ЧЕТВЕРТОЕ ПИСЬМО ПОЭТА ПРЕЗИДЕНТУ

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №39 (403) от 26 октяб­ря 2017 г.

 

«Не госу­дар­ство – где вла­ды­кою один»

 


Вот я опять наду­мал еще раз побра­нить адре­са­та это­го мое­го уже чет­вер­то­го по сче­ту «Пись­ма Поэта Пре­зи­ден­ту», с хилень­кой надеж­дой, что он, как никак мой собрат по перу, в кон­це кон­цов пой­мет меня, сво­е­го «закля­то­го», зато чест­но­го и полез­но­го, преж­де все­го для него само­го, дру­га.

 

В тебе, гос­по­дин Назар­ба­ев, когда ты, по суще­ству, слу­чай­но и неза­слу­жен­но взо­брал­ся на Олимп вла­сти и почув­ство­вал себя и вправ­ду чуть ли небо­жи­те­лем, с тече­ни­ем вре­ме­ни под­спуд­но нача­ло раз­ви­вать­ся «кесар­ское поме­ша­тель­ство», то есть извест­ное в пси­хи­ат­рии и меди­цине забо­ле­ва­ние чело­ве­ка, кото­рое соеди­ня­ет в себе веру в свое неогра­ни­чен­ное пре­вос­ход­ство над дру­ги­ми, что неиз­беж­но при­во­дит к уси­ле­нию в нем зуда про­слав­ле­ния сво­ей лич­но­сти, нена­сыт­ной жаж­ды узур­па­тор­ства, мани­а­каль­ную тягу к гран­ди­оз­ным, но сомни­тель­ным стро­и­тель­ным начи­на­ни­ям, в свя­зи с чем как не вспом­нить Софок­ла: «Не госу­дар­ство – где вла­ды­кою один». Тут любой чело­век впра­ве при­ба­вить к мыс­ли древ­не­го афин­ско­го тра­ги­ка: горе граж­да­нам тако­го госу­дар­ства.

Нет спо­ру, мы с тобой, гос­по­дин Назар­ба­ев, люди одно­го поко­ле­ния, хотя с раз­ным, рез­ко отли­ча­ю­щим­ся друг от дру­га, пря­мо-таки поляр­но про­ти­во­по­лож­ным мен­та­ли­те­том, фун­да­мен­таль­ным рас­хож­де­ни­ем по вос­при­я­тию мно­гих вещей и явле­ний в мире, а так­же раз­ных аспек­тов чело­ве­че­ско­го бытия, и все это име­ет место быть в то вре­мя, когда нам извест­на сред­не­ста­ти­сти­че­ская пла­ха или, по-дру­го­му, зага­доч­ная чер­та био­ло­ги­че­ско­го лими­та сро­ка пре­бы­ва­ния в этом луч­шем из миров с каж­дым про­жи­тым годом (если толь­ко не меся­цем и днем) все сокра­ща­ет­ся, а сама неж­ная и тон­кая, как осен­няя пау­тин­ка, чуд­ная ткань жиз­ни ску­ко­жи­ва­ет­ся, как шаг­рень, по образ­но­му выра­же­нию О. Баль­за­ка. Кста­ти, вспо­ми­наю и дру­гое заме­ча­ние это­го мно­го­дум­но­го фран­цу­за: «Гений похож на всех, но никто не похож на гения». И ты можешь вооб­ра­зить себя каким угод­но гени­ем, лишь бы не все были похо­жи на тебя.

Да, у нас с тобой дей­стви­тель­но все коро­че ста­но­вит­ся «про­ме­жу­ток вре­ме­ни, про­те­ка­ю­щий меж­ду пер­вым кри­ком мла­ден­ца и послед­ним вздо­хом уми­ра­ю­ще­го», как не менее ост­ро­ум­но и спра­вед­ли­во, емко и кра­соч­но выра­зи­лась еще пол­то­ра сто­ле­тия назад уди­ви­тель­но умная жен­щи­на по име­ни Анни Безант, тео­соф, писа­тель и ора­тор, коро­че, «Демо­сфен в юбке», как ее атте­сто­ва­ла не менее образ­но и ярко Е.П. Бла­ват­ская, сама «Сфинкс девят­на­дца­то­го века», почти наша зем­ляч­ка – она же жила, поми­мо непо­сред­ствен­но при­мы­ка­ю­щих к Казах­ста­ну Аст­ра­хан­ской и Сара­тов­ской обла­стях и в тогдаш­нем Семи­па­ла­тин­ске, нынеш­нем Семее. Мла­ден­че­ско­му кри­ку тво­е­му, т.н. Елба­сы, несо­мнен­но, радо­ва­лись преж­де все­го твои счаст­ли­вые роди­те­ли, дру­гие род­ные и близ­кие люди, навер­ное, все ауль­чане, и дай Аллах, что­бы теперь не было пово­да для радо­сти у тво­их сограж­дан тво­е­му послед­не­му вздо­ху…

Каж­до­му чело­ве­ку, есте­ствен­но, доро­го вре­мя сво­е­го про­жи­ва­ния, пото­му что оно его бес­цен­ное непо­вто­ри­мое сокро­ви­ще, но, дол­жен ска­зать, кажу­ща­я­ся тебе, т.н. Елба­сы, инте­рес­ной и важ­ной твоя суе­муд­рая «мемо­ри­аль­ная мания» меня вол­ну­ет мень­ше все­го. Но у меня и близ­ко не было мыс­ли или наме­ре­ния зани­мать­ся диф­фа­ма­ци­ей – соби­ра­ни­ем, тем более изыс­ка­ни­ем по кустам да по норам поро­ча­щей инфор­ма­ции о ком-либо, в том чис­ле о власть пре­дер­жа­щих, даже о тебе, каса­тель­но тво­их при­двор­ных и при­спаль­ных сек­ре­тов…

А если поми­мо моей воли объ­ек­тив­ная инфор­ма­ция о тебе ока­жет­ся на самом деле неугод­ной, слиш­ком не лест­ной для тебя, то в том нет моей вины. Я руко­вод­ству­юсь в сво­их дей­стви­ях не сию­ми­нут­ны­ми сооб­ра­же­ни­я­ми и не вто­рич­ны­ми при­чи­на­ми, а неиз­мен­но исхо­жу из прин­ци­па primus motus – пер­во­на­чаль­но­го толч­ка, кото­рый вызре­вал во мне так дол­го, застав­ляя пере­жи­вать мучи­тель­ные боли и стра­да­ния, свой­ство, имма­нент­но при­су­щие всей моей нату­ре, от кор­ней волос до кон­чи­ков паль­цев… Сей­час про­сто чаша мое­го тер­пе­ния пере­пол­ни­лась, и исклю­чи­тель­но по этой при­чине я еще раз обра­ща­юсь к тебе, во-пер­вых, как сверст­ник – сверст­ни­ку, во-вто­рых, как поэт – поэту, кото­рые «друг дру­гу есть кунак», как когда-то почти по-казах­ски выра­зил­ся еще один заме­ча­тель­ный рус­ский тру­же­ник пера С. Есе­нин.

 

Я здесь, думаю, не зря назы­ваю тебя собра­том по перу, ибо, как я слы­шал, ты явля­ешь­ся одним из соав­то­ров госу­дар­ствен­но­го гим­на Казах­ста­на, пер­во­на­чаль­но напи­сан­но­го, пом­нит­ся, дру­ги­ми поэта­ми без дура­ков. И, нако­нец, в-тре­тьих, мы с тобой сопле­мен­ни­ки, хочет при­знать это кто-либо из нас или нет. Толь­ко я до сих пор не в состо­я­нии понять моим сла­бым, брен­ным умом, какая же кровь течет в тво­их жилах, казах­ско-номад­ская или дав­но уже дру­гая? А ведь Ана­хар­сис, Ток­са­рис и дру­гие подоб­ные им зна­ме­ни­тые сво­бо­до­лю­би­вые ски­таль­цы бес­край­них степ­ных про­сто­ров Евра­зии поль­зо­ва­лись боль­шой сла­вой сре­ди элли­нов, обна­ру­жи­вая харак­тер­ные чер­ты сво­е­го пле­ме­ни: любо­зна­тель­ность, про­сто­ту, спра­вед­ли­вость. Напри­мер, как гор­до и наход­чи­во отве­тил пер­вый из них на вопрос одно­го любо­пыт­но­го гре­ка: «Ору­жие мы име­ем не про­тив дру­гих, а для соб­ствен­ной защи­ты в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти; но досе­ле это не пона­до­би­лось: ибо мы явля­ем­ся для насту­па­ю­щих и бор­ца­ми, и при­за­ми за побе­ду; но такой приз немно­гие любят…».

Подоб­ные жиз­не­утвер­жда­ю­щие мыс­ли – вели­кая цен­ность, кото­рая нико­гда не долж­на поте­рять­ся ни в про­стран­стве, ни во вре­ме­ни. А скон­цен­три­ро­ван­ная мысль, сфо­ку­си­ро­ван­ное созна­ние и без посред­ства каких-либо пси­хо­ана­леп­ти­ков воз­дей­ству­ют и на окру­жа­ю­щий нас мате­ри­аль­ный, физи­че­ский мир, управ­ля­е­мый «сам себя позна­ю­щим разу­мом» (Гегель). И этот дар, даже не дар, а саму сущ­ность жиз­не­де­я­тель­но­сти чело­ве­ка, сия­ние кото­рой и есть мысль, не муд­ре­но ино­му ее обла­да­те­лю и поте­рять, если к тому же он пра­ви­тель, но не обре­ме­нен широ­ки­ми и высо­ки­ми позна­ни­я­ми, науч­ны­ми, фило­соф­ски­ми, худо­же­ствен­ны­ми, рели­ги­оз­ны­ми вплоть до пара­на­уч­ных и эзо­те­ри­че­ских, в кото­рых дол­жен соблю­дать­ся закон совиб­ра­ции энер­гии чело­ве­че­ских мыс­лей, слов, идей.

Но прав­да и то, что ода­рен­ность чело­ве­ка не свя­за­на ни с весом его моз­га, ни с коли­че­ством изви­лин и борозд в нем, ни с вели­чи­ной его поверх­но­сти. Извест­но, вес моз­га И.С. Тур­ге­не­ва потя­нул весь­ма при­лич­но для чело­ве­ка – 2012 гр., тогда как у одно­го иди­о­та-эпи­леп­ти­ка он рав­нял­ся 2850 гр. А что, если в моз­гу чело­ве­ка, кро­ме есте­ствен­ной глав­ной изви­ли­ны, есть еще одна осо­бо замет­ная, остав­ша­я­ся от кас­ки, допу­стим, ста­ле­ва­ра? Если чело­век рань­ше, в допо­топ­ные вре­ме­на, еще не обла­чен­ный, кро­ме есте­ствен­ных, каки­ми-то еще закон­ны­ми, боль­ше того – кон­сти­ту­ци­он­ны­ми пра­ва­ми, кото­ры­ми он сей­час вез­де и всю­ду кача­ет, все­рьез пола­гая, что пра­виль­но дела­ет, верил в мисти­че­ское бес­смер­тие пра­ви­те­ля-вождя, бес­пре­ко­слов­но выпол­няя все его при­ка­за­ния, то теперь его, чело­ве­ка-изби­ра­те­ля, с лег­ко­стью раз­би­ра­ю­ще­го­ся во мно­гих вопро­сах жиз­не­устрой­ства, насиль­но не заста­вишь верить в чье бы то ни было маги­че­ское, кол­дов­ское сло­во. Ему пода­вай живые при­ме­ры, дока­за­тель­ства, что реаль­ное и трез­вое мыш­ле­ние доступ­но чело­ве­ку, кото­ро­го он выбрал себе в пре­зи­ден­ты ли, в пре­мье­ры ли (име­ют­ся госу­дар­ствен­но-поли­ти­че­ские систе­мы с раз­ны­ми фор­ма­ми прав­ле­ния), зная, что в мире суще­ству­ют, поми­мо сует­ных реа­лий, суля­щих гибель­ный соблазн, спо­соб­ный рас­сер­дить, озло­бить, оби­деть его, и аль­тер­на­тив­ные ситу­а­ции, пока­зы­ва­ю­щие, что буду­щее все­гда анти­но­мич­но – то есть оно нисколь­ко не одно­знач­но и фаталь­но, но и одно­вре­мен­но мно­го­ва­ри­ант­но, что если этот пра­ви­тель не справ­ля­ет­ся со сво­и­ми зада­ча­ми, то ему луч­ше отпра­вить­ся, образ­но гово­ря, на кудыш­ки­ну гору (инте­рес­но, одна из сопок в Оре­хо­во-Зуев­ском рай­оне Мос­ков­ской обла­сти так и назы­ва­ет­ся).

 

Здесь я попы­та­юсь собрать все свои лос­ку­точ­ные мыс­ли в один кулак, а не раз­бро­сав их в раз­ные фазы и ракур­сы, и вспом­нить еще один не толь­ко изум­ля­ю­щий сво­ей образ­но­стью и лако­нич­но­стью, но и убеж­да­ю­щий сво­ей прак­ти­че­ской полез­но­стью совет Пла­то­на: «Будь пове­ли­те­лем само­го себя; цар­ствуя и управ­ляя собою, ты будешь иметь пре­вос­ход­ное вла­ды­че­ство и самую важ­ную долж­ность». Как видим, он предо­сте­ре­га­ет пра­ви­те­ля не стать само­зван­цем.

При­со­во­куп­лю с удо­воль­стви­ем еще один его совет: «Сча­стье состо­ит не в том, что­бы назы­вать­ся муд­рым, а быть оным на самом деле», ибо иллю­зия пагуб­на, когда при­об­ре­та­ет фор­му «mania grandio», а у тебя с этим пол­ная нераз­бе­ри­ха, с чем мог бы игра­ю­чи разо­брать­ся и сам. Что каса­ет­ся меня, тут я вспо­ми­наю заме­ча­ние еще одно­го вели­чай­ше­го учи­те­ля чело­ве­че­ско­го рода, Шекс­пи­ра, кото­рый ска­зал, что отре­зал: «Это пре­вы­ше все­го: быть самим собой». При­слу­шав­шись и под­чи­нив­шись это­му сове­ту, ваш покор­ный слу­га, в корне и прин­ци­пе отли­ча­ясь от тебя, т.н. Елба­сы, не смог (да и не ста­рал­ся, видит Бог) воз­вы­сить­ся над кем-либо из сво­их сопле­мен­ни­ков и вооб­ще каких угод­но совре­мен­ни­ков.

Согла­сен, мы схо­дим­ся с тобой в одном: нена­сыт­но­сти наших натур. Одна­ко сле­ду­ет выяс­нить, кто, как и чем нена­сы­тен, ибо, как гово­рят ара­бы, «нена­сыт­ны­ми быва­ют двое: стре­мя­щий­ся к зна­ни­ям и стре­мя­щий­ся к богат­ству». В этом плане ты меня опе­ре­дил, одно­знач­но «заткнув за пояс»…

Гос­по­дин т.н. Елба­сы, хотя наша судь­ба с тобой, отныне оди­на­ко­вая для нас обо­их бли­зо­стью к завер­ше­нию, сло­жи­лась совер­шен­но раз­ной на этом све­те, вполне воз­мож­но, она может сло­жить­ся совсем по-дру­го­му «потом», на том све­те, в суще­ство­ва­нии кото­ро­го в наше вре­мя мало кто из разум­ных людей сомне­ва­ет­ся. Как тебе извест­но, или наде­юсь, что извест­но: сего­дня есть совер­шен­но трез­вые умо­за­клю­че­ния, воз­мож­но, неве­ро­ят­ные для людей опре­де­лен­но­го разу­ме­ния, но сов­па­да­ю­щие со всей древ­ней, вне вся­ко­го сомне­ния, муд­рой мисти­кой и под­твер­жда­е­мые самой что ни на есть совре­мен­ной нау­кой, в част­но­сти, кван­то­вой физи­кой, а так­же чисто экс­пе­ри­мен­таль­ны­ми дан­ны­ми, суть кото­рых сво­дит­ся к тому, что в мире, и явлен­ном, и неяв­лен­ном чело­ве­ку, неис­чис­ли­мое мно­же­ство гра­ней и сло­ев, харак­те­ри­зу­е­мых немыс­ли­мы­ми свой­ства­ми и каче­ства­ми, т.е. нет ниче­го невоз­мож­но­го, в том чис­ле жизнь по ту сто­ро­ну, где несо­мнен­на наша с тобой встре­ча.

С уче­том выше­из­ло­жен­но­го, лишь бы неча­ян­но и неза­мет­но не насту­пи­ла у нас с тобой воз­раст­ная деге­не­ра­ция моз­га, что­бы наши взрос­лые дети и под­рос­шие вну­ки не гово­ри­ли за нашей спи­ной: «Лечить мерт­ве­ца и поучать стар­ца – одно и то же». Это я гово­рю сей­час, в пре­вен­тив­ном поряд­ке, с уче­том непре­рыв­но­сти бега вре­ме­ни, не нахо­дясь в позе веч­но страж­ду­ще­го и скор­бя­ще­го, а про­сто из досто­вер­но-здра­во­го смыс­ла и суж­де­ния.

Увы, я лиш­ний раз убеж­да­юсь в право­те Кон­фу­ция, ска­зав­ший, что «не про­ис­хо­дит изме­не­ний толь­ко с выс­шей муд­ро­стью и самой боль­шой глу­по­стью» или, если вспом­нить народ­ную муд­рость, заклю­чен­ную в пого­вор­ке: «Гор­ба­то­го толь­ко моги­ла испра­вит». Кста­ти, пер­во­учи­тель китай­ской нации еще чет­ко пре­ду­пре­ждал, что «когда не веда­ют дале­ких дум, то не избег­нут близ­ких огор­че­ний». Но я знаю, что ты, гос­по­дин т.н. Елба­сы, не дол­го кусал лок­ти после неиз­беж­но слу­чив­ше­го­ся рас­па­да СССР.

Мы, я имею в виду нас с тобой, гос­по­дин пре­зи­дент, обо­их, и без того про­ве­ли боль­шую часть сво­ей жиз­ни в стране сове­тов, где не про­сто про­из­но­си­лось, а по-насто­я­ще­му навя­зы­ва­лось насе­ле­нию столь­ко настав­ле­ний-нра­во­уче­ний от вла­сти с при­тор­но-сла­ща­вым и при­твор­но-лжи­вым харак­те­ром, что к ним у людей выра­ба­ты­ва­лась фор­мен­ная аллер­гия.

Но не у всех. Были у нее, у вла­сти, запис­ные, дежур­ные аги­та­то­ры-про­па­ган­ди­сты, ока­зав­ши­е­ся в конеч­ном ито­ге не про­сто зауряд­ны­ми, еще и зло­вред­ны­ми, по боль­шо­му сче­ту, зом­би­ров­щи­ка­ми, если поз­во­ли­тель­но упо­тре­бить такой нео­ло­гизм за отсут­стви­ем дру­го­го адек­ват­но­го поня­тия для этой, ска­жем, весь­ма свое­обыч­ной про­фес­сии. Одним из таких про­мы­ва­те­лей моз­гов был ты сам, сек­ре­тарь парт­ор­га­ни­за­ции боль­шо­го ком­би­на­та на Кара­ган­дин­ском уголь­ном бас­сейне или где-то там рядом, может быть, в горо­де Темир­тау, не суть важ­но, со спе­ци­фи­че­ски­ми фор­ма­ми и навы­ка­ми мыш­ле­ния, с силь­ным идео­ло­ги­че­ским флю­и­ди­че­ским шну­ром в баш­ке к мно­го­чис­лен­но­му кол­лек­ти­ву гор­ня­ков.

И в каче­стве вер­но­го «сол­да­та пар­тии» с жева­ной-пере­же­ва­ной про­па­ган­дист­ской жвач­кой во рту убеж­дал сво­их слу­ша­те­лей в истин­но оте­че­ской забо­те пар­тии и пра­ви­тель­ства о них, харак­те­ри­зуя и кля­ня тяже­лую, бес­про­свет­ную жизнь про­стых людей тру­да на «загни­ва­ю­щем Запа­де». Всем этим буке­том ска­за­ний, точ­нее этой сует­ной бол­тов­ней, ты с азар­том пот­че­вал сво­их зем­ля­ков, не зная, даже ниско­леч­ко не желая знать об истин­ном поло­же­нии, о том, что этим людям еще тош­нее ста­но­вит­ся слу­шать от тво­е­го дежур­но­го опти­миз­ма о буду­щем, но, куда им девать­ся, все рав­но при­хо­ди­лось жить, вер­нее – выть в то вре­мя, когда в доме ни им самим, ни их детям не хва­та­ло эле­мен­тар­ных вещей, даже не вещей, а про­сто еды на сто­ле, пусть даже не сыт­ной – нор­маль­ной.

Зани­мая такую непыль­ную и в буду­щем бес­спор­но сулив­шую суще­ствен­ную слу­жеб­ную карье­ру пар­тий­но-ком­со­моль­ско­го руко­во­ди­те­ля, долж­ность, исправ­но при­во­дил в дей­ствие все при­вод­ные рем­ни от Вла­сти к мас­сам, что было рав­но­силь­но тому, о чем гово­рят тибет­цы: «Пока живешь в теле осла, насла­ждай­ся вку­сом тра­вы».

Одним сло­вом, ты нико­гда не обла­дал свой­ствен­но­му нор­маль­но­му чело­ве­ку нрав­ствен­ным мери­лом прав­ды, искрен­но­сти и совест­ли­во­сти, и пото­му учить тебе кого-то этим каче­ствам и тогда было по опре­де­ле­нию про­ти­во­по­ка­за­но. А ведь пытал­ся и все еще пыта­ешь­ся-пыжишь­ся, быть может, не маши­наль­но, а по нату­ре, к вели­ко­му огор­че­нию, совсем не вто­рой…

Про­шед­шее с тех пор вре­мя не ока­за­лось для тебя без­воз­врат­ной далью – ты про­сто пере­шаг­нул из одной эпо­хи в дру­гую, даже не почув­ство­вав как сле­ду­ет раз­ни­цу меж­ду ними и, к глу­бо­ко­му сожа­ле­нию, не смог изба­вить­ся от болез­но­твор­ных виру­сов преж­ней эпо­хи – у тебя сохра­ни­лась уко­ро­нив­ша­я­ся при­выч­ка оду­ра­чи­вать мас­сы, назы­вая вещи не сво­и­ми име­на­ми, а ино­ска­за­тель­но, по воз­мож­но­сти смяг­чая-ниве­ли­руя остро­ту их истин­но­го поло­же­ния на тот или иной исто­ри­че­ский момент, и сей­час толь­ко поль­зу­ешь­ся новой тер­ми­но­ло­ги­ей, нау­ко­об­раз­ной, отче­го более удо­бо­ва­ри­мой в сего­дняш­них реа­ли­ях, даже с наме­ком на соб­ствен­ную уче­ность.

 

Ты тогда, ссы­ла­ясь на гря­ду­щее без­услов­ное выпол­не­ние исто­ри­че­ских реше­ний оче­ред­но­го или любо­го ино­го судь­бо­нос­но­го съез­да род­ной пар­тии и мало чем отли­ча­ю­ще­го от него пле­ну­ма ЦК КПСС, а вдо­ба­вок реше­ний, резо­лю­ций, поста­нов­ле­ний рес­пуб­ли­кан­ских ана­ло­гов этих союз­ных инстан­ций, как буд­то каж­дый раз нахо­дя в них слов­но насто­я­щий мета­код жиз­ни рес­пуб­ли­ки, не мень­ше того, при­зы­вал сво­их слу­ша­те­лей потер­петь-пре­одо­леть кое-какие нехват­ки и неудоб­ства в жиз­ни и быту, выра­жав­ши­е­ся в поваль­ном дефи­ци­те как шир­по­тре­ба, так и, что зна­чи­тель­но хуже, про­дук­тов пита­ния, когда на при­лав­ках мага­зи­нов было пусто, как гово­рит­ся, шаром пока­ти, избе­гал назы­вать кон­крет­но­го сро­ка наступ­ле­ния счаст­ли­во­го момен­та осу­ществ­ле­ния тех самых исто­ри­че­ских реше­ний и эпо­халь­ных поста­нов­ле­ний, лишь кивая-отсы­лая на неопре­де­лен­ное буду­щее.

В таких слу­ча­ях у нас гово­рят: «Как бык плод­лив, так вол шум­лив». Еще ведь Абай пре­ду­пре­ждал о беде шум­ли­во­го чело­ве­ка, чьим непре­мен­ным атри­бу­том явля­ет­ся болт­ли­вый язык: «Да будет сло­во муд­ре­ца Не досто­я­ни­ем глуп­ца. Чтоб све­том исти­ны узреть, Долж­ны быть зря­чи­ми серд­ца!» или «Пра­ви­тель плох – И, видит бог, Как пло­хо бед­но­му люду. Взгля­ни на съезд, Съез­ди в уезд – Неспра­вед­ли­вость всю­ду!». Согла­сись, гений как буд­то зрит и видит луч­ше сво­их недо­стой­ных потом­ков истин­ное поло­же­ние дел, тво­ря­щих­ся сего­дня в его Оте­че­стве. Неуже­ли ты не мог (к ужа­су, и сей­час не можешь) понять и отри­нуть прочь всю фальшь и пар­ши­вую суть той сво­ей рабо­ты, не при­ме­рять на себя гряз­ную, заса­лен­ную тогу сво­их бос­сов со Ста­рой пло­ща­ди в Москве?

Пра­во, мне труд­но и не хочет­ся, по прав­де, мирить­ся с мыс­лью, что ты, взва­лив на пле­чи сво­их сограж­дан муки горе­стей и забот, пол­но­стью впа­дал во грех празд­но­сти или без­ду­шия, даже допус­каю, что и вовсе не эсте­ти­зи­ро­вал подоб­ный неуме­ло или пло­хо скры­тый амо­ра­лизм, а делал то, что дела­ли мно­гие дру­гие, подоб­ные тебе субъ­ек­ты, овла­дев­шие аза­ми так назы­ва­е­мой тео­рии марк­сиз­ма-лени­низ­ма…

В сво­ей пар­тий­но-вос­пи­та­тель­ной рабо­те (чем же иным ты зани­мал­ся или мог зани­мать­ся, если был парт­ор­гом) ты в основ­ном навер­ня­ка нажи­мал-нале­гал на чле­нов ком­со­мо­ла, довер­чи­вую и послуш­ную, еще имев­шую до поры до вре­ме­ни задор­но-зади­ри­стую силу вся­ко­го кол­лек­ти­ва, назы­вая-вели­чая их «моло­ды­ми стро­и­те­ля­ми ком­му­низ­ма», при­зы­вал ни от чего не уны­вать, а «вка­лы­вать», не щадя живо­та, в шах­тах, на забо­ях в основ­ном за здо­ро­во живешь, имея перед гла­за­ми и под­ра­жая бес­при­мер­но­му образ­цу тру­да живо­го зачи­на­те­ля мас­со­во­го нова­тор­ско­го дви­же­ния в Совет­ской дер­жа­ве – опло­те мира во всем мире, неза­бвен­но­го рус­ско­го мужи­ка това­ри­ща А. Г. Ста­ха­но­ва, неко­гда тру­див­ше­го­ся тоже здесь, в Кара­ган­де, пере­брав­шись с Дон­бас­са, где, будучи забой­щи­ком шах­ты, в дале­ком 1935 году уста­но­вил все­со­юз­ный (если толь­ко не миро­вой) рекорд по добы­че угля под зем­лей.

Как все твои сото­ва­ри­щи по цеху идей­но-пат­ри­о­ти­че­ско­го вос­пи­та­ния совет­ских граж­дан, зани­мав­ши­е­ся на ниве аги­та­ции и про­па­ган­ды, сво­е­го рода месме­риз­мом типа выше­при­ве­ден­ных гип­но­ти­че­ских сеан­сов, сами блуж­дая в хао­се пред­рас­суд­ков, тра­фа­ре­тов, сте­рео­ти­пов спус­ка­е­мо­го с вер­хов команд­но-направ­ля­ю­ще­го­ся мыш­ле­ния, ты тогда, уже во вполне взрос­лом воз­расте, к сожа­ле­нию, не дал себе тру­да понять про­стей­шую исти­ну, что чело­ве­че­ские отно­ше­ния – откры­тая систе­ма, и начи­сто забы­вал, что «все в мире и яд, и отра­ва, в зави­си­мо­сти от дозы» (Сене­ка), в резуль­та­те чего закор­мил свою часть «паст­вы», назы­вав­шей­ся «совет­ский народ», не тем, чем надо, отче­го она, к тому вре­ме­ни уже одрях­лев­шая, вко­нец окон­ча­тель­но оне­ме­ла и око­ле­ла.

(Про­дол­же­ние сле­ду­ет)

 

Аман­га­ли СУЛТАНОВ,

писа­тель

г.Москва

sultan1936.aman@gmail.com

Республиканский еженедельник онлайн