тор Нада­ров, по его пред­ло­же­нию, отме­нил закон о пред­ва­ри­тель­ном рас­смот­ре­нии отво­ди­мых пере­се­лен­цам участ­ков во вре­мен­ной комис­сии. Каза­хи с это­го вре­ме­ни лише­ны пра­ва и воз­мож­но­сти даже обжа­ло­вать неспра­вед­ли­вый отвод… В насто­я­щее вре­мя упо­мя­ну­тая 25% над­бав­ка к казах­ским нор­мам [экс­пе­ди­ции Щер­би­ны. Прим. авто­ра] уже игно­ри­ру­ет­ся, что так­же явля­ет­ся нару­ше­ни­ем зако­на, созда­вая новые излиш­ки для нарез­ки пере­се­лен­че­ских участ­ков».

В этой свя­зи А.Букейхан не скры­вал свои опа­се­ния по пово­ду того, что «нор­ма Щер­би­ны aprioriпри­зна­на слиш­комъ высо­кой и пото­му спу­стя несколь­ко летъ сна­ря­жа­ет­ся опять новая экс­пе­ди­ція для той же цели и уже эта экс­пе­ди­ція уста­нав­ли­ва­етъ дру­гую и весь­ма низ­кую земель­ную нор­му». И он не берет­ся пред­ска­зы­вать: что она сулитъ каза­хамъ? Темъ не менее лидер каза­хов не сомне­вал­ся, что новая оче­ред­ная экс­пе­ди­ция «уста­но­витъ такую нор­му, при кото­рой казах­ское хозяй­ство совер­шен­но падетъ, низ­ве­дет­ся на нетъ».

По све­де­ни­ям А.Букейхана, после поезд­ки Б.Васильчикова в казах­ские сте­пи, нача­лась «чрез­вы­чай­но интен­сив­ная рабо­та, бла­го­да­ря кото­рой ста­ло еже­год­но про­ек­ти­ро­вать­ся мас­са участ­ков для отво­да под пере­се­лен­че­ские посел­ки «изъ наи­луч­шихъ казах­скихъ земель, не взи­рая на то, что про­ек­ти­ру­е­мые участ­ки необ­хо­ди­мы для ско­то­вод­че­ска­го хозяй­ства каза­хов». «Если про­ек­ти­ро­ван­ные под пере­се­лен­че­ские посел­ки участ­ки по тем или дру­гим при­чи­нам не будут заня­ты пере­се­лен­ца­ми, то из них обра­зу­ют­ся казен­ные участ­ки, пред­на­зна­чен­ные для отда­чи в арен­ду», — кон­ста­ти­ру­ет он.

Но А.Букейхана в «аграр­ной рефор­ме» Сто­лы­пи­на-Василь­чи­ко­ва осо­бо насто­ра­жи­вал основ­ной акцент этой рефор­мы, заклю­ча­ю­щий­ся в пере­да­че надель­ных участ­ков земель, предо­став­лен­ных рус­ским кре­стья­нам-пере­се­лен­цам в Казах­стане, в их соб­ствен­ность.

Более того, с нача­лом «сто­лы­пин­ской рефор­мы» в ведом­стве Василь­чи­ко­ва и даже в Думе заго­во­ри­ли о воз­мож­но­сти при­ме­не­ния про­тив каза­хов «опы­та» заво­е­ва­ния Аме­ри­ки, о чем сви­де­тель­ству­ет опять же А.Букейхан: «Что­бы устро­ить в казах­ской сте­пи наи­боль­шее коли­че­ство пере­се­лен­цев, нель­зя не удив­лять­ся тороп­ли­во­сти депу­та­та Мар­ко­ва 2-го: в пере­се­лен­че­ской комис­сии госу­дар­ствен­ной думы он заявил, что каза­хи — потом­ки орд Чин­гис­ха­на и Тамер­ла­на и что с ними нуж­но поэто­му посту­пать так, как посту­па­ли с крас­но­ко­жи­ми в Аме­ри­ке».

А.Букейхан напрочь отвер­гал навя­зы­ва­е­мое цар­ски­ми вла­стя­ми мне­ние, «буд­то засе­леніе сте­пи пере­се­лен­ца­ми при­нес­ло каза­хамъ неис­чис­ли­мыя выго­ды: они ста­ли во мно­го разъ зажи­точ­нее тамъ, где появи­лись пере­се­лен­цы, кото­рые сво­имъ при­ме­ромъ пода­ютъ имъ прак­ти­че­скіе уро­ки более куль­тур­ной жиз­ни» [Цита­та из ста­тьи «За страх» за под­пи­сью «Ста­ти­сти­ка»: «Тузе­мецъ сибир­скихъ сте­пей на пути къ выми­ранiю и предо­ста­витъ его само­му себе – пря­мое пре­ступ­ленiе… Надо под­дер­жать его путемъ созданiя усло­вiй, при кото­рыхъ воз­мож­но куль­тур­но-эко­но­ми­че­ское раз­ви­тiе ино­род­ца…».]  По это­му пово­ду он одно­знач­но заяв­лял: «Къ горь­ко­му сожа­ленію, обни­щав­шій рус­скій кре­стья­н­инъ не можетъ ни въ пра­во­вомъ, ни въ эко­но­ми­че­скомъ отно­шеніи быть при­ме­ромъ для каза­ха!».

Лишив­шись изби­ра­тель­но­го пра­ва и воз­мож­но­сти бороть­ся за вос­ста­нов­ле­ние нару­шен­ных прав сво­е­го наро­да с высо­кой три­бу­ны Госу­дар­ствен­ной Думы, А.Букейхан вынуж­ден отста­и­вать самые насущ­ные инте­ре­сы нации взяв­шись за перо, но уже нахо­дясь за пре­де­ла­ми род­ных сте­пей — в поли­ти­че­ской ссыл­ке в Сама­ре.

В сво­ей борь­бе в ссыл­ке лидер каза­хов основ­ное свое вни­ма­ние акцен­ти­ру­ет на защи­те казах­ских земель от даль­ней­них пося­га­тельств коло­ни­аль­ных вла­стей, аппе­ли­руя на мне­ние пере­до­вой и либе­раль­ной обще­ствен­но­сти импе­рии, пуб­ли­ку­ясь в 1908–1914 годах в основ­ном в санкт­пе­тер­бург­ских изда­ни­ях, как кадет­ские газе­ты «Речь», «Сло­во», а таже жур­нал «Сибир­ские вопро­сы».

В част­но­сти, в тече­ние 1908–1910 годов в «Сибир­ских вопро­сах» пуб­ли­ку­ет­ся целая серия очер­ков, ста­тей и заме­ток, посвя­щен­ных исклю­чи­тель­но теме пере­се­лен­че­ской коло­ни­за­ции Казах­ста­на и ее неот­вра­ти­мо губи­тель­ным послед­стви­ям как для сте­пей, так и для корен­но­го насе­ле­ния – каза­хов. Толь­ко пере­чис­ле­ние этих пуб­ли­ка­ций зай­мет не одну стра­ни­цу. И лишь заго­лов­ки этих ста­тей и очер­ков гово­рят сами за себя: «Буду­щая пусты­ня», «Отчуж­деніе казах­скихъ ора­ша­е­мыхъ пашень», «Пере­се­лен­че­скіе наде­лы въ Акмо­лин­ской обла­сти», «Рус­скіе посе­ленія въ глу­бине Степ­но­го края», «Ненуж­ное гене­ралъ-губер­на­тор­ство» и мно­гие дру­гие.

Напри­мер, в ста­тье «Буду­щая пусты­ня» автор в подроб­но­стях опи­сы­ва­ет исто­рию захва­та раз­но­шерст­ны­ми пере­се­лен­ца­ми Тур­гай­ской обла­сти, зем­лям кото­рой, из-за вар­вар­ской экс­плу­а­та­ции послед­них, гро­зит опу­сты­ни­ва­ние. «Казахская степь въ насто­я­щее вре­мя явля­ет­ся насто­я­щей пана­це­ей и Эльдо­ра­до для нашихъ аграріевъ, тон­ко­рун­ныхъ овце­во­довъ, без­зе­мель­ныхъ кре­стьянъ, для раз­ныхъ хищ­ни­ковъ изъ кре­стьянъ-кула­ковъ, норо­вя­щихъ снять пен­ки со све­жихъ земель…На вопросъ, что же будетъ, когда зем­ля исто­щит­ся, все­гда слы­шишь сте­рео­тип­ный ответ: «даль­ше уйдемъ» Въ пере­во­де это зна­чить: «высо­семъ зем­лю и бро­симъ». Поло­жимъ, при­дутъ дру­гие, более сла­бые – и те выжмутъ остат­ки, а тогда степь будетъ пред­став­лять насто­я­щую мер­зость запу­стенія… Съ этой пер­спек­ти­вой усерд­ные наса­ди­те­ли коло­ни­заціи долж­ны счи­тать­ся и долж­ны ее пред­ви­деть. Нетъ надоб­но­сти фор­си­ро­вать пере­се­леніе въ степь и нель­зя допус­кать хищ­ни­че­ства. Такая эко­но­ми­че­ская «поли­ти­ка» не может быть въ инте­ре­сахъ госу­дар­ства».

По све­де­ни­ям авто­ра, если 20 лет назад вся Тур­гай­ская область была заня­та исклю­чи­тель­но каза­ха­ми, то к 1908 году в Куста­най­ском уез­де обла­сти коли­че­ство рус­ско­го и казах­ско­го насе­ле­ния уже почти срав­ня­лось: «отре­за­но тамъ и въ огром­номъ боль­шин­стве слу­ча­евъ засе­ле­но рус­ски­ми и въ отдель­ныхъ слу­ча­яхъ нем­ца­ми свы­ше 100 участ­ковъ». В дру­гом уез­де, Актю­бин­ском, «дело идетъ мед­лен­нее, но и тамъ отве­де­но и пре­иму­ще­ствен­но засе­ле­но око­ло 80 участ­ковъ».

Все эти пуб­ли­ка­ции А.Букейхана не толь­ко в газе­тах и жур­на­лах С.Петербурга, а так­же на стра­ни­цах казах­ской газе­ты «Қазақ», сви­де­тель­ству­ют, что он скур­пу­лез­но отсле­жи­вал гео­гра­фию, тем­пы, дина­ми­ку пере­се­лен­че­ской коло­ни­за­ции во всех угол­ках род­но­го края – начи­ная от Семи­па­ла­тин­ской, Акмо­лин­ской, Орен­бург­ской обла­сти и кон­чая Семи­ре­чен­ской и Сыр-Дарьин­ской обла­стя­ми в Тур­ке­стан­ском крае: в какой обла­сти или уез­де сколь­ко деся­тин зем­ли изъ­ято из поль­зо­ва­ния корен­но­го насе­ле­ния, сколь­ко из них отве­де­но пере­се­лен­цам или про­да­но бога­тым «охот­ни­кам» на казах­ские зем­ли, где сколь­ко пере­се­лен­че­ских посел­ков воз­ник­ло или сколь­ко из них забро­ше­но и про­чее-про­чее. Кро­ме того лидер каза­хов сле­дил за поли­ти­кой импер­ской Рос­сии в дру­гих коло­ни­аль­ных госу­дар­ствах, в чем мож­но убе­дить­ся чуть ниже.

Парал­лель­но, с момен­та выхо­да газе­ты «Қазақ», со 2 фев­ра­ля 1913 года, А.Букейхан, сов­мест­но со сво­и­ми бли­жай­ши­ми сорат­ни­ка­ми по дви­же­нию Алаш, А.Байтурсынулы, М.Дулатулы, Р.Марсекулы и дру­ги­ми, на стра­ни­цах пер­во­го обще­на­ци­о­наль­но­го изда­ния раз­вер­нул широ­кую кам­па­нию, что­бы доступ­но объ­яс­нить про­сто­му наро­ду: как не лишить­ся сво­их земель, не вызы­вая кара­тель­ных мер вла­стей, поче­му нель­зя верить аги­та­ци­ям вла­стей о выго­де и при­е­му­ще­ствах пере­хо­да к осед­ло­му обра­зу жиз­ни, поче­му губи­тель­но для каза­ха отказ от веде­ния тра­ди­ци­он­но­го ско­то­вод­че­ско­го хозяй­ства и, наобо­рот, поче­му нуж­но кате­го­ри­че­ски отка­зать­ся от душе­вых долей в 15 деся­тин зем­ли и т.д.

А.Букейхан дос­ко­наль­но изу­чил печаль­ную, если не ска­зать боль­ше, судь­бу искон­ных земель баш­ки­ров, этни­че­ски близ­ко­го каза­хам наро­да по язы­ку, куль­ту­ре, рели­гии и харак­те­ру ско­то­вод­че­ско­го хозяй­ства. Об этом сви­де­тель­ству­ет его ста­тьи «Башқұрт жерінің шежіресі­нен» [букв. «Из исто­рии баш­кир­ской зем­ли»] и «Башқұрт жері» [«Зем­ля баш­кир»], опуб­ли­ко­ван­ные в газе­те «Қазақ» в 1914 и 1915 годах в нази­да­ние сво­е­му наро­ду. Крат­кая суть пер­вой ста­тьи в сле­ду­ю­щем.

Соглас­но зако­ну, при­ня­то­му в 1863 году, в Уфим­ской губер­нии каж­до­му чле­ну баш­кир­ской семьи муж­ско­го пола было выде­ле­но по 7 деся­тин зем­ли, все осталь­ные земель­ные уго­дья вре­мен­но пере­шли в соб­ствен­ность каз­ны под бла­го­род­ным пред­ло­гом «доля буду­щих потом­ков баш­кир». По мне­ния авто­ра ста­тьи, за этой забо­той рус­ских коло­ни­аль­ных вла­стей скры­ва­лась не боль­ше не мень­ше наг­лый и жесто­кий обман. Все­го 13 лет спу­стя, в 1876 году, 354,899 деся­тин зем­ли, это более 400,000 кв.км., были про­да­ны с молот­ка, при­чем по цене в 7–8 раз дешев­ле ее реаль­ной рыноч­ной сто­и­мо­сти.

В чис­ле тех 293 «поку­па­те­лей» деше­вой баш­кир­ской зем­ли ока­за­лись име­на 19 тай­ных совет­ни­ков, 16 дей­стви­тель­ных стат­ских совет­ни­ков, 25 гене­ра­лов, 29 пол­ков­ни­ков, 30 стат­ских совет­ни­ков и еще 102 чинов­ни­ка более низ­ше­го сосло­вия. К 1910 году из куп­лен­ных ими 354,899 деся­тин зем­ли 90 про­цен­тов были пере­про­да­ны, но уже по цене 28 руб­лей за десе­ти­ну, что было в 14 раз (!) доро­же ее началь­ной сто­и­мо­сти, и поки­ну­ли Баш­ки­рию. Этих цар­ских санов­ни­ков-дель­цов А.Букейхан в этой ста­тье назы­ва­ет «лов­ка­ча­ми похле­ще базар­ных цыган».

Мало того, рус­ский коло­ни­аль­ный импе­ра­тор еще 34,594 деся­тин баш­кир­ской зем­ли даро­вал сво­им 11 выс­шим санов­ни­кам.

В завер­ше­ние свой ста­тьи, Қыр бала­сы [Сын сте­пей], в нази­да­ние сво­им каза­хам, пишет: «Теперь эти голод­ные кор­шу­ны обра­ти­ли свои нена­сыт­ные взо­ры на казах­ские зем­ли. Пра­ви­тель­ство внес­ло в Госу­дар­ствен­ную думу зако­но­про­ект, соглас­но кото­ро­му в Сиби­ри и казах­ских сте­пях, где пре­под­но­сят земель­ные уго­дья этим «цыга­нам», изъ­ятые для мужи­ков земель­ные наде­лы, теперь, если не будут вос­тре­бо­ва­ны мужи­ка­ми, перей­дут в каз­ну, а из каз­ны их полу­чат «цыгане» в обмен».

Во вто­рой неболь­шой ста­тье А.Букейхан при­во­дит не менее поучи­тель­ный и нази­да­тель­ный для сво­их каза­хов при­мер из жиз­ни тех же баш­кир, но уже в Самар­ской губер­нии, где лидер каза­хов нахо­дил­ся в ссыл­ке уже вось­мой год. Замет­ка вышла в газе­те «Қазақ» в 1915 году сно­ва под интри­гу­ю­щим заго­лов­ком – «Башқұрт жері» [«Зем­ля баш­кир»]. Она начи­на­ет­ся, в каче­стве эпи­гра­фа, с казах­ской посло­ви­цы «Қызым, саған айта­мын, келінім, сен тың­да!» [букв. «Ска­жу тебе, дочь, а сно­ха, ты при­слу­шай­ся!»]. Ее суть тако­ва.

С момен­та при­ня­тия извест­но­го «сто­лы­пин­ско­го зако­на» от 9 нояб­ря 1906 года, предо­ста­вив­ше­го мужи­кам и баш­ки­рам пра­во сво­бод­но рас­по­ря­жать­ся соб­ствен­ны­ми земель­ны­ми участ­ка­ми, баш­ки­ры, не зани­ма­ю­щи­е­ся зем­ле­де­ли­ем, ста­ли про­да­вать свои участ­ки. К 1915 году во всех уез­дах, воло­стях и горо­дах Самар­ской губер­нии, где ком­пакт­но про­жи­ва­ли баш­ки­ры, более 50 про­цен­тов рас­про­да­ли свои участ­ки по цене 13–16 руб­лей за десе­ти­ну, тогда как рыноч­ная сто­и­мость ее на тот момент состав­ля­ла 80–100 руб­лей.

При­во­дя этот при­мер, Сын сте­пей при­зы­ва­ет свой народ учить­ся на печаль­ной ошиб­ке брат­ско­го наро­да баш­кир: «Опа­са­юсь, что каза­ха, жела­ю­ще­го полу­чить по 15 деся­тин зем­ли, постиг­нет печаль­ная участь бра­та баш­ки­ра. Спер­ва наде­лив дере­вень земель­ны­ми участ­ка­ми, закон от 14 июня 1910 нач­нет дей­ство­вать, наш казах после­ду­ет при­ме­ру баш­кир. Этот закон поз­во­ля­ет, если кто хочет отде­лить­ся от дере­вен­ской общи­ны. Если казах отде­лит­ся со сво­и­ми 45 деся­ти­на­ми, то непре­мен­но про­даст. Казах, объ­еди­нив­шись в дерев­ню, по это­му зако­ну попа­да­ет в раз­ряд мужи­ка. Закон 14 июня 1910 года пред­на­зна­чен мужи­ку».

Читая эту замет­ку не сто­ит спе­шить с выво­дом о том, что лидер каза­хов, А.Букейхан, высту­пал или аги­ти­ро­вал про­тив пере­хо­да сво­е­го наро­да к осед­ло­му обра­зу жиз­ни и дру­гой фор­ме хозяйства.Решительно нет. Более того он, в сво­их мно­го­чис­лен­ных пуб­ли­ка­ци­ях в газе­те «Қазақ» до рево­лю­ции 1917 года и в казах­ских пери­о­ди­че­ских изда­ни­ях совет­ско­го пери­о­да, про­па­ган­ди­ро­вал наи­бо­лее пере­до­вые фор­мы, мето­ды и тех­но­ло­гии сель­ско­го хозяй­ства, осо­бен­но ско­то­вод­че­ско­го хозяй­ства, пере­ра­бот­ки и про­из­вод­ства сель­ско­хо­зяй­ствен­ных това­ров. При этом при­во­дит опыт Швей­ца­рии, Англии, Дании, Австра­лии и дру­гих стран с раз­ви­тым сель­ским хозяй­ством.

Но в то же вре­мя А.Букейхан высту­пил реши­тель­но про­тив насиль­ствен­но­го пере­во­да каза­хов к осед­ло­сти, к чему скло­ня­ли каза­хов коло­ни­аль­ные вла­сти Рос­сии и что осу­ще­стви­ла Совет­ская власть в кон­це 20-х и нача­ле 30-х ХХ века, истре­бив более поло­ви­ны этни­че­ских каза­хов. Он же, убеж­ден­ный сто­рон­ник эко­но­ми­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма марк­сим­за, был уве­рен, что пере­ход из одно­го укла­да жиз­ни и фор­мы хозяй­ство­ва­ния к совер­шен­но дру­го­му укла­ду и фор­ме — дол­гий и поэтап­ный эво­лю­ци­он­ный про­цесс.

Поэто­му он так­же реши­тель­но высту­пал про­тив полу­че­ния каза­ха­ми 15 деся­тин душе­вых долей для пере­хо­да к осед­ло­му зем­ле­дель­че­ско­му. «Если уве­рен, что про­кор­мишь семью на 15 деся­ти­нах, то иди и полу­чай 15 деся­тин зем­ли! Но если на 15 деся­ти­нах наме­рен пасти свой скот, тогда ты глу­бо­ко заблуж­да­ешь­ся, это глу­пость!» – вос­кли­цал А.Букейхан в одной ста­тье в газе­те «Қазақ».

Но лидер каза­хов одно­знач­но и реши­тель­но про­ти­во­сто­ял полу­че­нию каза­ха­ми душе­вой доли в 15 деся­тин имен­но в пери­од коло­ни­аль­ной зави­си­мо­сти Казах­ста­на и по дру­гой, куда более важ­ной при­чине, кото­рую уви­дим в этой же ста­тье: «Каза­хов, жела­ю­щих полу­чить надел по нор­ме мужи­ков, ста­но­вит­ся боль­ше. Казах отво­ра­чи­ва­ет­ся от сво­е­го же бла­га. В Куста­най­ском уез­де Тур­гай­ской обла­сти, после полу­че­ния наде­ла, зем­ли пер­во­го аула Сары­сус­ской воло­сти пере­шли в волость хох­лов. Это ловуш­ка 20 ста­тьи [Инструк­ции от 9 июня 1909 года, одоб­рен­ная Сове­том мини­стров], в кото­рую попа­да­ют в слу­чае полу­че­ния наде­лов».

А.Букейхан предо­сте­ре­гал и убеж­дал свой народ не под­да­вать­ся про­во­ка­ци­ям и аги­та­ци­ям коло­ни­аль­ных вла­стей и их аген­тов в лице ряда извест­ных казах­ских интел­ли­ген­тов [Бахыт­жа­на Кара­та­е­ва, адво­ка­та, быв­ше­го депу­та­та ІІ Госу­дар­ствен­ной думы. Прим. авто­ра] и не про­сить наде­ле­ния душе­вой долей в 15 деся­тин по той про­стой при­чине, что все осво­бо­див­ши­е­ся после них паст­би­ща, поко­сы, зимов­ки и дру­гие лако­мые кус­ки казах­ской зем­ли непре­мен­но пере­шли бы в каз­ну, отку­да чаще все­го попа­ли бы в част­ную соб­ствен­ность рус­ских ари­сто­кра­тов-цыган, как мы в этом убе­ди­лись из печаль­ной исто­рии баш­кир­ской зем­ли, или, что еще в хуже — пере­шли бы в поль­зо­ва­ние рус­ских кре­стьян-пере­се­лен­цев. Это, в свою оче­редь, при­ве­ло бы к еще боль­ше­му уве­ли­че­нию вол­ны пере­се­лен­цев из Евро­пей­ской части Рос­сии.

Меж­ду тем, под­во­дя пред­ва­ри­тель­ные ито­ги и послед­ствия поли­ти­ки пере­се­лен­че­ской коло­ни­за­ции Казах­ста­на рус­ской импе­ри­ей, А.Букейхан, в сво­ем исто­ри­че­ском очер­ке «Каза­хи» в 1910 году и в ста­тье «Қазақ» 1913 года, при­вел ряд важ­ных све­де­ний.

В част­но­сти, по его дан­ным, взя­тым из офи­ци­аль­ных импер­ских источ­ни­ков, каза­хи зани­ма­ли тер­ри­то­рии девя­ти обла­стей и одной губер­нии. Это Семи­па­ла­тин­ская, Акмо­лин­ская, Тур­гай­ская, Ураль­ская, Закас­пий­ская, Сыр-Дарьин­ская, Семи­ре­чен­ская, Фер­ган­ская, Самар­канд­ская обла­сти и Аст­ра­хан­ская губер­ния.

Далее А.Букейхан, опи­ра­ясь так­же на офи­ци­аль­ные ито­ги пере­пи­си 1897 года, по кото­рым чис­лен­ность наро­да, назвав­ше­го сво­им род­ным язы­ком казах­ский, рав­ня­лась 4,084 тыся­чам, вычис­ля­ет уве­ли­че­ние его чис­лен­но­сти к 1910 году до 4.696.600 (!). При этом, для боль­шей досто­вер­но­сти сво­их вычис­ле­ний и во избе­жа­ние подо­зре­ний в наме­рен­ном пре­уве­ли­че­ний под­лин­ной чис­лен­но­сти сво­е­го наро­да, он берет за осно­ву самый низ­кий коэф­фи­цент есте­ствен­но­го при­ро­ста насе­ле­ния в 1,5, даже ниже чем в целом по Рос­сии, кото­рый был равен на тот момент к 1,55, тогда как коэф­фи­цент при­ро­ста сре­ди коче­вых каза­хов рав­нял­ся, напри­мер, в Тур­гай­ской обла­сти, к 2,5.

Из насто­я­ще­го иссле­до­ва­ния А.Букейхана пред­став­ля­ет без­услов­ный инте­рес сле­ду­ю­щие све­де­ния, где в кон­крет­ных циф­рах пред­став­ле­но соот­но­ше­ние чис­лен­но­сти каза­хов и дру­гих этни­че­ских групп, про­жи­вав­ших на тех же обла­стях и губер­нии: «Так, в Акмо­лин­ской обла­сти каза­хи состав­ля­ютъ 52% (толь­ко въ 3-хъ север­ныхъ уез­дахъ ее они дости­га­ютъ все­го 44%); къ Акмо­лин­ской обл. при­мы­ка­етъ въ этомъ отно­шеніи Сыръ-Дарьин­ская, где каза­хи обра­зу­ютъ 69% или менее 23; въ Ураль­ской обла­сти каза­хи состав­ля­ютъ несколь­ко менее ¾ (72,5%) насе­ленія, а въ Семи­ре­чен­ской и Тур­гай­ской несколь­ко более ¾ (77,6% для пер­вой и  — 76,5% для вто­рой). Осо­бен­но замет­но пре­об­ла­даніе каза­ховъ въ Семи­па­ла­тин­ской обла­сти, где чис­лен­ность ихъ дости­га­етъ почти 67 (86,2%). Во всехъ этихъ обла­стяхъ, взя­тыхъ вме­сте, каза­хи дости­га­ютъ въ сред­немъ 69%, или более 23 все­го насе­ленія. На всемъ про­стран­стве отъ Сыръ-Дарьи до Ирты­ша и отъ Тянь-Шаня до р. Ура­ла каза­хи состав­ля­ютъ боль­шин­ство, пре­вы­ша­ю­щее 65%(!)».

Если в этом очер­ке А.Букейхан искус­с­но обо­шел необ­хо­ди­мость ука­за­ния циф­ро­вых све­де­ний отно­си­тель­но земель и тер­ри­то­рий, на кото­рые пре­тен­ду­ют каза­хи, в том чис­ле он сам, и счи­та­ют сво­ей соб­ствен­но­стью, достав­шу­ю­ся кро­вью мно­гих поко­ле­ний пред­ков, то в ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в 1913 году в газе­те «Қазақ», автор уже сме­ло и откры­то опе­ри­ру­ет кон­крет­ны­ми дан­ны­ми. При­ве­ду дослов­но: «Тер­ри­то­рии этих девя­ти обла­стях и одной губер­нии состав­ля­ют при­мер­но 260 мил­ли­о­нов деся­тин. За послед­ние 10–15 лет в Тур­гай­ской и Акмо­лин­ской обла­стях из поль­зо­ва­ния каза­хов в поль­зу мужи­ков [кре­стьян-пере­се­лен­цев] пере­да­но очень мно­го зем­ли. До 1908 года земель, ото­бран­ных у каза­хов и пере­дан­ных в поль­зо­ва­ние мужи­ков, соста­ви­ли чуть более 4 мил­ли­о­нов деся­тин. Соглас­но отче­ту 1913 года, зем­ли каза­хов, отве­ден­ных в поль­зу мужи­ков, пре­вы­ша­ют 6 мил­ли­о­нов деся­тин…».

Забе­гая впе­ред заме­чу, что несколь­ко лет спу­стя все эти све­де­ния и дан­ные послу­жать осно­ва­ни­ем для про­воз­гла­ше­ния А.Букейханом, иссле­до­ван­ные им и пере­чис­лен­ные 9 обла­стей и ряд дру­гих земель — тер­ри­то­ри­ей Наци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ной авто­но­мии Алаш-Орда. Объ­явив эти зем­ли в декаб­ре 1917 года искон­ны­ми или «продедовскими»[выражение лиде­ра Алаш]  тер­ри­то­ри­я­ми каза­хов, А.Букейхан, в даль­ней­шем, будет твер­до, целе­на­прав­лен­но и после­до­ва­тель­но доби­вать­ся юри­ди­че­ско­го оформ­ле­ния прав каза­хов на них как соб­ствен­ность все­го наро­да. В чем убе­дим­ся ниже.

И тут нагря­ну­ла и фев­раль­ская рево­лю­ция 1917 года, кото­рая заста­ла казах­ско­го лиде­ра в тылу Запад­но­го фрон­та под Мин­ском. Но свер­же­ние само­дер­жа­вия и отре­че­ние импе­ра­то­ра Нико­лая ІІ от пре­сто­ла не заста­ло лиде­ра дви­же­ния Алаш врас­плох. Посколь­ку А.Букейхан был пре­крас­но осве­дом­лен о гря­ду­щих поли­ти­че­ских собы­ти­ях, будучи чле­ном глу­бо­ко закон­спи­ри­ро­ван­ной рус­ской масон­ской орга­ни­за­ции «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии». Ее основ­ной целью явля­лось как раз мир­ное или насиль­ствен­ное свер­же­ние монар­хи­че­ско­го режи­ма. Исто­ри­че­ские доку­мен­ты доре­во­лю­ци­он­но­го пери­о­да, науч­ные иссле­до­ва­ния запад­ных уче­ных о рево­лю­ци­он­ных собы­ти­ях 1905–1917 годов, а так­же моно­го­чис­лен­ные вос­по­ми­на­ния рус­ской т.н. «белой эми­гра­ции», в том чис­ле А.Керенского, П.Милюкова, И.Гессена и дру­гих, став­шие доступ­ны­ми после кра­ха СССР, осо­бе­ноо за послед­ние 10–15 лет, не остав­ля­ют ника­ких сомне­ний в том, что  рус­ское масон­ство вос­крес­ло из небы­тия или из «веко­вой спяч­ки» имен­но с целью свер­же­ния само­дер­жа­вия. При­ме­ром тому может слу­жить леген­дар­ная репли­ка М.Ковалевского, отца-осно­ва­те­ля рус­ско­го масон­ства нача­ла ХХ века, кото­рый после воз­вра­ще­ния в 1906 году в Рос­сию из эми­гра­ции во Фран­ции, изрек: «толь­ко масон­ство может побе­дить само­дер­жа­вие». В доба­вок могу лишь заме­тить, что в пери­од пер­вой рус­ской рево­лю­ции 1905–1907 годов, все либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ское сооб­ще­ство Рос­сии, в том чис­ле и Кон­сти­ту­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ская пар­тии «Народ­ной сво­бо­ды» во гла­ве с П.Милюковым,членом ЦК кото­рой с 1912 года состо­ял и А.Букейхан, после созы­ва Госу­дар­ствен­ной Думы не исклю­ча­ли воз­мож­ность, даже где-то и необ­хо­ди­мость пре­вра­ще­ния Рос­сии в «кон­сти­ту­ци­он­ную пар­ла­мент­скую монар­хию» по при­ме­ру Соеди­нен­но­го Коро­лев­ства Вели­ко­бри­та­нии и Север­ной Ирлан­дии. Об этом сви­де­тель­ству­ет еще и тот факт, что быв­шие депу­та­ты насиль­ствен­но рас­пу­щен­ных І-й и ІІ-й Думы поль­зо­ва­лись широ­кой под­держ­кой дей­ству­ю­щих депу­та­тов бри­тан­ско­го пар­ла­мен­та, кото­рые, кста­ти, бук­валь­но по сле­дам роспус­ка І-ой Думы совер­ши­ли визит в Рос­сию, где встре­ти­лись с пер­во­дум­ца­ми во гла­ве с ее быв­шим спи­ке­ром С.Муромцевым. Оста­ет­ся лишь доба­вить, что эта иллю­зия либе­раль­ной Рос­сии была, спер­ва, раз­би­та с роспус­ком І-й Думы, окон­ча­тель­но раз­ве­я­на – ука­зом от июня 1907 года, под­пи­сан­но­го Нико­ла­ем ІІ в нару­ше­ние сво­е­го же Мани­фе­ста от 17 октяб­ря 1905 года и Основ­ных зако­нов от 23 апре­ля 1906 года и рез­ко изме­нив­ше­го изби­ра­тель­ный закон в Госу­дар­ствен­ную думу. Неслу­чай­но либе­раль­ная Рос­сия назы­ва­ла этот указ царя «тре­тье­и­юн­ским пере­во­ро­том». Но вме­сте с этим ука­зом Нико­лай ІІ под­пи­сал и при­го­вор про­тив себя. Режим само­дер­жа­вия был обре­чен. Рево­лю­ци­он­ные силы Рос­сии, объ­еди­нен­ные в тай­ное масон­ское дви­же­ние, ста­ли рас­смат­ри­вать буду­щее стра­ны уже без при­зна­ков монар­хии. А ее свер­же­ние было лишь вопро­сом вре­ме­ни. Уча­стие Рос­сии в пер­вой миро­вой войне толь­ко уско­ри­ло наступ­ле­ние фев­раль­ской рево­лю­ции.

В пер­вые неде­ли фев­раль­ской рево­лю­ции одним из пер­вых были лик­ви­ди­ро­ва­ны и упразд­не­ны долж­но­сти и учре­жде­ния гене­рал-губер­на­тор­ства и были заме­не­ны комис­са­ра­ми Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства (рас­по­ря­же­ние гла­вы Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства и одно­вре­мен­но мини­стра внут­рен­них дел кня­зя Г.Львова от 4 мар­та 1917 года). Вслед за этим рас­по­ря­же­ни­ем А.Букейхан назна­ча­ет­ся комис­са­ром Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства по Тур­гай­ской обла­сти. Наста­ло, нако­нец, дол­го­ждан­ное «вре­мя соби­рать кам­ни». Но преж­де чем про­дол­жить эту тему, необ­хо­ди­мо крат­ко оста­но­вить­ся на сле­ду­ю­щем.

Как извест­но, что три глав­ные поли­ти­че­ские пар­тии Кав­ка­за — азер­бай­джан­ская Мусуль­ман­ская демо­кра­ти­че­ская пар­тия «Муса­ват», армян­ская Даш­нак­ц­утюн и гру­зин­ская соци­ал-демо­кра­ти­че­ская сра­зу же после Фев­раль­ской рево­лю­ции в ответ на при­зна­ние Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства полу­чи­ли гаран­тии авто­но­мии в рам­ках буду­щей феде­ра­тив­ной Рос­сии. Полу­чил ли А.Букейхан подоб­ную гаран­тию или нет, допод­лин­но неиз­вест­но. Хотя такую воз­мож­ность нель­зя исклю­чить, если иметь в виду IV пункт поста­нов­ле­ния Вто­ро­го все­ка­зах­ско­го съез­да от 5–13 декаб­ря 1917 года, где речь идет не об утвер­жде­нии Авто­но­мии каза­хов, а сра­зу об утвеж­де­нии «Кон­сти­ту­ции авто­но­мии Алаш все­рос­сий­ским учре­ди­тель­ным собра­ни­ем». Весь­ма высо­ка веро­ят­ность того, что лидер дви­же­ния и пар­тии Алаш А.Букейхан полу­чил гаран­тию на при­зна­ние казах­ской авто­но­мии у чле­нов пер­во­го и всех после­ду­ю­щих соста­вов Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства из чис­ла «бра­тьев» по масон­ско­му сооб­ще­ству. Напом­ню, что в пер­вом соста­ве Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства масон­ских бра­тьев А.Букейхана было по мень­шей мере четы­ре. Это А.Керенский, Н.Некрасов, М.Терещенко и А.Коновалов. К сего­дняш­не­му дню уже нет ника­ких сомне­ний в том, что назна­че­ние А.Букейхана комис­са­ром Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства яви­лось резуль­та­том про­тек­ции «бра­тьев-масо­нов». Но оче­вид­но, что лидер каза­хов явно про­мед­лил с орга­ни­за­ци­ей казах­ской поли­ти­че­ской пар­тии. Он пре­сту­пил к созда­нию наци­о­наль­ной пар­тии «Алаш» лишь в июле 1917 года, будучи уже комис­са­ром Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства и почти 4 меся­ца спу­стя со дня объ­яв­ле­ния о выбо­рах в во Все­рос­сий­ское учре­ди­тель­ное собра­ние, где пред­по­ла­га­лось про­воз­гла­ше­ние Рос­сии демо­кра­ти­че­ским пар­ла­мент­ским феде­ра­тив­ным госу­дар­ством. Был так­же при­нят новый демо­кра­тич­ный закон о выбо­рах в Учре­ди­тель­ное собра­ние: все­об­щие, рав­ные, пря­мые при тай­ном голо­со­ва­нии, чего каза­хи были лише­ны выше­упо­мя­ну­тым «тре­тье­и­юн­ским зако­ном» 1907 года.

Хотя, спра­вед­ли­во­сти ради нуж­но при­знать, что «тре­тье­и­юн­ский закон» из всех наро­дов коло­ни­аль­ных Рос­сии лишил иби­ра­тель­ных прав имен­но и толь­ко каза­хов, тогда как все кав­каз­ские наро­ды — азер­байж­дане, армяне и гру­зи­ны, так­же тата­ры, баш­ки­ры и дру­гие мало­чис­лен­ные мусуль­ман­ские наро­ды име­ли сво­их депу­та­тов во всех четы­рех созы­вах Госу­дар­ствен­ной думы.

Имея к 1917 году чис­лен­ность уже более 5 мил­ли­о­нов чело­век и явля­ясь шестой круп­ной наци­ей в Рос­сии, каза­хи в пери­од с 1907 по 1917 год были напрочь лише­ны изби­ра­тель­ных прав и не име­ли сво­их пред­ста­ви­те­лей в Думе вплоть до фев­ра­ля 1917 года. И орга­ни­за­ция А.Букейханом наци­о­наль­ной пар­тии в этот пери­од была поли­ти­че­ски неце­ле­со­об­раз­ной и, более того, рис­ко­ван­ной. Наи­бо­лее попу­ляр­ные наци­о­наль­ные лиде­ры каза­хов начи­ная с 1908–1910 года были высла­ны за пре­де­лы Степ­но­го края: А.Букейхан в Самар­скую губер­нию, А.Байтурсынулы и М.Дулатулы – в Орен­бург и нахо­дилсь под жест­ким наблю­де­ни­ем коло­ни­аль­ных вла­стей. Для пущей убе­ди­тель­но­сти заме­тим, что соб­ствен­но срок его ссыл­ки в Сама­ре закон­чил­ся лишь с нагря­нув­шей фев­раль­ской рево­лю­ци­ей и его назна­че­ни­ем комис­са­ром Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства по Тур­гай­ской обла­сти.

Любо­пыт­но, что если под его управ­ле­ние пере­шли все тер­ри­то­рии быв­ше­го Степ­но­го гене­рал-губер­на­тор­ства с Акмо­лин­ской, Семи­па­ла­тин­ской, Ураль­ской и Тур­гай­ской обла­стя­ми, а так­же Орен­бург­ская область вме­сте с адми­ни­стра­тив­ным цен­тром — горо­дом Орен­бур­гом, то под управ­ле­ни­ем Тур­ке­стан­ско­го коми­те­та во гла­ве с пред­се­да­те­лем Н.Щепкиным ока­за­лись быв­шие под­власт­ные Тур­ке­стан­ско­му гене­рал-губер­на­то­ру обла­сти — Самар­канд­ская, Сыр-Дарьин­ская, Фер­ган­ская, Семи­ре­чен­ская, Закас­пий­ская, а так­же Бухар­ская и  Хивин­ская хан­ства.

А.Букейхану, как комис­са­ру Вре­мен­но­го пра­ви­тельс­ства, были предо­став­ле­ны так­же доста­точ­но широ­кие пол­но­мо­чия, напри­мер, как сохра­не­ние обще­стве­но­го поряд­ка и недо­пу­ще­ние анар­хии, созда­ние ново­го аппа­ра­та вла­сти в уез­дах и воло­стях: заме­на поли­ции мили­ци­ей, орга­ни­за­ция коми­те­тов обще­ствен­ной без­опас­но­сти. Его дея­тель­ность глав­ным обра­зом состо­я­ла в поли­ти­че­ском управ­ле­нии под­власт­ны­ми обла­стя­ми, вопло­ще­нии в жизнь земель­но­го зако­но­да­тель­ства, уре­гу­ли­ро­ва­нии вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду корен­ны­ми каза­ха­ми и рус­ски­ми пере­се­лен­ца­ми, соблю­де­нии обще­ствен­но­го спо­кой­ствия, в про­ти­во­дей­ствии захва­ту вла­сти сове­та­ми депу­та­тов (боль­ше­ви­ков) и т.д.

Но свою пер­во­че­ред­ную зада­чу А.Букейхан видел в вос­ста­нов­ле­нии прав каза­хов на соб­ствен­ные зем­ли и тер­ри­то­рии, не допус­кая при этом жест­ко­го, тем более кро­во­про­лит­но­го сопро­тив­ле­ния со сто­ро­ны рус­ских пере­се­лен­цев, каза­ков и дру­гих. И обра­зо­ва­ние Вре­мен­ным пра­ви­тель­ством в апре­ле 1917 года Глав­но­го земель­но­го коми­те­та  для раз­ре­ше­ния земель­но­го вопро­са дава­ло ему карт-бланш в этом вопро­се. Тур­гай­ско­му област­но­му комис­са­ру уда­лось-таки най­ти тон­кое реше­ние слож­но­го узла земель­но­го вопро­са в поль­зу каза­хов в под­власт­ном ему обла­стях, не вызы­вая осо­бых наре­ка­ний со сто­ро­ны пере­се­лен­цев и их пред­ста­ви­те­лей. В этом мож­но убе­дить­ся из после­ду­ю­щих собы­тий.

По его ини­ци­а­ти­ве и по его реко­мен­да­ции, толь­ко в апре­ле 1917 года в ряде обла­стей про­шли област­ные казах­ские съез­ды. В част­но­сти 2–8 апре­ля в Орен­бур­ге под пред­се­да­тель­ством А.Байтурсынулы состо­ял­ся тур­гай­ский област­ный съезд, где поми­мо самых акту­аль­ных вопро­сов теку­ще­го момен­та, как тре­бо­ва­ние к учре­ди­тель­но­му собра­нию о про­воз­гла­ше­нии Рос­сии демо­кра­ти­че­ской феде­ра­тив­ной рес­пуб­ли­кой, избра­ние депу­та­тов учре­ди­тель­но­го собра­ния от казах­ско­го насе­ле­ния обла­сти, обра­зо­ва­ние граж­дан­ских управ­лен­че­ских коми­те­тов от аула до уров­ня обла­сти, под шестым пунк­том было при­ня­то сле­ду­ю­щее реше­ние:

1/ Каза­хи счи­та­ют спра­вед­ли­вым изъ­я­тие земель из их вла­де­ния на госу­дар­ствен­ные надоб­но­сти после зем­ле­устрой­ства их самих, на осно­ва­ни­ях, кото­рые уста­но­вит учре­ди­тель­ное собра­ние;

2/ Неза­се­лен­ные участ­ки, отру­бы, оброч­ные ста­тьи, ско­то­вод­че­ские, цер­ков­ные, мона­стыр­ские, а так­же неза­кон­но отчуж­ден­ные под курор­ты участ­ки долж­ны быть немед­лен­но воз­вра­ще­ны их преж­ним вла­дель­цам впредь до раз­ре­ше­ния аграр­но­го вопро­са в учре­ди­тель­ном собра­нии, а так­же остав­лен­ные за негод­но­стью ста­ро­жи­ла­ми-пере­се­лен­ца­ми участ­ки пере­хо­дят преж­ним вла­дель­цам. Неза­кон­но сдан­ные в дол­го­сроч­ную арен­ду ско­то­вод­че­ские участ­ки долж­ны быть воз­вра­ще­ны вла­дель­цам…

3/ Долж­ны быть при­оста­нов­ле­ны зем­ле­устро­и­тель­ные рабо­ты в степ­ных обла­стях и Тур­ке­стане. Долж­но быть при­оста­нов­ле­но высе­ле­ние каза­хов, уса­деб­ные места кото­рых сей­час нахо­дят­ся на неза­се­лен­ных участ­ках. В дачах един­ствен­но­го вла­де­ния каз­ны, куда были заме­же­ва­ны казах­ские уса­деб­ные места, поко­сы, паш­ни и паст­би­ща, долж­но быть новое раз­ме­же­ва­ние с воз­вра­ще­ни­ем каза­хам неза­кон­но заме­же­ван­ных казах­ских уса­деб и уго­дий. В этих дачах долж­но быть допу­ще­но бес­плат­ное сно­ко­ше­ние и пасть­ба ско­та зимою. Выра­щен­ные каза­ха­ми лес­ные насаж­де­ния долж­ны быть воз­вра­ще­ны ста­рым вла­дель­цам. Бед­ным каза­хам, живу­щим вбли­зи лес­ных дач, дол­жен быть отпу­щен лес на домо­об­за­вод­ство.

Еще одним важ­ным реше­ни­ем, при­ня­тым тур­гай­ским област­ным съез­дом каза­хов от 2–8 апре­ля 1917 года, являл­ся вопрос об обра­зо­ва­нии «осо­бо­го орга­ни­за­ци­он­но­го бюро» во гла­ве с А.Букейханом, кото­ро­му пору­че­но выра­бот­ка про­грам­мы и опре­де­ле­ние места и даты созы­ва пер­во­го все казах­ско­го съез­да. Пред­сто­я­щий съезд был при­зван «объ­еди­нить весь казах­ский народ, выяс­нить и обсу­дить его наи­бо­лее ост­рые нуж­ды».

Забе­гая впе­ред заме­чу, что пер­вый все­ка­зах­ский съезд реше­ние тур­гай­ско­го съез­да по земель­но­му вопро­су рас­ши­рил из трех пунк­тов до 14, одоб­рил тре­бо­ва­ние к учре­ди­тель­но­му собра­нию о про­воз­гла­ше­нии Рос­сии демо­кра­ти­че­ской феде­ра­тив­ной  пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­кой, и впер­вые выдви­нул тре­бо­ва­ние о предо­став­ле­нии казах­ским обла­стям авто­но­мии и необ­хо­ди­мость заме­ны посто­ян­ных войск народ­ной мили­ци­ей [наци­о­наль­ной арми­ей]. Эти поста­нов­ле­ния пер­вый все­ка­зах­ский съезд при­мет в июле.

Но до него, 20–28 апре­ля, в Орен­бур­ге состо­ял­ся еще один весь­ма важ­ный, мож­но ска­зать пока­за­тель­ный форум – тур­гай­ский област­ный съезд каза­ков под пред­се­да­тель­ством агро­но­ма Сири­у­са, но с уча­сти­ем пред­ста­ви­те­лей каза­хов. На нем Ахмет Берем­жа­нов избран това­ри­щем [заме­сти­те­лем] пред­се­да­те­ля съез­да, Тур­гай­ский област­ной комис­сар А.Букейхан — почет­ным пред­се­да­те­лем. Пока­за­тель­ным же явля­ет­ся тот факт, что съезд каза­ков «цели­ком под­дер­жал поста­нов­ле­ние област­но­го казах­ско­го съез­да по земель­но­му вопро­су и решил при­со­еди­нить­ся к нему». Более того на съез­де каза­хи и каза­ки обме­ня­лись руко­по­жа­ти­я­ми и по-брат­ски обня­лись. Вза­им­но обя­за­лись дру­жить, потен­ци­аль­ные земель­ные кон­флик­ты обсу­дить и решить на общем граж­дан­ском коми­те­те».

По сле­дам этих съез­дов, на вто­ром засе­да­нии от 20 мая 1917 года, Глав­ный земель­ный коми­тет при­нял декла­ра­цию с заве­ре­ни­я­ми в том, что при буду­щей земель­ной рефор­ме все зем­ли сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го назна­че­ния перей­дут в поль­зо­ва­ние зем­ле­дель­че­ско­го насе­ле­ния, но откла­ды­ва­ла окон­ча­тель­ное реше­ние земель­но­го вопро­са до Учре­ди­тель­но­го собра­ния. Вслед за этой декла­ра­ци­ей А.Букейхан через газе­ту «Қазақ» обра­тил­ся к наро­ду с при­зы­вом подой­ти к реше­нию это­го вопро­са взве­шен­но и обду­ман­но: «Отно­си­тель­но зем­ли мы тер­пе­ли бес­чис­лен­ный про­из­вол. Когда речь идет о зем­ле, нель­зя оста­вать­ся рав­но­душ­ным. Посколь­ку зем­ля — это самый основ­ной жиз­нен­ный вопрос. К это­му вопро­су нуж­но подой­ти с умом и взве­шен­но, без лиш­ных «пре­тен­зий, кон­флик­тов и суто­ло­ки». Про­яв­ле­ние нашим наро­дом сдер­жан­но­сти и мир­но­го сосу­ще­ство­ва­ния до Учре­ди­тель­но­го собра­ния — гаран­тия его буду­ще­го бла­го­по­лу­чия».

Для без­услов­но­го при­зна­ния казах­ской наци­о­наль­ной авто­но­мии Алаш и утвер­жде­ния ее кон­сти­ту­ции, А.Букейхан гото­вил­ся к пред­сто­я­ще­му учре­ди­тель­но­му собра­нию осно­ва­тель­но. Основ­ной целью созы­ва Пер­во­го все­ка­зах­ско­го съез­да было созда­ние само­сто­я­тель­ной поли­ти­че­ской пар­тии Алаш, опре­де­ле­ние и выдви­же­ние спис­ка кан­ди­да­тов от пар­тии Алаш на выбо­ры депу­та­тов учре­ди­тель­но­го собра­ния. Выбо­ры были назна­че­ны на 17 сен­тяб­ря, выдви­же­ние пар­тий­ных спис­ков — до 17 авгу­ста.

В июле 1917 года он пред­ва­ри­тель­но про­стил­ся с кадет­ской пар­ти­ей. Как сам он объ­яс­нял при­чи­ну сво­е­го выхо­да из пар­тии каде­тов, летом 1917 года у него воз­ник­ли рез­кие раз­но­гла­сия с ЦК пар­тии по трем прин­ци­пи­аль­ным вопро­сам. ЦК каде­тов теперь высту­пал за вве­де­ние част­ной соб­ствен­но­сти на зем­лю, тогда как А.Букейхан был убеж­ден, в слу­чае полу­че­ния каза­ха­ми зем­лю в соб­ствен­ность, за счи­тан­ные годы про­даст ее рус­ским кре­стья­нам, по при­ме­ру баш­ки­ров, и оста­нет­ся ни с чем.

Кро­ме того ЦК каде­тов в реша­ю­щий момент вдруг стал высту­пать про­тив авто­но­мии каза­хов и отде­ле­ния рели­гии от госу­дар­ства. В про­тест это­го А.Букейхан поки­нул ЦК каде­тов и вышел из пар­тии, сра­зу же при­сту­пив к орга­ни­за­ции пар­тии Алаш, о чем инфор­ми­ро­вал Пер­вый все­ка­зах­ский съезд, про­хо­див­ший 21–28 июля 1917 года в Орен­бур­ге.

Съезд утвер­дил спи­сок депу­та­тов и кан­ди­да­тов  к ним от каж­дой обла­сти, все­го 78 имен, из них 43 пре­тен­ден­та были избра­ны в депу­та­ты учре­ди­тель­но­го собра­ния от пар­тии Алаш. Хотя, в силу быст­ро меня­ю­щей­ся ситу­а­ции как в Казах­стане, так в Рос­сии в целом, учре­ди­тель­ный съезд пар­тии «Алаш» так и не состо­ял­ся, где необ­хо­ди­мо было одоб­рить и утвер­дить устав и про­грам­му пар­тии, а так­же избрать ее лиде­ра и руко­во­дя­щие орга­ны. Про­ект про­грам­мы пар­тии была опуб­ли­ко­ва­на в газе­те «Қазақ».

Тем вре­ме­нем, в свя­зи с веро­лом­ным захва­том боль­ше­ви­ка­ми вла­сти, ситу­а­ция в Рос­сии поме­ня­лась корен­ным обра­зом, о чем А.Букейхан, будучи пред­се­да­те­лем Авто­но­мии Алаш-Орда, подроб­но изло­жил в доклад­ной запис­ке в Совет мини­стров Сибир­ской авто­но­мии в июле 1918 года. Добить­ся при­зна­ния и поли­ти­че­ской лега­ли­за­ции сво­ей авто­но­мии на тер­ри­то­ри­ях 9 обла­стей, Буке­ев­ской орды Аст­ра­хан­ской губер­нии и смеж­ных казах­ских воло­стей Алтай­ской губер­нии, ока­за­лось куда более слож­ной зада­чей, неже­ли ее про­воз­гла­ше­ние, осо­бен­но, когда одну само­про­воз­гла­шен­ную все­рос­сий­скую власть сме­ня­ла дру­гая каж­дые два-три меся­ца. И перед каж­дой новой все­рос­сий­ской вла­стью гла­ва Алаш-Орды А.Букейхан упор­но и аргу­мен­ти­ро­ван­но отста­и­вал пра­во каза­хов имен­но на эти зем­ли и тер­ри­то­рии, заяв­ляю, что «Авто­но­мия Алаш  объ­еди­ня­ет 6-ти мил­ли­он­ное казак-кир­гиз­ское насе­ле­ние Казак­ско­го Края», нико­гда не вхо­див­ше­го в состав Сиби­ри и Тур­ке­стан­ских обла­стей; Авто­но­мия Алаш… зани­ма­ет тер­ри­то­рию, име­ю­щую фор­му почти кру­га (!), состав­ля­ет круп­ную, с 10 мил­ли­он­ным насе­ле­ни­ем поли­ти­че­скую еди­ни­цу».

Напри­мер, в резуль­та­те пере­го­во­ров с Коми­те­том чле­нов все­рос­сий­ско­го учре­ди­тель­но­го собра­ния [«Комуч»], лиде­ру Алаш-Орды уда­лось добить­ся, во-пер­вых, «вре­мен­но­го при­зна­ния» авто­но­мии «до утвер­жде­ния учре­ди­тель­ным собра­ни­ем поло­же­ния о пра­вах авто­ном­ной обла­сти Алаш», а во-вто­рых – вре­мен­но­го вклю­че­ния в состав Алаш всех «спор­ных участ­ков и тер­ри­то­рий».

Здесь важ­но под­черк­нуть, что ни до фев­раль­ской рево­лю­ции, ни в пери­од суще­ство­ва­ния наци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ной авто­но­мии Алаш в 1917–1920 годах и ни в годы стро­и­тель­ства Казах­ско­го совет­ско­го госу­дар­ства, А.Букейхан и его сорат­ни­ки по Алаш-Орде не пре­сле­до­ва­ли и не доби­ва­лись высе­ле­ния рус­ских кре­стьян-пере­се­лен­цев, т.н. «немец­ких коло­ни­стов» и «хох­лов» [как их назы­ва­ли сами пере­се­лен­цы и цар­ские чинов­ни­ки. Прим. авто­ра], а так­же каза­ков и мно­гих дру­гих с заня­тых ими земель­ных участ­ков и уго­дий с даль­ней­шей депор­та­ци­ей в Рос­сию. Во всех сво­их тру­дах, иссле­до­ва­ни­ях, ста­тьях и замет­ках, А.Букейхан рас­смат­ри­вал все пере­чис­лен­ные кате­го­рии пере­се­лен­цев как жертв «без­дум­ной коло­ни­за­тор­ско-захват­ни­че­ской поли­ти­ки» цар­ских вла­стей. После паде­ния само­дер­жа­вия, будучи комис­са­ром Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства, А.Букейхан не допус­кал само­суд каза­хов над пере­се­лен­ца­ми или насиль­ствен­но­го высе­ле­ния их с заня­тых участ­ков. Об этом сви­де­тель­ству­ет его теле­грам­ма от 19 мая 1917 года, отправ­лен­ная Тур­гай­ским област­ным комис­са­ром из Орен­бур­га: «Если каза­хи аула № 2 Илек­ской воло­сти, сидя­щие ныне на участ­ке № 434, не соглас­ны жить на усло­ви­ях и на том месте, кои ука­за­ны в про­то­ко­ле от 13 мая 1917 г., состав­лен­ном пред­се­да­те­лем облу­пра­вы Тка­чен­ко и това­ри­щем пред­се­да­те­ля Кадыр­ба­е­вым, то они будут силою выдво­ре­ны. Рус­ским будет про­ве­де­на бороз­да – грань, за эту грань каза­хи скот пус­кать не долж­ны, тра­вить луга и посе­вы не долж­ны. Про­шу не ссо­рить­ся с рус­ски­ми, жить в ладу. В про­тив­ном слу­чае каза­хи будут нака­за­ны. Тур­гай­ский област­ной комис­сарА.Букейханов». Посколь­ку засе­ле­ние казах­ских сте­пей рус­ски­ми пере­се­лен­ца­ми он при­зна­вал как свер­шив­ший­ся факт. По это­му пово­ду нака­нуне объ­яв­ле­ния Авто­но­мии Алаш А.Букейхан напи­сал сле­ду­ю­щее: «В Ураль­ске, Акмо­лин­ске, Семи­па­ла­тин­ске мно­го мужи­ков [рус­ские кре­стьяне-пере­се­лен­цы] сосед­ству­ют с нами: в этих обла­стях мужик и казах сме­ша­лись. Если решим оста­вить этих каза­хов и отде­лить­ся, что­бы жить обособ­ленн, то эти каза­хи оста­нут­ся сре­ди рус­ских; если пытать­ся их пере­се­лить, то эти каза­хи вряд­ли поки­нуть зем­ли пред­ков, а если поки­нут – будет глу­по.

 

Самые пло­до­род­ные зем­ли каза­хов там, где они живут в пере­меж­ку с мужи­ка­ми. В слу­чае объ­яв­ле­ния каза­ха­ми сво­ей авто­но­мии, есть надеж­да, что наши рус­ские оста­нут­ся с нами. Наша наци­о­наль­ная авто­но­мия в силу обсто­я­тельств ста­нет не брат­ской авто­но­ми­ей, а тер­ри­то­ри­аль­ной. Похо­же, что внут­рен­ние рус­ские под­дер­жи­ва­ют это».

Если вни­ма­тель­но вчи­тать­ся в содер­жа­ние поста­нов­ле­ния Вто­ро­го все­ка­зах­ско­го съез­да от 5–13 декаб­ря 1917 года, обра­зо­вав­ше­го Авто­но­мию Алаш, то там нет ни сло­ва о высе­ле­нии пере­се­лен­цев с заня­тых земель и депор­та­ции их на внут­рен­ние губер­нии Рос­сии. За то в этом поста­нов­ле­нии, как и во всех после­ду­ю­щих офи­ци­аль­ных доку­мен­тах Алаш-Орды, а так­же в про­то­ко­лах пере­го­во­ров быв­ших лиде­ров Алаш-Орды с вождя­ми Совет­ской вла­сти, чет­ко пере­чис­ля­ют­ся все зем­ли и тер­ри­то­рии, под­ле­жа­щие немед­лен­но­му воз­вра­ту в соб­ствен­ность казах­ско­го наро­да, как, напри­мер, в поста­нов­ле­нии Пер­во­го все­ка­зах­ско­го съез­да от 21–28 июля 1917 года: 1) До пол­но­го пере­се­ле­ния каза­хов в сво­их участ­ках, казах­ские участ­ки не долж­ны быть насе­ля­е­мы никем; 2) …Все сле­ду­ю­щие участ­ки, ото­бран­ные у каза­хов, долж­ны немед­лен­но воз­вра­ще­ны послед­ним. Участ­ки дво­рян­ские, ско­то­вод­че­ские, тор­го­во-про­мыш­лен­ные, курорт­ные, мона­стыр­ские, от пере­сель­чан, отру­бы, оброч­ные ста­тьи, участ­ки, выдан­ные част­ным лицам, пока­за­тель­ные поля, но в дей­стви­тель­но­сти отдан­ные гор­ни­зо­нам и дру­гим… 3) Пре­кра­тить запись в сво­бод­ные участ­ки и т.д.

 

Далее. В ходе же пере­го­во­ров с Сибир­ской авто­но­ми­ей о вза­им­ном при­зна­нии, состо­яв­ших­ся 13–26 июля 1918 года в Омске, меж­ду А.Букейханом и лиде­ра­ми Сибир­ской авто­но­мии воз­ни­ка­ли мно­го­чис­лен­ные раз­но­гла­сия, а порой и кон­флик­ты по пово­ду при­над­леж­но­сти Семи­па­ла­тин­ской обла­сти, Куста­най­ско­го уез­да и дру­гих рай­о­нов, как это отме­ча­ет в сбор­ни­ке доку­мен­тов соста­ви­тель Н.Мартыненко.Эти пере­го­во­ры завер­ши­лись со вза­им­ным при­зна­ни­ем, но вско­ре место Сибир­ской авто­но­мии заня­ло оче­ред­ное Вре­мен­ное все­рос­сий­ское пра­ви­тель­ство, обра­зо­ван­ное 23 сен­тяб­ря на госу­дар­ствен­ном сове­ща­нии в Уфе [«Уфим­ская дирек­то­рия»], кото­рое сво­им ука­зом от 22 октяб­ря (4 нояб­ря) 1918 года поста­но­ви­ло «Пра­ви­тель­ство Ала­ша – Алаш-Орду счи­тать пре­кра­тив­шим свое суще­ство­ва­ние». Но реаль­но свое суще­ство­ва­ние пре­кра­ти­ла сама «Уфим­ская дирек­то­рия» 18 нояб­ря того же года. Она была раз­гром­ле­на т.н. «Омским пра­ви­тель­ством» во гла­ве с «Вер­хов­ным пра­ви­те­лем» адми­ра­лом Кол­ча­ком, избран­ным в тот же день.

Даже после появ­ле­ния «Омско­го пра­ви­тель­ства», гла­ва Алаш-Орды А.Букейхан так­же твер­до, упор­но и с кон­крет­ны­ми фак­та­ми на руках про­дол­жал отста­и­вать  пра­во сво­е­го наро­да на авто­но­мию на тер­ри­то­ри­ях тех же обла­стей и губер­ний. Напри­мер, на засе­да­нии пред­ва­ри­тель­ной меж­ве­дом­ствен­ной комис­сии Омско­го пра­ви­тель­ства по устрой­ству казах­ско­го наро­да от 11 фев­ра­ля 1919 года, лидер Алаш-Орды заявил о пра­вах каза­хов на Пет­ро­пав­лов­ский уезд Акмо­лин­ской обла­сти, акцен­ти­руя вни­ма­ние комис­сии на неза­кон­ной захват­ни­че­ской поли­ти­ке цар­ской вла­сти: «Поли­ти­ка пере­се­лен­че­ско­го управ­ле­ния в наших обла­стях была поли­ти­кой заво­е­ва­тель­ной по при­е­му­ще­ству. Казак­ское насе­ле­ние посте­пен­но вытес­ня­лось из сво­их зимо­вок, у него отни­ма­лись мече­ти, в кото­рых пере­се­лен­цв дер­жа­ли телят… В 1911 году, на осно­ва­нии высо­чай­ше утвер­жден­но­го мне­ния сове­та министров,участки зем­ли мож­но было сда­вать в арен­ду ско­то­во­дам на 36 лет. Пере­се­лен­че­ское управ­ле­ние ста­ло наре­зать участ­ки в 15.000 деся­тин, 10.000 и т.п. и раз­да­вать их раз­ным лицам. Таким полу­чил гро­мад­ный уча­сток това­рищ пред­се­да­те­ля госу­дар­ствен­ной думы Варун-Сек­рет в Пет­ро­пав­лов­ском уез­де Акмо­лин­ской обла­сти, 15.000 деся­тин полу­чил в арен­ду граф Потоц­кий. Мне­ние сове­та мини­стров, про­ти­во­ре­ча­щее зако­ну, где ска­за­но, что могут сда­вать­ся в арен­ду участ­ки не боль­ше 25 деся­тин, созда­ло совер­шен­но ненор­маль­ное земель­ное отно­ше­ние в сте­пи. Каза­ки при­нуж­де­ны арен­до­вать соб­ствен­ные зем­ли. Мы тре­бу­ем, что­бы… не повто­рять оши­бок про­шло­го, не делать того, что дела­лось до фев­раль­ской рево­лю­ции. Мы про­сим вер­нуть земель­ный вопрос в то поло­же­ние, в каком он был при вре­мен­ном пра­ви­тель­стве Льво­ва-Керен­ско­го».

 

Кро­ме того А.Букейхан с такой же реши­мо­стью сто­ял за пра­во авто­но­мии Алаш на созда­ние соб­ствен­ной армии: «В вопро­се о мили­ции вы меня не поня­ли. Мили­ция наша – это вой­ско. Оно уже фак­ти­че­ски суще­ству­ет: 700 наших джи­ги­тов нахо­дят­ся на фрон­те в Семи­ре­чье, 540 чело­век у Тро­иц­ка, 2000 чело­век в Ураль­ской обла­сти. Когда вы чита­е­те сооб­ще­ния об успе­хах на семи­ре­чен­ском фрон­те, то знай­те, что эти успе­хи достиг­ну­ты бла­го­да­ря нашим отря­дам… Армия долж­на быть орга­ни­зо­ва­на напо­до­бие каза­чьих войск с само­сто­я­тель­ным вой­ско­вым управ­ле­ни­ем».

 

А.Букейхан был реа­ли­стом: гиб­ким и праг­ма­тич­ным поли­ти­ком, даль­но­вид­ным госу­дар­ствен­ным дея­те­лем. Для него, как гла­ве юной наци­о­наль­ной авто­но­мии, было важ­нее все­го сохра­не­ние это­го авто­ном­но­го обра­зо­ва­ния в пре­де­лах искон­ных казах­ских тер­ри­то­рий и земель, во имя чего он был готов най­ти ком­про­мисс хоть с боль­ше­ви­ка­ми, несмот­ря на нали­чие непри­ми­ри­мых про­ти­во­ре­чий с их вождя­ми отно­си­тель­но фор­мы госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния и под­лин­но­го наро­до­вла­стия, что ярко выра­зи­лось в памят­ке кре­стья­нам, сол­да­там и рабо­чим от 1 декаб­ря 1917 года. После пере­ез­да Народ­но­го сове­та Авто­но­мии Алаш-Орда в город Алаш в мар­те 1918 года, А.Букейхан пред­при­нял первую попыт­ку всту­пить в пере­го­во­ры с В.Лениным и И.Сталином. Заме­чу, что это про­изо­шло еще задол­го до нача­ла пере­го­во­ров с Кому­чем в июне того же года. По сви­де­тель­ству С.Букейхана, млад­ше­го бра­та лиде­ра Алаш, на засе­да­нии пра­ви­тель­ства, состо­яв­шем­ся в нача­ле мар­та в доме казах­ско­го куп­ца Жуме­ке Ора­за­ли­на в горо­де Алаш [Зареч­ная Сло­бод­ка, Семи­па­ла­тинск. Прим. авто­ра], А.Букейхан пред­ло­жил сво­им сорат­ни­кам при­знать власть боль­ше­ви­ков и заклю­чить с ними мир, заявив: «мы сла­бые: у нас нет ору­жия и доста­точ­но сил, что­бы дол­го сопро­тив­лять­ся им». Тогда боль­шин­ством голо­сов чле­нов Народ­но­го сове­та это пред­ло­же­ние был отверг­ну­то. К тому же пере­го­во­ры с В.Лениным и И.Сталиным по пря­мо­му про­во­ду пре­рва­лись из-за рез­ко­го ухуд­ше­ния поло­же­ния самой крас­ной армии в Сиби­ри, север­ных и севе­ро-запад­ных обла­стях Авто­но­мии Алаш.

Осе­нью 1919 года, когда ста­ло ясно неми­ну­е­мое пора­же­ние армий адми­ра­ла Кол­ча­ка, гла­ва Алаш-Орды пред­при­нял попыт­ку воз­об­но­вить пере­го­во­ры с Совет­ской вла­стью. Но в этот раз вожди боль­ше­ви­ков име­ли все воз­мож­но­сти дик­то­вать усло­вия при­со­еди­не­ния Авто­но­мии Алаш к Совест­кой вла­сти, неже­ли в мар­те 1918 года.

Здесь важ­но под­черк­нуть, что те9 обла­стей, Буке­ев­ская орда Аст­ра­хан­ской губер­нии и смеж­ные казах­ские воло­сти Алтай­ской губер­нии, а так­же Пет­ро­пав­лов­ский уезд Акмо­лин­ской обла­сти [ныне Севе­ро-Казах­стан­ская область], пра­во каза­хов на них А.Букейхан упор­но и после­до­ва­тель­но отста­и­вал спер­ва перед вре­мен­ны­ми все­рос­сий­ски­ми пра­ви­тель­ства­ми, а затем и перед совет­ски­ми вождя­ми как закон­ную тер­ри­то­рию Авто­но­мии Алаш, как искон­ные зем­ли каза­хов, сего­дня явля­ют­ся состав­ной и неотъ­ем­ли­мой частью совре­мен­но­го неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на.

В завер­ше­ние ста­тьи мож­но доба­вить две мало­из­вест­ные стра­ни­цы исто­рии Казах­ста­на 1919–1920-х годов, когда шли в Крем­ле шли непро­стые пере­го­во­ры по опре­де­ле­нию гра­ниц меж­ду Казах­ской авто­но­ми­ей и РСФСР.

Пер­вая исто­рия повест­ву­ет о том, как 29 лет­не­му Алим­ха­ну Ерме­ко­ву уда­лось отсто­ять перед осно­ва­те­лем и вождем Совет­ской вла­сти В.Лениным тогда еще Гурьев­скую, ныне неф­те­га­зо­вую кла­дезь Казах­ста­на — Аты­ра­ускую область. Неболь­шая цита­та из его пись­мен­ных вос­по­ми­на­ний была опуб­ли­ко­ва­на Жаи­ком Бек­ту­ро­вым в 1989 году в кара­ган­дин­ской про­вин­ци­аль­ной газе­те «Орта­лық Қаза­қстан». По све­де­ни­ям ныне покой­но­го Ж.Бектурова, руко­пись этих вос­по­ми­на­ний хра­нят­ся в лич­ных архи­вах Г.Мусрепова, совет­ско­го казах­ско­го писа­те­ля, и М.Ермекова, род­но­го сына А.Ермекова.

Вто­рая исто­рия, более извест­ная, о том, как Ахмет Бай­тур­сы­ну­лы одним пись­мом во ВЦИК СНК вер­нул Куста­най­ский уезд из соста­ва Челю­бин­ской обла­сти Рос­сии под юрис­дик­цию авто­ном­ной рес­пуб­ли­ки. Сего­дня, как извест­но, Куста­най­ская область явля­ет­ся жит­ни­цей неза­ви­си­мой стра­ны, где  еже­год­но соби­ра­ет­ся по край­ней мере ¼ зер­на Казах­ста­на. Уда­лось бы А.Ермекову и А.Байтурсынулы отсто­ять и вер­нуть каза­хам эти обла­сти, если за ними не сто­я­ла мощ­ная фигу­ра лиде­ра нации А.Букейхана с его неоспо­ри­мы­ми науч­ны­ми и исто­ри­че­ски­ми фак­та­ми, аргу­мен­та­ми и архив­ны­ми доку­мен­та­ми, потвер­жда­ю­щи­ми неза­кон­ный захват этих земель цар­ски­ми коло­ни­аль­ны­ми вла­стя­ми? Ответ оче­ви­ден.

А.Букейхан сам непо­сред­ствен­но участ­во­вал в пере­го­во­рах, точ­нее на засе­да­ни­ях Сове­та народ­ных комис­са­ров РСФСР в Крем­ле во гла­ве казах­ской деле­га­ции, когда обсуж­дал­ся вопрос опре­де­ле­ния гра­ниц Казах­ста­на и Рос­сии. Но он чаще все­го пред­по­чи­тал нахо­дить­ся в тени сво­их кол­лег, но снаб­жая и вкла­ды­вая в уста сво­их более моло­дых сорат­ни­ков, напри­мер, того же А.Ермекова, те или иные неоспо­ри­мые аргу­мен­ты и фак­ты.

Или дру­гой при­мер. В сво­ем пись­ме с тре­бо­ва­ни­ем воз­вра­та Куста­най­ско­го уезда,в А.Байтурсынулы исполь­зо­вал не толь­ко факт сво­е­го рож­де­ния и рабо­ты учи­те­лем в этом уез­де, но для пущей убе­ди­тель­но­сти при­вел фак­ты неза­кон­но­го захва­та казах­ских земель в уез­де каза­ка­ми, немец­ки­ми коло­ни­ста­ми, укра­ин­ца­ми-хох­ла­ми, как в то вре­мя их назы­ва­ли, и рус­ски­ми кре­стья­на­ми-пере­се­лен­ца­ми, при­ве­ден­ные в ста­тье А.Букейхана «Буду­щая пусты­ня» от 1908 года.

Факт уча­стия А.Букейхана в обсуж­де­ни­ях гра­ниц в руко­во­дя­щей роли потвер­жда­ет­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми А.Ермекова, так и сле­ду­ю­щим архив­ным доку­мен­том, предо­став­лен­ным РГАСПИ. Это выпис­ка из про­то­ко­ла засе­да­ния Полит­бю­ро ЦК РКП(б) от 8 мар­та 1920 года под пунк­том 17 о вызо­ве Букей­ха­но­ва на засе­да­ние Сов­нар­ко­ма, в кото­ром его имя фигу­ри­ру­ет как «чле­на Кир­рев­ко­ма». Это совер­шен­но новое и дей­стви­тель­но сен­са­ци­он­ное све­де­ние. Посколь­ку по офи­ци­аль­ной исто­рио­гра­фии Казах­ста­на, из быв­ших лиде­ров пра­ви­тель­ства Алаш-Орда лишь А.Байтурсынулы и А.Ермеков вхо­ди­ли в состав Каз­рев­ко­ма.

В 1928 году А.Букейхан напи­сал и опуб­ли­ко­вал в жур­на­ле «Народ­ное хозяй­ство Казах­ста­на» неболь­шой, но очень цен­ный науч­ный очерк под заго­лов­ком «Сель­ское хозяй­ство Кара-Кал­пак­ской обла­сти». До 1930 года Кара­кал­пак­ская авто­ном­ная область еще оста­ва­лась в соста­ве Казах­ской АССР. Этот свой очерк лидер Алаш поспе­шил опуб­ли­ко­вать из-за опа­се­ния пла­ни­ру­е­мо­го пере­под­чи­не­ния обла­сти непо­сред­ствен­но РСФСР или же чисто в науч­ных целях, допод­лин­но неиз­вест­но. Но Кара-Кал­пак­ская авто­ном­ная область 20 июля 1930 года была выве­де­на из соста­ва Казах­ской АССР и пере­под­чи­не­на непо­сред­ствен­но РСФСР, а 5 декаб­ря 1936 года — пере­да­на в состав Узбек­ской ССР, кото­рая в 1930 году успе­ла при­об­ре­сти в каче­стве новой сто­ли­цы еще и город Таш­кент.

Сто­ит ли напо­ми­нать, что в 1918–1924 годах Таш­кент являл­ся сто­ли­цей Тур­ке­стан­ской АССР под руко­вод­ством Т.Рыскулова и С.Ходжанова и до 1930 года фак­ти­че­ски оста­вал­ся в соста­ве Казах­ской АССР. В Таш­кен­те изда­ва­лись газе­та «Ақ жол», жур­нал «Шол­пан», казах­ской наци­о­наль­ной интел­ли­ген­ци­ей был открыт Сред­не­ази­ат­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет – САГУ, на базе кото­ро­го воз­ник сего­дня­ший Таш­кенст­кий госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет (Таш­ГУ).

Еще рань­ше, в 1925 году, сто­ли­ца КазАССР была пере­не­се­на из Орен­бур­га в Кызыл-Орду, город Орен­бург вме­сто с одно­имен­ной обла­стью был вклю­чен в состав РСФСР. Но эти тер­ри­то­ри­аль­ные пере­де­лы про­ис­хо­ди­ли в отсут­ствии А.Букейхана не толь­ко в соста­ве руко­вод­ства рес­пуб­ли­ки, но и вооб­ще в пре­де­лах род­ных сте­пей. С 1922 года лидер Алаш-Орды был заперт в «мос­ков­скую клет­ку», из кото­рой мог вырвать­ся в род­ные края лишь изред­ко.

KARTA1924

В заклю­че­ние пред­ла­гаю вни­ма­тель­но изу­чить кар­ту Казах­ста­на до 1930 года, опуб­ли­ко­ван­ную в 1985 году иссле­до­ва­те­ля­ми из Обще­ства изу­че­ния Цен­траль­ной Азии Окс­форд­ско­го уни­вер­си­те­та. В ней нель­зя не заме­тить то, что к это­му момен­ту тер­ри­то­рия Казах­ста­на обре­ла как раз фор­му «почти кру­га», очер­чен­ную лиде­ром Алаш-Орды еще в 1918–1919 годах, когда упор­но и после­до­ва­тель­но отста­и­вал пра­во каза­хов на эти тер­ри­то­рии перед все­ми «все­рос­сий­ски­ми» вла­стя­ми, поз­же и перед вождя­ми Совест­кой вла­сти. По этой кар­те мож­но так­же убе­дить­ся в том, что вслед­ствие отде­ле­ния Орен­бур­ской обла­сти и Кара­кал­пак­ской авто­ном­ной обла­сти, Казах­стан «обрел» нынеш­нюю фор­му сво­их тер­ри­то­рии. Дожи­ви А.Букейхан до сего­дняш­них дней, навер­ня­ка повто­рил бы сло­ва, ска­зан­ные нака­нуне про­звоз­гла­ше­ния авто­но­мии Алаш-Орда: «Нам не мало и этих земель, лишь бы их сохра­нить и осво­ить».

 

Сул­тан-Хан АККУЛЫ.

Пра­га, декабрь 2012 года.

 

Республиканский еженедельник онлайн