МАЛЕНЬКИХ – «РЕШАЛА»БОЛЬШИХ ПРОБЛЕМ миграционной политики

Сегодняшний гость нашей традиционной рубрики «Диалог» Юрий Николаевич МАЛЕНЬКИХ приехал в нашу редакцию, как он сам выразился, на «Ак жигулях 06 модели».

Глядя на простого с виду человека в головном уборе с казахским орнаментом, и не подумаешь, что он может решать проблемы межгосударственного масштаба. Гражданская позиция Маленьких позволяет ему держать в тонусе не только казахстанских чиновников, но и государственных мужей соседней России.
Наш визави – член партии «Нур Отан». Будучи им, он со свойственной ему настырностью добивался не только заморозки строительства ряда элитных объектов в Алматы, но и был одним из инициаторов приведения в соответствие водительских удостоверений Казахстана международным нормам. Очередная его «стезя» в борьбе за права человека – это прорехи в отечественном миграционном законодательстве. Как он утверждает, в договорах, заключенных в рамках Евразийского экономического сотрудничества, нет паритета. Впечатление такое, что Россия и Казахстан решили поиграть в футбол, но при этом игроки российской команды надели бутсы, а казахстанские бегают по полю босиком.

– Юрий Нико­ла­е­вич, с чего это вдруг вы реши­ли вый­ти на «тро­пу мигра­ци­он­ной вой­ны»?

Да какая там вой­на. Мой слу­чай част­ный. Хотя дан­ная про­бле­ма каса­ет­ся тысяч казах­стан­цев, кото­рые по раз­ным при­чи­нам посе­ща­ют Рос­сий­скую Феде­ра­цию.

Впер­вые с про­бле­мой мигра­ци­он­но­го зако­но­да­тель­ства я столк­нул­ся в 2017 году, когда в лет­нее вре­мя нахо­дил­ся на тер­ри­то­рии Рос­сии у сво­их пре­ста­ре­лых роди­те­лей, кото­рым по 82 года. Как вы пони­ма­е­те, у пре­ста­ре­лых людей име­ют­ся воз­раст­ные болез­ни, а мама к тому же инва­лид пер­вой груп­пы и тре­бу­ет посто­ян­но­го ухо­да, посколь­ку отец уже не в состо­я­нии за ней уха­жи­вать. Я их един­ствен­ный сын, поэто­му в лет­нее вре­мя выез­жаю к ним, что­бы помочь по хозяй­ству. Роди­те­ли частич­но живут нату­раль­ным хозяй­ством. То есть нуж­но поса­дить ого­род, а затем собрать уро­жай.

Теперь смот­ри­те. Дей­ству­ю­щее зако­но­да­тель­ство в Рос­сий­ской Феде­ра­ции поз­во­ля­ет мне нахо­дить­ся у них ров­но три меся­ца. Но как вы пони­ма­е­те, это­го недо­ста­точ­но для веде­ния хозяй­ства. Поэто­му до 2017 года, не пре­вы­шая 90 дней пре­бы­ва­ния, я выез­жал в самый бли­жай­ший для меня город Пет­ро­пав­ловск, а затем въез­жал обрат­но. То есть брал новую мигра­ци­он­ную кар­ту и про­хо­дил реги­стра­цию зано­во. Эти усло­вия были еще снос­ны­ми.

В 2017 году я столк­нул­ся с ситу­а­ци­ей, когда после повтор­ной реги­стра­ции мне ука­за­ли, чтоб я поки­нул тер­ри­то­рию Рос­сии, моти­ви­руя это тем, что я нару­шаю мигра­ци­он­ное зако­но­да­тель­ство, а имен­но Феде­раль­ный закон №115 от 2002 года. В дан­ном законе гово­рит­ся, что граж­дане, вре­мен­но при­бы­ва­ю­щие на тер­ри­то­рию РФ и не тре­бу­ю­щие полу­че­ния визы, могут сум­мар­но нахо­дить­ся там не более 90 дней, в пери­од 180 дней.

– Полу­ча­ет­ся, после трех меся­цев нахож­де­ния на тер­ри­то­рии Рос­сии вы обя­за­ны поки­нуть стра­ну. Заехать обрат­но смо­же­те толь­ко по исте­че­нии трех­ме­сяч­но­го интер­ва­ла?

– Да. И в этом вся загвозд­ка! Она созда­ет про­бле­мы не толь­ко мне, но и мно­же­ству людей в подоб­ной ситу­а­ции. Я, конеч­но, был удив­лен и сра­зу обжа­ло­вал реше­ние мигра­ци­он­ной служ­бы в про­ку­ра­ту­ре Камен­ско­го рай­о­на, где я был вре­мен­но заре­ги­стри­ро­ван. В про­ку­ра­ту­ре мне ска­за­ли, что отве­тят в тече­ние трех дней. Но срок затя­ну­ли. Когда я повтор­но поин­те­ре­со­вал­ся о сро­ках отве­та, они сооб­щи­ли, что отве­тят в тече­ние меся­ца. Я, есте­ствен­но, пре­ду­пре­ждал, что вынуж­ден испол­нить тре­бо­ва­ние мигра­ци­он­ной служ­бы и поки­нуть стра­ну. Воз­ни­ка­ет зако­но­мер­ный вопрос – как в этом слу­чае я полу­чу ваш ответ?

Тогда я решил посту­пить по-дру­го­му. Из Камен­ско­го рай­о­на я выехал в Верх­нюю Пыш­му и поин­те­ре­со­вал­ся у мест­ной мигра­ци­он­ной служ­бы, могу ли я у них заре­ги­стри­ро­вать­ся. В законе РФ напи­са­но, если граж­да­нин при вре­мен­ном нахож­де­нии на тер­ри­то­рии Рос­сии меня­ет место сво­ей дис­ло­ка­ции, то в тече­ние 7 дней он дол­жен пере­ре­ги­стри­ро­вать­ся по ново­му адре­су. В Пыш­ме отве­ти­ли, что я могу прой­ти пере­ре­ги­стра­цию и огра­ни­че­ний нет. Они меня реги­стри­ру­ют, но при этом мое ста­рое изве­ще­ние направ­ля­ют в Камен­ский рай­он, а сами выда­ют мне новое изве­ще­ние.

Когда я выска­зал своё него­до­ва­ние, что в одной обла­сти не могут быть раз­ные пра­ви­ла, они при­зна­лись, что в этом отно­ше­нии у них бар­дак.

Когда я при­шел во вто­рой раз в Верх­нюю Пыш­му, мне сооб­щи­ли, что по базе дан­ных мне выста­ви­ли огра­ни­че­ние и меня долж­ны выдво­рить и поста­вить депор­та­цию на пять лет. А это уже обжа­ло­ва­нию не под­ле­жит.

Как раз в это же вре­мя при­хо­дит пись­мо из нало­го­вой служ­бы, заяв­ле­ние о выне­се­нии судеб­но­го при­ка­за на мое­го отца о нало­го­вых недо­им­ках. Когда я озна­ко­мил­ся с этим при­ка­зом, то уви­дел сре­ди пере­чис­лен­но­го иму­ще­ства дом пло­ща­дью 601 кв. метр с кадаст­ро­вым номе­ром, за кото­рый нуж­но запла­тить недо­им­ку. Это при том, что у отца нико­гда тако­го иму­ще­ства не было.

Я делаю запрос в Росре­естр, отку­да при­шел ответ, что све­де­ний по дан­но­му иму­ще­ству у них нет. Но ведь кадаст­ро­вый номер это­го иму­ще­ства суще­ству­ет! Тогда я обра­тил­ся в про­ку­ра­ту­ру и попро­сил выяс­нить, на каком осно­ва­нии несу­ще­ству­ю­щее иму­ще­ство попа­ло в Росре­естр. Про­ку­ра­ту­ра пишет дру­гой ответ: тако­го иму­ще­ства не суще­ству­ет. Зна­чит, пола­гаю я, про­ку­ра­то­ра кого-то при­кры­ва­ет, и те, кто мани­пу­ли­ру­ет эти­ми све­де­ни­я­ми, веро­ят­но, зани­ма­ют очень высо­кое поло­же­ние, раз могут впи­сать пен­си­о­не­ру не при­над­ле­жа­щее ему иму­ще­ство, а их детей депор­ти­ро­вать. Всё это под­толк­ну­ло меня занять­ся вопро­са­ми мигра­ци­он­но­го зако­но­да­тель­ства.

– Что преду­смот­ре­но в рам­ках дого­во­ра Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за по вопро­сам мигра­ции?

– Это сво­бод­ное пере­дви­же­ние рабо­чей силы, капи­та­ла и това­ров. В поло­же­нии ЕАЭС про­пи­са­но, что граж­да­нин, при­быв­ший в целях рабо­ты, может 90 дней искать рабо­ту, если не нахо­дит за это вре­мя, то ему про­дле­ва­ют пре­бы­ва­ние еще на 15 дней. Потом он дол­жен поки­нуть стра­ну. Но там не про­пи­са­но, что чело­век может заехать обрат­но толь­ко через 90 дней. А если при­ме­нить Феде­раль­ный закон №115, то, полу­ча­ет­ся, ему раз­ре­ша­ет­ся въе­хать обрат­но толь­ко через 90 дней. А если чело­век нашел рабо­ту, и вдруг воз­ни­ка­ет какой-нибудь тру­до­вой спор или он подал заяв­ле­ние в суд, полу­ча­ет­ся, ему уже нель­зя нахо­дить­ся, его обя­зы­ва­ют выехать из стра­ны. Так что здесь очень мно­го под­вод­ных кам­ней, кото­рые не учи­ты­ва­ют­ся.

Если обыч­ный чело­век во вре­мя пре­бы­ва­ния в Рос­сии не защи­щен от дей­ствий мест­ных чинов­ни­ков, то что мож­но гово­рить о пред­при­ни­ма­те­лях, кото­рые при­едут в Рос­сию из Казах­ста­на. Они еще более уяз­ви­мы в этом отно­ше­нии. Самое печаль­ное в этой ситу­а­ции, что, кро­ме себя само­го, чело­ве­ка неко­му защи­щать. При­ня­тые нор­мы в рам­ках ЕАЭС зача­стую все­го лишь деко­ра­ция и декла­ра­ция. МИД Казах­ста­на не защи­ща­ет сво­их граж­дан, МВД зани­ма­ет­ся толь­ко фор­ми­ро­ва­ни­ем зако­но­да­тель­ства.

– Допу­стим, если казах­стан­ский пред­при­ни­ма­тель захо­чет орга­ни­зо­вать биз­нес на тер­ри­то­рии Рос­сии, то ему через каж­дые 90 дней нуж­но выез­жать в Казах­стан?

– Если вы орга­ни­зо­ва­ли биз­нес в Рос­сии, то може­те нахо­дить­ся там, пока биз­нес функ­ци­о­ни­ру­ет. Но если у вас воз­ник­нут про­бле­мы и вы ста­не­те защи­щать свои инте­ре­сы через суд, то в силу всту­па­ет тот самый пре­сло­ву­тый закон № 115. И вас как чело­ве­ка, нару­ша­ю­ще­го мест­ное спо­кой­ствие, могут спо­кой­но депор­ти­ро­вать. Это очень удоб­ный для них закон – для устра­не­ния про­блем.

А если взять согла­ше­ние, кото­рое преду­смат­ри­ва­ет нахож­де­ние граж­дан с част­ны­ми поезд­ка­ми до 30 суток без реги­стра­ции, то смот­ри­те, что полу­ча­ет­ся.

Допу­стим, чело­век посе­ща­ет Кали­нин­град. Нахо­дит­ся там до 30 дней и уез­жа­ет. Он же не попа­да­ет в базу мигра­ци­он­ной служ­бы. Потом может выехать в Моск­ву, затем обрат­но в Кали­нин­град. И может набрать эти 90 дней и допол­ни­тель­но еще куда-то поехать. Мигра­ци­он­ная служ­ба его физи­че­ски не зафик­си­ру­ет. А это уже про­бел в зако­но­да­тель­стве.

– Как обсто­ят дела в обрат­ном направ­ле­нии, если граж­да­нин Рос­сии посе­ща­ет Казах­стан?

– Когда граж­да­нин Рос­сии при­ез­жа­ет в Казах­стан, соглас­но согла­ше­нию без­ви­зо­вых поез­док, то он на гра­ни­це запол­ня­ет кар­ту – нахо­дить­ся 30 дней без реги­стра­ции, а затем выез­жа­ет. Если рос­си­я­нин при­бы­ва­ет на более дли­тель­ный срок, то реги­стри­ру­ет­ся на 90 дней, и если воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость про­дле­ния пре­бы­ва­ния, то про­дле­ва­ет его еще на 90 дней. И уже через 180 дней дол­жен выехать, а заехать обрат­но может хоть на сле­ду­ю­щий день. Види­те раз­ни­цу?! Усло­вия совер­шен­но нерав­ные.

В моем слу­чае роди­те­ли тре­бу­ют физи­че­ско­го ухо­да за ними, а меня выдво­ря­ют на три меся­ца. А если депор­та­ция на пять лет, то полу­ча­ет­ся, что меня и на похо­ро­ны не допу­стят. Скла­ды­ва­ет­ся такое ощу­ще­ние, что заез­жаю на какой-то режим­ный объ­ект.

В ввод­ной части дого­во­ра ЕАЭС про­пи­са­но, что зако­но­да­тель­ство стран-участ­ниц Сою­за долж­но быть адап­ти­ро­ва­но к дого­во­ру. А если в дого­во­ре не ого­ва­ри­ва­ет­ся лимит нахож­де­ния, то полу­ча­ет­ся, что этот закон № 115 уста­рел, сле­до­ва­тель­но, Рос­сии его нуж­но отме­нять.

– То есть «игра» в рам­ках дого­во­рен­но­стей ЕАЭС ведет­ся не совсем чест­но?

– Так и есть! Абсо­лют­но нет пари­те­та. Я обра­тил­ся к пре­зи­ден­ту Назар­ба­е­ву, на что из казах­стан­ско­го МИДа при­шло пись­мо, в кото­ром ука­за­но, что яко­бы про­ве­де­ны кон­суль­та­ции с рос­сий­ской сто­ро­ной, под­го­тов­лен зако­но­про­ект, он на рас­смот­ре­нии в пра­ви­тель­стве РФ, кото­рый преду­смат­ри­ва­ет, что при нали­чии близ­ких род­ствен­ни­ков, как в моем слу­чае, мож­но нахо­дить­ся в Рос­сии до одно­го года без выез­да. Когда я стал инте­ре­со­вать­ся, когда этот зако­но­про­ект всту­пит в силу, то выяс­ни­лось, что это неиз­вест­но. Полу­ча­ет­ся, что этот зако­но­про­ект может и 10 лет про­ле­жать на рас­смот­ре­нии, но нет гаран­тии, что он будет под­пи­сан. Им это­го не надо. Рос­сии удоб­но доми­ни­ро­вать, что­бы, когда ей надо, она может запу­стить чело­ве­ка, а когда не надо – депор­ти­ро­вать. Поэто­му в этом отно­ше­нии нет ника­ко­го пари­те­та.

– Како­ва реак­ция на ситу­а­цию казах­стан­ской сто­ро­ны?

– По это­му пово­ду я обра­тил­ся к заме­сти­те­лю пред­се­да­те­ля мажи­ли­са пар­ла­мен­та РК Гуль­ми­ре Исим­ба­е­вой, ука­зал, что дан­ный вопрос тре­бу­ет обсуж­де­ния в пар­ла­мен­те. 9 фев­ра­ля теку­ще­го года под пред­се­да­тель­ством депу­та­та Нур­ла­на Абди­ро­ва про­шло засе­да­ние коми­те­та мажи­ли­са с уча­сти­ем руко­вод­ства коми­те­та мигра­ци­он­ной служ­бы МВД РК, кон­суль­ской служ­бы МИД РК, куда при­гла­си­ли и меня.

МИД Казах­ста­на и мигра­ци­он­ная служ­ба в один голос заяви­ли, что необ­хо­ди­мо сде­лать, как в Рос­сии, то есть уста­но­вить им такой же лимит на зако­но­да­тель­ном уровне. В резуль­та­те это­го обсуж­де­ния при­шли к выво­ду, что раз мы пошли на инте­гра­ци­он­ные про­цес­сы, а наш пре­зи­дент был тем драй­ве­ром эко­но­ми­че­ско­го сотруд­ни­че­ства и ини­ци­а­то­ром ЕАЭС, то всё-таки нуж­но попы­тать­ся создать усло­вия, что­бы поправ­ка 90 через 90 дней была устра­не­на, что­бы не делать шаг назад. Соб­ствен­но гово­ря, все с таким мне­ни­ем согла­си­лись. Учи­ты­вая, что пре­зи­дент Казах­ста­на часть сво­их пол­но­мо­чий пере­дал пар­ла­мен­ту, Абди­ров пред­ло­жил, что когда будет про­хо­дить меро­при­я­тие в рам­ках стран-участ­ниц ОДКБ в Алма­ты 26–27 апре­ля это­го года, я дол­жен высту­пить с крат­ким докла­дом по ситу­а­ции. Все согла­си­лись. Глав­ная наша цель – добить­ся отме­ны нор­мы зако­на, кото­рый про­ти­во­ре­чит дого­во­ру ЕАЭС.

Затем я выехал к сво­им роди­те­лям. Перед засе­да­ни­ем ОДКБ позво­нил ответ­ствен­но­му лицу и спро­сил, в силе ли дого­во­рён­ность по мое­му уча­стию и докла­ду на засе­да­нии, при­ез­жать ли мне в Казах­стан? Он отве­тил: да, при­ез­жай­те. Я купил билет, при­ле­тел из Ека­те­рин­бур­га в Алма­ты за неде­лю до меро­при­я­тия. Ждал, когда со мной свя­жут­ся и сооб­щат место про­ве­де­ния меро­при­я­тия. Со мной свя­зал­ся заме­сти­тель началь­ни­ка коми­те­та мигра­ци­он­ной служ­бы Арман Сада­нов и сооб­щил, что допол­ни­тель­но мне позво­нит и сооб­щит дета­ли. Но никто не пере­зво­нил. Я сам позво­нил орга­ни­за­то­рам. Мне отве­ти­ли: я буду участ­во­вать в засе­да­нии на вто­рой день, назва­ли место про­ве­де­ния меро­при­я­тия. Оно назы­ва­лось – кон­сти­ту­ци­он­ный совет стран ОДКБ по вопро­сам неза­кон­ной мигра­ции.

В назна­чен­ный день я при­был в 09.30 часов. Но мне заяв­ля­ют, что мой доклад отме­нен, а для меня запла­ни­ро­ва­на лич­ная встре­ча с началь­ни­ком Глав­но­го управ­ле­ния по вопро­сам мигра­ции МВД РФ Оль­гой Кирил­ло­вой, кото­рой я могу предо­ста­вить нуж­ную инфор­ма­цию. Это долж­но было про­изой­ти во вре­мя пере­ры­ва. Затем меня про­ве­ли в зал и попро­си­ли подо­ждать.

Насту­па­ет пере­рыв. Ко мне никто так и не подо­шел. Я позво­нил Арма­ну Сада­но­ву. Он не под­нял труб­ку. Про­шло еще 4,5 часа. Ко мне под­хо­дит охран­ник и гово­рит: Юрий Нико­ла­е­вич, вы може­те идти, все дав­но разо­шлись. Обман пол­ней­ший! Как это вос­при­ни­мать?! Зна­чит, они не хотят про­го­ва­ри­вать эти вопро­сы! Для них это не важ­но. Им важ­но что-то дру­гое. По суще­ству, они сами не реша­ют вопро­сы и не дают их решать граж­да­нам.

После этой про­бле­мы в казах­стан­ско-рос­сий­ской мигра­ци­он­ной поли­ти­ке, я напи­сал оче­ред­ное пись­мо на имя пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, где изло­жил всю ситу­а­цию и пред­ло­жил убрать со служ­бы тех людей, кото­рые не хотят рабо­тать для госу­дар­ства, а руко­вод­ство мигра­ци­он­ной служ­бы уво­лить. Они же зна­ли, что я сижу и ожи­даю.

– С таки­ми про­бле­ма­ми стал­ки­ва­ют­ся мно­гие казах­стан­цы, выез­жа­ю­щие в Рос­сию. Поче­му они мол­чат?

– К боль­шо­му сожа­ле­нию, тыся­чи людей не верят в тор­же­ство спра­вед­ли­во­сти. Поэто­му никто нику­да не обра­ща­ет­ся, тер­пят и согла­ша­ют­ся.

Как я ока­зал­ся в Казах­стане? После окон­ча­ния инсти­ту­та и воен­ной кафед­ры в 1982 году в свя­зи нехват­кой кад­ро­вых офи­це­ров меня напра­ви­ли в г. Аягуз. Про­слу­жив там два года, я остал­ся в Казах­стане. Мне же никто не ска­зал, что через 10 лет Совет­ско­го Сою­за не будет. По сути, я при­был в Казах­стан по при­ка­зу. А теперь я дол­жен ездить к роди­те­лям и брать у кого-то какие-то раз­ре­ше­ния. И таких людей очень мно­го.

Вы спро­си­ли: какие пра­ви­ла для рос­си­ян? Так вот, когда я воз­вра­щал­ся из Рос­сии, со мной еха­ла жен­щи­на, с такой же зер­каль­ной ситу­а­ци­ей. Она живет в Рос­сии, а мама живет в Жез­каз­гане. Ей 85 лет. Она тоже в таком же состо­я­нии, что её нель­зя пере­во­зить. Эта жен­щи­на в 2017 году наве­ща­ла мать сро­ком на три меся­ца, а затем про­дли­ла срок пре­бы­ва­ния. В этом году так­же пред­по­ла­га­ет про­быть три меся­ца с даль­ней­шим про­дле­ни­ем еще на три меся­ца без выез­да. А в моем слу­чае я не могу так же посту­пить. Кто же при­ни­ма­ет такие зако­ны?! У них, что, роди­те­лей нету? Ведь зако­ны долж­ны иметь две состав­ля­ю­щие. Это целе­со­об­раз­ность и здра­вый смысл. Отсут­ствие того и дру­го­го – это уже анти­на­род­ный закон!

В стра­те­гии «Казах­стан -2050» про­пи­са­но – «Кон­цеп­ту­аль­ной осно­вой нашей внеш­ней поли­ти­ки явля­ет­ся её сба­лан­си­ро­ван­ность, праг­ма­тизм и взве­шен­ность. Во гла­ву угла ста­вят­ся про­дви­же­ние наци­о­наль­ных инте­ре­сов, защи­та прав и инте­ре­сов казах­стан­ских граж­дан и биз­не­са за рубе­жом, при­вле­че­ние в нашу стра­ну инве­сти­ций и инно­ва­ций».

Напи­са­но кра­си­во, но на деле этим никто не зани­ма­ет­ся. Каж­дый граж­да­нин, если с ним что-то про­ис­хо­дит, дол­жен защи­щать себя сам. Госу­дар­ство само­устра­ня­ет­ся. И те, кто не хочет этим зани­мать­ся, идут про­тив госу­дар­ствен­ных кон­цеп­ций. Если они не пони­ма­ют, чем зани­ма­ют­ся, уво­лить руко­вод­ство коми­те­та мигра­ци­он­ной служ­бы. Если они рабо­та­ют толь­ко ради того, что­бы вот такие жур­на­лы изда­вать (демон­стри­ру­ет про­филь­ные жур­на­лы), то кто же будет решать вопро­сы людей?!

– Что бы вы хоте­ли ска­зать в завер­ше­ние наше­го интер­вью?

– Я хочу обра­тить­ся к чинов­ни­кам. Вы долж­ны при­слу­ши­вать­ся и решать суще­ству­ю­щие про­бле­мы, кото­рые созда­ют труд­но­сти для про­стых граж­дан.

Не надо зани­мать­ся дежур­ны­ми отпис­ка­ми. Жизнь чело­ве­ка огра­ни­че­на вре­мен­ным отрез­ком. Если реше­ние вопро­са про­ис­хо­дит после его смер­ти, то это ему уже ни к чему. Когда моих роди­те­лей не ста­нет, то и ездить в Рос­сию мне уже не будет нуж­но. Но я хочу, чтоб мой горь­кий опыт не испы­та­ли на себе дру­гие. Я хочу рав­но­пра­вия в кон­сти­ту­ци­он­ных пра­вах граж­дан Казах­ста­на и Рос­сии. Для это­го дол­жен быть пари­тет в зако­но­да­тель­стве обо­их наших брат­ских госу­дарств. А чинов­ни­ков, кото­рые это­му меша­ют, надо заме­нить. Это моё устой­чи­вое убеж­де­ние, про­бле­ма не в госу­дар­стве, а в кад­рах.

– Спа­си­бо за интер­вью!

Сырым ДАТОВ,

«

Дат-диа­лог

(про­ект «DAT» №18 (430) от 10 мая 2018 г.

«Обще­ствен­ная пози­ция»

Республиканский еженедельник онлайн