fbpx

ЕСЛИ ШАРАХНЕТ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ…или О кризисе казахстанской сейсмологии

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №44 (408) от 30 нояб­ря 2017 г.

 

Опас­ный про­гноз


 

В кон­це теку­ще­го – нача­ле сле­ду­ю­ще­го года в Алма­тин­ском реги­оне ожи­да­ет­ся акти­ви­за­ция зем­ной коры, что при­ве­дет к зем­ле­тря­се­ни­ям, пере­да­ет кор­ре­спон­дент Sputnik Казах­стан.

 

В рам­ках казах­стан­ско-китай­ско­го сим­по­зи­у­ма по про­гно­зам зем­ле­тря­се­ний заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей Инсти­ту­та сей­смо­ло­гии МОН РК Абд­рах­ман Кур­ске­ев рас­ска­зал о сей­сми­че­ской обста­нов­ке в южной сто­ли­це.

«Акти­ви­за­ция зем­ной коры нач­нет­ся нака­нуне Ново­го года и (про­длит­ся) до 10–15 янва­ря, но в этот момент про­изой­дет боль­ше сла­бых зем­ле­тря­се­ний. Если будет мно­го сла­бых зем­ле­тря­се­ний, то раз­ряд­ка напря­же­ния прой­дет и сни­мет ожи­да­ния. Я наде­юсь, что ситу­а­ция может так раз­ря­дить­ся, пото­му что энер­гии, кото­рая мог­ла бы воз­бу­дить силь­ное зем­ле­тря­се­ние, я сей­час не вижу», – рас­ска­зал Абд­рах­ман Кур­ске­ев.

«Жите­лям Алма­ты нуж­но запом­нить раз и навсе­гда, что мы нахо­дим­ся в сей­смо­опас­ной зоне. Зем­ле­тря­се­ние может про­изой­ти в любое вре­мя. Совре­мен­ный уро­вень нау­ки не поз­во­ля­ет гово­рить, что оно про­изой­дет через час или сут­ки. Жите­лям горо­да инте­рес­но, будут ли в бли­жай­шее вре­мя зем­ле­тря­се­ния? Да, будут. Пери­од акти­ви­за­ции сей­сми­че­ских про­цес­сов всту­пил в оче­ред­ную фазу и рабо­та­ет в тече­ние послед­них трех-четы­рех лет. Об этом гово­рят зем­ле­тря­се­ния на тер­ри­то­ри­ях Китая и дру­гих стран», – ска­зал он.

По его сло­вам, сей­сми­че­ская актив­ность будет в кон­це декаб­ря – нача­ле янва­ря, но раз­ру­ши­тель­ных зем­ле­тря­се­ний в этом году не ожи­да­ет­ся.

«Боль­шин­ство зда­ний постро­е­ны без уче­та сей­смо­стой­ко­сти. В горо­де у нас очень мно­го ста­рых домов, у кото­рых уже срок про­шел. Стро­ят новые дома, в какой мере учи­ты­ва­ют они более 9–10 бал­лов сотря­се­ний, я не уве­рен. Поче­му я не уве­рен? Я был во мно­гих эпи­цен­траль­ных зонах зем­ле­тря­се­ний в Япо­нии, Китае. Каза­лось бы, постро­и­ли с уче­том всех тре­бо­ва­ний – дома лежат после 9–10-балльных зем­ле­тря­се­ний. По нашим про­гно­зам, такую энер­гию дома не выдер­жат. Я имею в виду ста­рые дома, част­ные дома», – отме­тил уче­ный.

Так­же спи­кер рас­ска­зал о при­ме­ня­е­мых в Китае бас­сей­нах, в кото­рых китай­цы созда­ва­ли искус­ствен­ное зем­ле­тря­се­ние. Так, энер­гия от искус­ствен­но­го взры­ва ухо­дит в зем­ную кору, затем спе­ци­аль­ные при­бо­ры фик­си­ру­ют инфор­ма­цию. Казах­ста­ну сле­ду­ет внед­рить у себя эту систе­му, что­бы дер­жать сей­смо­об­ста­нов­ку в Алма­ты под посто­ян­ным кон­тро­лем.

 

В рам­ках оче­ред­ных мер по рефор­ми­ро­ва­нию и опти­ми­за­ции нау­ки и обра­зо­ва­ния к НАО «Казах­ский наци­о­наль­ный иссле­до­ва­тель­ский тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет (Каз­НИ­ТУ) име­ни К.И. Сат­па­е­ва» в 2015 году было при­со­еди­не­но несколь­ко науч­но-иссле­до­ва­тель­ских учре­жде­ний, в том чис­ле Инсти­тут сей­смо­ло­гии и под­ве­дом­ствен­ная ему Сей­смо­ло­ги­че­ская опыт­но-мето­ди­че­ская экс­пе­ди­ция (СОМЭ). Новое науч­но-обра­зо­ва­тель­ное объ­еди­не­ние, состо­я­щее из двух вузов (Каз­Н­ТУ и КБТУ) и несколь­ких науч­но-иссле­до­ва­тель­ских учре­жде­ний, полу­чи­ло ста­тус неком­мер­че­ско­го акци­о­нер­но­го обще­ства «НАО Каз­НИ­ТУ им. К.И. Сат­па­е­ва», руко­во­ди­те­лем кото­ро­го был назна­чен И.Бейсембетов – быв­ший рек­тор част­но­го Казах­стан­ско-Бри­тан­ско­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та (КБТУ).

Инсти­тут сей­смо­ло­гии, так­же вошед­ший в состав НАО, был создан в свое вре­мя (1976 год) под эги­дой Ака­де­мии наук Казах­ской ССР. Он дол­жен обес­пе­чить не толь­ко раз­ви­тие науч­ных иссле­до­ва­ний в обла­сти сей­смо­ло­гии, но и опе­ра­тив­но оце­ни­вать сей­сми­че­скую опас­ность на тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки, раз­ра­ба­ты­вать мето­ди­ку про­гно­за зем­ле­тря­се­ния и вести опе­ра­тив­ную сей­смо­ло­ги­че­скую служ­бу на тер­ри­то­рии стра­ны.

За вре­мя сво­е­го суще­ство­ва­ния казах­стан­ская сей­смо­ло­гия пере­жи­ла несколь­ко стрес­со­вых состо­я­ний, каж­дое из кото­рых оста­ви­ло свой след в раз­ви­тии сей­смо­ло­гии Казах­ста­на в целом. Одна­ко послед­ний слу­чай, после­до­вав­ший за при­со­еди­не­ни­ем инсти­ту­та к уни­вер­си­те­ту, может ока­зать­ся самим тра­гич­ным и может пол­но­стью уни­что­жить все то, что уда­лось сохра­нить до сего­дняш­не­го дня.

В первую оче­редь, про­бле­ма каса­ет­ся кри­зи­са в вопро­сах кад­ро­вой обес­пе­чен­но­сти сей­смо­ло­ги­че­ской нау­ки рес­пуб­ли­ки и, самое глав­ное, в вопро­се рас­ста­нов­ки руко­во­дя­щих кад­ров Инсти­ту­та в соот­вет­ствии с их ком­пе­тент­но­стью. При сохра­не­нии нынеш­не­го состо­я­ния дел сей­смо­ло­ги­че­ская нау­ка и сей­смо­ло­ги­че­ская служ­ба Казах­ста­на в ско­ром буду­щем могут ока­зать­ся недее­спо­соб­ны­ми.

Все нача­лось с назна­че­ния руко­во­ди­те­лем Цен­тра сей­смо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний Казах­ста­на А.Боранбаева – чело­ве­ка слу­чай­но­го, не име­ю­ще­го ника­ко­го отно­ше­ния к сей­смо­ло­гии, без опы­та и зна­ний в этой обла­сти, науч­ных сте­пе­ней и зва­ний и даже допус­ка к сек­рет­ным мате­ри­а­лам. Мало того, у ново­го руко­во­ди­те­ля Цен­тра (в Центр вхо­дят Инсти­тут сей­смо­ло­гии и СОМЭ) не самы­ми луч­ши­ми ока­за­лись орга­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти и чело­ве­че­ские каче­ства. За непол­ный год его прав­ле­ния кол­лек­тив деста­би­ли­зи­ро­ван, состо­я­ние дел в Инсти­ту­те дове­де­но до кри­ти­че­ской чер­ты. Так, с при­хо­дом ново­го руко­во­ди­те­ля в Инсти­ту­те и в под­ве­дом­ствен­ной ему СОМЭ нача­лись рез­кие пере­ме­ны: вынуж­де­ны были уйти с рабо­ты преж­ний дирек­тор Инсти­ту­та и его заме­сти­тель по нау­ке, глав­ный эко­но­мист, уче­ный-сек­ре­тарь, началь­ник СОМЭ, глав­ный инже­нер и ряд клю­че­вых спе­ци­а­ли­стов в обла­сти сей­смо­ло­гии. И без того скуд­ный кад­ро­вый состав Инсти­ту­та сей­смо­ло­гии и СОМЭ лишил­ся ряда ответ­ствен­ных науч­ных сотруд­ни­ков, рабо­тав­ших здесь не один деся­ток лет и внес­ших суще­ствен­ный вклад в раз­ви­тие сей­смо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний в Казах­стане.

Таким обра­зом, судь­ба несколь­ких сотен чело­век (в СОМЭ по шта­ту чис­ли­лось око­ло 300, а в инсти­ту­те – око­ло 100 чело­век) ока­за­лась в руках чело­ве­ка, дале­ко­го от науч­ных иссле­до­ва­ний и не зна­ко­мо­го с про­бле­ма­ми сей­смо­ло­гии. У остав­ших­ся сотруд­ни­ков Инсти­ту­та сей­смо­ло­гии, ока­зав­ших­ся в стрес­со­вом состо­я­нии, вызва­ло край­нее удив­ле­ние абсо­лют­но без­раз­лич­ное отно­ше­ние руко­вод­ства Каз­НИ­ТУ к сло­жив­шей­ся ситу­а­ции в Цен­тре, кото­рый адми­ни­стра­тив­но отно­сит­ся к «НАО Каз­НИ­ТУ им. К.И. Сат­па­е­ва».

 

Мне, одно­му из осно­ва­те­лей сей­смо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний в Казах­стане и одно­му из ини­ци­а­то­ров созда­ния Инсти­ту­та сей­смо­ло­гии, про­ра­бо­тав­ше­му в нем в свое вре­мя на долж­но­стях от млад­ше­го науч­но­го сотруд­ни­ка до заме­сти­те­ля дирек­то­ра по нау­ке, поз­же пере­шед­ше­му в вуз в каче­стве заве­ду­ю­ще­го кафед­рой и про­фес­со­ра Каз­Н­ТУ, часто посту­па­ли сиг­на­лы о тво­ри­мых Боран­ба­е­вым «чуде­сах» и про­тестном настро­е­нии кол­лек­ти­ва. Одна­ко у меня не было пол­но­мо­чий напря­мую вме­шать­ся в ситу­а­цию.

Поэто­му я решил обра­тить­ся к рек­то­ру Каз­НИ­ТУ И.Бейсембетову с прось­бой при­нять сроч­ные меры по уре­гу­ли­ро­ва­нию ситу­а­ции в Сей­смо­ло­ги­че­ском инсти­ту­те. Тогда я рабо­тал про­фес­со­ром кафед­ры гео­фи­зи­ки уни­вер­си­те­та и имел, в прин­ци­пе, пра­во и воз­мож­ность напря­мую попасть на при­ем к рек­то­ру и пого­во­рить с ним с гла­зу на глаз. Одна­ко попасть на при­ем к рек­то­ру мне не уда­лось из-за его частых коман­ди­ро­вок, и мне при­шлось обра­тить­ся к нему со слу­жеб­ной запис­кой, где я подроб­но изло­жил ситу­а­цию и свое виде­ние основ­ных задач по исправ­ле­нию создав­ше­го­ся поло­же­ния.

На сле­ду­ю­щий день мне позво­нил рек­тор и попро­сил встре­тить­ся с Боран­ба­е­вым, выяс­нить ситу­а­цию непо­сред­ствен­но на месте. Пору­че­ние рек­то­ра обна­де­жи­ло.

К боль­шо­му сожа­ле­нию, мой раз­го­вор с Боран­ба­е­вым ни к чему пози­тив­но­му не при­вел. Мы раз­го­ва­ри­ва­ли с ним целый час, но ни к како­му кон­сен­су­су так и не при­шли, каж­дый из нас остал­ся при сво­ем мне­нии. На сле­ду­ю­щий день меня вызвал рек­тор, и в тече­ние часа мы с ним раз­го­ва­ри­ва­ли о казах­стан­ской сей­смо­ло­гии (о под­го­тов­ке спе­ци­а­ли­стов по сей­смо­ло­гии в уни­вер­си­те­те, при­об­ре­те­нии аппа­ра­ту­ры и обо­ру­до­ва­ния для сей­смо­ло­гии, о меж­ду­на­род­ных свя­зях по сей­смо­ло­гии, финан­си­ро­ва­нии сей­смо­ло­гии и др.).

Мне пока­за­лось, что рек­тор пони­ма­ет важ­ность про­бле­мы, рас­ста­лись мы с ним как вполне заин­те­ре­со­ван­ные лица в раз­ви­тии сей­смо­ло­ги­че­ской нау­ки и сей­смо­ло­ги­че­ской служ­бы в Казах­стане.

Ока­за­лось, я глу­бо­ко оши­бал­ся. При рас­смот­ре­нии моей кан­ди­да­ту­ры на оче­ред­ном кон­кур­се рек­тор не про­пу­стил меня, сослав­шись на воз­раст. Полу­ча­ет­ся, что, узнав о моем нега­тив­ном отно­ше­нии к вновь назна­чен­но­му руко­во­ди­те­лю Цен­тра сей­смо­ло­гии, кото­рый пол­но­стью про­ва­лил пору­чен­ное ему дело, рек­тор решил изба­вить­ся от меня.

Свою вынуж­ден­ную отстав­ку я-то пере­жи­ву, но мои пере­жи­ва­ния каса­ют­ся состо­я­ния дел сей­смо­ло­ги­че­ской нау­ки в рес­пуб­ли­ке, ока­зав­шей­ся в руках неком­пе­тент­но­го руко­во­ди­те­ля, како­вым явля­ет­ся нынеш­ний дирек­тор Инсти­ту­та сей­смо­ло­гии.

Надо ж слу­чить­ся тако­му сов­па­де­нию! В день отстра­не­ния меня от рабо­ты, т.е. 1 июня 2017 года, кол­лек­ти­вы Инсти­ту­та сей­смо­ло­гии и СОМЭ спон­тан­но вышли на заба­стов­ку, что­бы выра­зить свое недо­уме­ние по пово­ду создав­ше­го­ся в кол­лек­ти­вах пла­чев­но­го поло­же­ния из-за неком­пе­тент­но­сти Боран­ба­е­ва. Это неор­ди­нар­ное собы­тие – жир­ное чер­ное пят­но в дея­тель­но­сти Каз­НИ­ТУ, ибо за дол­гую исто­рию суще­ство­ва­ния Инсти­ту­та сей­смо­ло­гии не было ниче­го подоб­но­го.

Как я отме­тил выше, в исто­рии Инсти­ту­та было несколь­ко стрес­со­вых состо­я­ний, но до мас­со­во­го про­те­ста кол­лек­ти­ва в фор­ма­те заба­стов­ки дело не нахо­ди­ло нико­гда! В Инсти­ту­те сей­смо­ло­гии, как и в боль­шин­стве науч­ных учре­жде­ний рес­пуб­ли­ки, рабо­та­ют мир­ные и бес­ко­неч­но тер­пе­ли­вые люди.

 

Они ради суще­ство­ва­ния сво­е­го учре­жде­ния спо­соб­ны тер­петь мно­гие лише­ния – недо­ста­точ­ность финан­си­ро­ва­ния сво­ей дея­тель­но­сти, недо­пу­сти­мо низ­кий уро­вень зар­пла­ты, мно­го­ме­сяч­ных отпус­ков без содер­жа­ния и т.д. Но если дело дошло до спон­тан­ной заба­стов­ки кол­лек­ти­ва, то это при­знак глу­бо­ко­го отча­я­ния людей, дошед­ших до руч­ки! Мне дума­ет­ся, что если бы рек­тор Бей­сем­бе­тов вовре­мя сре­а­ги­ро­вал на мой тре­вож­ный сиг­нал, то он избе­жал бы это­го позор­но­го слу­чая во вве­рен­ном ему учре­жде­нии.

Это ЧП в Инсти­ту­те сей­смо­ло­гии полу­чи­ло боль­шой обще­ствен­ный резо­нанс и соот­вет­ству­ю­щий отклик в казах­стан­ских СМИ: о заба­стов­ке писа­ли в газе­тах, спе­ци­аль­ная хро­ни­ка собы­тий была пока­за­на по рес­пуб­ли­кан­ско­му теле­ви­де­нию. Как все­гда, толь­ко после это­го в Инсти­тут поспе­ши­ло мно­же­ство комис­сий, в т.ч. Инсти­тут посе­ти­ли депу­тат сена­та и пред­се­да­тель коми­те­та нау­ки МОиН РК. Но, к боль­шо­му удив­ле­нию, даже после посе­ще­ния спе­ци­аль­ной комис­сии и ука­зан­ных выше высо­ких пер­сон в Инсти­ту­те ника­ких поло­жи­тель­ных изме­не­ний не про­изо­шло – все оста­лось по-преж­не­му!

В насто­я­щее вре­мя тема гром­ко­го скан­да­ла посте­пен­но уга­са­ет. Это и понят­но, люди не могут басто­вать бес­ко­неч­но. Веро­ят­но, имен­но на это рас­счи­ты­ва­ет и руко­вод­ство Инсти­ту­та – что­бы про­дол­жить губи­тель­ную поли­ти­ку в сей­смо­ло­ги­че­ской нау­ке.

Но сей­смо­ло­ги­че­ская нау­ка и сей­смо­ло­ги­че­ская служ­ба тре­бу­ют посто­ян­но­го вни­ма­ния к ним, ибо при­род­ная ката­стро­фа в виде силь­но­го зем­ле­тря­се­ния чело­ве­че­ству непод­власт­на. Толь­ко при обес­пе­че­нии раз­ви­тия сей­смо­ло­ги­че­ской нау­ки и про­ве­де­нии посто­ян­но­го мони­то­рин­га зем­ле­тря­се­ний мож­но будет избе­жать боль­ших потерь при их воз­мож­ном про­яв­ле­нии. Имен­но в этом заклю­ча­ют­ся спе­ци­фич­ность и важ­ность сей­смо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний. Непо­ни­ма­ние это­го мож­но объ­яс­нить неком­пе­тент­но­стью руко­во­дя­щих пер­сон, а непри­ня­тие соот­вет­ству­ю­щих мер ком­пе­тент­ны­ми орга­на­ми рав­но­силь­но пре­ступ­ле­нию.

В доку­мен­те «Управ­ле­ние рис­ка­ми на мест­ном уровне в сей­смо­опас­ных зонах Казах­ста­на», под­го­тов­лен­ном в 2005 году, чер­ным по бело­му напи­са­но: «Наи­бо­лее густо­на­се­лен­ные и про­мыш­лен­но раз­ви­тые горо­да и насе­лен­ные пунк­ты южной и юго-восточ­ной части Казах­ста­на рас­по­ло­же­ны в сей­смо­ак­тив­ных зонах. На сей­смо­опас­ных тер­ри­то­ри­ях стра­ны раз­ме­ща­ют­ся око­ло 40% про­мыш­лен­но­го потен­ци­а­ла рес­пуб­ли­ки, там рас­по­ло­же­но более 400 горо­дов и насе­лен­ных пунк­тов и в них про­жи­ва­ет более 6 млн. чело­век», «…Из всех горо­дов, рас­по­ло­жен­ных в сей­смо­ак­тив­ных реги­о­нах, в наи­бо­лее тяже­лом в сей­сми­че­ском отно­ше­нии поло­же­нии нахо­дит­ся город Алма­ты. При воз­ник­но­ве­нии раз­ру­ши­тель­но­го зем­ле­тря­се­ния интен­сив­но­стью в 9 бал­лов вбли­зи Алма­ты сум­мар­ное коли­че­ство жертв может достиг­нуть 150 тыс. чело­век, коли­че­ство ране­ных – 500 тыс. чело­век, выход из строя жило­го фон­да соста­вит до 80%, без кро­ва оста­нут­ся до 700 тыс. чело­век, сум­мар­ный эко­ло­ги­че­ский и мате­ри­аль­ный ущерб может соста­вить 6,5−7 млрд дол­ла­ров США…».

Нет сомне­ния, что при­ве­ден­ные в этом доку­мен­те тре­вож­ные циф­ры суще­ствен­но воз­рос­ли вслед­ствие все­об­ще­го бума по стро­и­тель­ству новых соору­же­ний и жилых ком­плек­сов в послед­ние годы. При таком поло­же­нии дел игно­ри­ро­вать вопро­сы сей­смо­ло­гии – боль­ше чем пре­ступ­ле­ние. Нелишне напом­нить, что риск ката­стро­фы на юге Казах­ста­на неиз­мен­но воз­рас­та­ет с каж­дым годом, о чем сви­де­тель­ству­ют резуль­та­ты про­ве­ден­ных в послед­ние годы иссле­до­ва­ний. Впро­чем, 4-балль­ное зем­ле­тря­се­ние, имев­шее место недав­но (8.08.2017 г.) в г.Алматы с эпи­цен­тром на запа­де Китая и совсем неда­ле­ко от гра­ни­цы Казах­ста­на, под­твер­жда­ет реаль­ность такой опас­но­сти.

 

Обес­пе­че­ние надеж­ной сей­смо­ло­ги­че­ской без­опас­но­сти стра­ны – одна из клю­че­вых основ устой­чи­во­го раз­ви­тия Казах­ста­на. Флаг­ма­ном оте­че­ствен­ной сей­смо­ло­ги­че­ской нау­ки, а так­же орга­ни­за­ци­я­ми по обес­пе­че­нию опе­ра­тив­ной сей­сми­че­ской служ­бы в обла­сти иссле­до­ва­ний зем­ле­тря­се­ний были и оста­ют­ся Инсти­тут сей­смо­ло­гии и Сей­смо­ло­ги­че­ская опыт­но-мето­ди­че­ская экс­пе­ди­ция (СОМЭ). Имен­но они явля­ют­ся реша­ю­щи­ми учре­жде­ни­я­ми в обла­сти фун­да­мен­таль­ных и при­клад­ных иссле­до­ва­ний, инно­ва­ци­он­ной дея­тель­но­сти по про­бле­мам обес­пе­че­ния сей­сми­че­ской без­опас­но­сти в рес­пуб­ли­ке. Поэто­му, как нико­гда, сей­час важен мораль­ный и пси­хо­ло­ги­че­ский кли­мат в кол­лек­ти­вах этих учре­жде­ний, ответ­ствен­ных за жизнь око­ло 6 млн казах­стан­цев.

Пер­вое, что, на мой взгляд, необ­хо­ди­мо сде­лать, – сроч­но осво­бо­дить от зани­ма­е­мой долж­но­сти нынеш­не­го руко­во­ди­те­ля Инсти­ту­та сей­смо­ло­гии, чело­ве­ка, «зале­тев­ше­го» на эту долж­ность неиз­вест­но каки­ми путя­ми и совер­шен­но дале­ко­го от сфе­ры нау­ки и прак­ти­ки сей­смо­ло­гии.

Вто­рое – про­ве­сти пол­ный аудит финан­со­во-хозяй­ствен­ной дея­тель­но­сти в быт­ность его пре­бы­ва­ния руко­во­ди­те­лем, а глав­ное – прин­ци­пов его кад­ро­вой поли­ти­ки.

Тре­тье – воз­гла­вить Инсти­тут дол­жен ком­пе­тент­ный спе­ци­а­лист. Кол­лек­ти­ву инсти­ту­та сей­смо­ло­гии под руко­вод­ством ново­го руко­во­ди­те­ля, конеч­но же, пред­сто­ит решать ряд важ­ней­ших задач, суть и содер­жа­ние кото­рых долж­ны опи­рать­ся на резуль­та­ты мно­го­чис­лен­ных иссле­до­ва­ний как про­шлых лет, так и ныне про­во­ди­мых сей­смо­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний.

Алку­ат НУРМАГАМБЕТОВ,

уче­ный-сей­смо­лог, док­тор гео­ло­го-мине­ра­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор

Республиканский еженедельник онлайн