fbpx

Мустахим ТУЛЕЕВ: АП ПРОТАЩИТ ЛЮБОЙ ЗАКОН, КОТОРЫЙ НУЖЕН АКОРДЕ

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №18 (382) от 12 мая 2017 г.

 

ДАТ-ДИАЛОГ

 


 

5 мая это­го года в мажи­ли­се пар­ла­мен­та РК состо­я­лась пре­зен­та­ция зако­но­про­ек­та «О про­ку­ра­ту­ре».

Каза­лось бы, зако­но­про­ект отрас­ле­вой, мало ли таких, что­бы посвя­щать имен­но ему газет­ную пло­щадь. Но если скру­пу­лез­но пере­брать в памя­ти темы всех пуб­ли­ка­ций в «D», то если не льви­ная доля, то треть их как раз о закон­но­сти пра­во­су­дия в Казах­стане и роли орга­нов про­ку­ра­ту­ры по над­зо­ру за закон­но­стью.

На пре­зен­та­цию зако­но­про­ек­та были при­гла­ше­ны пред­се­да­тель Пре­зи­ди­у­ма Обще­на­ци­о­наль­ной соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии (ОСДП) Зауреш Бат­та­ло­ва и член Полит­со­ве­та ОСДП и член кол­ле­гии адво­ка­тов г.Астаны Муста­хим Туле­ев.

Есте­ствен­но, с прось­бой об интер­вью мы обра­ти­лись к про­фес­си­о­на­лу, без лож­ной скром­но­сти, высо­ко­го поле­та. Доста­точ­но вспом­нить резо­нанс­ные не толь­ко в Казах­стане, но и в миро­вом сооб­ще­стве уго­лов­ные про­цес­сы, где Муста­хим Туле­ев высту­пал в каче­стве защит­ни­ка. Это дело лиде­ров оппо­зи­ции Аке­жа­на Каже­гель­ди­на и Галым­жа­на Жаки­я­но­ва, осуж­ден­ных по поли­ти­че­ским моти­вам; дис­си­ден­та Заман­бе­ка Нур­ка­ди­ло­ва, кото­рый, по вер­сии вла­стей, покон­чил жизнь само­убий­ством; стран­ной гибе­ли в ДТП неза­ви­си­мо­го жур­на­ли­ста Асха­та Шари­п­жа­но­ва; в нашу­мев­шем до гоме­ри­че­ско­го хохо­та деле поли­ти­ка Була­та Аби­ло­ва по заяв­ле­нию под­пол­ков­ни­ка из Темир­тау, фураж­ку кото­ро­го он яко­бы «съе­хал» во вре­мя встре­чи со сво­и­ми изби­ра­те­ля­ми в посел­ке Актас Кара­ган­дин­ской обла­сти; неза­ви­си­мо­го жур­на­ли­ста Кази­са Тогуз­ба­е­ва; «глав­но­го чита­те­ля» наше­го про­ек­та «DAT» Ерму­ра­та Бапи; обще­ствен­но­го дея­те­ля Жаса­ра­ла Куа­ны­ша­ли­на, а так­же мно­гих дру­гих.

Без­услов­но, зна­чи­мость орга­нов про­ку­ра­ту­ры в жиз­не­де­я­тель­но­сти как про­стых граж­дан стра­ны, состав­ля­ю­щих плоть от пло­ти содер­жи­мое любо­го госу­дар­ства, так и госу­дар­ствен­ных и иных орга­нов недо­оце­ни­вать кате­го­ри­че­ски нель­зя. Не слу­чай­но, еще рос­сий­ский импе­ра­тор Петр I назвал про­ку­ро­ров «оком госу­да­ре­ва»: «Вот мое око, коим я буду все видеть».

Итак, наш диа­лог с извест­ным адво­ка­том, чле­ном Полит­со­ве­та ОСДП Муста­хи­мом ТУЛЕЕВЫМ.

 

– Ска­жи­те, какая была объ­ек­тив­ная необ­хо­ди­мость вне­се­ния изме­не­ний в Закон о про­ку­ра­ту­ре?

– Объ­ек­тив­ную необ­хо­ди­мость пре­зен­та­ции зако­но­про­ек­та о вне­се­нии изме­не­ний в Закон о про­ку­ра­ту­ре РК на пре­зен­та­ции попы­та­лись объ­яс­нить депу­та­ты мажи­ли­са пар­ла­мен­та и пред­ста­ви­те­ли Ген­про­ку­ра­ту­ры в лице гос­по­ди­на Андрея Кра­вчен­ко. Как я понял, необ­хо­ди­мость была в том, что орга­ны про­ку­ра­ту­ры тоже хотят жить в рус­ле нова­ций, кото­рые про­ис­хо­дят в соот­вет­ствии с пору­че­ни­я­ми пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва о модер­ни­за­ции созна­ния обще­ства – через приз­му ново­го Зако­на о про­ку­ра­ту­ре. Сей­час же мод­но ста­ло, что тре­тий этап модер­ни­за­ции дол­жен про­ис­хо­дить во всех направ­ле­ни­ях, в том чис­ле в созна­нии людей.

И вот в пра­во­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ке про­ку­ра­ту­ра реши­ла не отста­вать и, види­мо, под­стра­и­ва­ясь под судеб­ную трех­звезд­ную систе­му, реши­ла вне­сти неко­то­рые изме­не­ния в уже суще­ству­ю­щий Закон о про­ку­ра­ту­ре.

На пре­зен­та­цию зако­но­про­ек­та я был при­гла­шен вме­сте с Зауреш Бат­та­ло­вой как пред­ста­ви­те­ли поли­ти­че­ской пар­тии. Но поче­му-то не уви­дел пред­ста­ви­те­лей дру­гих непар­ла­мент­ских поли­ти­че­ских пар­тий, кро­ме «Бір­ліка».

 

– Их не при­гла­си­ли или они про­игно­ри­ро­ва­ли пре­зен­та­цию?

– Нет, при­гла­ша­ли всех. Но неко­то­рые полит­пар­тии про­яви­ли без­раз­ли­чие к собы­ти­ям, про­ис­хо­дя­щим в соци­у­ме. Хотя зако­но­про­ект о про­ку­ра­ту­ре нико­го не дол­жен остав­лять без­раз­лич­ным, пото­му что он про­ни­зы­ва­ет всю чело­ве­че­скую жиз­не­де­я­тель­ность, начи­ная с того, как чело­век с утра пере­сту­па­ет порог сво­е­го дома, а затем всту­па­ет в самые непред­ска­зу­е­мые пра­во­от­но­ше­ния с соци­у­мом, госу­дар­ствен­ны­ми, него­су­дар­ствен­ны­ми учре­жде­ни­я­ми, да и про­сто с дру­ги­ми граж­да­на­ми. Тогда там могут иметь место кон­фликт­ные ситу­а­ции, спо­ры, вплоть до эле­мен­тов, обра­зу­ю­щих состав уго­лов­но­го пра­во­на­ру­ше­ния.

По всей види­мо­сти, Ген­про­ку­ра­ту­ра хоте­ла объ­ять необъ­ят­ное, но это у них не совсем полу­чи­лось, пото­му что, это мое субъ­ек­тив­ное мне­ние, нас при­гла­си­ли пост­фак­тум, а не на обсуж­де­ние в рабо­чую груп­пу.

 

– Ваше мне­ние о зако­но­про­ек­те, в целом, и заме­ча­ния, в част­но­сти.

– На пре­зен­та­ции я выска­зал свое мне­ние отно­си­тель­но неко­то­рых пунк­тов вне­сен­ных изме­не­ний. В зако­но­про­ек­те обо­зна­че­ны зада­чи орга­нов про­ку­ра­ту­ры, осно­ва­ния для про­ве­рок, пра­ва и ответ­ствен­ность и обя­зан­но­сти про­ве­ря­е­мых.

Закон о про­ку­ра­ту­ре апри­о­ри обя­зан осу­ществ­лять выс­ший над­зор за соблю­де­ни­ем закон­но­сти. То есть выше орга­на про­ку­ра­ту­ры в любом госу­дар­стве, в том чис­ле в Казах­стане, не долж­но быть.

Тем не менее, види­мо, пото­му, что сло­во «про­ку­ра­ту­ра» жен­ско­го рода, она все­гда стре­мит­ся ниве­ли­ро­вать свой ста­тус, фор­ма «выс­ше­го над­зо­ра» раз­мы­ва­ет­ся, и про­ку­ра­ту­ра, соглас­но зако­но­про­ек­ту, под­от­чет­на пре­зи­ден­ту. Тогда полу­ча­ет­ся, что у нас гене­раль­ный про­ку­рор не гос­по­дин Аса­нов, а гос­по­дин Назар­ба­ев? Такое вот про­ти­во­ре­чие воз­ни­ка­ет.

Дру­гая фор­ма – это осу­ществ­ле­ние уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния. Отно­си­тель­но осу­ществ­ле­ния выс­ше­го над­зо­ра за соблю­де­ни­ем закон­но­сти – здесь воз­ни­ка­ют неко­то­рые про­ти­во­ре­чия отно­си­тель­но ста­тьи 5-й, где про­пи­сы­ва­ет­ся, что выс­ший над­зор за закон­но­стью дея­тель­но­сти орга­нов и их долж­ност­ных лиц, орга­ни­за­ций осу­ществ­ля­ет­ся неза­ви­си­мо от форм соб­ствен­но­сти и т.д. По мое­му мне­нию, этот пункт надо допол­нить: выс­ший над­зор орга­нов про­ку­ра­ту­ры за соблю­де­ни­ем закон­но­сти осу­ществ­ля­ет­ся в отно­ше­нии дея­тель­но­сти орга­нов и их долж­ност­ных лиц неза­ви­си­мо от зани­ма­е­мой долж­но­сти. Не толь­ко про­сто «долж­ност­ные лица», а неза­ви­си­мо от зани­ма­е­мой долж­но­сти и ста­ту­са в струк­ту­ре госу­дар­ствен­ной служ­бы. То есть этим бы охва­ты­ва­лись ком­пе­тен­ция и пол­но­мо­чия даже пре­зи­ден­та. А это оста­лось в тени.

Более того, в зако­но­про­ек­те напи­са­но, что выс­ший над­зор за закон­но­стью дея­тель­но­сти орга­нов и долж­ност­ных лиц в исклю­чи­тель­ных слу­ча­ях осу­ществ­ля­ет­ся по пору­че­нию пре­зи­ден­та или гене­раль­но­го про­ку­ро­ра. То есть полу­ча­ет­ся под­ме­на функ­ций про­ку­ра­ту­ры пол­но­мо­чи­я­ми пре­зи­ден­та.

Что каса­ет­ся пре­де­лов над­зо­ра – по пору­че­нию пре­зи­ден­та либо гене­раль­но­го про­ку­ро­ра. То есть опять-таки воз­ни­ка­ет вопрос: а наде­лен ли пре­зи­дент пол­но­мо­чи­я­ми орга­нов про­ку­ра­ту­ры? Или он над ними сто­ит? Ведь гла­ва госу­дар­ства дол­жен дистан­ци­ро­вать­ся от это­го как в любом циви­ли­зо­ван­ном пра­во­вом госу­дар­стве. Как, напри­мер, в Южной Корее, стра­нах Евро­пы.

 

– То есть выше зако­нов о пре­зи­ден­те и про­ку­ра­ту­ре долж­на быть толь­ко Кон­сти­ту­ция?

– Да, Кон­сти­ту­ция – это Основ­ной закон, а гене­раль­ный про­ку­рор и про­ку­ра­ту­ра в целом долж­ны быть под­от­чет­ны пар­ла­мен­ту, пото­му что имен­но этот орган изда­ет зако­ны и дол­жен кон­тро­ли­ро­вать их испол­не­ние. Но никак не пре­зи­дент. Пре­зи­дент не поли­глот, он не может охва­тить все сфе­ры чело­ве­че­ской жиз­не­де­я­тель­но­сти и быть осве­дом­лен­ным во всем и реа­ги­ро­вать вез­де. Поэто­му здесь вопро­сов воз­ни­ка­ет мно­го.

В зако­но­про­ек­те, кото­рый пре­зен­то­вал мажи­лис, обо­зна­че­ны пре­де­лы над­зо­ра – по пору­че­нию пре­зи­ден­та либо гене­раль­но­го про­ку­ро­ра. И то толь­ко в слу­ча­ях невы­пол­не­ния пол­но­мо­чий ины­ми орга­на­ми кон­тро­ля. То есть это яко­бы выс­шая точ­ка кипе­ния. Если на местах те или иные руко­во­ди­те­ли про­яви­ли долж­ност­ное без­дей­ствие или заин­те­ре­со­ван­ность и бло­ки­ру­ют реше­ние отдель­ных вопро­сов, нару­ша­ют кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва, толь­ко по пору­че­нию пре­зи­ден­та или гене­раль­но­го про­ку­ро­ра осу­ществ­ля­ет­ся над­зор.

Что самое инте­рес­ное, в ста­тье 24-й зало­же­на такая нор­ма, что не под­ле­жат опро­те­сто­ва­нию зако­но­да­тель­ные акты. Ну, да лад­но. А вот вто­рой пункт – акты пре­зи­ден­та и адми­ни­стра­ции, Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­та – не под­ле­жат опро­те­сто­ва­нию. Здесь воз­ни­ка­ет пара­докс. Как это так? Пре­зи­дент тоже чело­век, там есть чело­ве­че­ский фак­тор, он может оши­бить­ся, если даже его кон­суль­ти­ру­ют. АП – то же самое. Кон­сти­ту­ци­он­ный совет у нас хоть и явля­ет­ся выс­шим орга­ном по тол­ко­ва­нию зако­нов, тем не менее тоже может совер­шать ошиб­ки. И в дан­ном слу­чае про­ку­ра­ту­ра долж­на в пре­де­лах сво­ей ком­пе­тен­ции и пол­но­мо­чий реа­ги­ро­вать на это. А про­ку­ра­ту­ра сра­зу сло­жи­ла лап­ки квер­ху, мол, зако­но­да­тель­ные акты не под­ле­жат опро­те­сто­ва­нию. То есть если даже эти акты и про­тив инте­ре­сов обще­ства и Кон­сти­ту­ции, все рав­но не под­ле­жат опро­те­сто­ва­нию.

 

– Это что, новел­ла?

– Да, рань­ше это­го не было. Ну, нор­ма­тив­ные поста­нов­ле­ния Вер­хов­но­го суда апри­о­ри не под­ле­жат опро­те­сто­ва­нию, пото­му что соот­вет­ствен­но ста­тье 4 Кон­сти­ту­ции, после их опуб­ли­ко­ва­ния они при­об­ре­та­ют силу зако­на. Акты Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­та и Счет­но­го коми­те­та, нор­ма­тив­ные акты тех­ни­че­ско­го харак­те­ра тоже не под­ле­жат опро­те­сто­ва­нию. Я с этим не согла­сен. Пото­му что ярким при­ме­ром тако­го бло­ки­ро­ва­ния пол­но­мо­чий про­ку­ра­ту­ры явля­ет­ся нашу­мев­шее дело по ста­тье 26-й Кон­сти­ту­ции о земель­ных спо­рах. Когда с пода­чи пра­ви­тель­ства пар­ла­мент при­нял закон, Назар­ба­ев его утвер­дил. Если б рычаг его дей­ствия про­ку­ра­ту­рой был преду­смот­рен, соот­вет­ствен­но, она бы внес­ла про­тест – и все, анну­ли­ро­ва­ли эту нор­му. А в свя­зи с его отсут­стви­ем Назар­ба­ев, поняв, что мощ­ный обще­ствен­ный про­тест идет, он нало­жил на него мора­то­рий на опре­де­лен­ное вре­мя, и то с ого­вор­кой.

Так что на пре­зен­та­ции зако­но­про­ек­та я зада­вал кон­крет­ные вопро­сы гос­по­ди­ну Кра­вчен­ко. К при­ме­ру, отно­си­тель­но при­ме­не­ния содер­жа­ния нор­мы ста­тьи 93-й УПК РК, в кото­рой опи­сы­ва­ют­ся пол­но­мо­чия про­ку­ро­ра в ходе досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния. Мы дого­во­ри­лись о том, что, исхо­дя из трех форм дея­тель­но­сти про­ку­ра­ту­ры по выс­ше­му над­зо­ру за соблю­де­ни­ем закон­но­сти, а это – пред­ста­ви­тель­ство инте­ре­сов госу­дар­ства в суде и уго­лов­ном пре­сле­до­ва­нии.

В аспек­те тре­тье­го направ­ле­ния мы обсуж­да­ли содер­жа­ние ста­тьи 93 УПК РК. Меня заин­те­ре­со­вал пункт 7-й – о заклю­че­нии про­цес­су­аль­но­го согла­ше­ния. Она была вве­де­на с 2017 года, но дело в том, что ранее она была более рас­ши­рен­ная и дета­ли­зи­ро­ван­ная, хотя и не кон­кре­ти­зи­ро­ван­ная. А сей­час ее вооб­ще раз­мы­ли и ука­за­ли, что про­ку­ра­ту­ра в пре­де­лах сво­их пол­но­мо­чий име­ет пра­во на заклю­че­ние про­цес­су­аль­но­го согла­ше­ния.

Но при этом раз­ра­бот­чи­ки зако­но­про­ек­та умол­ча­ли о том, что про­цес­су­аль­ное согла­ше­ние на ста­дии досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния может про­яв­лять­ся в двух фор­мах. Это: сдел­ка с пра­во­су­ди­ем, то есть про­цес­су­аль­ное согла­ше­ние о при­зна­нии вины, согла­сие с предъ­яв­лен­ным обви­не­ни­ем и ее неоспа­ри­ва­нии и обя­за­тель­ство о пол­ном воз­ме­ще­нии при­чи­нен­но­го мате­ри­аль­но­го ущер­ба, если он име­ет­ся, и согла­сие потер­пев­ше­го. И то это отно­сит­ся к трем кате­го­ри­ям – к раз­ря­ду неболь­ших, сред­ней тяже­сти и тяж­ких пре­ступ­ле­ний. А если же совер­ша­ют­ся осо­бо тяж­кие пре­ступ­ле­ния, то про­цес­су­аль­ное согла­ше­ние о сдел­ке о при­зна­нии вины не при­ме­ня­ет­ся.

Вме­сте с тем суще­ству­ет в УПК про­це­ду­ра про­цес­су­аль­но­го согла­ше­ния о сотруд­ни­че­стве. Здесь име­ют­ся в виду лица, совер­шив­шие осо­бо тяж­кие пре­ступ­ле­ния и кото­рые нахо­дят­ся в местах лише­ния сво­бо­ды, но кото­рые, тем не менее, пред­при­ни­ма­ют меры для при­ме­не­ния прин­ци­па гуман­но­сти в отно­ше­нии их в слу­чае, если они раз­об­ла­ча­ют ранее извест­ные, но не рас­кры­тые пре­ступ­ле­ния латент­но­го харак­те­ра. Но таких явле­ний у нас очень мало. Пока толь­ко еди­нич­ные слу­чаи. Может, поэто­му гене­раль­ный про­ку­рор РК гос­по­дин Аса­нов 17–18 нояб­ря про­шло­го года на пар­ла­мент­ских слу­ша­ни­ях по даль­ней­шей модер­ни­за­ции уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го, уго­лов­но-испол­ни­тель­но­го зако­но­да­тель­ства гово­рил о пяти плю­сах и пяти мину­сах дей­ству­ю­ще­го уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го зако­но­да­тель­ства. Он ска­зал о том, что про­це­ду­ра сдел­ки с пра­во­су­ди­ем идет пол­ным ходом, что за полу­го­дие про­шло­го года более 700 или 800 про­цес­су­аль­ных согла­ше­ний уже заклю­че­но, но не было заклю­че­но ни одно­го про­цес­су­аль­но­го согла­ше­ния о сотруд­ни­че­стве. Этот инсти­тут без­дей­ство­вал. Сей­час он поти­хо­неч­ку наби­ра­ет силу. Но опять-таки нега­тив­ное, что отме­тил тогда гос­по­дин Аса­нов, в Казах­стане плохую тен­ден­цию наби­ра­ет имен­но при­ме­не­ние такой нор­мы, как сдел­ка с пра­во­су­ди­ем с при­зна­ни­ем вины, когда под­чи­нен­ные сту­чат на началь­ни­ка, хотя, воз­мож­но, они сами явля­ют­ся орга­ни­за­то­ра­ми или под­стре­ка­те­ля­ми того или ино­го долж­ност­но­го кор­руп­ци­он­но­го пре­ступ­ле­ния. Но когда их раз­об­ла­ча­ют, то они под­ни­ма­ют лап­ки квер­ху, образ­но гово­ря, и орган уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния, что­бы не напря­гать­ся по сбо­ру дока­за­тельств в винов­но­сти тех или иных субъ­ек­тов пре­ступ­ле­ния, идут по линии наи­мень­ше­го сопро­тив­ле­ния и берут за осно­ву хода­тай­ство о заклю­че­нии про­цес­су­аль­но­го согла­ше­ния о при­зна­нии вины.

 

– Яркие слу­чаи, навер­ное, так назы­ва­е­мые «дело Джу­ла­ма­но­ва» и «дело Ерме­ги­я­е­ва»?

– Да-да. В дан­ном слу­чае непо­сред­ствен­ные испол­ни­те­ли и соучаст­ни­ки таких долж­ност­ных и кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ний ухо­дят от ответ­ствен­но­сти. Они либо вооб­ще не при­вле­ка­ют­ся к уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти, либо фор­маль­но выно­сит­ся обви­ни­тель­ный при­го­вор, но с осво­бож­де­ни­ем от мате­ри­аль­но­го отбы­ва­ния нака­за­ния, либо при­ме­ня­ют нор­му ста­тьи 55-й УК РК о назна­че­нии нака­за­ния ниже низ­ше­го пре­де­ла с уче­том яко­бы дея­тель­но­го рас­ка­я­ния, ока­за­ния содей­ствия след­ствию и раз­об­ла­че­ния сво­их басты­ков.

 

– Но дея­тель­ное рас­ка­я­ние – поня­тие настоль­ко рас­хо­жее, что, кажет­ся, это пря­мой путь для уво­да от ответ­ствен­но­сти истин­ных пре­ступ­ни­ков…

– Да, согла­сен с вами, рас­хо­жее поня­тие. Я на пар­ла­мент­ских слу­ша­ни­ях осе­нью про­шло­го года и на нынеш­ней пре­зен­та­ции зако­но­про­ек­та о про­ку­ра­ту­ре заявил о про­бе­лах в зако­но­да­тель­стве. И этот зако­но­про­ект сырой. На что гос­по­дин Кра­вчен­ко ска­зал: да, он еще несо­вер­шен­ный, но мы стре­мим­ся к совер­шен­ству, мол, это еще не окон­ча­тель­ный вари­ант, и мы еще в рабо­чей груп­пе будем обсуж­дать. То есть ушел от пря­мо­го отве­та.

Но дело в том, и я об этом тоже гово­рил, что надо уста­но­вить сво­е­го рода фильтр при­ме­ни­тель­но к этой про­це­ду­ре. Если чело­век хочет заклю­чить сдел­ку с пра­во­су­ди­ем, то он до нача­ла уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния в ста­ту­се подо­зре­ва­е­мо­го дол­жен исполь­зо­вать такую фор­му про­цес­су­аль­ной про­це­ду­ры, как явка с повин­ной. Тогда – да. Тогда он дей­стви­тель­но, реаль­но дея­тель­но рас­ка­и­ва­ет­ся, при­зна­ет вину и изъ­яв­ля­ет доб­ро­воль­ное наме­ре­ние содей­ство­вать орга­ну уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния в раз­об­ла­че­нии пре­ступ­ле­ния. Но это­го у нас нет. У нас обя­за­тель­ным и необ­хо­ди­мым при­зна­ком для заклю­че­ния про­цес­су­аль­но­го согла­ше­ния как о при­зна­нии вины, так и сотруд­ни­че­стве явля­ет­ся доб­ро­воль­ность и искрен­ность наме­ре­ний.

 

– Но явка с повин­ной у нас чаще все­го оформ­ля­ет­ся, когда чело­век уже задер­жан. Не так ли?

– Нет, это было в ста­ром зако­но­да­тель­стве, сей­час это­го уже нет. Дело в том, что если чело­ве­ка задер­жа­ли с полич­ным, то он не может напи­сать явку с повин­ной. А если оформ­ля­ют зад­ним чис­лом, то тогда полу­ча­ет­ся, что опе­ра­тив­ная инфор­ма­ция недо­сто­вер­ная. Поэто­му сле­до­ва­те­ли не могут зад­ним чис­лом офор­мить явку с повин­ной, пото­му что чело­ве­ка пой­ма­ли с полич­ным. Как на при­ме­ре с Васи­ли­ем Ни, быв­шим пре­зи­ден­том Меж­ду­на­род­но­го цен­тра при­гра­нич­но­го сотруд­ни­че­ства «Хор­гос», кото­рый был задер­жан при полу­че­нии взят­ки в один мил­ли­он дол­ла­ров, но кото­ро­го наше пра­во­су­дие осво­бо­ди­ло от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти. Обще­ствен­ность стра­ны крайне воз­му­ще­на. Теперь орга­ны про­ку­ра­ту­ры воз­ла­га­ют всю ответ­ствен­ность на реше­ние об осво­бож­де­нии его от уго­лов­ной ответ­ствен­но­сти на суд, а суд, в свою оче­редь, гово­рит: изви­ни­те, это орга­ны уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния пре­сек­ли его пре­ступ­ную дея­тель­ность на ста­дии поку­ше­ния, что это неза­кон­чен­ное пре­ступ­ле­ние, так как ему не дали воз­мож­ность полу­чить пред­мет взят­ки, что это менее опас­ное пре­ступ­ле­ние, а посе­му, как гово­рит­ся, взят­ки глад­ки – Ни мож­но не нака­зы­вать.

 

– Ну, еще и пре­сло­ву­тое внут­рен­нее убеж­де­ние судьи, на кото­рый вер­ши­те­ли пра­во­су­дия ссы­ла­ют­ся при выне­се­нии при­го­во­ров.

– Да, этот фак­тор, види­мо, тоже при­сут­ству­ет. Но и сама фами­лия гово­рит, что Ни ни брал взят­ки, не «не брал», а «ни брал». Фами­лия у него удоб­ная такая. Ни вино­вен, пото­му что ни брал (сме­ет­ся).

К сожа­ле­нию, тако­го филь­тра в казах­стан­ском уго­лов­но-про­цес­су­аль­ном зако­но­да­тель­стве нет, как в рос­сий­ском. У них оно более-менее про­грес­сив­ное. Если бы этот фильтр суще­ство­вал – о том, что до нача­ла уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния, до раз­об­ла­че­ния того или ино­го фигу­ран­та, он писал бы явку с повин­ной: мол, я совер­шил такое-то пре­ступ­ле­ние в соуча­стии с тем-то или один, то тогда бы – да. Дело в том, что при­знак доб­ро­воль­но­сти и искрен­но­сти наме­ре­ний в нашем зако­но­да­тель­стве раз­мы­ва­ет­ся и дез­аву­и­ру­ет­ся. А орга­ны уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния, идя по сто­роне наи­мень­ше­го сопро­тив­ле­ния, берут за осно­ву фик­тив­ное при­зна­ние и пус­ка­ют под гильо­ти­ну руко­во­ди­те­лей тех или иных орга­ни­за­ций, учре­жде­ний.

Хоро­ший вопрос про­зву­чал на пре­зен­та­ции от Магер­ра­мо­ва, депу­та­та мажи­ли­са от фрак­ции пар­тии ком­му­ни­стов – КНПК. Он спро­сил у Андрея Кра­вчен­ко: как это понять, если сей­час спец­про­ку­ро­ры осу­ществ­ля­ют уго­лов­ное пре­сле­до­ва­ние, а вме­сте с тем вы над­зи­ра­е­те за закон­но­стью? Раз­ви­вая его вопрос, я задал Кра­вчен­ко вопрос: неуже­ли нель­зя уни­фи­ци­ро­вать и модер­ни­зи­ро­вать орган след­ствия? Я не гово­рю о воз­вра­ще­нии госу­дар­ствен­но­го след­ствен­но­го коми­те­та – ГСК, кото­рый в Казах­стане дав­но почил в бозе. Но если брать прак­ти­ку сило­вых струк­тур Рос­сии, там след­ствен­ный коми­тет создан, и он отде­лен от про­ку­ра­ту­ры. А у нас полу­ча­ет­ся, что они в одной упряж­ке и аффи­ли­ро­ва­ны по-любо­му. Если даже ста­ту­сы яко­бы раз­ные, сидят в одном зда­нии, реша­ют одни и те же вопро­сы. Гос­по­дин Аса­нов сам гово­рил: у нас нет оправ­да­тель­ных при­го­во­ров, пото­му что про­ку­ра­ту­ра пре­сле­ду­ет, про­ку­ра­ту­ра обви­ня­ет и наста­и­ва­ет на нака­за­нии. Соот­вет­ствен­но, зад­не­го хода нет. Кра­вчен­ко не согла­сил­ся с моим мне­ни­ем, гово­рит: это, воз­мож­но, будет в буду­щем и т.д. Пожи­вем – уви­дим.

Но я крайне недо­во­лен такой пре­зен­та­ци­ей, таким зако­но­про­ек­том, пото­му что про­ку­ра­ту­ра суще­ствен­но уре­за­ет свои пол­но­мо­чия, хотя, конеч­но, у нее пол­но­мо­чия огром­ные, тем не менее, по акту­аль­ным вопро­сам жиз­не­де­я­тель­но­сти физи­че­ских и юри­ди­че­ских лиц она про­яв­ля­ет сла­бость.

–Хотя я пони­маю, что мой вопрос не по адре­су, тем не менее, поче­му вас, извест­но­го в стране не толь­ко адво­ка­та, но и юри­ста, не при­гла­си­ли на засе­да­ния рабо­чей груп­пы?

– Не знаю. Но я пола­гаю, может, был бы какой-то эффект, если бы к мое­му мне­нию и пред­ло­же­ни­ям при­слу­ша­лись. ОСДП не пар­ла­мент­ская пар­тия. Конеч­но, понят­но, что нынеш­ние изме­не­ния и допол­не­ния в суще­ству­ю­щий Закон о про­ку­ра­ту­ре, ско­рее, уста­нов­ка со сто­ро­ны АП, кото­рая уже име­ет свои лека­ла содер­жа­тель­ной, струк­тур­ной части зако­но­про­ек­та. А по уста­нов­ке АП в пар­ла­мен­те про­та­щат любой зако­но­про­ект, такой, какой нужен Акор­де. А непар­ла­мент­ские пар­тии они при­гла­ша­ют на тако­го рода пре­зен­та­ции, по всей види­мо­сти, толь­ко для того, что­бы ска­зать: да, у нас про­ис­хо­дят изме­не­ния отрас­ле­во­го зако­но­да­тель­ства, Кон­сти­ту­ции и т. д. Напри­мер, 30 авгу­ста 1995 года на осно­ва­нии рефе­рен­ду­ма была при­ня­та Кон­сти­ту­ция РК, послед­ние изме­не­ния внес­ли уже без рефе­рен­ду­ма, путем про­сто­го соци­аль­но­го опро­са, какая-то рабо­чая груп­па была созда­на. В конеч­ном ито­ге, види­мо, реши­ли ском­по­но­вать все это, чтоб не будо­ра­жить обще­ствен­ное созна­ние. Если пред­ста­ви­те­лей непар­ла­мент­ских пар­тий даже и допу­стят, они пред­ло­жат дей­ствен­ные меха­низ­мы того или ино­го зако­но­про­ек­та или нор­мы, ста­тьи зако­на. И все рав­но они не будут при­ня­ты во вни­ма­ние, пото­му что власть дела­ет все для того, что­бы ей самой было удоб­но. А эпи­зо­ди­че­ские при­гла­ше­ния – для того, что­бы ска­зать: это мне­ние обще­ства, кото­рое пред­ста­ви­ли поли­ти­че­ские пар­тии, так что ника­ко­го ущем­ле­ния прав граж­дан­ско­го обще­ства и непар­ла­мент­ских поли­ти­че­ских пар­тий не про­ис­хо­дит.

 

– Что еще было инте­рес­но­го на пре­зен­та­ции?

– Попут­но при­ме­ни­тель­но к несо­вер­шен­ству зако­на и дей­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства я затро­нул вопрос отно­си­тель­но нынеш­не­го поло­же­ния сво­е­го под­за­щит­но­го – экс-дирек­то­ра Погранслуж­бы КНБ РК Нур­ла­на Джу­ла­ма­но­ва. Недав­но я был у него на сви­да­нии, где он ска­зал мне, что наме­рен обра­тить­ся к гла­ве госу­дар­ства и гене­раль­но­му про­ку­ро­ру с заяв­ле­ни­ем в соот­вет­ствии с про­це­ду­рой о том, что он выра­жа­ет согла­сие, заяв­ляя хода­тай­ство о сотруд­ни­че­стве со след­стви­ем в целях раз­об­ла­че­ния фак­тов хище­ния в струк­ту­ре КНБ, в целом, и Погранслуж­бы, в част­но­сти, кото­рые оста­лись без пра­во­вой оцен­ки тогда, когда он обра­щал­ся. А сей­час он хочет под­нять эти вопро­сы зано­во, что­бы дали им пра­во­вую оцен­ку, рас­сле­до­ва­ли в пол­но­цен­ном объ­е­ме и объ­ек­тив­но и вос­ста­но­ви­ли тот мате­ри­аль­ный ущерб, кото­рый был при­чи­нен.

Кро­ме все­го про­че­го, как мы зна­ем, 13 декаб­ря 2016 года вышел указ пре­зи­ден­та об амни­стии. Нор­ма­ми ста­тей 3-й и 5-й дан­но­го акта преду­смот­ре­но сокра­ще­ние сро­ка отбы­ва­ния нака­за­ния в отно­ше­нии лиц, совер­шив­ших осо­бо тяж­кие пре­ступ­ле­ния, в том чис­ле кор­руп­ци­он­ные, под кото­рые дол­жен под­па­дать гос­по­дин Джу­ла­ма­нов с уче­том сво­е­го воз­раст­но­го цен­за. Когда он был вовле­чен в орби­ту уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния, ему было 58 лет, сей­час ему испол­нил­ся 61 год. Мы заяви­ли хода­тай­ство о сокра­ще­нии ему сро­ка на одну пятую от обще­го сро­ка нака­за­ния 11 лет.

Одна­ко Шах­тин­ский город­ской суд отка­зал нам в этом, моти­ви­руя тем, что яко­бы его дей­ствия не под­па­да­ют под указ об амни­стии. Хотя в нор­ме ука­за не гово­рит­ся о том, что дан­ный закон не рас­про­стра­ня­ет­ся на лиц, совер­шив­ших осо­бо тяж­кие пре­ступ­ле­ния неза­ви­си­мо от воз­рас­та. Такой ого­вор­ки в ука­зе нету. Более того, дан­ный указ пре­зи­ден­та про­ти­во­ре­чит ста­тье 78 УК РК. Она чет­ко преду­смат­ри­ва­ет (часть 2-я): акт об амни­стии не рас­про­стра­ня­ет­ся на лиц, совер­шив­ших тер­ро­ри­сти­че­ские и экс­тре­мист­ские пре­ступ­ле­ния, пыт­ки, пре­ступ­ле­ния про­тив поло­вой непри­кос­но­вен­но­сти мало­лет­них. Ни одно­го из этих при­зна­ков пре­ступ­ных дея­ний в дей­стви­ях Джу­ла­ма­но­ва нет. Ста­тья 78-я УК выше ука­за пре­зи­ден­та. Поэто­му в дан­ном слу­чае про­ку­ра­ту­ра долж­на была вне­сти про­тест либо иную фор­му про­ку­рор­ско­го реа­ги­ро­ва­ния на поста­нов­ле­ние Шах­тин­ско­го гор­су­да. Но это­го она не сде­ла­ла.

Сле­до­ва­тель­но, в ее дей­стви­ях усмат­ри­ва­ет­ся, изви­ни­те за тав­то­ло­гию, без­дей­ствие. В свя­зи с этим я подал част­ную жало­бу в апел­ля­ци­он­ную кол­ле­гию Кара­ган­дин­ско­го област­но­го суда на поста­нов­ле­ние Шах­тин­ско­го город­ско­го суда. Одно­вре­мен­но напи­сал хода­тай­ство на имя пред­се­да­те­ля кол­ле­гии по уго­лов­ным делам Кара­ган­дин­ско­го област­но­го суда, что­бы они в пре­де­лах сво­ей ком­пе­тен­ции обра­ти­лись в Кон­сти­ту­ци­он­ный совет, что­бы они дали тол­ко­ва­ние: во-пер­вых, нару­ше­ны или нет кон­сти­ту­ци­он­ные пра­ва Джу­ла­ма­но­ва в свя­зи с дости­же­ни­ем его воз­раст­но­го цен­за; во-вто­рых, про­ти­во­ре­чит ли указ пре­зи­ден­та о поми­ло­ва­нии в части 2-й ста­тьи 78-й УК РК. Как гово­рит­ся, вре­мя пошло. Посмот­рим, что даль­ше будет.

 

– Спа­си­бо вам за интер­вью и уда­чи!

Жума­би­ке ЖУНУСОВА,

«

Республиканский еженедельник онлайн