fbpx

Плетенье ЧЕПУХИ Герольд БЕЛЬГЕР

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №14 (378) от 13 апре­ля 2017 г.

 

Смысл воль­ных строк


 

Я заме­тил: отме­ча­ют заслу­ги тех или иных лич­но­стей слиш­ком позд­но, когда в том нет ника­кой нуж­ды, или вооб­ще не отме­ча­ют.

Мой друг С., карьер­ный дипло­мат, без­упреч­но про­слу­жив­ший пол­ве­ка на высо­ких ответ­ствен­ных постах, полу­чил орден «Поче­та» («Құр­мет») в 80-лет­нем воз­расте. Ну не смеш­но ли?

Есть такое кры­ла­тое выра­же­ние «После ужи­на – гор­чи­ца». Вид­но, его упо­треб­ля­ют имен­но в подоб­ных слу­ча­ях.

 

***

А что озна­ча­ет «посе­ять зубы дра­ко­на»? Что-то зло­ве­щее. Смысл: посе­ять враж­ду, раз­до­ры, сму­ту. Выхо­дит, Рос­сия, США, Евро­па в отно­ше­нии Укра­и­ны все сооб­ща сеют зубы дра­ко­на.

 

***

Зво­нит мне сим­па­тич­ный, напо­ри­стый и здра­во­мыс­ля­щий казах. И заяв­ля­ет: «Я, Гер-аға, за ЕврАз­Эс! Ина­че нам не выжить. И пусть Рос­сия будет силь­ной. Пусть будет над­на­ци­о­наль­ный орган. И даже если мы лишим­ся неза­ви­си­мо­сти, то кого мы теря­ем? Толь­ко сво­их воров. Гра­би­те­лей сво­е­го наро­да. Пусть про­ва­лят­ся!».

Зво­нит дру­гой казах, тоже сим­па­тич­ный, дав­ний мой кол­ле­га. «Если наш сару­ар под­пи­шет согла­ше­ние по ЕврАз­Эс, мы погиб­нем. Мы ока­жем­ся в сил­ках рус­ских. Нашей неза­ви­си­мо­сти насту­пит хана. И тогда за что мы боро­лись?! Нас мигом поста­вят на коле­ни, и мы ока­жем­ся у раз­би­то­го коры­та. Я реши­тель­но про­тив ЕврАз­Эс. И тамо­жен­но­го сою­за тоже. Доволь­но! Долой!».

Олжас С. убеж­да­ет: не неза­ви­си­мость нуж­на, а вза­и­мо­за­ви­си­мость. Необ­хо­ди­мо бороть­ся за еди­не­ние, а не раз­бре­дать­ся по закут­кам.

Се ля ви!

Мне же дик­тат Рос­сии не по душе. Рос­сия отторг­ла меня и мой народ, высла­ла, про­яви­ла чер­ную небла­го­дар­ность, обрек­ла на изгой­ство и выми­ра­ние, обер­ну­лась маче­хой. Я эту оби­ду забыть не в состо­я­нии.

С дру­гой сто­ро­ны, пока­зуш­ная неза­ви­си­мость Казах­ста­на мне тоже кажет­ся урод­ством. Неза­ви­си­мость (как бес­пре­дел) обре­ли лишь воры, жули­ки, прой­до­хи, каз­но­кра­ды, раз­бой­ни­ки, хамы, кото­рым на народ свой, на стра­ну свою напле­вать.

Выхо­дит, я боль­ше скло­ня­юсь к Олжа­су, пола­гая, что вза­и­мо­за­ви­си­мость удер­жит людей в чело­ве­че­ских рам­ках.

 

***

Моло­деж­ный сленг все­гда неожи­дан и любо­пы­тен. Он силь­но и доволь­но эффект­но раз­но­об­ра­зит сло­вар­ный состав язы­ка. Разу­ме­ет­ся, в обще­упо­тре­би­тель­ную лек­си­ку он не вхо­дит.

О немец­ком моло­деж­ном слен­ге мне при­хо­ди­лось читать, что-то мне извест­но.

А о казах­ском моло­деж­ном слен­ге ниче­го ска­зать не могу, хотя и вра­ща­юсь актив­но в язы­ко­вой сре­де. Вид­но, из-за скуд­но­го зна­ния род­но­го язы­ка моло­дежь не дорос­ла до образ­но­го слен­га. Воз­мож­но, про­сто я не в кур­се.

Рус­ский же моло­деж­ный сленг (как и тюрем­ный арго) встре­ча­ет­ся доволь­но часто. Есть дико­вин­ные при­ме­ры.

Бул­ко­тряс – дис­ко­те­ка.

Грел­ка – девуш­ка лег­ко­го пове­де­ния.

Гума­ни­за­тор – поли­цей­ская дубин­ка.

Жопинг – танец, в кото­ром боль­ше все­го участ­ву­ет зад­няя часть тела.

Кама­сут­ра – раз­врат.

Ледо­вое побо­и­ще – круп­ная пьян­ка.

Попа­рить­ся – зани­мать­ся сек­сом.

Чвак­нуть­ся – поце­ло­вать­ся.

Шту­ка­тур­ка – силь­но накра­шен­ная дев­ка…

Инте­рес­но, не так ли?

 

***

Пока­зы­ва­ют по «Хаба­ру» фраг­мент засе­да­ния Сове­та без­опас­но­сти. Гово­рит один чело­век в костю­ме и при гал­сту­ке. Осталь­ные мол­ча вни­ма­ют. И что это за Совет?

Пока­зы­ва­ют засе­да­ние пра­ви­тель­ства в свя­зи с обва­лом тен­ге. Один в костю­ме и при гал­сту­ке что-то гла­го­лит. Осталь­ные воды в рот набра­ли. Что за засе­да­ние? Спек­такль одно­го акте­ра?

Пока­зы­ва­ют собра­ние пред­ста­ви­те­лей сило­вых струк­тур. Сплошь пого­ны и орде­на. Один в костю­ме и при гал­сту­ке дает цен­ные ука­за­ния. Осталь­ные ни бум-бум. О чем речь? Моно­лог есть, диа­ло­га нет.

Пока­зы­ва­ют и дру­гие раз­ные высо­кие сбо­ри­ща. Всё тор­же­ствен­но. Гово­рит один в костю­ме и при гал­сту­ке. Кад­ров почти не вид­но. Серая мас­са. Жопе­ке пруд пру­ди.

Неуже­ли таким Мака­ром мы внед­рим­ся в трид­цат­ку циви­ли­зо­ван­ных стран? Тот, что в костю­ме и при гал­сту­ке, может, и вой­дет, а осталь­ные на что рас­счи­ты­ва­ют? Неуже­ли убеж­де­ны, что на без­лю­дье и Фома дво­ря­нин?

 

***

Я бес­пре­стан­но думаю о том, что дала так назы­ва­е­мая неза­ви­си­мость основ­но­му насе­ле­нию Казах­ста­на. Мож­но ли это кон­крет­но опре­де­лить? Так ска­зать, внят­но окон­ту­рить? Мое­го ума явно не хва­та­ет. Для тех, кто вска­раб­кал­ся – по Абаю – зме­ей наверх или взмыл орлом, про­бив­шись к госу­дар­ствен­ной кор­муш­ке, всё опре­де­лен­но ясно: они доби­лись лич­ной неза­ви­си­мо­сти, что­бы без­на­ка­зан­но и бес­пре­дель­но воро­вать сколь­ко душе угод­но и убла­жать свои шкур­ные инте­ре­сы.

Ну, а низы, мас­сы, про­стой люд? Им-то что све­тит? Что озна­ча­ет для них неза­ви­си­мость? От кого и от чего они неза­ви­си­мы?

Чудит­ся мне: как были биша­ра-сор­лы­ба­юш­ки, так и оста­лись.

И вооб­ще, что такое сво­бо­да? И в какой мере она необ­хо­ди­ма рядо­во­му чело­ве­ку?

То, о чем гла­го­лят наши домо­ро­щен­ные фило­со­фы и раз­но­го рода писа­ки-жопе­ке, меня не удо­вле­тво­ря­ет и не убеж­да­ет.

При­хо­дит­ся сове­то­вать­ся с Иоган­ном фон Гёте. А он что гово­рит по это­му пово­ду?

Цити­рую:

«Стран­ная эта шту­ка со сво­бо­дой – ее не труд­но достиг­нуть тому, кто зна­ет себя и уме­ет себя огра­ни­чить. А на что, спра­ши­ва­ет­ся, нам избы­ток сво­бо­ды, кото­рую мы не можем исполь­зо­вать?

Чело­ве­ку хва­та­ет той сво­бо­ды, кото­рая поз­во­ля­ет ему вести нор­маль­ную жизнь и зани­мать­ся сво­им ремеслом, а это доступ­но каж­до­му. Не надо еще забы­вать, что все мы сво­бод­ны лишь на извест­ных усло­ви­ях, нами соблю­да­е­мых» (см. Иоганн Петер Эккер­ман. «Раз­го­во­ры с Гёте в послед­ние годы его жиз­ни», М., «Худ. лит», 1986, стр. 204).

О сво­бо­де Гёте рас­суж­да­ет доволь­но про­стран­но в кон­тек­сте жиз­ни и твор­че­ства Шил­ле­ра (сво­бо­да физи­че­ская и иде­аль­ная), сво­бо­ды дво­ря­ни­на, вла­де­тель­но­го кня­зя, куп­ца, кате­го­ри­че­ско­го импе­ра­то­ра и т.д. Не могу всё это цити­ро­вать, отсы­лаю любо­пыт­но­го чита­те­ля к этим рас­суж­де­ни­ям.

Они, несо­мнен­но, импо­ни­ру­ют.

То, что рабу сво­бо­да не нуж­на, как гово­рит­ся, и ему понят­но. А боль­шин­ство людей – в какой бы стране они ни быто­ва­ли и к како­му роду-пле­ме­ни ни при­над­ле­жа­ли, – они по суще­ству сво­е­му, по иден­тич­но­сти, по соци­аль­но­му поло­же­нию, по миро­вос­при­я­тию, по при­ро­де сво­ей от рабов – духов­ных и физи­че­ских – неда­ле­ко ушли. Сво­бо­да для них – весь­ма отно­си­тель­ное и умо­зри­тель­ное поня­тие. И ниче­го зазор­но­го, обид­но­го в том нет. Сво­бо­да им нуж­на лишь в той мере, что­бы убла­жать свои эле­мен­тар­ные, житей­ские потреб­но­сти – про­сто жить, рас­тить потом­ков, тру­дить­ся, дабы выжить, иметь воз­мож­ность осу­ществ­лять свои скром­ные и тихие надоб­но­сти.

Види­мо, так.

И, пола­гаю, имен­но это имел в виду вели­кий вей­ма­рец.

Мни­мой сво­бо­дой моро­чат голо­вы бед­ным людям про­жжен­ные, цинич­ные поли­ти­ки и наив­но-лжи­вые про­по­вед­ни­ки.

Без такой сво­бо­ды мож­но про­жить.

И без той неза­ви­си­мо­сти, кото­рую вну­ша­ют власть пре­дер­жа­щие про­стым мас­сам, – тоже.

Вооб­ще не сто­ит пре­льщать­ся тем, чего нет и, в сущ­но­сти, не может быть.

Республиканский еженедельник онлайн