ПИСЬМО ПОЭТА ПРЕЗИДЕНТУ

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №34 (398) от 21 сен­тяб­ря 2017 г.

 

Мыс­ли вслух


 

Почти что год назад, 24 нояб­ря 2016 года, я, моск­вич с казах­ски­ми кор­ня­ми, наря­ду со все­ми чита­те­ля­ми круп­ней­шей сто­лич­ной еже­днев­ной новост­ной газе­ты «Мет­ро», выхо­дя­щей мно­го­мил­ли­он­ным тира­жом и бес­плат­но рас­про­стра­ня­е­мой на стан­ци­ях под­зем­ки, узнаю из ее оче­ред­но­го номе­ра, что на моей этни­че­ской родине – Рес­пуб­ли­ке Казах­стан пар­ла­мент рес­пуб­ли­ки при­нял Декла­ра­цию, в кото­рой пред­ло­жил пере­име­но­вать сто­ли­цу стра­ны город Аста­ну в Назар­ба­ев – в честь нынеш­не­го руко­во­ди­те­ля стра­ны. С этой же целью пред­ла­га­ет­ся и дру­гой вари­ант для обо­зна­че­ния назва­ния это­го горо­да, кото­ро­му так и поза­рез ста­ло необ­хо­ди­мо сов­пасть с име­нем пре­зи­ден­та, – Нур­сул­тан.

 

Что поде­ла­ешь, это­му неве­зу­че­му горо­ду на роду, види­мо, напи­са­но столь часто и бес­по­ря­доч­но менять свое наиме­но­ва­ние, не раз, не два и даже не три, при­том в одно сто­ле­тие, и к тому же непол­ное, то есть в тече­ние жиз­ни одно­го чело­ве­че­ско­го поко­ле­ния. В этой свя­зи сто­ит напом­нить чита­те­лю, что в два­дца­том веке город этот назы­вал­ся и Акмо­ла, и Цели­но­град, и Аста­на.

Теперь же его захо­те­ли в оче­ред­ной, чет­вер­тый, раз обла­го­де­тель­ство­вать еще одним, теперь сво­е­го рода титуль­ным, дохо­дя­щим до несу­свет­но­го без­об­ра­зия назва­ни­ем, коим явля­ет­ся имя ныне вполне здрав­ству­ю­ще­го чело­ве­ка, заслу­ги кото­ро­го, одна­ко, еще не оце­не­ны и по опре­де­ле­нию не могут быть оце­не­ны по досто­ин­ству, пока он не почил и пока не про­шло доста­точ­но­го вре­ме­ни, что­бы подой­ти к его лич­но­сти, его заслу­гам, дей­стви­тель­ным ли, мни­мым ли заслу­гам, никак не пред­взя­то, а объ­ек­тив­но, в смыс­ле разум­но и спра­вед­ли­во, ни совре­мен­ни­ка­ми, ни, тем более, потом­ка­ми.

Прав­да, это­му есть воз­ра­же­ние со сто­ро­ны его ярост­ных и ско­рых апо­ло­ге­тов – авто­ров, как оте­че­ствен­ных, так и неко­то­рых зару­беж­ных, таких же пад­ких и рас­счи­ты­ва­ю­щих на при­лич­ное воз­на­граж­де­ние, как и пер­вые, писа­ни­ны о нем, с уче­том важ­но­сти под­ни­ма­е­мой в ней темы, лишь бы она, эта их писа­ни­на, уго­ди­ла заказ­чи­ку, в каче­стве кото­ро­го мог­ло высту­пить… аж само Пер­вое лицо! Кто бы не знал, как писал Дж. Бай­рон, один из вели­чай­ших поэтов мира: «Поэтам за честь и за сати­ры, отлич­но пла­тят все вла­ды­ки мира!» и, кто бы, наобо­рот, знал, что этот непод­ра­жа­е­мо язы­ка­стый аль­био­нец попа­дет в самое «яблоч­ко», когда писал еще о неко­ем пра­ви­те­ле, кото­рый «… пред­по­чтет богат­ство целой нации Дер­жать в руках – и стро­ить махи­на­ции», слов­но про­ник­ши сво­им взгля­дом в наш век и в стра­ну Казах­стан, назва­ния-то кото­рой тогда он и вовсе не мог знать, не пре­тен­дуя на авто­ри­тет деше­во­го про­ри­ца­те­ля, а обла­дая оче­вид­ным фено­ме­ном пред­ска­за­ния…

Пора­жа­юсь тому, как мои веч­ные уста­зы-учи­те­ля с их неуми­ра­ю­щей вне­вре­мен­ной духов­ной муд­ро­стью и неувя­да­ю­щей сла­вой не могут уго­дить гос­по­ди­ну т.н. Елба­сы, чело­ве­ку из одно­го со мной поко­ле­ния, ибо он их либо баналь­но не зна­ет, либо не хочет знать, по край­ней мере, он нико­гда о них не упо­ми­на­ет в сво­их выступ­ле­ни­ях, речах, докла­дах, пла­нах, посла­ни­ях, плат­фор­мах, обра­ще­ни­ях, изры­га­е­мых как сво­и­ми шаман­ству­ю­ще-шам­ка­ю­щи­ми уста­ми, при­спо­соб­лен­ны­ми к про­из­но­ше­нию столь часто ака­де­ми­че­ской абра­ка­даб­ры, так и выхо­дя­щие, надо при­знать, из-под его весь­ма бой­ко­го и пло­до­ви­то­го пера (хотя я знаю, что гени­аль­ный Шри Ауро­бин­до писал одно­вре­мен­но до шести книг и на самые раз­ные темы), залих­ват­ски выда­ю­ще­го подо­зри­тель­но про­дви­ну­тые, но есть опа­се­ние, – про­сро­чен­ные, «не в коня корм» пред­ло­же­ния на потре­бу дня. К тому же он, умуд­ря­ясь в такое мно­же­ство слов вло­жить так мало све­жих и нуж­ных мыс­лей, не веду­щих к жела­тель­ным бла­го­де­тель­ным пере­ме­нам в жиз­ни и быту сво­их слу­ша­те­лей-зри­те­лей-чита­те­лей, лов­ко при­прав­ля­ет эти пред­ло­же­ния пси­хо­ло­ги­че­ской кис­ля­ти­ной в виде нау­ко­об­раз­ных тер­ми­нов, не про­яв­ляя в этом суе­муд­рии како­го-либо про­зре­ния (а если сам он при­зна­ет его про­ро­че­ством, то бес­спор­но сиво­ла­пым), все вре­мя юля и пря­чась за каки­ми-то ква­зи­тео­ре­ти­че­ски­ми посту­ла­та­ми, зву­ча­щи­ми не все­гда внят­но, кажет­ся, и ему само­му не до кон­ца понят­но, зато кра­си­во и кру­то, изящ­но упа­ко­ван­ные в яркие оберт­ки его тол­стен­ных, как на девя­том меся­це бере­мен­но­сти, сочи­не­ний, что все рав­но не оправ­ды­ва­ет спа­си­тель­ную надеж­ду, выска­зан­ную зна­ме­ни­тым немец­ким писа­те­лем Ген­ри­хом Ман­ном: «Сего­дняш­ние кни­ги – это зав­траш­ние дела».

 

Вся без­бед­ная и сытая жизнь чело­ве­ка не есть еще един­ствен­ная, конеч­ная цель и квинт­эс­сен­ция вся­че­ско­го суще­ство­ва­ния рода хомо сапи­енс, твер­ди­ли мои гени­аль­ные настав­ни­ки из раз­ных эпох и наро­дов, кото­рым я не забы­ваю без кив­ка на вре­мя отда­вать дань при­зна­ния и памя­ти, и заста­ви­ли-таки сле­до­вать на про­тя­же­нии всей моей жиз­ни вос­при­ня­то­му от них, в част­но­сти, пифа­го­ро­ву сове­ту: «Одни про­сят у богов вели­ко­го богат­ства, дру­гие знат­ных и высо­ких чинов, иные дол­го­лет­ней жиз­ни, неко­то­рые цело­муд­рен­ной жены, иные исти­ны, но ты ищи пре­муд­ро­сти. С нею при­бу­дут к тебе все сокро­ви­ща». А мое­му идей­но­му оппо­нен­ту в лице гос­по­ди­на Назар­ба­е­ва я поре­ко­мен­до­вал бы тоже при­слу­шать­ся, но еще к одно­му сове­ту-заве­ту это­го древ­не­го элли­на: «Муд­рый! Будь преж­де зако­но­да­те­лем сво­е­го семей­ства, если жела­ешь быть зако­но­да­те­лем тво­е­го оте­че­ства». Ска­за­но, согла­си­тесь, не в бровь, а в глаз…

Посколь­ку Вы, ува­жа­е­мый чита­тель, «попа­ли» в мои руки риф­мо­пле­та-начет­чи­ка, то будь­те любез­ны и про­яви­те тер­пи­мость к его сла­бо­сти – при­бе­га­нию к чужим, но, наде­юсь, вы ско­ро сами в этом убе­ди­тесь, дей­стви­тель­но муд­рым мыс­лям. «Пра­ви­те­ли наро­дов! – вос­кли­цал выше­на­зван­ный све­точ бла­го­мыс­лия древ­но­сти. – Непре­стан­но вспо­ми­най­те изре­че­ние вели­ко­го и пре­муд­ро­го Гер­ме­са: Народ все­гда охот­но пови­ну­ет­ся тем, кто дела­ет ему доб­ро», но ты же, гос­по­дин Назар­ба­ев, доб­ро такое до сих пор более обе­щал, неже­ли делал, и ныне не пере­ста­ешь обе­щать, забы­вая «соиз­ме­рять свои жела­ния, взве­ши­вать мыс­ли, исчис­лять сло­ва».

Хотя к чему тут удив­лять­ся, муд­рец на то муд­рец, что преж­де все­го забо­тит­ся о бла­го­по­лу­чии люд­ско­го пле­ме­ни и жела­ет, что­бы вся­кий достой­ный его пред­ста­ви­тель не был обде­лен сча­стьем и уда­чей в жиз­ни, для чего ему сто­ит про­жить ее так, что­бы потом не было так мучи­тель­но боль­но при мыс­лен­ном обра­ще­нии к сво­е­му про­шло­му, кото­ро­го не удаст­ся ни повто­рить, ни вос­ста­но­вить. Пери­од тво­е­го прав­ле­ния – это вре­мя упу­щен­ных воз­мож­но­стей, но, есте­ствен­но, никак не для тебя одно­го. С этим-то дело у тебя как раз более чем в поряд­ке, что дока­зал вовре­мя отшу­мев­ший небезыз­вест­ный, закон­чив­ший­ся, не успев начать­ся, стран­ный про­цесс «Казахгейт», когда ни из чье­го рта в Казах­стане не выпа­ла «сереб­ря­ная лож­ка», то есть нико­го не мино­ва­ла уда­ча избе­жать позо­ра, боль­ше того – тюрем­ной нары. Упу­щен­ной ока­за­лась воз­мож­ность для тво­их сограж­дан, коих мил­ли­о­ны, не полу­чив­ших поло­жен­ное-долж­ное, а имен­но – более без­бед­ную чем сей­час, мате­ри­аль­но и духов­но бла­го­по­луч­ную жизнь под солн­цем. Оста­ет­ся наде­ять­ся, что вре­мя, и бес­по­щад­ное, и мило­серд­ное одно­вре­мен­но, в сво­ей сущ­но­сти, реаль­ной и потен­ци­аль­ной, пред­став­ля­ет суб­стан­цию, спо­соб­ную к само­ис­це­ле­нию…

 

Если вер­нуть­ся назад, к тому само­му слу­чаю, кото­рый при­клю­чил­ся с пар­ла­мен­том Казах­ста­на и кото­рый послу­жил пово­дом или, ско­рее, при­чи­ной напи­са­ния это­го мое­го оче­ред­но­го обра­ще­ния к тебе, гос­по­дин т.н. Елба­сы, то пред­ла­га­ет­ся при­сво­ить твое имя не како­му-то там рядо­во­му, заштат­но­му, а имен­но само­му что ни на есть глав­но­му гра­ду госу­дар­ства, нося­ще­го бес­спор­но свет­ский харак­тер и спра­вед­ли­во пре­тен­ду­ю­ще­го на про­све­щен­ность, и вдруг – бац! – но на этот раз «не из гря­зи в кня­зи!», а ров­ным сче­том наобо­рот: уда­рить­ся лицом в грязь перед лицом всей Ойку­ме­ны (изви­ни­те за тав­то­ло­гию, но, смею заве­рить, что она не нароч­ная, а неволь­ная, по про­стой при­чине соблю­де­ния при­ня­то­го в рус­ском язы­ке обо­ро­та речи).

Выше­ука­зан­ное пред­ло­же­ние, как бы оно ни выгля­де­ло и с какой угод­но пози­ции, есть чистое свое­во­лие так назы­ва­е­мых народ­ных избран­ни­ков, людей, груп­пу или куч­ку кото­рых по досад­но­му недо­ра­зу­ме­нию в Казах­стане (к вящей муке, не толь­ко там) при­ня­то назы­вать зако­но­да­тель­ным собра­ни­ем – в прин­ци­пе, бес­спор­но необ­хо­ди­мо-важ­ным госу­дар­ствен­ным орга­ном.

Ах, насколь­ко тон­ка и эфе­мер­на, услов­на и подвиж­на грань меж­ду иди­о­тиз­мом и гени­аль­но­стью: эти горе-избран­ни­ки имен­но таким, нестан­дарт­но-казу­и­сти­че­ским обра­зом въявью пока­за­ли и, не стра­дая зам­ше­ло­стью взгля­дов, откры­то, без вся­кой утай­ки и жеман­ства про­де­мон­стри­ро­ва­ли свое отно­ше­ние к объ­ек­ту вро­де бы искрен­не­го обо­жа­ния сво­их изби­ра­те­лей, если верить дан­ным широ­ко и охот­но рекла­ми­ру­е­мых опро­сов обще­ствен­но­го мне­ния, то бишь к фигу­ре пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, и, нисколь­ко не сум­ня­ще­ся, сде­ла­ли сна­ча­ла такое вот более чем экс­тра­ор­ди­нар­ное пред­ло­же­ние, а затем, почти впо­пы­хах, слов­но есть кто-то, кто может немед­ля нало­жить вето, при­ня­ли его.

 

Прав­да, и речь-то идет не о каком-то необыч­но-заоб­лач­ном пред­ме­те, яркость кото­ро­го обрат­но про­пор­ци­о­наль­на квад­ра­ту рас­сто­я­ния до него, а дей­стви­тель­но об объ­ек­те, если же быть еще точ­нее – субъ­ек­те, при­зван­ном сво­ей не толь­ко кон­сти­ту­ци­он­ной ипо­ста­сью, но и мораль­но-эти­че­ской сущ­но­стью, про­сто сво­ей чело­ве­че­ской, мир­ской волей и духов­ной верой (если они, конеч­но, как тако­вые, при­сут­ству­ют в нем) ока­зы­вать, осо­бен­но в труд­ные вре­ме­на боли, немо­щи и печа­ли помощь осла­бев­шим, уте­ше­ние страж­ду­щим, надеж­ду алчу­щим. Я так пони­маю зна­че­ние роли, кото­рую игра­ет или дол­жен играть по боль­шо­му сче­ту любой пре­зи­дент любо­го госу­дар­ства, и не толь­ко в экс­тре­маль­ных слу­ча­ях, а в любое вре­мя в судь­бе всей цело­куп­но­сти наро­до­на­се­ле­ния сво­ей стра­ны. А в слу­чае с Казах­ста­ном речь идет об изби­ра­те­лях, неиз­мен­но голо­су­ю­щих вот уже в тече­ние без малой чет­вер­ти века на выбо­рах за фак­ти­че­ски един­ствен­ную кан­ди­да­ту­ру одно­го и того же субъ­ек­та на выс­ший госу­дар­ствен­ный пост.

И, есте­ствен­но, пар­ла­мен­та­рии его-то вполне логич­но счи­та­ют и сво­им пас­ты­рем, кото­рый обре­та­ет­ся не в какой-нибудь из небес­ных туман­но­стей, а сам, соб­ствен­ной пер­со­ной, вре­мя от вре­ме­ни в акку­рат появ­ля­ет­ся на сво­ем почет­ном месте зак­со­бра­ния, все­го-то на рас­сто­я­нии взма­ха пле­ти.

А ведь из муд­рой кни­ги извест­но, что «пора­зи пас­ты­ря, и овцы раз­бре­дут­ся». Прав­да, быва­ют и пас­ту­хи раз­ные, и ста­да не оди­на­ко­вые…

 

Гос­по­дин мой адре­сат, поз­воль заме­тить, что паук тоже одно­знач­но что-то пла­ни­ру­ет, когда пле­тет пау­ти­ну, а бобер – когда стро­ит дам­бу, а с тво­им наме­ре­ни­ем чело­ве­ка с вве­рен­ной ему сверх­пре­зи­дент­ской вла­стью на буду­щее до сих пор нет эле­мен­тар­ной кон­кре­ти­ки в делах, хотя ты дав­но нагро­моз­дил из сло­вес­ной шелу­хи бес­чест­ное коли­че­ство воз­душ­ных зам­ков, обе­щая сво­им сограж­да­нам преж­де все­го улуч­шить оста­ю­щее ахо­вым их соци­аль­но-эко­но­ми­че­ское поло­же­ние в тече­ние всех этих дол­гих-пре­дол­гих, про­сти­те, едва ли не как еврей­ское изгна­ние, лет. Как гово­рят ара­бы, «язык дли­нен у того, чьи дово­ды корот­ки» или, если чуть пере­ина­чить эту пого­вор­ку на древ­ний асси­рий­ский лад, «тух­лое яйцо не тонет».

Неуже­ли ты не в состо­я­нии ура­зу­меть, что твое бес­пре­рыв­но-бес­ко­неч­ное бла-бла, пол­ное догм и откро­вен­ных измыш­ле­ний, дав­ным-дав­но надо­е­ло слу­ша­те­лям? Раз­ве не прав­да, что со вре­ме­ни вве­де­ния в обо­рот наци­о­наль­ной валю­ты стра­ны тен­ге в про­шлом сто­ле­тии, в 1993 году, курс его по срав­не­нию с аме­ри­кан­ским дол­ла­ром обес­це­нил­ся на теку­щий момент намно­го боль­ше, чем сто­крат­но.

Сколь­ко раз воз­ни­ка­ли у тво­их сограж­дан отблес­ки надеж­ды и иной раз даже веры в обе­щан­ное тобой луче­зар­ное зав­тра, но они столь­ко же раз успеш­но накры­ва­лись мед­ным тазом или, ска­жу ина­че, как вер­си­фи­ка­тор, его жен­ским ана­ло­гом. Но хуже все­го не это, а то, о чем гла­сит народ­ная муд­рость: одна ложь – одна ложь, две лжи – две лжи, три лжи – поли­ти­ка…

В завер­ше­ние это­го сво­е­го, пус­кай, не совсем скром­но­го по объ­е­му, поэ­ти­ко-фило­соф­ско­го пас­са­жа, неволь­но заклю­ча­ю­ще­го в себе, разу­ме­ет­ся, в моем пони­ма­нии, сво­е­го рода исто­риософ­ский век­тор в раз­ви­тии обще­ствен­но-поли­ти­че­ской мыс­ли, как ори­ен­та­ции на осмыс­ле­ние про­шло­го, пре­об­ра­же­ние насто­я­ще­го и пред­вос­хи­ще­ние буду­ще­го, я, чело­век, доволь­но дол­го хра­нив­ший при­выч­ку-мол­ча­ние как «нача­ло пре­муд­ро­сти» или, по-дру­го­му, в каче­стве «пер­во­го кам­ня хра­ма муд­ро­сти», решил боль­ше не мол­чать, а выска­зать­ся более пол­но. Решусь при­ве­сти цита­ту, сорвав­шу­ю­ся с губ или, точ­нее, выплес­нув­шу­ю­ся из сер­деч­ной глу­би­ны одно­го из вели­чай­ших мыс­ли­те­лей про­шло­го, при­мер жиз­ни и твор­че­ства кото­ро­го лежит вне пре­де­лов про­стран­ствен­но-вре­мен­ной мат­ри­цы.

На сей раз эта про­стая и в то же вре­мя пре­дель­но поучи­тель­ная мысль при­над­ле­жит Гау­та­ме Буд­де (623–44 до н.э.): «Все, что мы из себя пред­став­ля­ем, – резуль­тат наших мыс­лей. Мы ста­но­вим­ся тем, что о себе дума­ем», кото­рая, в свою оче­редь, про­зву­чав­шая спу­стя три века явно в уни­сон муд­ро­сти Соло­мо­на (965–928 до н.э.): «Чело­век таков, как он дума­ет».

С этим я и обра­ща­юсь к тебе, гос­по­дин Назар­ба­ев, в хлип­кой надеж­де помочь тебе най­ти себя и, заод­но, и это несрав­нен­но важ­нее, най­ти со сво­и­ми граж­да­на­ми – мои­ми сопле­мен­ни­ка­ми, общий язык, веду­щий к обще­на­ци­о­наль­но­му кон­сен­су­су, ина­че ситу­а­ция в стране при трез­вом и лишь холи­сти­че­ски-целост­ном под­хо­де к ней начи­на­ет при­об­ре­тать неопре­де­лен­но-флук­ту­а­ци­он­ный харак­тер, несмот­ря на твои (как хоте­лось бы верить) чест­ные наме­ре­ния и частые уве­ре­ния не допу­стить это­го, что поло­же­ние в Оте­че­стве вот-вот выпра­вит­ся и в ско­ром вре­ме­ни все обра­зу­ет­ся как нель­зя луч­ше. Увы, ино­гда «ложь успе­ва­ет обой­ти пол­ми­ра, пока прав­да наде­ва­ет шта­ны», как заме­тил Чер­чилль, еще тогда, когда мы с тобой пол­за­ли в пол­зун­ках или толь­ко-толь­ко вста­ва­ли на колен­ки. И вряд ли тебе уте­ши­тель­но думать, что это ска­за­но задол­го до того, как ты стал пра­ви­те­лем целой стра­ны.

 

Я нико­гда и нико­му не наби­вал­ся в совет­чи­ки, но все­гда готов дать любо­му, у кого про­чи­ще­но серое веще­ство в череп­ной короб­ке, про­ду­ты уши на макуш­ке (не осли­ные, как обыч­но пред­став­ля­ют их у оли­го­фре­нов-олу­хов) и не замы­ле­ны зыр­кал­ки, сто­я­щие сове­ты из анна­лов седой ста­ри­ны, то есть из арсе­на­ла духов­ных сокро­вищ достой­ных учи­те­лей чело­ве­че­ства, в чис­ле кото­рых есть и, конеч­но же, Пла­тон (428 или 427 гг. до н.э. – 348 или 347 гг.), ска­зав­ший одна­жды: «Не будь само­власт­ным (под­черк­ну­то мной – А.С.) гос­по­ди­ном дру­гих, даже сво­ей соба­ки». Не вол­нуй­ся, я тут не наме­рен сочи­нять, тем более спе­ци­аль­но для тебя, какую-то новую мифо­ло­гию, в кото­рой не быва­ет оши­бок в силу отсут­ствия в ней дав­ле­ния сюже­та или обсто­я­тельств. Я про­сто руко­вод­ству­юсь сво­ей мыс­лей-зада­чей, более чем про­за­и­че­ской, пусть и на пер­вый взгляд, но могу­щей иметь кое-какие послед­ствия в буду­щем.

Но пока у чело­ве­ка есть порох в поро­хов­ни­цах, а в моем слу­чае – воз­мож­ность трез­во и раци­о­наль­но рас­суж­дать на вся­че­ские темы, не сто­ит при­да­вать осо­бо­го зна­че­ния это­му обсто­я­тель­ству, ибо, как пре­ду­пре­ждал неис­пра­ви­мый опти­мист, из кото­ро­го пря­мо-таки выпи­ра­ла энер­гия неист­ву­ю­ще­го бор­ца со вся­ким злом, при этом сам не бли­став­ший здо­ро­вьем Гейне: «Тот, кто посто­ян­но раз­мыш­ля­ет о смер­ти, напо­ло­ви­ну мертв». И это он же одна­жды ска­зал Марк­су, когда тот наве­стил его в боль­ни­це в момент, когда его, Гейне, две мед­сест­ры пере­но­си­ли из одной пала­ты в дру­гую на носил­ке: «Видишь, Карл, ведь жен­щи­ны носят меня до сих пор на руках!».

Но мы ведь с тобой, гос­по­дин т.н. Елба­сы, когда один из нас толь­ко что взгро­моз­дил­ся, а дру­гой готов вот-вот взгро­моз­дить­ся на гре­бень 80-летия, воз­рас­та, до кото­ро­го не дожил ни пер­вый, ни вто­рой из выше­на­зван­ных мной двух заме­ча­тель­ней­ших людей про­шло­го, пожа­луй, во вполне обо­зри­мом буду­щем вме­сте шаг­нем в Вели­кое Ино­бы­тие. Пожа­луй­ста, толь­ко заметь, коль тебе доступ­но снос­ное зна­ние рус­ско­го язы­ка, я не упо­треб­ляю здесь сло­ва «Небы­тие», так как слиш­ком мно­го науч­но дока­зан­ных фак­тов о фено­мене реин­кар­на­ции (если хочешь, лич­но я готов предо­ста­вить их тебе от чисто­го серд­ца на чистой таре­лоч­ке с голу­бой кае­моч­кой, совсем даром, абсо­лют­но бес­плат­но, и это без какой-либо иро­нии). Чем не шутит черт, изви­ни, в дан­ном кон­тек­сте, кажет­ся, спод­руч­нее при­ме­нить сло­во Бог, кото­рый, гово­рят, то ли готов, то ли не готов поиг­рать со Все­лен­ной в кости, если вспом­нить извест­ную науч­ную пере­пал­ку меж­ду непре­взой­ден­ны­ми уче­ны­ми-физи­ка­ми всех вре­мен А. Эйн­штей­ном и Н. Бором, когда пер­вый из них, кри­ти­че­ски оце­ни­вая изло­жен­ную в кван­то­вой физи­ке веро­ят­ност­ную при­ро­ду суб­атом­ных про­цес­сов, ска­зал: «Бог не игра­ет в кости со Все­лен­ной», а вто­рой ему отве­тил: «Пере­стань­те учить Бога, что ему делать!», вдруг мы с тобой встре­тим­ся Там, в Эмпи­ре­ях. Вот будет заба­ва, ни разу наши пути не пере­сек­лись на этом све­те, хотя при жела­нии я мог бы добить­ся у тебя ауди­ен­ции, как гово­рит­ся, в два сче­та, предъ­явив кому сле­ду­ет свое крем­лев­ское удо­сто­ве­ре­ние, перед кото­рым навер­ня­ка дро­жал твой помощ­ник, а ты сам почти­тель­но пасо­вал…


 

Совсем недав­но в Казах­стане, в той же Астане, горо­де, кото­рый ско­ро полу­чит, навер­ное, дру­гое, оче­ред­ное, чет­вер­тое назва­ние за непол­ное сто­ле­тие – твое имя или фами­лию (буд­то вели­ка раз­ни­ца меж­ду хре­ном и редь­кой), ты при­вел к клят­ве сво­их высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков на вер­ность «наро­ду и Назар­ба­е­ву», все­люд­но, слов­но сол­дат-ново­бран­цев на пла­цу, пре­вра­щен­ных в залож­ни­ков обсто­я­тель­ства или, по-ино­му, в игруш­ку слу­чая, но как буд­то инстинк­тив­но и при­выч­но искренне испы­ты­вав­ших наив­но-тро­га­тель­ные, едва ли не нуми­ноз­ные пере­жи­ва­ния, не пони­мая, какой лик при­ни­ма­ешь сам при этом сног­сши­ба­тель­ном зре­ли­ще – или вид вождя како­го-нибудь пле­мен­но­го цар­ства, обла­да­ю­ще­го яко­бы мисти­че­ской и маги­че­ской хариз­мой, или вид не очень даль­но­вид­но­го пра­ви­те­ля, у кото­ро­го в голо­ве кос­мос, а кру­гом – хаос. И это самая мяг­кая иро­ния, кото­рая может быть упо­треб­ле­на мной в этом кон­тек­сте, без сме­ха и скан­да­ла по пово­ду объ­ек­тив­но­сти и непод­дель­но­сти это­го фено­ме­на – этой пере­жи­той теле­зри­те­ля­ми слад­кой гадо­сти, о чем позор­но и пре­ступ­но кому бы то ни было не знать, если не стра­дать сверх­су­же­ни­ем созна­ния.

Но я пони­маю, что это тоже один из тех хит­ро­ум­ных при­е­мов, кото­рые ты при­ме­ня­ешь, воз­буж­дая и направ­ляя стра­сти тол­пы в нуж­ном направ­ле­нии, то есть на поль­зу себе люби­мо­му. А если без лож­ной веж­ли­во­сти, то, смяг­чая по воз­мож­но­сти харак­тер неадек­ват­но­сти дан­ной ситу­а­ции, я вижу в этом сугу­бо офи­ци­аль­ном меро­при­я­тии обще­ствен­ную пош­лость, воз­ве­ден­ную в квад­рат, или обра­зец фее­ри­че­ской глу­по­сти, кото­рой мог бы поза­ви­до­вать извест­ный барон, но не цыган­ский, а немец­кий, то есть гос­по­дин Мюнх­гау­зен. Про­знай он о таком меро­при­я­тии, имев­шем место быть в Акор­де, навер­ня­ка бы пере­вер­нул­ся в гро­бу, но не от сме­ха, а от… зеле­ной зави­сти к тебе, зачи­на­те­лю более чем забав­но­го собы­тия. Даже он, вели­кий враль, при­вык­ший к чуде­сам, вряд ли пове­рил в искрен­ность этой чудо­вищ­но-чуж­дой нор­маль­ной чело­ве­че­ской логи­ке кар­ти­ны-цере­мо­нии, так как отсю­да рукой подать до обы­ча­ев дав­но минув­ших эпох, ска­жем, двух­ты­ся­че­лет­ней дав­но­сти, когда клят­ва име­нем Цеза­ря ста­но­ви­лась обя­за­тель­ной в судах Рим­ской импе­рии.

Таким вот не совсем разум­ным обра­зом ты, как какой-нибудь все­силь­ный вель­мо­жа, и начи­на­ешь новую, почти что полу­вар­вар­скую лето­пись в сво­ей вот­чине. Это была «воз­вы­шен­ная бес­цель­ность», о кото­рой еще гово­рил автор зна­ме­ни­той кни­ги «Закат Евро­пы» О. Шпен­глер и кото­рой ты поз­во­лил себе поба­ло­вать­ся, воз­мож­но, поже­лав про­явить и свою неувя­да­ю­щую фото- или теле­ге­нич­ность, ста­ра­ясь не выгля­деть «мыс­ля­щей раз­ва­ли­ной» (по выра­же­нию того же неза­бвен­но­го Гюго).

 

Ока­зы­ва­ет­ся, на выдум­ки хит­ра не толь­ко голь, но и сыту­ха, что под­твер­жда­ет этот самый новый обряд, вве­ден­ный тобой в Казах­стане, в кото­ром долж­ны будут и нача­ли при­ни­мать уча­стие, доб­ро­воль­но или под гне­том обсто­я­тельств, отныне все госу­дар­ствен­ные чинов­ни­ки клас­са или ран­га «А», не знаю даже, как их точ­но клас­си­фи­ци­ру­ют, и давать клят­ву «наро­ду и Назар­ба­е­ву» с пред­став­ле­ни­ем теле­зри­те­лям наряд­ной, но непо­нят­но какой: то ли офи­ци­аль­ной, то ли про­стой люби­тель­ской, кар­тин­ки. На пер­вой такой сход­ке или меро­при­я­тии нали­че­ство­ва­ли, давая-таки вполне серьез­но, если судить по акку­рат­но-импо­зант­но­му внеш­не­му виду, такую клят­ву, о при­мер­ном, оче­вид­но стан­дар­ти­зи­ро­ван­ном содер­жа­нии кото­рой нико­му нетруд­но дога­дать­ся, гла­ва Наци­о­наль­но­го бан­ка, гене­раль­ный про­ку­рор и про­чая, идей­но-поли­ти­че­ски под­ко­ван­ная, разу­ме­ет­ся, в назар­ба­ев­ском пони­ма­нии, одним сло­вом, почти без­уко­риз­нен­но чет­ко под­го­тов­лен­ная, что­бы не ска­зать выму­штро­ван­ная, бра­тия. Не знаю толь­ко, в оди­ноч­ку ли каж­дый из них или все вме­сте, ско­пом про­из­но­си­ли текст клят­вы, пото­му что сам еще не видел сце­ны сей целой уми­ли­тель­но-уни­зи­тель­ной цере­мо­нии. А ведь почти две с поло­ви­ной тыся­чи лет назад пре­ду­пре­ждал же нас, сво­их потом­ков, вели­чай­ший киник Анти­сфен (445–365 гг. до н.э.), осно­ва­тель и глав­ный тео­ре­тик одной из зна­ме­ни­тых сокра­ти­че­ских школ Древ­ней Гре­ции: «Опас­но давать безум­цу меч, а него­дяю – власть» (кур­сив мой – А.С.)…

В этой свя­зи вполне резо­нен вопрос: что полу­чит­ся, если кто-то из этой высо­ко­чин­ной обой­мы выпа­дет по при­чине не сдер­жа­ния сво­е­го сло­ва, чест­нее кое­го ему и не вспом­нить? Что будет с ним – пожу­рят, осу­дят на сло­вах, как это прак­ти­ко­ва­лось в совет­ское вре­мя на това­ри­ще­ском суде сотруд­ни­ков какой-либо кон­то­ры или учре­жде­ния, где нару­ши­тель рабо­тал, или отда­дут его под насто­я­щий суд с заве­де­ни­ем уго­лов­но­го дела? Вопро­сов уйма, отве­тов – ника­ко­го.

Прав­да, похо­жая цере­мо­ния прак­ти­ку­ет­ся в неко­то­рых стра­нах мира, но и то в крайне ред­ких слу­ча­ях, к тому же пре­дель­но стро­го и изби­ра­тель­но, толь­ко если кто-то зани­ма­ет судь­бо­нос­ную для всей стра­ны долж­ность. И все это ты, гос­по­дин хоро­ший, выда­ешь за гаран­тию неукос­ни­тель­но­го соблю­де­ния эти­ми чинов­ни­ка­ми норм слу­жеб­ной эти­ки, чело­ве­че­ской поря­доч­но­сти, мораль­ной чисто­ты, сна­ча­ла сво­ей соб­ствен­ной, затем сво­их рядов – началь­ни­ков и под­чи­нен­ных в рабо­те соот­вет­ству­ю­ще­го зве­на, тогда как вез­де и всю­ду в рес­пуб­ли­ке, начи­ная с тво­е­го соб­ствен­но­го цен­траль­но­го аппа­ра­та про­цве­та­ет орга­ни­зо­ван­ное, неглас­но поощ­ря­е­мое госу­дар­ством в лице этих самых руко­во­ди­те­лей уза­ко­нен­ное очко­вти­ра­тель­ство, мяг­ко гово­ря, едва ли не все­об­щее воров­ство и пря­мо-таки кло­ко­чу­щая алч­ность? Даст ли такое дон-кихот­ство «выда­вать жела­е­мое за дей­стви­тель­ное» реаль­но­го резуль­та­та – улуч­ше­ния не ими­джа, писан­но­го вилой по воде, но в первую голо­ву, кон­цеп­ту­аль­но­го изме­не­ния всей боль­ной-рас­ша­тан­ной систе­мы чинов­ни­чье­го управ­ле­ния? Но, видать, сей­час речь идет не про­сто о чехар­де адми­ни­стра­тив­но-чинов­ни­чьей, конеч­ный пункт кото­рой неиз­ве­стен до кон­ца, думаю, и тебе само­му, воль­но или неволь­но, осо­знан­но или спон­тан­но ини­ци­и­ро­вав­ше­му ее, кото­рая может пере­ра­с­ти в поли­ти­че­ское про­ти­во­сто­я­ние, и не толь­ко меж­ду отдель­ны­ми лич­но­стя­ми, групп­ка­ми и даже целы­ми кла­на­ми, что поло­же­ние куда серьез­нее, чем оно сей­час мно­гим пред­став­ля­ет­ся.

 

К сожа­ле­нию, общая мас­са моих сопле­мен­ни­ков, охму­рен­ная-оду­ра­чен­ная офи­ци­аль­ной про­па­ган­дой, поза­бы­ла одну из древ­них и прак­тич­ных запо­ве­дей ста­ри­ны: «Не сотво­ри себе куми­ра», отче­го и про­ис­хо­дит вся эта вак­ха­на­лия дико­мыс­лия и безумств. Идет нагляд­но, на гла­зах все­го казах­стан­ско­го обще­ства, а если учесть сего­дняш­нюю про­зрач­ность миро­во­го эфи­ра, все­це­ло охва­чен­но­го совре­мен­ной элек­тро­ни­кой: радио, ТВ, Интер­нет, то и все­го мира, лихо­ра­доч­ный, без пре­уве­ли­че­ния, про­цесс нескон­ча­е­мо-мас­со­во­го уволь­не­ния с рабо­ты неоправ­дав­ших дове­рия, а теперь, полу­ча­ет­ся, и не сдер­жав­ших сво­ей пря­мой, без пят­ныш­ка на чест­ном и чистом гла­зу, клят­вы наро­ду и Назар­ба­е­ву, госчи­нов­ни­ков. Перед оча­ми тво­и­ми, как на грех, про­ис­хо­дит, слов­но по заве­ден­но­му поряд­ку, еже­не­дель­но, быва­ет и каж­до­днев­но, сня­тие с рабо­ты одних, вче­ра лишь назна­чен­ных, но на сего­дня уже успев­ших изряд­но «под­мо­чить­ся», лиц и назна­че­ние вме­сто них дру­гих, новых; заве­де­ние уго­лов­ных дел, заклю­че­ние, арест, пре­да­ние суду руко­во­ди­те­лей мини­стерств и ведомств, госу­дар­ствен­ных, част­ных и гибрид­но­го харак­те­ра учре­жде­ний, фирм, ком­па­ний, кор­по­ра­ций. По офи­ци­аль­ным дан­ным, к нача­лу напи­са­ния это­го мое­го пись­ма в стране под след­стви­ем сиде­ло око­ло трех тысяч таких, пока толь­ко «подо­зре­ва­е­мо-учтен­ных» чинов­ни­ков, а сколь­ко еще неудач­ни­ков (то есть навер­ня­ка пой­ман­ных с полич­ным) набра­лось сей­час, когда с той поры про­шло немно­гим боль­ше года, я не берусь гадать.

Тем не менее, хит­ро­ум­ная семан­ти­ка устро­ен­ной тобой, гос­по­дин Назар­ба­ев, цере­мо­нии в Астане пред­став­ля­ет неко­то­рую загад­ку для тво­их совре­мен­ни­ков, пусть она не так уж зна­чи­тель­на, что­бы палить ум и над­ры­вать серд­це. Обыч­но таким тор­же­ствен­ным и, по сути, обя­зы­ва­ю­щим к бес­пре­ко­слов­но­му пови­но­ве­нию чужой воле и обя­за­тель­но­му испол­не­нию ее, как пра­ви­ло, пре­ступ­но­го зада­ния, цере­мо­ни­а­лом поль­зу­ет­ся посы­ла­ю­щий сво­их под­чи­нен­ных на вер­ную смерть под видом тако­го псев­до­об­ря­да или ква­зик­лят­вы или порой пря­мым физи­че­ским дав­ле­ни­ем какой-нибудь гла­варь тер­ро­ри­сти­че­ской бан­ды, не побрез­го­вал бы ею так­же фана­тик какой-нибудь ради­каль­ной рели­ги­оз­ной груп­пи­ров­ки, коих сей­час в мире более чем доста­точ­но.

Меня, отнюдь не одно­го, а мас­су дру­гих людей, еще инте­ре­су­ет один дели­кат­ный и нема­ло­важ­ный момент: нару­ши­те­лям такой клят­вы кро­ме соот­вет­ству­ю­щей ста­тьи Уго­лов­но­го кодек­са, преду­смат­ри­ва­ет­ся или нет допол­ни­тель­ное нака­за­ние, а если – да, то какое имен­но? Этот вопрос воз­ни­ка­ет вполне есте­ствен­но, коли народ слиш­ком хоро­шо зна­ет цену даже офи­ци­аль­но утвер­жден­ной клят­ве в устах госчи­нов­ни­ка даже само­го выс­ше­го ран­га, сто­я­щей на повер­ку не боль­ше копе­еч­ки. Все без исклю­че­ния эше­лы вла­сти и управ­ле­ния в тво­ем госу­дар­стве, гос­по­дин хоро­ший, уже не эпи­зо­ди­че­ски, а регу­ляр­но сотря­са­ют такие зна­чи­мые кон­флик­ты и скан­да­лы, от кото­рых созда­ет­ся впе­чат­ле­ние, что оно, госу­дар­ство, вот-вот пой­дет враз­нос. А когда име­ют­ся реаль­ные опас­но­сти тво­е­му тро­ну (если бы толь­ко тро­ну…), тебе нель­зя, опас­но питать сомни­тель­ные надеж­ды и бес­по­лез­но идти на хит­ро­ум­ные улов­ки и ухищ­ре­ния…

 

Совсем недав­но некий пол­ков­ник в отстав­ке пове­дал в соц­се­тях об одном чрез­вы­чай­но тре­вож­ном, на его взгляд, слу­чае, имев­шем место в Актю­бин­ской обла­сти: там, где-то в рай­оне погра­нич­ной тамож­ни сотруд­ни­ки МВД путем угроз и шан­та­жа застав­ля­ли пла­тить дань работ­ни­ков КНБ, а автор сооб­ще­ния, сам быв­ший высо­ко­по­став­лен­ный офи­цер, при­знал­ся, что боит­ся наступ­ле­ния 2050 года (думаю, уже не за себя, сто­лет­не­го стар­ца, дай-то Бог дожить ему до тако­го почтен­но­го воз­рас­та!), что тогда обыч­ные бан­дит­ские при­е­мы будут при­ме­нять­ся уже меж­ду пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми стра­ны? А если сей­час, раз­мыш­ля­ет он, бед­ный пол­ков­ник, какая-либо из двух сто­рон, задей­ство­ван­ных в этой, пусть даже неод­но­знач­но-спор­ной афе­ре, пожа­лу­ет­ся в про­ку­ра­ту­ру, то она, послед­няя одно­знач­но про­власт­ная инстан­ция, потре­бу­ет взят­ку и с тех, и с дру­гих…

Ты, гос­по­дин т.н. Елба­сы, образ­но гово­ря, дав­но несешь в каж­дой руке по чемо­да­ну ком­про­ма­тов на тво­их чинов­ни­ков, а не один, какой был у быв­ше­го вице-пре­зи­ден­та РФ Алек­сандра Руц­ко­го, с кото­рым он шастал по кори­до­рам Гос­ду­мы РФ, над­ры­вая при этом свои голо­со­вые связ­ки. Судя по тво­е­му гром­ко­му и чет­ко­му заяв­ле­нию, кото­рое одна­жды обна­ро­до­вал ты сам лич­но, а потом об этом ста­ло широ­ко извест­но бла­го­да­ря сред­ствам мас­со­вой инфор­ма­ции, что ты мог бы при­ве­сти любо­го из сидев­ших вме­сте с тобой за одним, то ли пре­зи­дент­ским, то ли пра­ви­тель­ствен­ным, сто­лом чинов­ни­ков, взяв за руки, в суд. Но и тогда вряд ли ты осме­лил­ся бы рас­крыть одно­вре­мен­но оба чемо­да­на, так как в дру­гом из них ока­за­лись бы некра­си­вые, кри­ми­наль­ные дела не толь­ко тво­их зна­ко­мых, ско­рее шапоч­ных (ибо ты не поз­во­ля­ешь нико­му быть к тебе бли­же это­го рас­сто­я­ния), но самых близ­ких, не исклю­чая род­ных, людей, с кото­ры­ми ты не смог бы обой­тись так уж запро­сто. То есть ты и тут допус­кал изби­ра­тель­ность для пра­во­су­дия стра­ны, что кате­го­ри­че­ски недо­пу­сти­мо, если она, стра­на, циви­ли­зо­ван­ная, под­чи­ня­ет­ся и живет по стро­гим и спра­вед­ли­вым пред­пи­са­ни­ям зако­на, а не по хоте­нию или не хоте­нию любо­го лица, пусть и обла­чен­но­го каки­ми угод­но высо­ки­ми пол­но­мо­чи­я­ми.

Кли­ни­че­ский харак­тер неко­то­рых тво­их тело­дви­же­ний для меня лич­но (впро­чем, я все­гда гово­рю толь­ко от себя, без реве­ран­са в чью-либо сто­ро­ну) – это вопрос-загад­ка, роко­вые аффек­ты кото­ро­го могут при­об­ре­сти при доста­точ­ном уровне позна­ния и пости­же­ния, угро­жа­ю­щую акту­аль­ность, но уже опять не для меня лич­но. И это совсем не мое ипо­хон­дри­че­ское само­ко­па­ние. Посколь­ку ты допус­ка­ешь в сово­куп­но­сти с суе­муд­ри­ем и сло­во­блу­дие (впро­чем, в созву­чии этих слов есть что-то заве­до­мо нехо­ро­шее общее), а так­же фор­мен­ные постыд­ные шало­сти – это все не про­стень­кие ого­вор­ки, небез­обид­ные очит­ки, а сущие ошиб­ки пси­хи­ки и памя­ти, при­ме­ни­мость и при­год­ность кото­рых вызы­ва­ет, как мини­мум, сомне­ние, а иной раз – насто­я­щее подо­зре­ние, а коли веро­ят­ность эта отнюдь не при­зрач­ная, а реаль­ная, то, как гово­рят фран­цу­зы, noblesse oblige – поло­же­ние обя­зы­ва­ет… Как же ты так умуд­рил­ся, гос­по­дин хоро­ший, пере­не­сти этот и смеш­ной и греш­ный одно­вре­мен­но обы­чай в мир мирян, да еще когда на дво­ре XXI век? И адек­ва­тен ли вооб­ще такой посту­пок, твой ли или чужой?

 

Попут­но хоте­лось бы заме­тить, что ней­ро­пла­стич­ность моз­га у чело­ве­ка уве­ли­чи­ва­ет­ся от удив­ле­ния и сме­ха, а по Стен­да­лю, смех уби­ва­ет ста­рость. Еще с 70-х годов про­шло­го века в меди­цине появи­лось новое направ­ле­ние гело­то­ло­гия – изу­че­ние сме­ха и его вли­я­ния на физи­че­ское и пси­хи­че­ское здо­ро­вье чело­ве­ка, в осно­ва­нии кото­ро­го сто­я­ли два аме­ри­кан­ца – нев­ро­лог Уильям Фрай и жур­на­лист Нор­ман Казинс. Послед­ний сумел рас­сме­шить свою смер­тель­ную болезнь, вслед­ствие чего изле­чил­ся-таки от нее, хотя сама по себе сме­хо­те­ра­пия, под сан­скрит­ским назва­ни­ем хасья-йога, как один из состав­ных эле­мен­тов рели­ги­оз­ных и фило­соф­ских систем Древ­ней Индии, име­ет как бы без­на­чаль­ное про­шлое и бес­ко­неч­ное буду­щее…

Но кто и как может вос­пол­нить этот недо­ста­ток и уста­но­вить согла­сие меж­ду мыс­лью, сло­вом и делом чело­ве­ка, дав­но и, пожа­луй, неиз­ле­чи­мо стра­да­ю­ще­го «син­дро­мом сверх­све­жей идеи», увы, в отсут­ствие у него само­го непре­клон­но­го интел­лек­та и урав­но­ве­шен­но­го ума-рас­суд­ка.

Увы, все его в основ­ном, каза­лось бы, вер­ные пред­ло­же­ния об улуч­ше­нии, преж­де все­го, мате­ри­аль­но­го поло­же­ния насе­ле­ния, не под­креп­лен­ные ничем, кро­ме клят­вен­ных заве­ре­ний о дости­жи­мо­сти-пости­жи­мо­сти начер­тан­ных пла­нов в соот­вет­ствии с нау­ко­об­раз­ны­ми посту­ла­та­ми о каких-то новей­ших раз­ра­бот­ках уче­ных-эко­но­ми­стов, как оте­че­ствен­ных, так и зару­беж­ных (види­мо, для пущей убе­ди­тель­но­сти), посто­ян­но бук­су­ют и без­на­деж­но отста­ют от реа­лий дей­стви­тель­но­сти, к тому же тону­щих-исче­за­ю­щих, как мираж, в мно­го- и пусто­сло­вии?

Воис­ти­ну, был прав дру­гой вели­кий англий­ский поэт Уильям Блейк, писав­ший:

«Пре­вы­ше соб­ствен­но­го

«Я»

Никто не ста­вит нико­го!

Того Рас­суд­ку не понять,

Что за пре­де­ла­ми его».

И как тут не вспом­нить и пре­крас­ное заме­ча­ние вели­чай­ше­го духов­но­го дея­те­ля совре­мен­но­сти, недав­но ото­шед­ше­го в иное, надо пола­гать, луч­шее, бытие, Сатьи Саи Бабы: «Пусть вашу голо­ву и серд­це напол­ня­ют свет и любовь, а не про­сто циф­ры и фак­ты».

 

И все это под­ра­зу­ме­ва­ет, разу­ме­ет­ся, в отно­ше­нии к т.н. Елба­сы, пере­стать жон­гли­ро­вать послед­ни­ми, то бишь голы­ми циф­ра­ми и фак­та­ми, не напол­нен­ны­ми кон­крет­ным содер­жа­ни­ем, ни в коем разе не счи­тать их кате­го­ри­че­ски импе­ра­тив­ны­ми, ходить в попыт­ке оправ­дать свое бес­си­лие или, луч­ше ска­зать, заве­до­мую ложь и обман любы­ми под­ко­вер­но-околь­ны­ми путя­ми и про­чи­ми неумест­но-неубе­ди­тель­ны­ми умствен­ны­ми вывер­та­ми, пре­вра­ща­ю­щи­ми­ся без изоб­ре­та­тель­ных пред­по­ло­же­ний во вред­ные пора­бо­ща­ю­щие и раз­ру­ши­тель­ные при­выч­ки и прак­ти­ки в создан­ном им самим само­прав­ном госу­дар­стве, пол­ном, как гово­рит­ся, при­ма­ноч­но­го пения и посто­ян­ной пого­ни за иллю­зи­ей или, если на то пошло, игры в орлян­ку: орел или реш­ка? При этом т.н. Елба­сы, чуть не кли­ча пти­цу бла­го­ве­щия – феникс, на самом деле дей­ству­ет под вли­я­ни­ем кри­вых обра­зов, про­еци­ру­е­мых на экран сво­е­го созна­ния, не учи­ты­вая житей­ские забо­ты и насто­я­щие про­бле­мы разо­ча­ро­ва­ния, уны­ния и отча­я­ния людей, и тем самым отни­ма­ет у них самое глав­ное и един­ствен­ное здесь и сей­час, в сей суе­те сует богат­ство, кото­рое, раз упу­стив, боль­ше нико­му и нико­гда невоз­мож­но ни вос­пол­нить, ни купить за какую угод­но цену, – вре­мя-жизнь. В этом плане мой герой с его гипер­тро­фи­ро­ван­ным само­мне­ни­ем для выправ­ле­ния тако­го рас­пе­чаль­но­го поло­же­ния не про­яв­ля­ет, мяг­ко выра­жа­ясь, досто­долж­но­го усер­дия, а вме­сто это­го, пода­вая на под­но­се обще­ствен­но­го мне­ния каж­дый раз с видом дели­кат­ной забот­ли­во­сти, со свой­ствен­ной ему само­му зна­ко­мой, но поряд­ком надо­ев­шей всем осталь­ным несу­раз­ной сиг­на­ту­рой само­паль­ные идеи, да еще умуд­ря­ясь стро­ить невин­ный вид кош­ки, про­гло­тив­шей кана­рей­ку…

 

Лад­но, не ты один, гос­по­дин хоро­ший, такой вид име­ет вся­кий, кто напол­нен бре­дом вели­чия или над­мен­ной гор­до­стью, сотво­рен­ной им, к несча­стью дру­гих, реаль­но­стью, насто­я­щее опре­де­ле­ние кото­рой тре­бу­ет уточ­не­ния с непре­мен­ным при­со­во­куп­ле­ни­ем сло­ва псев­до или ква­зи. А если, допу­стим на минут­ку, при такой силь­ной рас­фо­ку­си­ров­ке сво­е­го созна­ния отста­ло-арха­ич­но­го, не соот­вет­ству­ю­ще­го сего­дняш­ним реа­ли­ям, вдруг ты сам захо­чешь при­сяг­нуть, как и они, твои без­воль­ные бедо­ла­ги, не Кон­сти­ту­ции стра­ны, а род­но­му наро­ду и … его роди­мо­му яко­бы сыну, то бишь само­му себе, для чет­ко­сти – Н.А. Назар­ба­е­ву, что тогда? Ведь, в кон­це-де кон­цов, нор­маль­ный чело­век сам себе не посме­ет – не смо­жет солгать! Но это раз­ве бес­про­иг­рыш­ный ход для тебя и для тех тво­их чинов­ни­ков, чья пороч­ная жад­ность у всех перед гла­за­ми? И это, поверь, не цинич­ные утвер­жде­ния в моих, как, воз­мож­но, ты поду­мал, без­от­вет­ствен­но-без­ала­бер­ных устах, а вполне реаль­ный кон­тур сего­дняш­ней несу­раз­ной кар­ти­ны, гото­вой пре­вра­тить­ся зав­тра в абсурд­ную прак­ти­ку во всем Казах­стане. Ныне искус­ствен­но, как бы нароч­но, во всех сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции куль­ти­ви­ру­ет­ся сущий бала­ган – обще­па­три­о­ти­че­ский деше­вый и лжи­вый порыв по пово­ду каж­до­го тво­е­го выступ­ле­ния – обсуж­де­ния – обму­со­ли­ва­ния содер­жа­щих­ся в них муд­рых-пре­муд­рых выво­дов и заклю­че­ний, пре­вра­ща­ю­щи­е­ся в сплош­ной сле­пой пане­ги­рик в отсут­ствие какой-либо здра­вой поле­ми­ки со сто­ро­ны соот­вет­ству­ю­щих спе­ци­а­ли­стов по тем или иным аспек­там под­ни­ма­е­мой тобой темы.

К истин­ной горе­чи моей и без­услов­но мол­ча­ли­во­го боль­шин­ства моих сопле­мен­ни­ков (сово­куп­ный мозг кото­рых когда-нибудь да проснет­ся пре­не­пре­мен­но) еще пуще пуга­ет непо­нят­ная немо­та сего­дняш­ней наци­о­наль­ной интел­ли­ген­ции, при­зван­ной хра­нить луч­шие тра­ди­ции, ряды кото­рой, запу­ги­ва­е­мые или под­ку­па­е­мые вла­стью, сей­час стре­ми­тель­но реде­ют. Не вид­но-не слыш­но так­же каких-либо реши­тель­но настро­ен­ных на корен­ное обнов­ле­ние и оздо­ров­ле­ние поли­ти­че­ской преж­де атмо­сфе­ры в стране оппо­зи­ци­он­ных сил, увы, тоже тща­тель­но вычи­ща­е­мых раз­ны­ми спо­со­ба­ми и сред­ства­ми, как мир­ны­ми, так и не очень, что незри­мо, но неумо­ли­мо под­тал­ки­ва­ет общую ситу­а­цию, в част­но­сти в соци­аль­ном плане, к ради­ка­ли­за­ции, не суть важ­но, посте­пен­ной или рез­кой. Пока она не дошла, но уже начи­на­ет кол­лап­си­ро­вать, власть огра­ни­чи­ва­ет­ся лишь ситу­а­тив­ным реа­ги­ро­ва­ни­ем, одна­ко рас­счи­ты­вать на бес­ко­неч­ную адап­тив­ность-выжи­ва­е­мость зако­но­по­слуш­но­го насе­ле­ния, патер­на­лист­ски высо­вы­вать надо­ев­шую всем авто­кра­ти­че­скую мор­ду вряд ли сто­ит, ина­че труд­но избе­жать ей, как об этом пишут люди в соци­аль­ных сетях уже не таясь, откры­то­го и актив­но­го про­ти­во­сто­я­ния…

 

Не нуж­но быть боль­шим про­ри­ца­те­лем, что­бы понять, куда кло­нит, по боль­шо­му и навер­ня­ка бес­про­иг­рыш­но-про­счи­тан­но­му авто­ром, то бишь депу­та­том пар­ла­мен­та Казах­ста­на, выше­ука­зан­ной ини­ци­а­ти­вы, сче­ту, что это пред­ло­же­ние, труд­но отли­чи­мое от до боли зна­ко­мой для казах­стан­цев про­чих подоб­ных инвек­тив, име­ло и име­ет целью уго­дить небы­ва­ло­му в лето­пи­си род­ной сто­рон­ки извест­но­му эго­цен­три­ку, утра­тив­ше­му уже вся­кую узду, чье тще­сла­вие и амби­ция не зна­ют пре­де­лов, пере­шед­ши все мыс­ли­мые и немыс­ли­мые гра­ни при­ли­чия.

Недав­но ушел из жиз­ни один из леген­дар­ных дол­го­жи­те­лей сре­ди пра­ви­те­лей мира, дей­ство­вав­ший в двух сто­ле­ти­ях, пра­вя Кубой в тече­ние более полу­ве­ка, то есть ров­но в два раза доль­ше, чем мой гос­по­дин хоро­ший, то бишь Н. Назар­ба­ев, Фидель Каст­ро, зна­ме­ни­тый коман­дан­те. Я не был боль­шим поклон­ни­ком его, в осо­бен­но­сти в послед­ние годы его жиз­ни, хотя, при­зна­юсь, в самом нача­ле взле­та его поли­ти­че­ской карье­ры, когда я, еще совер­шен­но незре­лый в поли­ти­че­ском плане юно­ша с едва про­би­ва­ю­щей щети­ной на щеках, вос­хи­щал­ся его и его вер­ных на самом деле, а не для крас­но­го слов­ца, дру­зей-сорат­ни­ков, типа Че Гева­ры или Ками­ло Сьен­фуэ­гос, геро­и­че­ским поступ­ком – штур­мом воен­ной казар­мы Мон­ка­да в горо­де Сантья­го-де-Куба при свер­же­нии режи­ма Бати­сты-И-Саль­ди­ва­ра, пола­гая, что он, то есть Ф. Каст­ро, со сво­и­ми геро­я­ми-спо­движ­ни­ка­ми в силах постро­ить в сво­ей стране спра­вед­ли­вое и про­цве­та­ю­щее обще­ство и тогда толь­ко, сдер­жав свое муж­ское сло­во, сбре­ет свою демон­стра­тив­но-нароч­но отпу­щен­ную окла­ди­стую боро­ду.

 

Но когда я по мере сво­е­го взрос­ле­ния и наби­ра­ясь зна­ния из раз­ных, не толь­ко совет­ских, но и став­ших мне доступ­ны­ми зару­беж­ных источ­ни­ков о дей­стви­тель­ных делах и поступ­ках этих людей, в част­но­сти и преж­де все­го в хозяй­ствен­но-эко­но­ми­че­ской жиз­ни так назы­ва­е­мо­го «Ост­ро­ва Сво­бо­ды», стал посте­пен­но охла­де­вать, пока вко­нец не разо­ча­ро­вал­ся вовсе. Что гре­ха таить, успел напи­сать даже поэ­му с назва­ни­ем «Звезд­ный ост­ров», кото­рую по Казах­ско­му радио два­жды читал вели­кий дик­тор Ану­ар­бек Бай­жан­ба­ев, по спра­вед­ли­во­сти назван­ный «казах­ским Леви­та­ном».

Прав­да, хва­ти­ло-таки мне ума не пуб­ли­ко­вать сие свое суе­слов­ное сочи­не­ние в печа­ти, и я уже осо­знан­но, как гово­рит­ся, насту­пил на гор­ло соб­ствен­ной песне, узнав, к вели­ко­му при­скор­бию, позд­но­ва­то, с при­лич­ным опоз­да­ни­ем, всю под­но­гот­ную уста­нов­лен­но­го на Кубе каст­ров­ско­го режи­ма. Что, что, но поэ­му с таким «идей­но-выдер­жан­ным» содер­жа­ни­ем, даже столь неже­ла­тель­но­го авто­ра, как я, навер­ня­ка про­пу­стил бы и тогдаш­ний сто­гла­зый пес – Лито, и тогда она, поэ­ма, уви­де­ла бы свет, а автор, то бишь ваш покор­ный слу­га, «через весы не шагав­ший», как гово­рят рус­ские или «не пере­сту­пав­ший через чужую пест­рую верев­ку», как гово­рят каза­хи (когда хозя­ин-степ­няк поки­дал свою юрту, он на две­ри пере­тя­ги­вал пест­рую лен­ту в знак того, что внут­ри нет нико­го, и тогда никто, разу­ме­ет­ся, туда не совал­ся), то есть избе­гав­ший с дет­ства одно­го из самых про­тив­ных чело­ве­че­ских поро­ков – воров­ства, полу­чил бы поло­жен­ный гоно­рар­чик, совсем не лиш­ний для более чем скром­но­го бюд­же­та сво­ей семьи, в кото­рой насчи­ты­ва­лось, сла­ва Алла­ху, шесть душ и кото­рая юти­лась в малень­ком саман­ном одно­ком­нат­ном доми­ке на окра­ине Алма-Аты. Меня немно­го уте­ша­ет зна­ние того, что один из моих куми­ров в поэ­зии И. Гете любил рабо­тать в про­стой до убо­го­сти обста­нов­ке…

Так вот, этот самый Ф. Каст­ро, как ста­ло извест­но из уст его род­но­го бра­та и спо­движ­ни­ка Рау­ля, огла­сив­ше­го его твер­дую и одно­знач­ную волю, пове­лел сограж­да­нам сво­им не ста­вить ему ника­ких памят­ни­ков, не давать его имя ника­ким объ­ек­там, заве­де­ни­ям, пар­кам, пло­ща­дям и про­чим при­ме­ча­тель­но­стям на Родине. И это обсто­я­тель­ство, то есть такое неожи­дан­ное граж­дан­ское муже­ство и чисто чело­ве­че­ская чест­ность не в при­мер казах­стан­ско­му само­зван­цу, чело­ве­ку все­гда с зади­ри­сто-воин­ствен­ным настро­е­ни­ем, но лишен­но­му како­го-либо сто­я­ще­го твор­че­ско­го пло­до­ро­дия и с явно узкой духов­ной ретор­той, если исполь­зо­вать самый скром­ный из воз­мож­ных тер­ми­нов, воис­ти­ну вос­хи­ти­ло меня…

Аман­га­ли СУЛТАНОВ,

г.Москва

 

 

 

 

Республиканский еженедельник онлайн