Петр СВОИК, экономист: В СТРАНЕ НЕТ ХОЗЯИНА

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №33 (397) от 14 сен­тяб­ря 2017 г.

 

ДАТ-ДИАЛОГ


 

«Беда не при­хо­дит одна», – гла­сит народ­ная посло­ви­ца. После повы­ше­ния цен на бен­зин, паде­ния тен­ге сво­ей оче­ре­ди дожи­да­ют­ся ком­му­наль­ные тари­фы. Мы попро­си­ли про­ком­мен­ти­ро­вать ситу­а­цию извест­но­го эко­но­ми­ста, не пона­слыш­ке зна­ю­ще­го отрасль энер­ге­ти­ки, Пет­ра СВО­И­Ка. При­знать­ся, после интер­вью с ним воз­ни­ка­ет совер­шен­но про­стой вопрос – а есть ли в стране хозя­ин?!

 

– Петр Вла­ди­ми­ро­вич, на сов­мест­ном пле­нар­ном засе­да­нии пар­ла­мен­та пре­зи­дент Назар­ба­ев ска­зал: «Надо сме­ло под­ни­мать тари­фы». Ком­му­наль­ные тари­фы – уяз­ви­мое место любо­го обще­ства. Во всем мире бьют­ся, что­бы как-то их сни­зить, а у нас сам пре­зи­дент, кото­рый дол­жен защи­щать сво­их изби­ра­те­лей, заяв­ля­ет – «под­ни­май­те тари­фы», что­бы при­влечь инве­сто­ров. Что ска­же­те?

– Нынеш­нее выска­зы­ва­ние пре­зи­ден­та о повы­ше­нии тари­фов необ­хо­ди­мо сло­жить с его Посла­ни­ем наро­ду на этот год, кото­рое было озву­че­но в кон­це янва­ря. В нем ска­за­но, что пра­ви­тель­ству и Наци­о­наль­ной пала­те пред­при­ни­ма­те­лей пору­ча­ет­ся обес­пе­чить сни­же­ние сто­и­мо­сти услуг, преж­де все­го в ЖКХ. Про­шло пол­го­да, пре­зи­дент ста­вит пря­мо про­ти­во­по­ло­жен­ную зада­чу. Это гово­рит о том, что само пра­ви­тель­ство не зна­ет, в каком направ­ле­нии ему дви­гать­ся, посколь­ку текст посла­ния пишет не сам пре­зи­дент.

Ситу­а­ция в элек­тро­энер­ге­ти­ке и ЖКХ доста­точ­но слож­ная. Денег не хва­та­ет. Но для нача­ла необ­хо­ди­мо разо­брать­ся, насколь­ко их не хва­та­ет. Ска­жу пря­мо, что это­го не зна­ет никто. Дело в том, что все годы после рас­па­да СССР элек­тро­энер­ге­ти­ка, ком­му­нал­ка и есте­ствен­ные моно­по­лии были предо­став­ле­ны сами себе. Госу­дар­ство уста­нав­ли­ва­ло для них тари­фы, но не име­ло меха­низ­мов изу­че­ния ситу­а­ции на пред­при­я­ти­ях. Орга­ны тариф­но­го регу­ли­ро­ва­ния слиш­ком мало­чис­лен­ны и име­ют недо­ста­точ­ную ком­пе­тен­цию, что­бы сво­и­ми сила­ми орга­ни­зо­вы­вать хоть какой-то реаль­ный мони­то­ринг дея­тель­но­сти моно­по­ли­стов. На сего­дняш­ний день коми­тет тариф­но­го регу­ли­ро­ва­ния – это неболь­шой аппа­рат в Астане и совсем неболь­шие шта­ты в област­ных цен­трах. Ниже област­ных цен­тров вооб­ще нико­го нет. Соот­вет­ствен­но, все, что у моно­по­ли­стов тво­рит­ся, зна­ют толь­ко они сами, и то отно­си­тель­но. При всей нехват­ке средств часть денег, риск­ну пред­по­ло­жить, от 15 до 20%, а может, и более, ухо­дит, что назы­ва­ет­ся, нале­во. То есть в цехах пред­при­я­тий денег ост­ро не хва­та­ет, а в каби­не­тах мене­дже­ров ситу­а­ция с день­га­ми очень даже бла­го­по­луч­ная. Поэто­му когда пра­ви­тель­ство ста­вит вопрос о сни­же­нии затрат ЖКХ, оно пра­во, когда ста­вит­ся вопрос о повы­ше­нии тари­фов – тоже пра­во. Но оно и в том, и в дру­гом слу­чае сле­по. В пра­ви­тель­стве не зна­ют, что на самом деле про­ис­хо­дит в отрас­ли.

Поста­нов­ка вопро­са о повы­ше­нии тари­фов для при­вле­че­ния инве­сто­ров тоже более чем спор­ная. Кто такой инве­стор? Инве­стор – это тот, кто захо­дит в дан­ную отрасль для того, что­бы попра­вить в ней поло­же­ние дел. Но все же глав­ная цель инве­сто­ра – это эко­но­ми­че­ская выго­да. Инве­стор – это тот, кто, вкла­ды­вая день­ги, не толь­ко вос­ста­нав­ли­ва­ет свои затра­ты, но и наце­лен на извле­че­ние посто­ян­но­го допол­ни­тель­но­го дохо­да. Сре­ди инве­сто­ров нет бла­го­тво­ри­те­лей. И это нуж­но чет­ко пони­мать! Отку­да будет инве­стор полу­чать свой доход? Толь­ко из кар­ма­нов потре­би­те­лей. То есть появ­ле­ние инве­сто­ра уве­ли­чи­ва­ет нагруз­ку для потре­би­те­лей, а не облег­ча­ет их поло­же­ние.

Мы при­вык­ли пони­мать инве­сти­ции как нечто про­грес­сив­ное, то есть новое обо­ру­до­ва­ние, новые тех­но­ло­гии, новые уме­ния. Но ника­кой инве­стор ниче­го ново­го нам не при­не­сет. В энер­ге­ти­ке и ЖКХ дав­но все извест­но, речь идет толь­ко о день­гах. А где инве­стор возь­мет день­ги? Уж точ­но не из сво­е­го кар­ма­на. Инве­стор возь­мет кре­дит, кото­рый пред­при­я­тие и без него мог­ло бы взять. Инве­стор будет вытас­ки­вать день­ги из того же про­из­вод­ствен­но­го цик­ла, но при этом изоб­ра­жать их как инве­сти­ции. Тут мы захо­дим в тупик – прак­ти­че­ски и кон­цеп­ту­аль­но. Пра­ви­тель­ство уже на про­тя­же­нии 10 лет во всех сво­их стра­те­ги­че­ских доку­мен­тах насчет тариф­ной поли­ти­ки в элек­тро­энер­ге­ти­ке и ЖКХ гово­рит о при­вле­че­нии инве­сто­ра. Но за эти годы никто туда не вошел и не вой­дет, пото­му что там тупик.

– Отку­да взя­лась кон­цеп­ция по при­вле­че­нию инве­сто­ров?

– Эту кон­цеп­цию при­ду­ма­ли не наши мини­стры. В нашем пра­ви­тель­стве нет кон­цеп­ту­а­ли­стов, оно состо­ит сплошь из испол­ни­те­лей. Эта кон­цеп­ция заим­ство­ва­на из прак­ти­ки стран ОЭСР – Орга­ни­за­ции эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства и раз­ви­тия, на стан­дар­ты кото­рой мы посто­ян­но ссы­ла­ем­ся. Там дей­стви­тель­но раз­ви­тые стра­ны, у них при­ня­то инве­сти­ро­вать есте­ствен­ные моно­по­лии таким обра­зом. Но в этих стра­нах есть две вещи, кото­рых у нас близ­ко нет.

Пер­вое – у них доста­точ­но высо­кие дохо­ды потре­би­те­лей, соот­вет­ствен­но, насе­ле­ние этих стран, вклю­чая малый и сред­ний биз­нес, нахо­дит­ся в гораз­до более бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях. Поэто­му у них мож­но закла­ды­вать в тари­фы некую мар­жу для инве­сто­ров. А наше насе­ле­ние и малый биз­нес нахо­дят­ся на пре­де­ле сво­ей пла­теж­ной спо­соб­но­сти. Повы­шать для них тари­фы зна­чит играть с огнем.

Вто­рое – в тех стра­нах есть деше­вые кре­ди­ты, кото­рые лег­ко полу­чать и лег­ко отда­вать. У нас кре­дит сто­ит заоб­лач­ных про­цен­тов. А если взять в валю­те, как это сде­ла­ли мно­гие пред­при­я­тия, сто­и­мость обслу­жи­ва­ния после деваль­ва­ции удво­и­лась. Поэто­му из тако­го инве­сти­ро­ва­ния ниче­го не полу­ча­ет­ся. Так что сама поста­нов­ка вопро­са по при­вле­че­нию инве­сто­ра, мяг­ко гово­ря, спор­ная.

Даже если мы в поис­ках инве­сто­ра пой­дем на повы­ше­ние тари­фов и под­ни­мем их на 15–20 % с лозун­гом – «Инве­стор, захо­ди!», зай­дет ли он – это еще вопрос. А если пред­при­я­тия полу­чат эти допол­ни­тель­ные 15– 20%, еще неиз­вест­но, на что они их потра­тят. Конеч­но, часть денег пустят на модер­ни­за­цию, пере­клад­ку ста­рых сетей, но толь­ко часть! Дру­гую часть бла­го­по­луч­но рас­пи­лят, как это дела­ет­ся сей­час. В этой ситу­а­ции воз­ни­ка­ет вопрос – что делать?

Пер­вое – надо наве­сти учет в элек­тро­энер­ге­ти­ке и ЖКХ. Госу­дар­ство долж­но создать меха­низм полу­че­ния све­де­ния, что, куда и как тра­тит­ся. То есть знать реаль­ный баланс. Для это­го необ­хо­дим мони­то­ринг, еже­год­ный тех­ни­че­ский и эко­но­ми­че­ски аудит, кото­рый рас­кро­ет ситу­а­цию и пока­жет, дей­стви­тель­но ли не хва­та­ет денег или же надо про­сто раз­би­рать­ся с руко­вод­ством. Там же про­яс­нит­ся вопрос – повы­шать тари­фы или нет. Если нуж­но под­ни­мать тари­фы, то толь­ко при усло­вии, что по-преж­не­му рабо­та­ет меха­низм мони­то­рин­га, и мы зна­ем, что это добав­ка идет не кому-то в кар­ман, а в дело. Для это­го нуж­но обес­пе­чить про­зрач­ность тари­фов.

Вто­рое – нам нуж­ны длин­ные и деше­вые день­ги, и не каких-то част­ни­ков, кото­рые эти день­ги будут пре­вра­щать в соб­ствен­ные дохо­ды, а те день­ги, кото­рые не свя­за­ны с извле­че­ни­ем дохо­дов на сто­ро­ну. Я имею в виду пен­си­он­ные накоп­ле­ния. Сей­час в стране накоп­ле­но более 7 трил­ли­о­нов тен­ге, а наше пра­ви­тель­ство вме­сте с Наци­о­наль­ным бан­ком не зна­ет, куда их девать. Их вкла­ды­ва­ют в финан­со­вые обя­за­тель­ства Мин­фи­на, то есть в госу­дар­ствен­ный бюд­жет­ный долг, пен­си­он­ные накоп­ле­ния отправ­ля­ют за гра­ни­цу, как в слу­чае с азер­бай­джан­ским бан­ком, кото­рый потом объ­явил дефолт. Вме­сто это­го, наве­дя про­зрач­ность в ком­му­наль­ной сфе­ре, день­ги мож­но было бы направ­лять для обо­юд­ной поль­зы и буду­щих пен­си­о­не­ров, и самой энер­ге­ти­че­ской и ком­му­наль­ной отрас­лей.

– Как фор­ми­ру­ет­ся тариф в нашей стране, что на это вли­я­ет?

– Тариф до послед­не­го вре­ме­ни фор­ми­ро­вал­ся так назы­ва­е­мым затрат­ным мето­дом. То есть моно­по­лист пода­ет заяв­ку, тариф­ную сме­ту на буду­щий пери­од. Это может быть и год, и даже три-пять лет. В сме­те рас­пи­сы­ва­ют­ся затра­ты, сколь­ко денег пой­дет на топ­ли­во, сколь­ко на рас­ход­ные мате­ри­а­лы, зар­пла­ту, капи­таль­ный и теку­щий ремон­ты, вклю­чая кан­це­ляр­ские скреп­ки и т.д. После чего заяв­ка посту­па­ет в регу­ли­ру­ю­щий орган, сей­час он назы­ва­ет­ся КРЕМ (коми­тет по регу­ли­ро­ва­нию есте­ствен­ных моно­по­лий), ее там рас­смат­ри­ва­ют, что-то уре­за­ют, после это­го утвер­жда­ют, и пред­по­ла­га­ет­ся, что теперь моно­по­лист рабо­та­ет по этой тариф­ной сме­те. Это так назы­ва­е­мый затрат­ный метод.

Послед­ние несколь­ко лет Мини­стер­ство наци­о­наль­ной эко­но­ми­ки, в кото­ром нахо­дит­ся этот самый КРЕМ, пыта­ет­ся про­бить дру­гую схе­му. Они хотят пере­ве­сти тариф на так назы­ва­е­мый пре­дель­ный и сти­му­ли­ру­ю­щий метод, кото­рый так­же мож­но назвать затрат­ным мето­дом, но туда, кро­ме ука­зан­ных затрат, закла­ды­ва­ет­ся некая добав­ка, кото­рая яко­бы долж­на пой­ти на обнов­ле­ние и раз­ви­тие. Пре­дель­ный тариф дол­го­сроч­ный. Он закла­ды­ва­ет­ся не на каж­дый сле­ду­ю­щий год, а сра­зу на 5, а то и 7 лет впе­ред.

Что каса­ет­ся сти­му­ли­ро­ва­ния, то коми­тет пыта­ет­ся услож­нить фор­му­лы, выстро­ить мно­го­сту­пен­ча­тые рас­че­ты, с помо­щью кото­рых мож­но будет сти­му­ли­ро­вать моно­по­ли­ста на эко­но­мию затрат­ной части. Быть может, это пра­виль­но, но пусто­по­рожне, пото­му что ника­ки­ми фор­му­ла­ми, кото­рые ты выпи­сы­ва­ешь в каби­не­те, нико­гда не осве­тишь ситу­а­цию в реаль­ной жиз­ни. Все, о чем я сей­час рас­ска­зы­ваю, я бы назвал каби­нет­ным регу­ли­ро­ва­ни­ем, когда моно­по­лист рису­ет заяв­ку, регу­ля­тор, не выхо­дя из каби­не­та, яко­бы ее изу­ча­ет, затем утвер­жда­ет. Потом моно­по­лист рису­ет регу­ля­то­ру отче­ты о выпол­не­нии тариф­ной сме­ты, а регу­ля­тор их при­ни­ма­ет. А что на самом деле про­ис­хо­дит на про­из­вод­стве, никто точ­но не зна­ет. Регу­ля­тор ино­гда про­во­дит какие-то про­вер­ки, но для про­ве­де­ния нор­маль­ных про­ве­рок нет ни сил, ни ква­ли­фи­ка­ции. Это все поста­нов­ки. Поэто­му еще раз повто­ряю, КРЕМ уже несколь­ко лет изоб­ре­та­ет какие-то хит­рые рас­чет­ные спо­со­бы, что­бы как-то улуч­шить тариф­ную ситу­а­цию, одна­ко сде­лать это из каби­не­та не полу­чит­ся. Ситу­а­цию необ­хо­ди­мо исправ­лять толь­ко реаль­ным мони­то­рин­гом экс­плу­а­та­ци­он­ной и инве­сти­ци­он­ной дея­тель­но­сти пред­при­я­тия.

– Как вы ска­за­ли, тариф фор­ми­ру­ет­ся из затрат­ных частей, в том чис­ле заку­па това­ров, кото­рые Казах­стан не про­из­во­дит. Како­ва доля при­сут­ствия зару­беж­ных това­ров в отрас­ли энер­ге­ти­ки? Ведь цены на това­ры, кото­рые мы не про­из­во­дим, мы не в силах про­гно­зи­ро­вать.

– Дей­стви­тель­но, в саму тех­но­ло­гию состав­ле­ния тариф­ной сме­ты вхо­дят некие гада­ния насчет буду­щей рыноч­ной сто­и­мо­сти все­го того, что нуж­но пред­при­я­тию. Опре­де­лить ее крайне слож­но. Любая ТЭЦ, пред­при­я­тие элек­тро­се­тей или горво­до­ка­нал – это очень круп­ные про­из­вод­ства с гро­мад­ным коли­че­ством раз­лич­ных затрат. Тариф­ная сме­та закла­ды­ва­ет­ся с пред­по­ло­же­ни­ем, что това­ры через год или три года будут сто­ить столь­ко-то. В дей­стви­тель­но­сти это­го никто точ­но не зна­ет. Кро­ме того, треть, а ино­гда и боль­ше всех затрат явля­ют­ся валют­ны­ми. У неко­то­рых пред­при­я­тий это может дохо­дить до поло­ви­ны. Когда не толь­ко ты, но даже Наци­о­наль­ный банк не зна­ет, каким будет курс сво­ей соб­ствен­ной валю­ты через месяц. Как мож­но преду­га­дать, сколь­ко будет сто­ить в тен­ге тот или иной импор­ти­ру­е­мый товар через год?

Вот поче­му воз­ник­ла ситу­а­ция, когда в янва­ре пре­зи­дент гово­рил о сни­же­нии тари­фов, а в сен­тяб­ре – об обрат­ном. Вспом­ним ту же деваль­ва­цию: имея тот же тариф, пред­при­я­тия энер­ге­ти­ки и ЖКХ поте­ря­ли про­цен­тов 15– 20 его поку­па­тель­ной спо­соб­но­сти и отка­ти­лись назад. День­ги им, дей­стви­тель­но, нуж­ны, а вот про­зрач­ность дея­тель­но­сти – не очень. Поэто­му моно­по­ли­сты в оче­ред­ной раз хотят выехать из сло­жив­шей­ся ситу­а­ции на шее потре­би­те­лей, а пра­ви­тель­ство, зани­ма­ясь регу­ли­ро­ва­ни­ем втем­ную, тоже идет по это­му лег­ко­му пути.

– Дей­стви­тель­но ли не хва­та­ет денег, мно­го ли ухо­дит нале­во?

– Да ухо­дит, при­чем мно­го, но точ­ной циф­ры никто не зна­ет, пото­му что нет ауди­та.

– Кем дол­жен про­во­дить­ся аудит?

– Стране нуж­ны посто­ян­ные служ­бы, при­чем про­фес­си­о­наль­ные и ква­ли­фи­ци­ро­ван­ные, что­бы обес­пе­чить про­зрач­ность ситу­а­ции в отрас­ли. Это луч­ше все­го сде­лать на осно­ве Наци­о­наль­ной пала­ты пред­при­ни­ма­те­лей, кото­рая пред­став­ля­ет всех биз­не­сме­нов. Вот ее пред­ста­ви­те­ли и мог­ли бы занять­ся ауди­том. У НПП доста­точ­но струк­тур для реше­ния это­го вопро­са. Если КРЕМ име­ет свои под­раз­де­ле­ния толь­ко в област­ных цен­трах, то НПП име­ет свои пред­ста­ви­тель­ства даже в рай­о­нах и вполне мог­ла бы взять на себя функ­цию отсле­жи­ва­ния в режи­ме теку­ще­го вре­ме­ни хотя бы самых глав­ных моно­по­ли­стов, что­бы иметь целую кар­ти­ну о том, что про­ис­хо­дит в ком­му­наль­ной сфе­ре.

– Кто сего­дня обес­пе­чи­ва­ет подоб­ный мони­то­ринг? Допу­стим, какой-то аким захо­чет про­яс­нить ситу­а­цию о поло­же­нии дел ЖКХ в сво­ем горо­де, к кому он может обра­тить­ся?

– Хоро­ший вопрос. Если аким горо­да захо­чет это узнать, а хоро­ше­му аки­му пола­га­ет­ся это знать, то он обна­ру­жит, что у него нет для это­го меха­низ­мов. Он не смо­жет вызвать кого-то из сво­их под­чи­нен­ных и поста­вить такую зада­чу. Во-пер­вых, тако­го под­раз­де­ле­ния в аки­ма­те нет; во-вто­рых, такой ком­пе­тен­ции у мест­но­го испол­ни­тель­но­го орга­на тоже нет. В резуль­та­те аким позво­нит дирек­то­ру ТЭЦ и попро­сит при­е­хать с докла­дом. Есте­ствен­но, дирек­тор ТЭЦ при­е­дет и даст подроб­ный доклад, где будет все: и про теп­ло­се­ти, и кот­лы, тур­би­ны, транс­фор­ма­то­ры и т.д., но рас­ска­жет то, что аким не смо­жет пере­про­ве­рить. Пото­му что сво­их меха­низ­мов реви­зии у него нет. Эта ситу­а­ция про­ис­хо­дит в стране от года в год. Все, что пра­ви­тель­ство рас­ска­зы­ва­ет о поло­же­нии в энер­ге­ти­ке и ЖКХ, оно зна­ет толь­ко со слов самих моно­по­ли­стов. В стране нет служ­бы, кото­рая опи­сы­ва­ла бы реаль­ное поло­же­ние дел в энер­ге­ти­ке и ЖКХ! Как бы ни было, реше­ние о повы­ше­нии тари­фов долж­но быть при­ня­то толь­ко после ауди­та, и те, кто отве­ча­ет за эту рабо­ту, будут реаль­но знать кар­ти­ну, из кото­рой все ста­нет ясно. Может, тари­фы надо пони­жать. А втем­ную мож­но повы­сить их в два раза, но тол­ку от это­го не будет.

– Моно­по­ли­сты, кото­рые доби­ва­ют­ся повы­ше­ния тари­фов, аргу­мен­ти­ру­ют, что вырос­ли цены, вырос курс дол­ла­ра и т.д. Но если к это­му вопро­су подой­ти с дру­гой сто­ро­ны, то ука­зан­ные аргу­мен­ты так­же повли­я­ли и на потре­би­те­лей. Упа­ла поку­па­тель­ская спо­соб­ность, дохо­ды насе­ле­ния сни­зи­лись, вслед­ствие чего повы­ше­ние тари­фов недо­пу­сти­мо. Полу­ча­ет­ся замкну­тый круг.

– Дей­стви­тель­но, с одной сто­ро­ны, пред­при­я­ти­ям не хва­та­ет денег, и тари­фы надо повы­шать. С дру­гой сто­ро­ны, у насе­ле­ния тоже нет денег, поэто­му тари­фы повы­шать нель­зя. Тупик! Как из него выхо­дить? Необ­хо­ди­мо пере­стать играть втем­ную. Изу­чить, нако­нец, ситу­а­цию в энер­ге­ти­ке и ЖКХ, понять ее, а затем при­ни­мать меры. Необ­хо­ди­мо при­вле­кать не тариф­ные день­ги. Если ты с потре­би­те­лей не можешь взять боль­ше, чем тре­бу­ет­ся, зна­чит, нуж­но искать дру­гие источ­ни­ки финан­си­ро­ва­ния, такие, как пен­си­он­ные накоп­ле­ния.

– Пра­ви­тель­ство гово­рит о необ­хо­ди­мо­сти повы­ше­ния тари­фов, что­бы при­влечь инве­сто­ров, но при этом день­ги из пен­си­он­но­го фон­да вбу­хи­ва­ет за рубеж, вме­сто того, что­бы решать внут­рен­ние хозяй­ствен­ные вопро­сы сво­и­ми же день­га­ми. Полу­ча­ет­ся, наше пра­ви­тель­ство не дове­ря­ет само­му себе?

– Как я уже ска­зал, наше пра­ви­тель­ство не име­ет в сво­ем соста­ве кон­цеп­ту­а­ли­стов, кото­рые мог­ли бы прин­ци­пи­аль­но опре­де­лить­ся с подоб­ны­ми вопро­са­ми. Пра­ви­тель­ство в таких вопро­сах неса­мо­сто­я­тель­но. Нами управ­ля­ют ино­стран­ные кон­суль­тан­ты. Это мис­сия Евро­пей­ско­го бан­ка рекон­струк­ции и раз­ви­тия и несколь­ко кон­сал­тин­го­вых ком­па­ний, кото­рые на самом деле не кон­суль­тан­ты, они смот­ря­щие. Они сле­дят за тем, что­бы Казах­стан не выбил­ся из сво­ей экс­порт­но-сырье­вой пара­диг­мы.

Наше пра­ви­тель­ство обслу­жи­ва­ет экс­порт сырья из Казах­ста­на. Оно казах­ское по наци­о­наль­но­сти, но не казах­стан­ское по сво­ей ори­ен­та­ции. В этом смыс­ле внут­рен­ние отрас­ли, такие, как «соци­ал­ка» и «ком­му­нал­ка», явля­ют­ся вто­рич­ны­ми, кото­рым все доста­ет­ся по оста­точ­но­му прин­ци­пу. Пра­ви­тель­ство обслу­жи­ва­ет сырье­вых экс­пор­те­ров, и в этом смыс­ле направ­ля­ет­ся ино­стран­ны­ми кон­суль­тан­та­ми.

– Спа­си­бо за бесе­ду!

Аза­мат

ШОРМАНХАНУЛЫ,

«


 

Республиканский еженедельник онлайн