О ЧЕМ ГОВОРИЛ МУХТАР АБЛЯЗОВ В ПРЯМОМ ЭФИРЕ?

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №39 (403) от 26 октяб­ря 2017 г.

 

Пре­ступ­ник и поли­тик в одном лице?


 

Мух­тар Абля­зов про­вел свой оче­ред­ной пря­мой эфир через «Фейс­бук». Каж­дое его видео­об­ра­ще­ние в соци­аль­ных сетях сопро­вож­да­ет­ся если не пол­ным отклю­че­ни­ем Интер­не­та, то как мини­мум вме­ша­тель­ством поту­сто­рон­них сил. О каких силах идет речь, дога­дать­ся не слож­но. Поэто­му пред­ла­га­ем ваше­му вни­ма­нию текст выступ­ле­ния Мух­та­ра Абля­зо­ва с незна­чи­тель­ны­ми сокра­ще­ни­е­мя, но без купюр.

 

О СИТУАЦИИ в бан­ков­ской сфе­ре

 

Несколь­ко дней назад при­шла инфор­ма­ция, что пра­ви­тель­ство Казах­ста­на сно­ва вкла­ды­ва­ет в бан­ки оче­ред­ной зна­чи­тель­ный транш. Теперь объ­яв­ле­но о сум­ме в 600 млрд тен­ге. Из этих 600 млрд тен­ге пер­вые 410 млрд рас­пре­де­ля­ет­ся по четы­рем бан­кам. Это – «АТФ Банк», «Евразий­ский банк», «Цесна­банк» и «Банк­Цен­тр­Кре­дит».

Вооб­ще, очень стран­ная, неры­ноч­ная прак­ти­ка, когда госу­дар­ство начи­на­ет вкла­ды­вать в бан­ки мил­ли­ард­ные сум­мы, спра­ши­ва­ет­ся, поче­му? Поче­му бан­ки не выпол­ня­ют свою пря­мую функ­цию? Не при­ни­ма­ют вкла­ды от насе­ле­ния и не выхо­дят на меж­ду­на­род­ные рын­ки? Что за прак­ти­ка, когда пра­ви­тель­ство стра­ны гово­рит, что денег нет на соци­аль­ные про­ек­ты, на уве­ли­че­ние раз­ме­ра пен­сии, выплат зара­бот­ной пла­ты для бюд­жет­ных орга­ни­за­ций, стро­и­тель­ство дорог, а бан­ки полу­ча­ют зна­чи­тель­ные сум­мы. С чем это свя­за­но?

В нача­ле года неожи­дан­но было объ­яв­ле­но, что в банк «Каз­ком» пра­ви­тель­ство инве­сти­ру­ет 2,3 трил­ли­о­на тен­ге. Это прак­ти­че­ски 8 млрд дол­ла­ров. Сей­час оче­ред­ные 600 млрд тен­ге.

Давай­те сна­ча­ла пой­мем, кому эти бан­ки при­над­ле­жат. Итак, «АТФ Банк» при­над­ле­жит зятю Ахмет­жа­на Еси­мо­ва. Это род­ствен­ник Назар­ба­е­ва, его бли­жай­ший чело­век. Был мэром Алма­ты, руко­во­ди­те­лем Адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, вице-пре­мье­ром пра­ви­тель­ства, в общем его исто­рию дол­го мож­но пере­чис­лять. Но про­стой факт, это при­бли­жен­ный Назар­ба­е­ва. Как извест­но, Назар­ба­ев со сво­и­ми при­бли­жен­ны­ми делит в соот­но­ше­нии 50/50. Итак, «АТФ Банк» – это банк Назар­ба­е­ва.

Сле­ду­ю­щий банк – «Евразий­ский банк», это извест­ная трой­ка – Шоди­ев, Маш­ке­вич и Ибра­ги­мов. Извест­ные мил­ли­ар­де­ры, кото­рые в стране пози­ци­о­ни­ру­ют­ся как ино­стран­ные инве­сто­ры. Это быв­шие совет­ские граж­дане, явля­ют­ся бли­жай­ши­ми парт­не­ра­ми Назар­ба­е­ва и вла­де­ют «Евразий­ским бан­ком». То есть опять же Назар­ба­ев и его парт­не­ры.

Тре­тий – «Цесна­банк». Опять же обще­из­вест­ный факт, что этим бан­ком вла­де­ет Адиль­бек Джак­сы­бе­ков. Он руко­во­ди­тель Адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва. Опять же, вы пони­ма­е­те, что весь биз­нес делит­ся Назар­ба­е­вым со сво­и­ми бли­жай­ши­ми сто­рон­ни­ка­ми 50/50. То есть «Цесна­банк» – это опять банк Назар­ба­е­ва и его при­бли­жен­ных.

Чет­вер­тый банк – «Банк­Цен­тр­Кре­дит». Извест­но, что в этом бан­ке были акци­о­не­ры из Южной Кореи и сей­час эта доля выкуп­ле­на Джак­сы­бе­ко­вым, кото­рый опять же явля­ет­ся руко­во­ди­те­лем Адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, то есть опять же это банк, при­над­ле­жа­щий Назар­ба­е­ву и его при­бли­жен­ным. Полу­ча­ет­ся, что 410 млрд тен­ге, кото­рый выде­ля­ет пра­ви­тель­ство стра­ны, ухо­дят в кар­ма­ны бан­ков Назар­ба­е­ва. И остав­ши­е­ся день­ги тоже уйдут к нему.

Если посчи­тать 2,3 трил­ли­о­на тен­ге, кото­рые были выде­ле­ны «Каз­ко­му», то есть в этом году поряд­ка 3 трил­ли­о­нов тен­ге ухо­дят в бан­ков­ский сек­тор, кото­рый фак­ти­че­ски пол­но­стью кон­тро­ли­ру­ет­ся Назар­ба­е­вым. Мини­мум 90% финан­со­во­го сек­то­ра стра­ны кон­тро­ли­ру­ет­ся лич­но Назар­ба­е­вым и его близ­ким окру­же­ни­ем.

Посмот­ри­те вни­ма­тель­но, что сде­лал Назар­ба­ев. Если вер­нуть­ся сно­ва к «Каз­ко­му», то из бюд­же­та стра­ны были выде­ле­ны 2,3 трил­ли­о­на тен­ге, это 8 млрд дол­ла­ров. Такой кра­си­вый фокус. Затем, после того как в «Каз­ком» вли­ли 8 млрд дол­ла­ров, «Каз­ком» поку­па­ет «Халык банк» за 2 тен­ге! Это банк, при­над­ле­жа­щий Тиму­ру Кули­ба­е­ву.

Что теперь полу­ча­ет­ся? Три веду­щих бан­ка, это «БТА Банк», «Каз­ком» и «Халык банк» при­над­ле­жат лич­но Назар­ба­е­ву. Это мини­мум 60% бан­ков­ско­го сек­то­ра стра­ны. «Каз­ком» Тимур Кули­ба­ев поку­па­ет за 2 тен­ге, а госу­дар­ство вли­ва­ет туда 8 млрд дол­ла­ров! Сум­мар­но, если посчи­тать эти 600 млрд и преды­ду­щие 2,3 трлн тен­ге, в этом году толь­ко в бан­ков­скую систе­му было вли­то 10 млрд дол­ла­ров. Это фак­ти­че­ски без­воз­врат­ные день­ги. Бюд­жет стра­ны состав­ля­ет 25 млрд дол­ла­ров. Полу­ча­ет­ся, Назар­ба­ев инве­сти­ру­ет госу­дар­ствен­ные день­ги в соб­ствен­ные бан­ки. Фак­ти­че­ски это кра­жа денег у стра­ны.

Что мы еще име­ем в резуль­та­те семей­ной моно­по­лии над бан­ков­ской систе­мой? Когда вы при­хо­ди­те в банк, сего­дня мне один мой под­пис­чик напи­сал – необ­хо­ди­мо запла­тить раз­лич­ные нало­ги на несколь­ко тысяч тен­ге за каж­дый день, за пла­теж­ный пере­вод банк взи­ма­ет комис­сию, фак­ти­че­ски сов­па­да­ю­щую раз­ме­ру пере­во­да. Если ты пла­тишь несколь­ко тысяч тен­ге нало­гов, то фак­ти­че­ски такую сум­му при­хо­дит­ся выпла­чи­вать бан­ку за пере­вод денеж­ных средств. Поче­му это про­ис­хо­дит? Пото­му что все бан­ки нахо­дят­ся под кон­тро­лем семьи Назар­ба­е­вых! Когда вы хоти­те купить какой-то товар, и, если вас не устра­и­ва­ет цена и каче­ство, вы иде­те в сле­ду­ю­щий мага­зин. Если вас там не устра­и­ва­ет, то вы иде­те в тре­тий, до тех пор, пока вы не нахо­ди­те товар по нуж­ной сто­и­мо­сти и каче­ству. В бан­ков­ской систе­ме у вас тако­го выбо­ра уже нет. Все кон­тро­ли­ру­ет семья Назар­ба­е­вых. В каж­дом бан­ке огром­ные оче­ре­ди. Вас пло­хо обслу­жи­ва­ют. Вы не може­те полу­чить по низ­кой став­ке кре­дит, пото­му что они в сго­во­ре под­ни­ма­ют став­ки. Полу­ча­ет­ся, что куда бы вы ни шли, став­ки доро­гие.

Суще­ству­ет невоз­врат кре­ди­тов. Бан­ки долж­ны обанк­ро­тить­ся, как это про­ис­хо­дит в рыноч­ной эко­но­ми­ке. Но Назар­ба­ев не даст обанк­ро­тить свои бан­ки, ему про­ще из госу­дар­ствен­но­го бюд­же­та взять и еще влить. Полу­ча­ет­ся, напла­ву дер­жат­ся неэф­фек­тив­ные бан­ки, у кото­рых высо­кие про­цен­ты – раз, у кото­рых пло­хое каче­ство обслу­жи­ва­ния – два, у них доро­гие услу­ги – три. За пере­вод и дру­гие услу­ги вы пла­ти­те такие сум­мы, кото­рые бы отсут­ство­ва­ли, если бы сре­ди бан­ков была кон­ку­рен­ция.

Как скла­ды­ва­ет­ся себе­сто­и­мость бан­ков­ских кре­ди­тов у самих бан­ков? Ко мне часто обра­ща­ют­ся и пишут ком­мен­та­рии – как же так, когда вы руко­во­ди­ли бан­ком, поче­му вы не дела­ли став­ки 4–5 % годо­вых как на Запа­де? Вот вы сей­час ста­ли поли­ти­ком и мно­го обе­ща­е­те и т.д. Поэто­му хочу объ­яс­нить, как скла­ды­ва­ют­ся бан­ков­ские став­ки и себе­сто­и­мость при­вле­че­ния у бан­ков. Во-пер­вых, банк при­ни­ма­ет день­ги от насе­ле­ния. Вы сей­час зна­е­те, что у нас бан­ков­ские став­ки депо­зи­тов поряд­ка 15–17 % годо­вых в зави­си­мо­сти от бан­ка. Кре­ди­ты свы­ше 20% годо­вых. И как может банк при­нять депо­зит по 12–15% годо­вых и потом выдать по 4%? Это будет в убы­ток. Кто будет покры­вать убы­ток? Поэто­му это пер­вая часть про­бле­мы.

Вто­рая – банк выхо­дит на меж­ду­на­род­ные рын­ки. Мы все зна­ем, что на меж­ду­на­род­ных рын­ках день­ги очень деше­вые. Мож­но в рай­оне 5% годо­вых взять кре­дит. Мы зна­ем, что насе­ле­ние в Евро­пе и США берет кре­ди­ты до 5% годо­вых. И наш потре­би­тель спра­ши­ва­ет, а поче­му у нас такие высо­кие став­ки? При­ве­ду про­стой при­мер – как фор­ми­ру­ют­ся бан­ков­ские став­ки. Напри­мер, в 2008 году, когда я рабо­тал в бан­ке, мы на меж­ду­на­род­ном рын­ке бра­ли по став­ке 8% годо­вых. Поче­му 8%, когда внут­ри этих стран бан­ки выда­ва­ли кре­ди­ты под 5%. Все очень про­сто, меж­ду­на­род­ные бан­ки зна­ют, что у них надеж­ный рынок, надеж­ное зако­но­да­тель­ство. У них госу­дар­ство не зани­ма­ет­ся рей­дер­ством. Они точ­но зна­ют, что когда они раз­ме­ща­ют кре­дит под 5%, то обрат­но полу­чат свои день­ги. У них хоро­ший заем­щик. Когда эти день­ги выда­ют­ся на наши рын­ки, то запад­ные бан­ки и финан­со­вые инсти­ту­ты заду­мы­ва­ют­ся – нет, эта стра­на опас­ная. Там пло­хое зако­но­да­тель­ство, там рей­дер­ство, там вас могут огра­бить. Поэто­му затра­ты на бан­ков­ское финан­си­ро­ва­ние ста­но­вит­ся выше, тот, кто хочет дать день­ги, гово­рит – я дам день­ги, но я дам доро­же, я хочу покрыть свои рис­ки. Поэто­му наш банк, а он был веду­щим бан­ком стра­ны, брал по луч­шим усло­ви­ям на меж­ду­на­род­ных рын­ках, под 8% годо­вых.

Даль­ше, у бан­ка есть фили­а­лы, сеть из тысяч сотруд­ни­ков, есть их зар­пла­та, это где-то выхо­дит 2% став­ки. Полу­ча­ет­ся 8% + 2% уже 10%. Даль­ше, есть тре­бо­ва­ния наци­о­наль­но­го бан­ка, что на каж­дый кре­дит дол­жен фор­ми­ро­вать­ся стра­хо­вой резерв. Пото­му что суще­ству­ет очень боль­шая прак­ти­ка, что какая часть кре­ди­та все­гда невоз­врат­ная. И поэто­му банк дол­жен сфор­ми­ро­вать резер­вы пред­по­ла­га­е­мых невоз­врат­ных кре­ди­тов. Мини­маль­ное тре­бо­ва­ние – 2%, стан­дарт­ный – 5% годо­вых. То есть полу­ча­ет­ся себе­сто­и­мость денег у бан­ка 12–15% годо­вых в дол­ла­рах США. Поэто­му мож­но не удив­лять­ся, поче­му мы дава­ли по став­ке 16–18% годо­вых. То есть от насе­ле­ния при­ни­ма­ет­ся по став­ке 12–15% годо­вых. На меж­ду­на­род­ных рын­ках валю­та при­вле­ка­ет­ся по став­ке 8% годо­вых, кото­рые с уче­том всех этих нор­ма­тив­ных тре­бо­ва­ний пред­по­ла­га­е­мых потерь пре­вра­ща­ет­ся в став­ку 12–15% годо­вых, и это толь­ко себе­сто­и­мость. Банк свер­ху закла­ды­ва­ет свою при­быль, мар­жу 3–5 % годо­вых, и соб­ствен­но такая став­ка полу­ча­ет­ся.

Мож­но, конеч­но, задать вопрос – а поче­му в Евро­пе и США став­ки 2–5% годо­вых и поче­му у нас такие высо­кие став­ки? Высо­кие став­ки гово­рят о том, что в стране суще­ству­ют две про­бле­мы. Пер­вая – недо­ста­ток денег. Любой дефи­цит, не важ­но – това­ра или денег, при­во­дит к тому, что цена начи­на­ет рас­ти. Если вы не може­те най­ти какой-то товар, то на него сра­зу под­ни­ма­ет­ся цена. Это каса­ет­ся и бан­ков­ских услуг. Став­ка рез­ко воз­рас­та­ет. Зна­чит, в нашей стране не хва­та­ет денег. Нуж­но, что­бы в нашей стране было мно­го денег. Когда мно­го денег – став­ки пада­ют.

Вто­рое – это инфля­ция. Наши госу­дар­ствен­ные орга­ны объ­яв­ля­ют, что в 2016 году инфля­ция соста­ви­ла чуть более 8%. Соот­вет­ствен­но, бан­ки при­ни­ма­ли депо­зи­ты под 12–14% годо­вых. Выше уров­ня инфля­ции. И соот­вет­ствен­но бан­ки долж­ны выда­вать кре­ди­ты выше став­ки при­вле­че­ния. Если они при­ня­ли под 12–14%, зна­чит, они будут выда­вать в рай­оне 20% годо­вых. Это вто­рой фак­тор, кото­рый вли­я­ет на себе­сто­и­мость денег. На Запа­де инфля­ция где-то на уровне ниже 1%. Вы може­те раз­ме­стить свои день­ги на депо­зит, и мак­си­мум полу­чить доход 1% годо­вых. А бан­ки раз­ме­ща­ют их уже под 3–5% годо­вых. Зна­чит, надо бороть­ся с инфля­ци­ей.

Отку­да в стране и соб­ствен­но в бан­ков­ской систе­ме долж­но появить­ся мно­го денег? Я озву­чу про­стой прин­цип. Чем бога­че стра­на, тем боль­ше денег, боль­ше денег, зна­чит, став­ки бан­ков будут низ­ки­ми. Чем бед­нее стра­на, тем мень­ше денег, тем став­ки выше. Для того, что­бы у нас бан­ков­ские став­ки были низ­ки­ми, стра­на долж­на быть бога­той.

 

О СИТУАЦИИ с бен­зи­ном и углем

 

Пред­ставь­те, что стра­на добы­ва­ет око­ло 80 млн тонн неф­ти. Внут­рен­няя потреб­ность чуть более 10 млн тонн неф­ти. Полу­ча­ет­ся, что око­ло 70 млн тонн лиш­ней неф­ти. Три НПЗ могут про­из­во­дить 17 млн тонн, при нашей внут­рен­ней потреб­но­сти око­ло 12 млн тонн, то есть фак­ти­че­ски мы име­ем избы­точ­ные мощ­но­сти. Поче­му тогда ее импор­ти­ру­ют? Пото­му что у нас три НПЗ не могут про­из­во­дить бен­зин нуж­но­го каче­ства. Поче­му они его не могут про­из­во­дить? Эти заво­ды постро­е­ны в кон­це 70-х и нача­ле 80-х. Объ­яс­не­ние очень про­стое, пото­му что нынеш­няя власть в лице Назар­ба­е­ва не заин­те­ре­со­ва­на в этом. Пото­му что име­ли моно­по­лию на этом рын­ке как с точ­ки зре­ния про­из­вод­ства, так и с точ­ки зре­ния его импор­та. Толь­ко они могут все кон­тро­ли­ро­вать.

Про­стой при­мер, «Каз­Му­най­Газ» – госу­дар­ствен­ная ком­па­ния, кон­тро­ли­ру­е­мая Тиму­ром Кули­ба­е­вым, поку­па­ет в Румы­нии ком­па­нию «Рум­пет­рол». Это ста­рые заво­ды 40-х годов. Сра­зу пла­тит свы­ше 2 мил­ли­ар­дов. Сра­зу из этих денег кра­дет­ся более мил­ли­ар­да. Затем сум­мар­но на этот про­ект тра­тит­ся боль­ше 5 млрд дол­ла­ров. Эти заво­ды не сто­и­ли даже 500 млн дол­ла­ров. За 500 млн дол­ла­ров мож­но было купить совре­мен­ный евро­пей­ский завод, про­из­во­дя­щий каче­ствен­ную про­дук­цию. А Кули­ба­ев купил за такие день­ги. Все очень про­сто, пото­му что сра­зу была постро­е­на схе­ма воров­ства мил­ли­ар­дов дол­ла­ров.

Что мож­но было сде­лать за эти 5 млрд дол­ла­ров? Мож­но было постро­ить мини­мум два совре­мен­ных заво­да, кото­рые про­из­во­дят каче­ствен­ную про­дук­цию. И нам не нуж­но было вооб­ще ниче­го импор­ти­ро­вать. Это при­во­дит к тому, что мы поку­па­ем доро­гие неф­те­про­дук­ты в дру­гой стране. При­чем цена на неф­те­про­дук­ты все вре­мя рас­тет, а это отра­жа­ет­ся на ценах про­до­воль­ствия и ком­му­наль­ных услуг. Зна­чит, это при­во­дит к тому, что про­ис­хо­дит рост инфля­ции. Если про­ис­хо­дит рост инфля­ции, мало того, что все доро­го поку­па­ет­ся, и бан­ки полу­ча­ют кре­ди­ты доро­го. Пото­му что банк закла­ды­ва­ет инфля­ци­он­ный про­цент в сто­и­мость денег. В свя­зи с тем, что неф­те­га­зо­вый сек­тор у нас кон­тро­ли­ру­ет моно­по­лия одной семьи, у нас посто­ян­но про­ис­хо­дит некон­тро­ли­ру­е­мый рост цен неф­те­про­дук­тов, газа и дру­гих состав­ля­ю­щих неф­те­га­зо­вой отрас­ли. Поэто­му у нас гигант­ские оче­ре­ди, они кон­тро­ли­ру­ют весь рынок, никто их не под­жи­ма­ет, поэто­му кри­зис, кото­рый сей­час слу­чил­ся, свя­зан с моно­по­ли­ей семьи Назар­ба­е­вых.

Перей­дем к уголь­но­му сек­то­ру. Я спер­ва кон­ста­ти­рую ситу­а­цию, а потом объ­яс­ню, что нуж­но делать. Угля в Казах­стане добы­ва­ет­ся на душу насе­ле­ния боль­ше все­го в мире. Мы №1 по про­из­вод­ству угля на душу насе­ле­ния. В основ­ном уголь добы­ва­ет­ся в Эки­ба­сту­зе, Кара­ган­дин­ской обла­сти, есть Семи­па­ла­тинск – Кара­жы­ра, и Лен­гер­ском рай­оне ЮКО.

Опять такая же ситу­а­ция – кто добы­ва­ет у нас уголь? Пред­ставь­те себе, что мы вось­мые в мире по объ­е­му про­из­вод­ства и запа­сов угля. Но у нас нет угля, огром­ные оче­ре­ди в каж­дом реги­оне! Как же так полу­ча­ет­ся? Мы явля­ем­ся круп­ней­шим экс­пор­те­ром угля в мире, и у нас опять дефи­цит. С чем это свя­за­но?

Пото­му что там же, как и на рын­ке неф­те­про­дук­тов, суще­ству­ет моно­по­лия семьи Назар­ба­е­вых. Я пере­чис­лю эти пред­при­я­тия. У нас сот­ни тысяч людей рабо­та­ют на них, я наде­юсь, что они меня слы­шат и под­твер­дят все, что я гово­рю. Напри­мер, «Бога­тырь аксес­ско­мир». Его кон­тро­ли­ру­ет «Самрук-Казы­на», где сидят люди Назар­ба­е­ва и Кули­ба­е­ва. У нас есть «Восточ­ный раз­рез», око­ло горо­да Эки­ба­стуз, это пред­при­я­тие при­над­ле­жит Маш­ке­ви­чу, Шоди­е­ву и Ибра­ги­мо­ву. Это бли­жай­шие парт­не­ры Назар­ба­е­ва. В Кара­ган­де уголь про­из­во­дит в основ­ном «Арсе­лор­Мит­тал». Извест­ный факт, что это бли­жай­ший парт­нер Назар­ба­е­ва. Место­рож­де­ние «Бор­лы», кото­рое раз­ра­ба­ты­ва­ет ком­па­ния «Каза­хмыс». В Казах­стане всем извест­но, что это пред­при­я­тие Назар­ба­е­ва.

Полу­ча­ет­ся инте­рес­ная ситу­а­ция, если посмот­реть все место­рож­де­ния, то мы видим, что 90% рын­ка кон­тро­ли­ру­ют Назар­ба­ев и его при­бли­жен­ные. Инте­рес­ная кар­ти­на полу­ча­ет­ся, бан­ков­скую систе­му кон­тро­ли­ру­ют Назар­ба­ев и его при­бли­жен­ные, неф­те­про­дук­ты Назар­ба­ев и при­бли­жен­ные, уголь кон­тро­ли­ру­ют опять Назар­ба­ев и его при­бли­жен­ные.

А теперь посмот­ри­те, все круп­ней­шие элек­три­че­ские стан­ции тоже кон­тро­ли­ру­ют Назар­ба­ев и его при­бли­жен­ные. Эки­ба­стуз­ская стан­ция ГРЭС-1, ГРЭС-2, Аксуй­ская элек­тро­стан­ция, то есть все круп­ней­шие стан­ции стра­ны так­же кон­тро­ли­ру­ют Назар­ба­ев и его при­бли­жен­ные.

К чему это при­во­дит? Это при­во­дит к тому, что Назар­ба­ев выхо­дит на сов­мест­ное засе­да­ние палат пар­ла­мен­та и гово­рит, что надо повы­шать тари­фы на теп­ло и свет. Пре­зи­дент стра­ны какое отно­ше­ние име­ет к тари­фам, каза­лось бы?

Пото­му что он вла­де­ет эти­ми элек­три­че­ски­ми стан­ци­я­ми. Он заин­те­ре­со­ван в росте цен на те услу­ги, кото­рые про­из­во­дят его ком­па­нии. Поэто­му вы пони­ма­е­те, рост цен на ком­му­наль­ные услу­ги свя­зан напря­мую с лич­но­стью Назар­ба­е­ва и его соб­ствен­но­стью.

Рост цен на неф­те­про­дук­ты тоже свя­зан с Назар­ба­е­вым, пото­му что его зять кон­тро­ли­ру­ет рынок неф­те­про­дук­тов. Сей­час я гово­рю толь­ко о трех направ­ле­ни­ях, но таких направ­ле­ний очень мно­го. Это все круп­ней­шие экс­порт­ные пред­при­я­тия, кото­рые при­над­ле­жат Назар­ба­е­ву и его при­бли­жен­ным. Это основ­ная про­бле­ма.

 

Я гово­рил о том, что необ­хо­ди­мо сде­лать, что­бы пере­ло­мить эту ситу­а­цию. Каким обра­зом это будет сде­ла­но? Во-пер­вых, мы кон­фис­ку­ем всю соб­ствен­ность при­над­ле­жа­щих Назар­ба­е­ву. Мы демо­но­по­ли­зи­ру­ем финан­со­вый рынок. Меж­ду бан­ка­ми будет кон­ку­рен­ция. Когда меж­ду бан­ка­ми будет кон­ку­рен­ция, то улуч­шит­ся каче­ство услуг, не будет ника­ких оче­ре­дей, все будет как на Запа­де, и более того, кон­ку­рен­ция при­ве­дет к тому, что бан­ков­ские став­ки будут падать. Это будет пер­вый шаг, кото­рый мы сде­ла­ем в бан­ков­ской сфе­ре.

Наша зада­ча– добить­ся, что­бы денег в стране было мно­го. Какая суще­ству­ет про­бле­ма на дан­ный момент? Запад­ные бан­ки и финан­со­вые инсти­ту­ты, что­бы выдать зай­мы нашим финан­со­вым инсти­ту­там, сто раз заду­ма­ют­ся, вер­нут они или не вер­нут.

Пред­ставь­те ситу­а­цию с «БТА Бан­ком», когда Назар­ба­ев захва­тил мой банк. Обма­нул кре­ди­то­ров. Банк под кон­тро­лем Назар­ба­е­ва не выпла­тил кре­ди­то­рам поряд­ка 10 млрд дол­ла­ров. Их про­сто кину­ли. Но кто после это­го будет давать день­ги нашей стране, нашим бан­кам. Даже если будут давать, то толь­ко доро­же. Что­бы покрыть свои рис­ки.

Если поли­ти­че­ская систе­ма будет пра­виль­ной, если в ней нет рей­де­ров, зако­ны рабо­та­ют оди­на­ко­во для всех, то тогда ино­стран­ные бан­ки и финан­со­вые инсти­ту­ты ана­ли­зи­ру­ют и гово­рят – да, если у нас будут про­бле­мы, мы можем судить­ся в Казах­стане и вер­нем свои день­ги. Соот­вет­ствен­но, они будут выда­вать день­ги по более низ­кой став­ке.

 

Как наше­му наро­ду СТАТЬ БОГАТЫМ?

 

Нам нуж­но добить­ся, что­бы в бан­ках было мно­го денег. Избы­ток денег. Когда денег мно­го, това­ров и про­дук­тов мно­го, то цена пада­ет. Каким обра­зом это­го добить­ся? Это гло­баль­ный вопрос. Нам нуж­но добить­ся, что­бы наши граж­дане ста­ли бога­че. Когда они ста­но­вят­ся бога­че, то они эти день­ги несут в бан­ки. Кла­дут их на депо­зит или про­сто обслу­жи­ва­ют­ся. То есть когда в бан­ках воз­ни­ка­ет избы­ток денег, то бан­ков­ские став­ки пада­ют. Что нуж­но сде­лать, что­бы наши граж­дане ста­ли бога­че?

Я озву­чу один при­мер в одной толь­ко экс­порт­ной отрас­ли. На самом деле будет озву­че­на про­грам­ма ДВК, где будут рефор­мы в сель­ском хозяй­стве, пере­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти. Мы будем пред­ла­гать про­грам­мы, кото­рые поз­во­лят про­из­во­дить ту про­дук­цию, кото­рую мы сей­час не про­из­во­дим. Одеж­да, мебель, авто­ма­ши­ны, ком­пью­те­ры и т.д. Когда мы ста­нем про­из­во­дить боль­шой спектр про­дук­ции, мы можем ска­зать, что у нас нор­маль­ная эко­но­ми­ка.

При­ве­ду один при­мер, кото­рый я уже озву­чи­вал, кото­рый пока­жет, что денег в стране сра­зу ста­нет боль­ше. Эти день­ги будут нахо­дить­ся в бан­ках, это при­ве­дет к тому, что бан­ков­ские став­ки сра­зу упа­дут. А имен­но, в экс­порт­ных пред­при­я­ти­ях неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра и гор­но-метал­лур­ги­че­ском ком­плек­се людям мало пла­тят. В част­но­сти, если мы возь­мем в при­мер неф­те­га­зо­вую отрасль США, то у них себе­сто­и­мость добы­чи неф­ти – одна из самых высо­ких в мире. В Казах­стане себе­сто­и­мость зна­чи­тель­но выше, чем в США. Одна­ко сред­няя зар­пла­та в этой отрас­ли США 200 тыс. дол­ла­ров в год. То есть поряд­ка 16 тыс. дол­ла­ров в месяц в сред­нем полу­ча­ет чело­век, рабо­та­ю­щий в этой отрас­ли. Поэто­му логи­ка гово­рит о том, что неф­те­га­зо­вые пред­при­я­тия пла­тят нашим людям мизер­ные день­ги.

Возь­мем гор­но-метал­лур­ги­че­ский ком­плекс. Извест­ный «Арсе­лор­Мит­тал» в Чехии и Поль­ше пла­тит мини­мум 1400 евро. В Кана­де пла­тят 6000 дол­ла­ров. А у нас работ­ни­ки «Арсе­рол­Мит­тал» даже 300 евро в месяц не полу­ча­ют. Я раз­го­ва­ри­ваю со мно­ги­ми людь­ми, кото­рые там рабо­та­ют. Они полу­ча­ют менее 300 евро. Зна­чит, эти соб­ствен­ни­ки пред­при­я­тия обма­ны­ва­ют наших работ­ни­ков.

Как же так полу­ча­ет­ся, реаль­ная себе­сто­и­мость про­дук­ции зна­чи­тель­но мень­ше на казах­стан­ских пред­при­я­ти­ях, а пла­тят в два­дцать раз мень­ше, чем в Евро­пе. Как мини­мум в пять-шесть раз мень­ше, чем в таких стра­на, как Чехия и Поль­ша. Поэто­му, когда ДВК при­дет к вла­сти, мы при­мем зако­ны, кото­рые при­ве­дут к тому, что на экс­порт­ных пред­при­я­ти­ях неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра, гор­но-метал­лур­ги­че­ской отрас­ли будут уста­нов­ле­ны мини­маль­ные зар­пла­ты на зако­но­да­тель­ном уровне. Мини­маль­ная зар­пла­та соста­вит не мень­ше 1000 дол­ла­ров. Пред­при­я­тие будет обя­за­но пла­тить в сред­нем не менее 1500 дол­ла­ров.

Если про­ана­ли­зи­ро­вать неф­те­га­зо­вый сек­тор и гор­но-метал­лур­ги­че­ские пред­при­я­тия, то, по моим оцен­кам, в этих отрас­лях долж­но рабо­тать око­ло 2 млн чело­век. Это и смеж­ни­ки, и буриль­щи­ки, и стро­и­те­ли, и ремонт­ные ком­па­нии. Пред­ставь­те себе, эти 2 млн чело­век будут полу­чать не как сей­час, а 1500 дол­ла­ров. То есть каж­дый месяц 2 млн чело­век будет полу­чать боль­ше на 1000 дол­ла­ров. Что это зна­чит, 2 млн умно­жа­ем на 1000 дол­ла­ров – это 2 млрд дол­ла­ров в месяц, кото­рые сей­час ухо­дят из стра­ны. Они будут вли­вать­ся в эко­но­ми­ку, за год посту­пит 24 млрд дол­ла­ров. Эти день­ги рас­пре­де­лят­ся внут­ри бан­ков­ской систе­мы стра­ны, и воз­ни­ка­ет избы­ток денег, кото­рый при­ве­дет к паде­нию про­цент­ных ста­вок. Я убеж­ден, что мы дове­дем бан­ков­скую став­ку не выше 5 % годо­вых.

И еще ДВК заяви­ла о сво­ей жилищ­ной про­грам­ме. Сей­час в год стра­на стро­ит око­ло 10 млн квад­рат­ных мет­ров жилья. Мы пла­ни­ру­ем стро­ить мини­мум 20 млн квад­рат­ных мет­ров, из кото­рых 5 млн будет стро­ить­ся за счет госу­дар­ствен­ной про­грам­мы. Мы каж­дый год пла­ни­ру­ем сда­вать 5 млн квад­рат­ных мет­ров жилья и обес­пе­чить жильем мини­мум 250 тыс. чело­век в год. Став­ка в тен­ге будет фик­си­ро­ван­ной – 5% годо­вых, кре­ди­ты будут выда­вать­ся сро­ком на 20 лет.

Изу­чив нашу жилийщ­ную про­грам­му, вы пой­ме­те, что мы пла­ни­ру­ем делать. Что тогда полу­чит­ся? Полу­чит­ся так, что мы в серьез­ную часть рын­ка недви­жи­мо­сти начи­на­ем инве­сти­ро­вать каж­дый год око­ло 3 млрд госу­дар­ствен­ных средств. День­ги вли­ва­ют­ся в эко­но­ми­ку, соот­вет­ствен­но, денег ста­но­вит­ся боль­ше, опять это повли­я­ет на став­ку, кото­рые упа­дут.

Итак, чего мы доби­ва­ем­ся? Пер­вое, что­бы наши граж­дане ста­ли бога­че! В каче­стве при­ме­ра при­вел, что толь­ко экс­порт­ная отрасль при­не­сет 24 млрд дол­ла­ров в год. Эти 2 млн чело­век начи­на­ют жить бога­че. Эти день­ги пой­дут даль­ше в эко­но­ми­ку. Они будут поку­пать мебель, одеж­ду, эти день­ги уйдут в част­ный сек­тор, и пред­при­я­тия нач­нут боль­ше нало­гов пла­тить, пото­му что когда пред­при­я­тия выпла­чи­ва­ют зара­бот­ную пла­ту, они пла­тят подо­ход­ный и соци­аль­ный нало­ги, эти день­ги вли­ва­ют­ся в бюд­жет. В бюд­же­те стра­ны опять появ­ля­ют­ся допол­ни­тель­ные день­ги. Это при­ве­дет к тому, что эти день­ги будут выде­лять­ся пен­си­о­не­рам, бюд­жет­ным работ­ни­кам. Будут про­во­дить­ся госу­дар­ствен­ные инве­сти­ции, то есть фак­ти­че­ски мы полу­чим дру­гую эко­но­ми­ку. Стра­на ста­нет бога­че, если стра­на ста­но­вит­ся бога­че, зна­чит, день­ги ста­но­вят­ся дешев­ле.

Вто­рая про­бле­ма – инфля­ция. Как ее решить? Это тоже очень про­сто, нуж­на кон­ку­рен­ция на това­ры и услу­ги. При­ве­ду при­мер, если вас не устра­и­ва­ет цена в одном мага­зине, вы иде­те в дру­гой. Зна­чит, мы долж­ны устро­ить кон­ку­рен­цию на всех сег­мен­тах рын­ка и неф­те­га­зо­вом сек­то­ре, кото­рый фор­ми­ру­ет высо­кую цену на неф­те­про­дук­ты. Что мы там долж­ны сде­лать? Мы долж­ны кон­фис­ко­вать акти­вы, кото­рые кон­тро­ли­ру­ет семья Назар­ба­е­ва. Это долж­но попасть в госу­дар­ствен­ную соб­ствен­ность. Мы его потом про­да­дим на аук­ци­о­нах, но это будут раз­ные соб­ствен­ни­ки, кото­рые будут меж­ду собой кон­ку­ри­ро­вать. Это при­ве­дет к тому, что цены упа­дут. И тогда инфля­ция не будет рас­ти, а будет ухо­дить вниз. Так будет с каж­дой товар­ной груп­пой. Вез­де устро­им кон­ку­рен­цию. Вез­де откро­ем рын­ки. Ника­ких моно­по­лий не будет. Если неф­те­про­дук­ты пой­дут вниз по цене, това­ры пой­дут вниз, то мы реша­ем про­бле­му инфля­ции. Инфля­ция ухо­дит вниз, став­ки ухо­дят вниз. Денег мно­го, зна­чит, спрос на день­ги мень­ше, цена тоже пада­ет. Очень про­стое реше­ние. Вот что нуж­но делать для того, что­бы решить эти про­бле­мы.

Ипо­теч­ные зай­мы будут по став­ке не более 5% годо­вых. Если наши граж­дане ста­но­вят­ся бога­че, то они могут вхо­дить в доле­вое стро­и­тель­ство, брать кре­ди­ты на свои нуж­ды, и самое важ­ное, все это воз­мож­но достиг­нуть толь­ко при пра­виль­ной поли­ти­че­ской систе­ме, когда не будет моно­по­лии, когда власть не при­над­ле­жит одно­му чело­ве­ку.

Посмот­ри­те, что полу­ча­ет­ся, имен­но они сто­ят как пира­ми­да на острие, имен­но они бога­тые, а все осталь­ные бед­ные. Пото­му что они кон­тро­ли­ру­ют власть.

Как толь­ко мы постро­им пар­ла­мент­скую рес­пуб­ли­ку, как толь­ко власть будет нахо­дить­ся в руках наро­да, когда пар­ла­мент назна­ча­ет пра­ви­тель­ство, назна­ча­ет мини­стров, когда депу­та­ты выби­ра­ют­ся наро­дом, они ста­но­вят­ся пред­ста­ви­те­ля­ми наро­да, тогда все меня­ет­ся. Эти богат­ства пере­рас­пре­де­ля­ют­ся меж­ду граж­да­на­ми стра­ны, и у нас супер­бо­га­тых будет мало, зато будет высо­кий про­цент сред­не­го клас­са, как это про­ис­хо­дит на Запа­де. Поэто­му нам нуж­но рефор­ми­ро­вать поли­ти­че­скую систе­му, лик­ви­ди­ро­вать долж­ность пре­зи­ден­та. Мы постро­им пар­ла­мент­скую рес­пуб­ли­ку, неза­ви­си­мые суды, будет сво­бо­да сло­ва.

Меня все спра­ши­ва­ют, а как будет с кор­руп­ци­ей? С кор­руп­ци­ей бороть­ся очень про­сто. Когда есть неза­ви­си­мая прес­са, когда есть неза­ви­си­мые суды, когда каж­дый граж­да­нин име­ет пра­во вый­ти сво­бод­но на акцию про­те­ста и могут быть орга­ни­зо­ва­ны митин­ги, тогда этот кор­руп­ци­о­нер будет мгно­вен­но выяв­лен самим наро­дом. Он будет выяв­лен прес­сой. И он будет поса­жен в тюрь­му, не как в слу­чае с Ни, когда его обви­ни­ли в полу­че­нии взят­ки 1 млн дол­ла­ров, а потом выпу­сти­ли. Это­го не будет! Тогда вся эта систе­ма будет нор­маль­но рабо­тать.

Что нуж­но сде­лать для того, что­бы про­изо­шли гло­баль­ные изме­не­ния? Нам нуж­но изме­нить нашу поли­ти­че­скую систе­му. Что­бы власть была пере­рас­пре­де­ле­на сре­ди наро­да, а не была у одно­го чело­ве­ка.

 

Текст под­го­то­ви­ла –

Айсу­лу ОСПАН

Республиканский еженедельник онлайн