Алихан Букейхан: О некоторых загадках «самарского периода» (Часть третья)

AlikhanvSamare«Самар­ский пери­од» — самый мало­ис­сле­до­ван­ный и один из зага­доч­ных в жиз­ни и дея­тель­но­сти Али­ха­на Букей­ха­на, лиде­ра наци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния «Алаш» нача­ла 20-го века. С 1908 года до фев­раль­ской рево­лю­ции 1917 года он был в пер­вой сво­ей поли­ти­че­ской ссыл­ке — в Сама­ре. Этот пери­од еще инте­ре­сен актив­ной дея­тель­но­стью лиде­ра Алаш в рядах рус­ских масо­нов.

ПЕРВОЕ ПОРАЖЕНИЕ И ССЫЛКА В САМАРУ

 

Преж­де чем перей­ти к обзо­ру и ана­ли­зу новых све­де­ний и доку­мен­тов, полу­чен­ных из рос­сий­ско­го горо­да Сама­ра, кото­рые при­от­кры­ва­ют неиз­вест­ные стра­ни­цы жиз­ни лиде­ра каза­хов в ссыл­ке и допол­ня­ют уже извест­ные исто­ри­че­ские фак­ты, подроб­нее оста­нов­люсь на собы­ти­ях, пред­ше­ство­вав­ших отправ­ке Али­ха­на Букей­ха­на в ссыл­ку.

3 июня 1907 года явля­ет­ся, без­услов­но, днем пер­во­го тяже­ло­го пора­же­ния казах­ско­го наци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния Алаш. Тяже­лым уда­ром для казах­ской эли­ты явил­ся не столь­ко роспуск уже и Госу­дар­ствен­ной думы ІІ-созы­ва, сколь­ко изме­не­ние в этот же день зако­на о выбо­рах, в резуль­та­те кото­ро­го более 4-мил­ли­он­ный казах­ский народ был лишен изби­ра­тель­ных прав. Это было наци­о­наль­ной тра­ге­ди­ей каза­хов и лич­ным пора­же­ни­ем их лиде­ра – Али­ха­на Букей­ха­на.

В 1914 году в откры­том пись­ме Депу­та­там IV Госу­дар­ствен­ной думы, А.Н.Букейхан с горе­чью напи­шет: ««Законъ 3-го іюня», бла­го­да­ря ста­раніямъ охот­ни­ковъ на казах­скую зем­лю изъ кня­зей и гра­фовъ, лишилъ насъ пра­ва защи­ты съ три­бу­ны Госу­дар­ствен­ной Думы».

Лише­ние каза­хов изби­ра­тель­ных прав была еще и лич­ной местью пре­мьер-мини­стра Рос­сии П.Столыпина лиде­ру каза­хов за его бес­по­щад­ную кри­ти­ку на стра­ни­цах редак­ти­ру­е­мых им газет «Иртышъ», «Омич», осо­бен­но в газе­те «Степ­ной піо­неръ», где автор цело­го цик­ла ста­тей, посвя­щен­ной ана­ли­зу ситу­а­ции, сло­жив­шей­ся в свя­зи с роспус­ком Пер­вой Гос­ду­мы, обви­ня­ет ново­го гла­ву каби­не­та мини­стров в уста­нов­ле­нии дик­та­ту­ры, тира­нии и про­ве­де­нии реак­ци­он­ной поли­ти­ки, а так­же про­ве­де­нии в Степ­ном Казах­ском крае поли­ти­ки захва­та казах­ских земель. В отно­ше­нии лиде­ра лич­ную месть пре­сле­до­вал и гене­рал-губер­на­тор Степ­но­го края Н.Сухотина, о чем в сво­ей неопуб­ли­ко­ван­ной ста­тье сооб­щал сам А.Букейхан: «Мой аре­стъ носитъ харак­теръ лич­ной мести со сто­ро­ны гене­ра­ла Сухо­ти­на, не разъ послу­жив­ша­го бла­го­дар­нымъ матеріа­ломъ для моихъ кор­ре­спон­ден­ціи въ дни сво­бо­ды, когда пред­ла­галъ отдать его подъ судъ за нару­шенія 1-го пунк­та мани­фе­ста 17 октяб­ря. За темъ я наме­ченъ каза­ха­ми кан­ди­да­томъ въ Госу­дар­ствен­ную Думу».

Эта ста­тья А.Букейхана, напи­сан­ная 20 фев­ра­ля 1906 года в пав­ло­дар­ской тюрь­ме, пред­на­зна­ча­лась для пуб­ли­ка­ции, по всей веро­ят­но­сти, в сто­лич­ных кадет­ских газет, как «Наша жизнь», как об этом гово­рить­ся в сопро­во­ди­тель­ном пись­ме в адрес А.Колюбакина в С.-Петербург, одно­му из лиде­ров кадет­ской пар­тии. Одна­ко, судя по тому, что она была обна­ру­же­на вме­сте с этим пись­мом в воен­но-исто­ри­че­ском архи­ве г. Моск­вы, ни ста­тья, ни пись­мо так и не дошли до адре­са­та.

Мало того коло­ни­аль­ная адми­ни­стра­ция степ­но­го Казах­ско­го края пла­ни­ро­ва­ла выслать лиде­ра Алаш из края еще в 1906 году, аре­сто­вав и поме­стив его в пав­ло­дар­скую тюрь­му в янва­ре 1906 года. Об этом подроб­но изла­га­ет­ся в сек­рет­ном докла­де началь­ни­ка омско­го жан­дарм­ско­го управ­ле­ния: «при­ни­мая аген­тур­ные све­денія о Букей­ха­но­ве и въ виду… упор­на­го его желанія ока­зать вліяніе и при­нять воз­мож­ное актив­ное участіе въ про­ве­деніи вопро­совъ въ Госу­дар­ствен­ной Думе, Коман­ду­ю­щій Вой­ска­ми изъ­явилъ желаніе въ том [, что] если дело о Букей­ха­но­ве будетъ пре­кра­ще­но Про­ку­рор­скимъ над­зо­ромъ…, дать это­му делу направ­леніе въ адми­ни­стра­тив­номъ поряд­ке, съ без­услов­ной высыл­кой Букей­ха­но­ва изъ пре­де­ловъ Степ­но­го края…».

Одна­ко свой тай­ный замы­сел вла­сти не успе­ли осу­ще­ствить. При­чи­ну в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях «Выбо­ры в Степ­ном крае» объ­яс­ня­ет сам Али­хан Букей­хан: «15 апре­ля 1906 года меня пере­вез­ли в омскую тюрь­му, отку­да выпу­сти­ли 30 апре­ля, когда ста­ло извест­но, что я еди­но­глас­но избран выбор­щи­ком в сво­ей воло­сти».

 

Воз­мож­ность рас­пра­вить­ся с А.Н.Букейханом «съ без­услов­ной высыл­кой» у цар­ской адми­ни­стра­ции появи­лась лишь в резуль­та­те «тре­тье­и­юнь­ско­го пере­во­ро­та», лишив­ше­го весь казах­ский народ и его лиде­ра отста­и­вать свои пра­ва с три­бу­ны рус­ско­го зако­но­да­тель­но­го собра­ния.

В доба­вок засе­да­ние Осо­бо­го при­сут­ствия санкт­пе­тер­бург­ской судеб­ной пала­ты 12–18 декаб­ря 1907 года при­го­во­ри­ло Али­ха­на Букей­ха­на к 3 меся­цам тюрь­мы за под­пи­са­ние «Выборг­ско­го воз­зва­ния», что озна­ча­ло лише­ние его не толь­ко изби­ра­тель­ных прав, но и пра­во на обще­ствен­ные долж­но­сти.8 При­го­вор всту­пил в силу в янва­ре 1908 года. Али­хан Букей­хан явил­ся в семи­па­ла­тин­скую тюрь­му доб­ро­воль­но, что­бы отбыть нака­за­ние.

Этот эпи­зод и сле­ду­ю­щий слу­чай, про­изо­шед­ший с Али­ха­ном во вре­мя его отбы­ва­ния сро­ка нака­за­ния в тюрь­ме, ярко демон­стри­ру­ют по-отцов­ски забот­ли­вое отно­ше­ние лиде­ра дви­же­ния Алаш к сво­е­му мно­го­стра­даль­но­му наро­ду.

Одна­жды к нему в тюрь­му яви­лись сорат­ни­ки и дру­зья – сын и два пле­мян­ни­ка вели­ко­го поэта Абая, а так­же двое дру­гие, и пред­ло­жи­ли ему бежать, заявив, что «все уже гото­во». Одна­ко, к край­не­му изум­ле­нию дру­зей, Али­хан наот­рез отка­зал­ся от этой затеи, объ­яс­нив им, что в слу­чае его побе­га, постра­да­ют невин­ные люди, так как в степь непре­мен­но отпра­вит­ся кара­тель­ный отряд. «Поэто­му, – заявил он им, – будет луч­ше, если я оста­нусь в тюрь­ме один, чем постра­да­ет народ». Прав­да, он отси­дел не три меся­ца, а восемь, и сра­зу же был выслан из Степ­но­го края в Сама­ру.

Лишив каза­хов воз­мож­но­сти отста­и­вать свои пра­ва в Гос­ду­ме и выслав их вождя в ссыл­ку, пра­ви­тель­ство Сто­лы­пи­на полу­чи­ло воз­мож­ность бес­кон­троль­но рас­по­ря­жать­ся казах­ски­ми сте­пя­ми и рас­пре­де­лять изъ­ятые у корен­но­го насе­ле­ния зем­ли меж­ду без­зе­мель­ны­ми кре­стья­на­ми, кото­рых гоня­ли с Евро­пей­ской части Рос­сии товар­ны­ми эше­ло­на­ми, или дарить цар­ским кня­зьям и гра­фам из С.-Петербурга.

Али­хан Букей­хан, посчи­тав свое пора­же­ние пора­же­ни­ем не на войне, а лишь в одной,  пусть даже и важ­ной, бит­ве, про­дол­жит свою борь­бу в Сама­ре и преж­де все­го про­тив «земель­ной рефор­мы» Сто­лы­пи­на, выра­жав­шей­ся лишь в уси­ле­нии пере­се­лен­че­ской коло­ни­за­ции Казах­ста­на. И теперь его глав­ным ору­жи­ем ста­нет бума­га и перо. А так­же тай­ное масон­ское сооб­ще­ство, один из осно­ва­те­лей кото­ро­го, про­фес­сор М.Ковалевский, заявит: «Толь­ко масон­ство может побе­дить само­дер­жа­вие», в чем был убеж­ден и А.Букейхан.

БОРЬБА ПРОТИВ САМОДЕРЖАВИЯ С ПЕРОМ И БУМАГОЙ В РУКАХ

Допод­лин­но неиз­вест­но, чем зани­мал­ся, где и кем рабо­тал на пер­вых порах Али­хан Букей­хан в пер­вой сво­ей поли­ти­че­ской ссыл­ке в Сама­ре, куда он при­был вме­сте с семьей, супру­гой Еле­ной Яко­влев­ной и дву­мя детьми. Име­ют­ся лишь отрыв­ча­тые све­де­ния из раз­ных источ­ни­ков о том, что он рабо­тал в мест­ном отде­ле­нии Кре­стьян­ско­го позе­мель­но­го то ли «так­са­то­ром», то ли «оцен­щи­ком зем­ли».

Как отме­ча­лось выше, зани­мать обще­ствен­ную долж­ность на подо­бие глав­но­го редак­то­ра газе­ты или одно­го из руко­во­ди­те­лей мест­но­го коми­те­та поли­ти­че­ской пар­тии, кем являл­ся в Омске до ссыл­ки, ему было стро­го запре­ще­но: при­го­вор Осо­бо­го при­сут­ствия санкт­пе­тер­бург­ской судеб­ной пала­ты от декаб­ря 1907 года был еще в силе.

Но оче­вид­но, что лидер каза­хов с пер­вых дней пре­бы­ва­ния в ссыл­ке про­яв­ля­ет актив­ность в сотруд­ни­че­стве с науч­ны­ми и обще­ствен­но-поли­ти­че­ски­ми орга­ни­за­ци­я­ми и изда­ни­я­ми С.-Петербурга. Судя по его пуб­ли­ка­ци­ям, его сотруд­ни­че­ство с жур­на­лом «Сибир­ские вопро­сы», газе­та­ми «Речь», «Сло­во» и редак­ци­ей «Ново­го энцик­ло­пе­ди­че­ско­го сло­ва­ря» Ф.А.Брокгауза и И.А.Ефрона, рас­по­ло­жен­ные в сто­ли­це мет­ро­по­лии, нача­лось имен­но с 1908 года. Али­хан Букей­хан состо­ял чле­ном редак­ци­он­ной кол­ле­гии энцик­ло­пе­ди­че­ско­го изда­ния с 1908 по 1917 год и его имя фигу­ри­ру­ет в соста­ве ред­кол­ле­гии с 8 по 22 тома вклю­чи­тель­но.

Лишив­шись воз­мож­но­сти защи­щать наци­о­наль­ные инте­ре­сы каза­хов: бороть­ся про­тив пере­се­лен­че­ской коло­ни­за­ции Казах­ста­на, изъ­я­тия казах­ских земель в поль­зу без­зе­мель­ных кре­стьян из Евро­пей­ской и Цен­траль­ной Рос­сии и гру­бой обру­си­тель­ной поли­ти­ки коло­ни­аль­ных вла­стей на легаль­ном поле — с три­бу­ны Госу­дар­ствен­ной думы — лидер Алаш со вдох­но­ве­ни­ем берет­ся за перо и бума­гу. Его наи­бо­лее ост­рые и раз­об­ла­чи­тель­ные мате­ри­а­лы печа­та­ют­ся в цен­траль­ных изда­ни­ях.

Об этом ярко сви­де­тель­ству­ют лишь заго­лов­ки неко­то­рых его ста­тей и очер­ков, опуб­ли­ко­ван­ные в санкт­пе­тер­бург­ском жур­на­ле «Сибир­ские вопро­сы» в 1908 году: «Рус­скіе посе­ленія въ глу­бине Степ­но­го края», «Пере­се­лен­че­скіе наде­лы въ Акмо­лин­ской обла­сти», «Отчуж­деніе казах­скихъ ора­ша­е­мыхъ пашень», «Ненуж­ное генералъ-губернаторство»и дру­гие.

К это­му мож­но доба­вить один важ­ный штрих, что эти и ряд дру­гих ста­тей и очер­ков были напи­са­ны Али­ха­ном Букей­ха­ном в… семи­па­ла­тин­ской тюрь­ме.

Для защи­ты инте­ре­сов сво­е­го наро­да А.Н.Букейхан был не прочь вос­поль­зо­вать­ся сво­и­ми обшир­ны­ми свя­зя­ми в выс­ших ари­сто­кра­ти­че­ских кру­гах, в сре­де науч­ной и твор­че­ской интел­ли­ген­ции, поли­ти­че­ски­ми и госу­дар­ствен­ны­ми дея­те­ля­ми в С.-Петербурге.

Жаик Бек­ту­ров, извест­ный кара­ган­дин­ский жур­на­лист, один из иссле­до­ва­те­лей исто­рии лиде­ров Алаш-Орды, в одной ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в 1989 году в газе­те «Орта­лық Қаза­қстан», при­во­дит очень инте­рес­ный эпи­зод из самар­ско­го пери­о­да жиз­ни А.Букейхана, крат­кая суть кото­ро­го в сле­ду­ю­щем.

Один из извест­ных казах­ских интел­ли­ген­тов нача­ла ХХ века, Мам­бе­та­ли Чубе­ков, в отча­ян­ной попыт­ке вер­нуть изъ­ятые коло­ни­аль­ны­ми вла­стя­ми родо­вые зем­ли, кото­рые к тому же были отня­ты несмот­ря на име­ю­щи­е­ся там свя­тые моги­ли его пред­ков, при­ез­жа­ет в С.-Петербург, где слу­чай­но встре­тить сво­е­го зна­ко­мо­го А.Букейхана. Явив­шись уже вме­сте в глав­ное управ­ле­ние зем­ле­де­лия и зем­ле­устрой­ства, они не раз пыта­лись дока­зать неза­кон­ность дей­ствия чинов­ни­ков пере­се­лен­че­ско­го управ­ле­ния в изъ­я­тии у Чубе­ко­ва и его род­ных искон­ных земель, осо­бен­но тех, где сто­ят моги­лы, ссы­ла­ясь на указ само­го царя, запре­щав­ше­го изъ­я­тия участ­ков зем­ли с моги­ла­ми и свя­щ­зен­ны­ми захо­ро­не­ни­я­ми. Но тщет­но. Когда они, рас­стро­ен­ные сво­и­ми без­успеш­ны­ми попыт­ка­ми, воз­вра­ща­лись в квар­ти­ру, слу­чай­но столк­ну­лись с хоро­шо зна­ко­мым А.Букейхана по Думе В.Караулова, быв­ше­го каза­чье­го офи­це­ра с Кав­ка­за.

Выслу­шав неве­се­лый рас­сказ сво­е­го быв­ше­го кол­ле­ги по Думе, В.Караулов пообе­щал орга­ни­зо­вать им ауди­ен­цию у само­го импе­ра­то­ра. Для это­го он пред­ло­жил двум каза­хам явить­ся на сле­ду­ю­щий день к сво­е­му дру­гу кня­зю Г.Трубецкому, кото­рый, по заве­ре­нию М.Караулова, коман­ду­ет лич­ной охра­ной царя. Он неза­был сооб­щить им адрес Тру­бец­ко­го.

Спер­ва А.Букейхан при­нял это пред­ло­же­ние за шут­ку, зная не очень серьез­ный харак­тер сво­е­го зна­ко­мо­го. Но все же решил риск­нуть, да и выбо­ра не было. Когда они при­е­ха­ли к Тру­бец­ко­му, их там уже под­жи­дал М.Караулов. Во вре­мя бесе­ды пол­ков­ник Г.Трубецкой выра­зил свою искрен­ню бла­го­дар­ность каза­хам за бес­цен­ный пода­рок. Выяс­ни­лось, что во вре­мя одной из поез­док в Омск, рус­ский князь выбрал выбрал себе двух коней казах­ской поро­ды в одном ауле. Вско­ре эти кони не раз выру­ча­ли его от вер­ной гибе­ли. Бес­ко­неч­но бла­го­дар­ный за них, князь Тру­бец­кой поду­мы­вал, при слу­чае, как-то отбла­го­да­рить каза­хов из Акмо­лин­ской обла­сти. Как ока­за­лось, М.Караулов об этом знал и поэто­му вызвал­ся помочь А.Букейхану и М.Чубекову.

И дей­стви­тель­но князь Тру­бец­кой обя­зал­ся орга­ни­зо­вать ауди­ен­цию у импе­ра­то­ра и в завер­ше­ние бесе­ды, посо­ве­то­вал двум каза­хам, что жало­бу сле­ду­ет напи­сать толь­ко на цар­ском гер­бо­вом блан­ке и пре­ду­пре­дил, царь не чита­ет про­ше­ние боль­ше чем в 10 строк.

Как потом А.Букейхан при­зна­ет­ся сре­ди сво­их род­ных, ему при­шлось изряд­но потру­дить­ся, что­бы изло­жить все земель­ные про­бле­мы сво­их сопле­мен­ни­ков в эти 10 строк. Резо­лю­ция, постав­лен­ная рус­ским царем соб­ствен­но­руч­но на этом про­ше­нии, была крат­ка и лако­нич­на: «Без­об­ра­зие. Вер­нуть! Нико­лай ІІ».

Об этом эпи­зо­де сам А.Н.Букейхан ни в одной сво­ей пуб­ли­ка­ции не упо­ми­нал, по всей види­мо­сти, посчи­тав это несо­лид­ным или постыд­ным для пря­мо­го потом­ка Чин­гиз хана. Но, по сло­вам его пле­мян­ни­ка Р.Букейханова, лидер Алаш рас­ска­зал ему об этом слу­чае толь­ко уже в 30-е годы, когда он посе­тил дядю в Москве.

В любом слу­чае, этот любо­пыт­ный эпи­зод явно не плод фан­та­зии Р.Букейханова, так как все пер­со­на­жи и их зани­ма­е­мые на тот момент поло­же­ния в обще­стве, в основ­ном сов­па­да­ют с дей­стви­тель­но­стью. Речь преж­де все­го идет о кня­зе Тру­бец­ком и каза­чьем офи­це­ре Кара­у­ло­ве.

Гри­го­рий (Юрий) Ива­но­вич Тру­бец­кой (1866—1926), потом­ствен­ный князь, с апре­ля 1906 по январь 1914 года дей­стви­тель­но коман­до­вал импе­ра­тор­ским кон­во­ем в чине пол­ков­ни­ка, с 1907 года в зва­нии гене­рал-май­о­ра. Цар­ский кон­вой являл­ся под­раз­де­ле­ни­ем гвар­дии, осу­ществ­ляв­шим охра­ну цар­ской осо­бы.

Миха­ил Алек­сан­дро­вич Кара­у­лов (1878—1917) – быв­ший каза­чий офи­цер, депу­тат ІІ и IV Госу­дар­ствен­ной думы, вхо­дил в состав Вре­мен­но­го коми­те­та Думы, обра­зо­ван­но­го после отре­че­ния Нико­лая ІІ от пре­сто­ла.

В этой свя­зи в опи­са­нии дан­но­го эпи­зо­да Ж.Бектуровым вызы­ва­ет сомне­ние некая рас­те­рен­ность А.Букейхана, тогда как он имел обшир­ные свя­зи и доста­точ­но вли­я­ние сре­ди выс­ше­го обще­ства С.-Петербурга, в том чис­ле поли­ти­че­ско­го, будучи чле­ном ЦК кадет­ской пар­тии и масо­ном. Было бы прав­до­по­доб­нее, если А.Букейхан напря­мую обра­тил­ся к Кара­у­ло­ву или, еще веро­ят­нее, само­му Тру­бец­ко­му. В 1914–1915 годах А.Букейхан на стра­ни­цах газе­ты «Қазақ» опуб­ли­ко­вал две ста­тьи под заго­лов­ка­ми «Тру­бец­кой хаты­нан» («Из пись­ма Тру­бец­ко­го» и «Тру­бец­кой лек­ци­я­сы» («Лек­ция Тру­бец­ко­го»). В них речь идет о дру­гих пред­ста­ви­те­лях дина­стии Тру­бец­ких. Свя­за­ны ли эти ста­тьи с выше­упо­мя­ну­тым эпи­зо­дом с Гри­го­ри­ем Тру­бец­ким или нет, ска­зать слож­но. Но в нали­чии у лиде­ра Алаш обшир­ных свя­зи в Петер­бур­ге еще не раз мож­но убе­дить­ся ниже.

По вос­по­ми­на­ни­ям же сул­та­на Сма­ха­на, род­но­го млад­ше­го бра­та лиде­ра Алаш, в 1910 году к нему в Сама­ру нагря­ну­ла груп­па зем­ля­ков из 7 чело­век. По их рас­ска­зу, гене­рал-губер­на­тор Семи­па­ла­тин­ской обла­сти И.Надаров наме­ре­вал­ся выслать их, в том чис­ле и сул­та­на Сма­ха­на, все­го 10 чело­век, за пре­де­лы Степ­но­го края «въ адми­ни­стра­тив­номъ поряд­ке», впро­чем как и само­го А.Букейхана.

По насто­я­нию сво­их зем­ля­ков, он вме­сте с ними сроч­но отправ­ля­ет­ся в С.-Петербург, где встре­тит­ся и все объ­яс­нит свое быв­ше­му кол­ле­ге по Пер­вой Госу­дар­ствен­ной думе и дей­ству­ю­ще­му депу­та­ту ІІІ-й Думы Миха­и­лу Ста­хо­ви­чу, кото­рый немед­лен­но свя­жет­ся с гене­ра­лом Нада­ро­вым и заста­вит его отме­нить свое реше­ние. В ито­ге 10 каза­хов бла­го­по­луч­но вер­нут­ся в степь.20 Сам А.Н.Букейхан оста­нет­ся в ссыл­ке до Фев­раль­ской рево­лю­ции 1917 года: он нико­гда не поль­зо­вал­ся сво­и­ми обшир­ны­ми свя­зя­ми для реше­ние лич­ных про­блем или ради про­дви­же­ния сво­ей карье­ры.

В момен­ты отча­я­ния он апел­ли­ру­ет не про­сто к мне­нию и под­держ­ке либе­раль­ной обще­ствен­но­сти С.-Петербурга и Рос­сии в целом, а обра­ща­ет­ся за помо­щью к депу­та­там выс­ше­го зако­но­да­тель­но­го собра­ния. 23 янва­ря 1914 года в оче­ред­ном номе­ре сто­лич­ной газе­ты «Речь» выхо­дит его «Откры­тое пись­мо чле­нам Госу­дар­ствен­ной думы». Этот доку­мент сто­ит того, что­бы про­ци­ти­ро­вать его с неболь­шим сокра­ще­ни­ем:

«Пере­се­лен­че­ское управ­леніе оза­бо­че­но не одной толь­ко раз­да­чею казен­ной зем­ли въ казах­ской [в ориг. «кир­гиз­ской»] сте­пи лицамъ «всехъ сосло­вій»: мало­зе­мель­нымъ кня­зьямъ Кочу­бе­ямъ, Касат­ки­нымъ-Ростов­скимъ, гра­фу Медемъ и др., а так­же под­го­тов­кою казах­ска­го наро­да къ «вос­прія­тию пра­во­слав­но-хри­сти­ан­ско­го веру­ченія».

 

Вотъ доку­мен­ты, кото­ры­ми руко­вод­ству­ет­ся про­из­во­ди­тель работъ, наде­ляя каза­ховъ зем­ле­дель­че­ской нор­мою и испол­няя точ­нее ука­за­ніе цен­траль­ной вла­сти:

 

«Заве­ду­ю­ще­му пере­се­лен­че­скимъ деломъ въ Тур­гай­ско-Ураль­скомъ рай­оне.  Свя­тей­шій синодъ, по опре­де­ленію отъ 5 (26) апре­ля сего года, за № 3067, при­зналъ жела­тель­нымъ, что­бы при зем­ле­устро­и­тель­ныхъ рабо­тахъ на местахъ посе­ленія каза­ховъ, каза­хи-маго­ме­тане и каза­хи-пра­во­слав­ные были посе­ле­ны вме­сте съ рус­ски­ми кре­стья­на­ми съ темъ, что­бы при посе­леніи ихъ съ рус­ски­ми кре­стья­на­ми, чис­ло каза­ховъ-маго­ме­танъ не пре­вос­хо­ди­ло бы поло­ви­ны пра­во­слав­на­го насе­ленія дан­ной мест­но­сти, дабы пра­во­слав­ные люди при решеніи всехъ вопро­совъ, каса­ю­щих­ся ихъ хозяй­ствен­на­го быта и нуждъ, мог­ли иметь пріе­му­ще­ство передъ ино­род­ца­ми.

 

Ука­зан­ны­ми меро­пріятія­ми, по мненію свя­щен­на­го сино­да, казах­ское насе­леніе Степ­ныхъ обла­стей и Тур­ке­стан­ска­го края можетъ быть подви­ну­то къ вос­пріятію пра­во­слав­на­го веру­ченія.

 

Глав­ное управ­леніе зем­ле­устро­ис­тва и зем­ле­делія, сооб­щая объ этомъ, выска­за­лось за жела­тель­ность сов­мест­на­го посе­ленія каза­ховъ съ рус­ски­ми, какъ въ целяхъ рас­про­стра­ненія и укреп­ленія пра­во­славія сре­ди ино­вер­цевъ, такъ и въ виду воз­мож­но­сти этимъ путемъ достиг­нуть ско­рей­ша­го при­об­щенія тузем­на­го насе­ленія Степ­ныхъ обла­стей къ рус­ской госу­дар­ствен­но­сти и рус­ской куль­ту­ре и сли­янія его съ рус­ски­ми.

 

…Насто­я­щая копія уве­дом­ленія воен­на­го губер­на­то­ра Ураль­ской обла­сти отъ 12 іюня сего года, № 11400, о сов­мест­номъ устро­ис­т­ве пра­во­слав­ныхъ и маго­ме­танъ, пре­про­вож­да­ет­ся ваше­му высо­ко­бла­го­родію для руко­вод­ства и испол­ненія».

 

После Высо­чай­ше­го ука­за 17 апре­ля 1905 года, свя­щен­ный синодъ нахо­дитъ воз­мож­нымъ свое вме­ша­тель­ство въ дело веры ино­слав­ныхъ въ фор­ме дав­ленія на хозяй­ствен­ную жизнь 5-мил­ліон­на­го казах­ска­го наро­да, а Глав­ное управ­леніе зем­ле­устро­ис­тва и зем­ле­делія, после Высо­чай­ше­го ука­за 12 декаб­ря 1904 года, реко­мен­ду­етъ мест­ной адми­ни­стра­ціи и чинамъ пере­се­лен­че­ска­го управ­ленія испол­нить неза­кон­ное опре­де­леніе свя­щен­на­го сино­да. «Законъ 3-го іюня», бла­го­да­ря ста­раніямъ охот­ни­ковъ на казах­скую зем­лю изъ кня­зей и гра­фовъ, лишилъ насъ пра­ва защи­ты съ три­бу­ны Госу­дар­ствен­ной Думы.

 

Наде­юсь, что гос­по­да депу­та­ты обра­тятъ свое вни­маніе на то, что въ при­ве­ден­номъ доку­мен­те на лицо вопі­ю­щее нару­шеніе зако­новъ, и что депу­та­ты вос­поль­зу­ют­ся 35 и 58 ста­тья­ми учре­жденія Госу­дар­ствен­ной Думы.

 

Членъ Пер­вой Госу­дар­ствен­ной Думы Букей-Хановъ, Али­ханъ Нур­му­ха­ме­до­вичъ».

 

В науч­ном и твор­че­ском плане «самар­ский пери­од» для вождя каза­хов был не менее пло­до­твор­ным, чем омский, в чем мы убе­ди­лись выше. Здесь сто­ит оста­но­вить­ся на нема­ло­важ­ном момен­те, кото­рый спо­соб­ству­ет открыть еще одну чер­ту харак­те­ра Али­ха­на Букей­ха­на: это упор­ство и целе­устрем­лен­ность в дости­же­ний постав­лен­ных целей, гиб­кость при при­ня­тии реше­ний и после­до­ва­тель­ность поступ­ков и дей­ствий.

Мало кому извест­но, что ини­ци­а­то­ром состав­ле­ния пер­во­го сбор­ни­ка сти­хов и слов нази­да­ния Абая Кунун­бай­у­лы с после­ду­ю­щим его изда­ни­ем, а так­же авто­ром пер­вой ста­тьи (некро­ло­га) о жиз­ни и поэ­ти­че­ском твор­че­стве вели­ко­го поэта-мыс­ли­те­ля на рус­ском язы­ке, явля­ет­ся не кто иной, как Али­хан Букей­хан. В этой ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ном в несколь­ких декабр­ских номе­рах газе­ты «Семи­па­ла­тин­ский листок» 1905 года и «Запис­ках Семи­па­ла­тин­ска­го Под­от­де­ла Запад­но-Сибир­ска­го Отде­ла И.Р.Г.О.» за 1907 год, автор сооб­щал, что «ори­ги­наль­ные сти­хи Абая и его пере­во­ды из Пуш­ки­на (отры­вок из «Евге­ния Оне­ги­на»), Лер­мон­то­ва, Кры­ло­ва, собра­ны его сыном Тура­у­лом и в непро­дол­жи­тель­ном вре­ме­ни будут изда­ны Семи­па­ла­тин­ским Под­от­де­лом И.Р.Г.О. под редак­ци­ей А.Н.Букейханова».

Кро­ме того в кон­це 1905 года лидер Алаш пред­при­мет попыт­ку издать газе­ту на род­ном язы­ке в свя­зи с пред­сто­я­щи­ми выбо­ра­ми в Госу­дар­ствен­ную думу, но по пути из Омска в Семи­па­ла­тинск 8 янва­ря 1906 года был аре­сто­ван и заклю­чен в пав­ло­дар­скую тюрь­му. В его порт­фе­ле, изъ­ятом при аре­сте, цар­ская охран­ка обна­ру­жит руко­пис­ные «сти­хо­тво­ренія на кир­гиз­ском язы­ке, при­над­ле­жа­щія кир­гиз­ско­му поэту Ибра­ги­му. Кунан­ба­е­ву», в резуль­та­те чего попыт­ка издать казах­скую газе­ту сорва­на, а пер­вый сбор­ник – так и не был издан в 1906 году в Семи­па­ла­тин­ске – на родине поэта.

Но и пер­вый сбор­ник про­из­ве­де­ний Абая, и первую казах­скую обще­на­ци­о­наль­ную газе­ту под вызы­ва­ю­щим для коло­ни­аль­ных вла­стей назва­ни­ем «Қазақ» Али­хан Букей­хан издаст, нахо­дясь в ссыл­ке в Сама­ре. Сбор­ник вышел в 1909 году в С.-Петербурге, пер­вый номер газе­ты «Қазақ» — появил­ся 2 фев­ра­ля 1913 в Орен­бур­ге. Важ­но заме­тить, что в фев­ра­ле сле­ду­ю­ще­го года выхо­ду № 1 газе­ты «Қазақ» испол­нит­ся ров­но 100 лет.

Из твор­че­ско­го насле­дия А.Н.Букейхана из «самар­ско­го пери­о­да» нель­зя не упо­мя­нуть его очерк «Каза­хи» [в ориг. «Кир­ги­зы»], издан­но­го в 1910 году в С.-Петербурге в сбор­ни­ке «Фор­мы наци­о­наль­но­го дви­же­ния в совре­мен­ных госу­дар­ствах», кото­рый в сере­дине 80-х годов про­шло­го века ста­нет одним из пер­во­ис­точ­ни­ков иссле­до­ва­ния совре­мен­ных каза­хов бри­тан­ски­ми уче­ны­ми из Окс­фор­да, и вос­по­ми­на­ния «Выбо­ры в Степ­ном крае», издан­ные в 1916 году в дру­гом сбор­ни­ке так­же в сто­ли­це.

Но все это обще­из­вест­ные фак­ты из исто­рии Казах­ста­на и Рос­сии.

РАССЕКРЕЧЕННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

 

Что каса­ет­ся доку­мен­тов, обна­ру­жен­ных в госу­дар­ствен­ном архи­ве Самар­ской обла­сти, а так­же новой фото­гра­фии Али­ха­на Букей­ха­на, кото­рая хра­нит­ся в Самар­ском област­ном исто­ри­ко-кра­е­вед­че­ском музее име­ни П.В.Алабина, на кото­рой он зафик­си­ро­ван вме­сте с чле­на­ми самар­ской груп­пы каде­тов (Фото № 1).

Осно­ву архив­ных доку­мен­тов состав­ля­ют рас­сек­ре­чен­ные мате­ри­а­лы Самар­ско­го губерн­ско­го жан­дарм­ско­го управ­ле­ния, кото­рое соби­ра­ло о нем све­де­ния с помо­щью сво­ей аген­ту­ры и служ­бы наруж­но­го наблю­де­ния.

Об этом сви­де­тель­ству­ет заго­ло­вок жур­на­ла, в кото­ром тай­ные осве­до­ми­те­ли фик­си­ро­ва­ли пере­дви­же­ния и встре­чи сво­их «под­опеч­ных» (орфо­гра­фия сохра­не­на): «Общая свод­ка дан­ных наблю­де­ния по горо­ду Сама­ры за лица­ми, при­над­ле­жа­щи­ми к мест­ной (под­черк­ну­то) неиз­вест­но к какой орга­ни­за­ции и лица­ми подо­зре­ва­е­мы­ми в воен­ном шпи­он­стве за вре­мя с 3-го Мая 1915 г. по 1-е Янва­ря 1916 года» (фото № 2).

Судя по запи­сям в этом жур­на­ле, все «подо­зре­ва­е­мые в шпи­он­стве» лица, сами того не подо­зре­вая, носи­ли клич­ки. Из их чис­ла, поми­мо Али­ха­на Букей­ха­на, мож­но назвать еще три исто­ри­че­ские пер­со­ны. Это Алек­сандр Керен­ский — депу­тат IV-й Госу­дар­ствен­ной думы и без пяти минут гене­раль­ный сек­ре­тарь Вер­хов­но­го Сове­та  масон­ской ложи «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии»; Нико­лай Гла­диш, в тот момент депу­тат самар­ской город­ской и Госу­дар­ствен­ной думы и лидер самар­ской груп­пы Кон­сти­ту­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии «Народ­ной сво­бо­ды», или ка-де; и Иси­дор Рами­шви­ли. С ними Али­хан Букей­хан стал­ки­вал­ся в раз­лич­ные пери­о­ды сво­ей поли­ти­че­ской борь­бы.

Любо­пыт­но, что в отли­чие от Керен­ско­го, Гла­ди­ша и Рами­шви­ли, кото­рые в отче­тах тай­ных аген­тов жан­дар­ме­рии фигу­ри­ру­ют под клич­ка­ми Дум­ский, Глас­ный и Ата­ман, лидер дви­же­ния Алаш имел сра­зу две — Асман и Кал­мык (Фото № 3).

.

ОРДЕН РУССКОГО МАСОНСТВА ХХ ВЕКА

Не углуб­ля­ясь и не ана­ли­зи­руя при­во­ди­мые фак­ты, отме­чу новиз­ну све­де­ний и доку­мен­тов из архи­ва Сама­ры.

Во-пер­вых, в них Али­хан Букей­хан фигу­ри­ру­ет в каче­стве одно­го из лиде­ров самар­ской груп­пы каде­тов – Самар­ско­го губерн­ско­го коми­те­та пар­тии «Народ­ная сво­бо­да». Это под­твер­жда­ет­ся еще и тем фак­том, что Али­хан Букей­хан с 1912 года являл­ся чле­ном ЦК пар­тии, о чем он сам упо­мя­нул в «Анке­те аре­сто­ван­но­го», запол­нен­ной им в 1937 году в Бутыр­ке.

Заме­чу, что руко­во­дя­щую роль казах­ско­го лиде­ра в Сама­ре потвер­жда­ют и более ран­ние све­де­ния, предо­став­лен­ные Цен­тром обще­ствен­ных свя­зей КГБ СССР [ЦОС КГБ СССР] в сен­тяб­ре 1991 года. В ней, в част­но­сти, гово­рит­ся: «24 нояб­ря 1912 г. в г. Сама­ре Букей­ха­нов участ­во­вал в собра­нии, кото­рое было орга­ни­зо­ва­но для спло­че­ния сил всех рево­лю­ци­он­ных групп Сама­ры (от октяб­ри­стов до левых)»; «В 1915 г. Букей­ха­нов вхо­дил в состав Самар­ско­го губерн­ско­го коми­те­та кон­сти­ту­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии»; «в октяб­ре Букей­ха­нов при­ни­мал уча­стие в рабо­те област­но­го сове­ща­ния кон­сти­ту­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии, состо­яв­шем­ся в г. Сама­ре. На сове­ща­нии при­сут­ство­ва­ли деле­га­ты Сара­тов­ской, Сим­бир­ской и Уфим­ской губер­ний»; «В янва­ре 1917 г. Букей­ха­нов был одним из руко­во­ди­те­лей Самар­ской груп­пы пар­тии каде­тов».

Во-вто­рых, несмот­ря на слеж­ку и наруж­ное наблю­де­ние тай­ных аген­тов цар­ской охран­ки, Али­хан Букей­хан вел актив­ную поли­ти­че­скую дея­тель­ность не толь­ко как лидер мест­ной груп­пы каде­тов, но и как «мастер» масон­ских бра­тьев Сама­ры.

Масон­ство в Рос­сии явле­ние дале­ко не новое: оно име­ет доста­точ­но глу­бо­кие кор­ни. Исто­рия рус­ско­го орде­на масо­нов подроб­но рас­смат­ри­ва­лась в преды­ду­щей ста­тье авто­ра этих строк еще в 1993–1994 годах. Но оче­вид­но, что рус­ское масон­ство нача­ла 20 века вышло на поли­ти­че­скую аре­ну Рос­сии вслед­ствие пора­же­ния рево­лю­ции 1905–1907 годов, при­чем, в отли­чие от масон­ства пре­жд­них пери­о­дов, пре­сле­до­ва­ло одну кон­крет­ную поли­ти­че­скую цель – свер­же­ние само­дер­жа­вия. По одно­му непи­сан­но­му сце­на­рию, путем физи­че­ско­го уни­что­же­ния импе­ра­то­ра Нико­лая ІІ-го, по дру­го­му – путем двор­цо­во­го пере­во­ро­та и при­нуж­де­ния его к доб­ро­воль­но­му отре­че­нию от пре­сто­ла. Назва­ние «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии» она обре­ла после корен­но­го пре­об­ра­зо­ва­ния и обнов­ле­ния в пери­од реак­ци­он­но­го прав­ле­ния пре­мьер-мини­стра Пет­ра Сто­лы­пи­на – в 1910 году.

Меж­ду тем утвер­жде­ние самар­ско­го кра­е­ве­да Вале­рия Еро­фе­е­ва о том, что Али­хан Букей­хан всту­пил в масон­ство имен­но в Сама­ре, небес­спор­но. Судя по дру­гим доку­мен­там, лидер дви­же­ния «Алаш» всту­пил в ряды рос­сий­ских масо­нов зна­чи­тель­но рань­ше, чем даже Алек­сандр Керен­ский, буду­щий гла­ва масон­ско­го орде­на «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии» до рево­лю­ции 1917 года и вто­ро­го соста­ва Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства — после. При­чем посвя­ще­ние А.Букейхана в воль­ные камен­щи­ки про­изо­шло в Петер­бур­ге, когда сто­лич­ная ложа еще назы­ва­лась «Поляр­ная звез­да» (с момен­та созда­ния в октяб­ре 1906 года).

Напри­мер, поми­мо тех дока­за­тельств о при­част­но­сти А.Букейхана к сооб­ще­ству воль­ных камен­щи­ков, пере­чис­лен­ных в выше­упо­мя­ну­той ста­тье в «Казах­стан­ской прав­де» и жур­на­ле «Про­стор» 1993–1994 годов, в Интер­нет-вер­сии кни­ги «Гла­ва 12. Фено­мен рус­ско­го поли­ти­че­ско­го масон­ства нача­ла XX века. Пер­вые масон­ские ложи в Рос­сии (1906−1909 гг.)» есть такие стро­ки: «…засе­да­ния петер­бург­ской ложи «Поляр­ная звез­да» про­ис­хо­ди­ли над поме­ще­ни­ем быв­ше­го кадет­ско­го клу­ба. Здесь же соби­ра­лась и дум­ская фрак­ция кадет­ской пар­тии: Ф.А.Головин, В.А.Караулов, А.Н.Букейханов…».Это еще одно явное сви­де­тель­ство того, что Али­хан Букей­хан успел стать масо­ном еще до сво­е­го избра­ния в депу­та­ты І-й Госу­дар­стве­ной думы или, по край­ней мере, сра­зу после ее роспус­ка 9 июля 1906 года.

В сво­их мему­а­рах Керен­ский годом сво­е­го вступ­ле­ния в масон­ство назвал 1912 год, как толь­ко стал депу­та­том IV-й Думы.

Теперь вкрат­це оста­нов­люсь на при­чи­нах и след­стви­ях коор­ди­наль­но­го при­об­ра­зо­ва­ния рус­ских масо­нов из «Поляр­ной звез­ды» в «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии».

Корен­ное обнов­ле­ние соста­ва рус­ско­го масон­ско­го сооб­ще­ства и сме­на ее вывес­ки были вызва­ны серьез­ны­ми при­чи­на­ми, из-за кото­рых воз­рож­ден­ное масон­ство ока­за­лось на гра­ни пол­но­го раз­об­ла­че­ния и раз­гро­ма. Пер­вой из них яви­лось, без­услов­но, неост­рож­ное интер­вью Е.Кедрина газе­те «Рус­ское сло­во» в 1908 году. Е.Кедрин был чле­нов масон­ской ложи «Поляр­ная звез­да» прак­ти­че­ски со дня ее осно­ва­ния в 1906 году. Его при­зна­ние в этом интер­вью о том, что «име­ет сте­пень масте­ра одной из париж­ских лож», вызвал пере­по­лох сре­ди сво­их рус­ских «бра­тьев», запо­до­зрив­ших про­ник­но­ве­ние в свою сре­ду аген­тов депар­та­мен­та поли­ции. Его даль­ней­шее заяв­ле­ние яви­лось вооб­ще вер­хом неосто­рож­но­сти и без­от­вет­ствен­но­сти: «Чер­но­со­тен­цы ста­ра­ют­ся уве­рить, что осво­бо­ди­тель­ное дви­же­ние в Рос­сии вызва­но масо­на­ми. Это совер­шен­но невер­но, к сожа­ле­нию». Гово­рю «к сожа­ле­нию», пото­му что при уча­стии масо­нов дви­же­ние полу­чи­ло бы совер­шен­но дру­гую окрас­ку и было бы гораз­до более могу­ще­ствен­ным».

В этой свя­зи важ­но отме­тить, что часть пер­вой вол­ны или «ста­рое поко­ле­ние» рус­ских масо­нов дей­стви­тель­но гре­ши­ло чрез­мер­ной болт­ли­во­стью и не очень усерд­ным соблю­де­ни­ем жиз­нен­но необ­хо­ди­мой кон­спи­ра­ции.

Мало того дея­тель­ность рус­ско­го масон­ско­го орде­на в 1906–1908 годах сопро­вож­да­лось систе­ма­ти­че­ской трав­лей в сто­лы­пин­ской чер­но­со­тен­ной прес­се яко­бы «о гото­вя­щим­ся жидо­ма­сон­ском заго­во­ре». Эта трав­ля была направ­ле­на в основ­ном про­тив кадет­ской пар­тии, веду­щей оппо­зи­ци­он­ной пар­тии импер­ской Рос­сии до фев­ра­ля 1917 года, чле­ном кото­рой А.Букейхан состо­ял с  нояб­ря 1905 года, с 1912 года — чле­ном ЦК.

О реаль­ной угро­зе, навис­шей имен­но над чле­на­ми масон­ско­го орде­на от кадет­ской пар­тии со сто­ро­ны чер­но­со­тен­цев крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­ству­ет одна строч­ка из пись­ма А.Букейхана, отправ­лен­но­го им из пав­ло­дар­ской тюрь­мы в фев­ра­ле 1906 года в А.Колюбакину.

Напом­ню, А.Колюбакин являл­ся одним из осно­ва­те­лей и лиде­ров кон­сти­ту­ци­он­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии «Народ­ная сво­бо­да», кото­рый в 1910 году высту­пит рефор­ма­то­ром масон­ской ложи «Поляр­ная звез­да», в чем убе­дим­ся чуть ниже.

В сво­ем пись­ме, кото­рое так и не дой­дет до адре­са­та, А.Букейхан пишет сле­ду­ю­щее: «Ува­жа­е­мый Алек­сандр Михай­ло­вич! Сер­деч­но радъ, что вы избе­жа­ли беды отъ чер­но­со­тен­цевъ[,] ост­ро­ум­но ихъ про­ве­ли».

И очень любо­пыт­но, что одна из чер­но­со­тен­ных газет под назва­ни­ем «Зорь­ка» ста­ла акку­рат­но посту­пать и в Казах­ской край, при­чем бес­плат­но. По это­му пово­ду в 1906 году в неболь­шой замет­ке в газе­те «Иртыш, а затем в 1910 году в исто­ри­че­ском очер­ке, А.Букейхан с харак­тер­ной ему ост­ро­уми­ем и сар­каз­мом заме­тил: «Никто из каза­хов не чита­ет «Зорь­ки», вспо­ми­ная казах­скую посло­ви­цу: «не қылған бат­пан құй­рық, не қылып жол үстін­де жатқан құй­рық!?» — «хоро­шо и вкус­но бара­нье сало, одна­ко, отче­го ты лежишь на доро­ге!?», гово­рит волк, осто­рож­но про­би­ра­ясь мимо отра­вы, ора­шен­ной охот­ни­ком на доро­ге».

Ну а послед­ней при­чи­ной, выну­див­шей лиде­ров масон­ско­го орде­на к его реши­тель­ной реор­га­ни­за­ции, послу­жил скан­дал вокруг гра­фа А.Орлова-Давыдова, одно­го из основ­ных финан­со­вых доно­ров дея­тель­но­сти рус­ских воль­ных камен­щи­ков. Его любов­ни­ца, актри­са по име­ни Пуарэ, пода­ла на него в суд с тре­бо­ва­ни­ем при­знать сво­е­го вне­брач­но­го ребен­ка.

В конеч­ном ито­ге все эти фак­ты созда­ли сре­ди масо­нов невы­но­си­мую атмо­сфе­ру подо­зре­ний друг дру­га в свя­зях с цар­ской охран­кой, в при­сут­ствии в сво­ей сре­де про­во­ка­то­ра, паде­ний мораль­но-нрав­ствен­ных основ уче­ния воль­ных камен­щи­ков, чего при­дер­жи­ва­лась пер­вая вол­на рус­ских масо­нов в лице кня­зя Д.Бебутова, М.Маргулиеса и дру­гих, и при­ве­ли «Поляр­ную звез­ду» в С.-Петербурге и «Воз­рож­де­ния» в Москве фак­ти­че­ски к раз­ва­лу. О сло­жив­шей­ся гне­ту­щей атмо­сфе­ре сре­ди масо­нов нака­нуне их рас­па­да, подроб­но рас­ска­зал в сво­их мему­а­рах «Рус­ское масон­ство XX века» князь Д.Бебутов, в кото­рых он пози­ци­о­ни­ру­ет себя как одно­го из осно­ва­те­лей кадет­ской пар­тии и ново­го масон­ства.

Неоспа­ри­вая его роль в созда­нии кадет­ской пар­тии, заме­чу, что, дей­стви­тель­но, в кадет­ском клу­бе в С.-Петербурге на стене, на самом вид­ном месте, висел его порт­рет.

Меж­ду тем ини­ци­а­то­ром не закры­тия, а корен­ной реор­га­ни­за­ции и обнов­ле­ния рядов воль­ных камен­щи­ков высту­пил кадет А.Колюбакин, один из дей­стви­тель­ных осно­ва­те­лей и лиде­ров пар­тии кон­сти­ту­ци­он­ных демо­кра­тов, с актив­ной под­держ­кой и уча­сти­ем дру­го­го каде­та Н.Некрасова и кня­зя С.Урусова. Поз­же Н.Некрасов ста­нет одним из бес­смен­ных чле­нов всех трех соста­вов Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства.

По ини­ци­а­ти­ве эти трой­ки в фев­ра­ле 1910 года состо­я­лось общее собра­ние «бра­тьев», в кото­ром при­сут­ство­ва­ли веду­щие пред­ста­ви­те­ли из санкт­пе­тер­бург­ской, мос­ков­ской, киев­ской и ряда дру­гих про­вин­ци­аль­ных масон­ских лож, а так­же воен­ной ложи. Основ­ной, но скры­той целью это­го собра­ние было избав­ле­ние от бал­ла­ста — пер­вой вол­ны воль­ных камен­щи­ков, кото­рые гре­ши­ли не толь­ко «болт­ли­во­стью», игно­ри­ро­ва­ни­ем стро­гой кон­спи­ра­ции и увле­че­ни­ем мораль­но-нрав­ствен­ны­ми осно­ва­ми масон­ско­го уче­ния. Глав­ное, они реши­тель­но высту­па­ли про­тив «чрез­мер­ной поли­ти­за­ции» масон­ства, тогда как рус­ское масон­ство нача­ла ХХ века изна­чаль­но было воз­рож­де­но с одной кон­крет­ной поли­ти­че­ской целью – свер­же­ние само­дер­жа­вия, захвать и удер­жа­ние вла­сти в Рос­сии с уста­нов­ле­ни­ем в ней демо­кра­ти­че­ско­го пар­ла­мент­ско­го феде­ра­тив­но­го прав­ле­ния.

А.Колюбакину, Н.Некрасову и С.Урусову, высту­пив­шим рефор­ма­то­ра­ми масон­ства, уда­лось «усы­пить» т.н. «мораль­но-нрав­ствен­ных» масо­нов и изба­вить­ся от тех, кто всту­пил в ряды воль­ных камен­щи­ков из празд­но­го любо­пыт­ства. Это были в основ­ном бога­тые ари­сто­кра­ты и лиде­ры ряда наци­о­наль­ных пар­тий из Кав­ка­за. Напри­мер, по све­де­ни­ям иссле­до­ва­те­ля исто­рии рус­ско­го масон­ства нача­ла ХХ века про­фес­со­ра В.Старцева, из более чем 90 чле­нов лож фран­цуз­ско­го обря­да, как «Поляр­ная звез­да», «Воз­рож­де­ние» и дру­гие, в ложи «Вели­ко­го Восто­ка наро­дов Рос­сии» про­шло все­го лишь 37 «бра­тьев»,40 то есть было «усып­ле­но» око­ло 60 «ста­рых» чле­нов. Под «усып­ле­но» под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что для «ста­рых масо­нов» масон­ская ложа была офи­ци­аль­но закры­та и они про­дол­жа­ли счи­тать себя масо­на­ми. Но на самом деле масон­ство обно­ви­лось за счет моло­дых, энер­гич­ных чле­нов и акти­ви­зи­ро­ва­ло свою дея­тель­ность в усло­ви­ях глу­бо­кой кон­спи­ра­ции. В чис­ле остав­ших­ся воль­ных камен­щи­ков фигу­ри­ро­вал и А.Букейхан, в чем убе­дим­ся ниже.

В ито­ге в фев­ра­ле 1910 года масон­ские ложи опять воз­об­но­ви­ли свою дея­тель­ность под вывес­кой «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии», но уже под руко­вод­ством ново­го сек­ре­та­ря Вер­хов­но­го Сове­та Н.Некрасова, кото­рый в воль­ные камен­щи­ки ложи «Поляр­ной звез­ды» был посвя­щен бук­валь­но в 1908 году, через год после вступ­ле­ния в кадет­скую пар­тию.

Веду­щая рефор­ма­тор­ская и тем более руко­во­дя­щая роль пред­ста­ви­те­лей кадет­ской пар­тии в лице А.Колюбакина, Н.Некрасова и дру­гих каде­тов, нагляд­но демон­стри­ту­ет пре­об­ла­да­ние кон­сти­ту­ци­он­ных демо­кра­тов в рядах и дея­тель­но­сти масо­нов до и в пери­од Фев­раль­ской рево­лю­ции 1917 года. Вме­сте с тем поли­ти­че­ское зна­че­ние и сила масон­ско­го орде­на заклю­ча­лось в том, в его ряды были стя­ну­ты наи­бо­лее вли­я­тель­ные лиде­ры и чле­ны всех либе­раль­ных пар­тий и орга­ни­за­ций Рос­сии, как мень­ше­ви­ки, про­грес­си­сты, тру­до­ви­ки и, по неко­то­рым све­де­ни­ям, даже «дети­ще» пре­мьер-мини­стра П.Столыпина — октяб­ри­сты во гла­ве с А.Гучковым. В ряды масо­нов при­вле­ка­лись и бес­пар­тий­ные, но вли­я­тель­ные обще­ствен­ные дея­те­ли, тор­го­во-про­мыш­лен­ни­ки, лиде­ры рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний и проф­со­ю­зов. Забе­гая впе­ред, отме­чу, что бли­же к фев­ра­лю 1917 года в бес­спор­ную веду­щую роль про­би­ва­ет­ся тру­до­вик А.Керенский, кото­рый на тре­тьем Все­рос­сий­ский съез­де «Вели­ко­го Восто­ка Наро­дов Рос­сии», состо­яв­шем­ся летом 1916 года, в самый раз­гар пер­вой миро­вой вой­ны», изби­ра­ет­ся гене­раль­ным сек­ре­та­рем Вер­хов­но­го Сове­та.

Важ­ным фак­том явля­ет­ся то, что после реор­га­ни­за­ции «Поляр­ной звез­ды» в «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии», в 1910 году в сте­нах ІІІ-й Госу­дар­ствен­ной думе из чис­ла чле­нов раз­лич­ных пар­тий­ных фрак­ций была обра­зо­ва­на «дум­ская» ложа «Розы», кото­рая затем плав­но пере­шла в IV–ю Думу, хотя, надо при­знать, дум­ская фрак­ция масо­нов суще­ство­ва­ла и в преды­ду­щих двух созы­вах. А зимой 1913–1914 года – появи­лась и воен­ная ложа.

Весь­ма при­ме­ча­тель­но, что в воен­ной ложе, наря­ду с дей­ству­ю­щи­ми на момент посвя­ще­ние в масо­ны гене­ра­ла­ми, ока­за­лись «моло­дые и пер­спек­тив­ные» млад­шие офи­це­ры рос­сий­ской армии и фло­та, кото­рые, преж­де все­го бла­го­да­ря про­тек­ции стар­ших «масон­ских бра­тьев» в гене­раль­ских лам­па­сах, совер­ши­ли голов­кру­жи­тель­ный ска­чок в воин­ском зва­нии и карье­ре. Их име­на, затем, навсе­гда оста­нут­ся в исто­рии в свя­зи с кро­ва­вы­ми собы­ти­я­ми 1917–1920 годов. Ярким при­ме­ром могут слу­жит извест­ные фигу­ры рево­лю­ци­он­ных собы­тий гене­рал-лей­те­нан­ты Дени­кин и Крас­нов и вице-адми­рал Кол­чак, кото­рые всту­пи­ли в масон­ство в 1909 году  в зва­нии капи­та­на сухо­пут­ных войск и капи­тан-лей­те­нан­та воен­но-мор­ско­го фло­та Рос­сии.

Но факт обра­зо­ва­ния воен­ной ложи, в свою оче­редь, сви­де­тель­ству­ет о том, что рус­ские масо­ны во имя дости­же­ния свои конеч­ной цели не исклю­ча­ли и насиль­ствен­ный путь свер­же­ния монар­хи­че­ско­го режи­ма в Рос­сии. И, как утвер­ждал в сво­ей сен­са­ци­он­ной кни­ге «На путях к двор­цо­во­му пере­во­ро­ту» С.Мельгунов, эми­грант­ский исто­рик, в под­го­тов­ке двор­цо­во­го пере­во­ро­та и отре­че­нии Ник­лая ІІ-го от пре­сто­ла дале­ко не послед­нюю роль сыг­ра­ла воен­ная ложа во гла­ве с А.Гучковым.43

 

Выхо­дит, что «масон­ский заго­вор» все же имел место до фев­ра­ля 1917 года, но не тогда, когда «жидо­ма­сон­ский заго­вор» исте­рич­но мус­си­ро­вал­ся сто­лы­пин­ской чер­но­со­тен­ной прес­сой, то есть в 1906–1908 годах, и целью заго­во­ра был не реак­ци­он­ный пре­мьер-министр П.Столыпин. К его убий­ству в сен­тяб­ре 1911 года масо­ны не име­ют ни малей­ше­го при­ча­стия. Но и фор­маль­но­го пла­на воен­но­го заго­во­ра или насиль­ствен­но­го отстра­не­ния монар­ха-само­держ­ца Нико­лая ІІ от вла­сти, в про­грам­ных целях масо­нов, как тако­во­го не было. Идея воен­но­го заго­во­ра про­тив царя в кру­гах воль­ных камен­щи­ков вита­ла лишь в воз­ду­хе, но толь­ко уже в 1915–1916 годах.

Напри­мер, тот же С.Мельгунов, в сво­ей сен­са­ци­он­ной кни­ге, при­во­дит один весь­ма  при­ме­ча­тель­ный эпи­зод из момен­та посвя­ще­ние в масон­скую ложу коман­ди­ра Фин­лянд­ско­го пол­ка В.Теплова. Когда кто-то из «бра­тьев» спро­сил о его отно­ше­нии к пла­нам физи­че­ско­го устра­не­ния царя, пол­ков­ник Теп­лов не дол­го думая отве­тил: «Убью если веле­но будет».

По вос­по­ми­на­ни­ям дру­го­го сви­де­те­ля, А.Гальперна, был сре­ди «бра­тьев» и «целый ряд лиц, из них часто очень вли­я­тель­ных, кото­рые очень силь­но к заго­во­ру скло­ня­лись». И одним «из очень вли­я­тель­ных «бра­тьев», скло­няв­ший­ся к заго­во­ру, был никто иной как А.Керенский, в 1912–1917 годах депу­тат IV Госу­дар­ствен­ной думы и в 1916–1917 годах — гене­раль­ный сек­ре­тарь Вер­хов­но­го Сове­та масон­ской ложи «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии».

Теперь вер­нусь к «самар­ско­му пери­о­ду» жиз­ни и дея­тель­но­сти А.Букейхана.

Как нель­зя не заме­тить, что «пере­за­груз­ка» масон­ско­го брат­ства Рос­сии в 1910 году с целью даль­ней­шей акти­ви­за­ци­ей его дея­тель­но­сти в после­ду­ю­щие годы, по вре­ме­ни сов­па­да­ют с пери­о­дом пре­бы­ва­ния А.Букейхана в ссыл­ке в Сама­ре в 1908–1917 годах.

Мало того, види­мо, дале­ко неслу­чай­но, что в годы ссыл­ки А.Букейхан часто бывал в С.-Петербурге и в 1908–1910 годах актив­но сотруд­ни­чал и пуб­ли­ко­вал­ся в сто­лич­ном жур­на­лом «Сибир­ские вопро­сы», в 1908–1917 годах чис­лил­ся чле­ном ред­кол­ле­гии «Ново­го энцик­ло­пе­ди­че­ско­го сло­ва­ря» Ф.Брокгауза и И.Ефрона.

Не исклю­че­но, что при частых визи­тах в С.-Петербург, А.Букейхан при­сут­ство­вал в тай­ных собра­ни­ях или кон­вен­тах [съзе­дах] Вер­хов­но­го Сове­та ложы «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии», кото­рые обыч­но про­хо­ди­ли в част­ных кон­спи­ра­тив­ных квар­ти­рах одно­го из «бра­тьев» или в поме­ще­нии, рас­по­ло­жен­ном над клу­бом кадет­ской пар­тии «Народ­ной сво­бо­ды».

Одна­ко воз­ни­ка­ет вполне зако­но­мер­ный вопрос: что делал лидер наци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния Алаш А.Букейхан в рядах рус­ских масо­нов? как он ока­зал­ся там? Толь­ко в послед­ние годы этот вопрос авто­ру этих строк при­шлось услы­шат не толь­ко от рядо­вых чита­те­лей, но и из уст жур­на­ли­стов и даже уче­ных. Тем вре­ме­нем отве­ты на них лежат на поверх­но­сти. Эти отве­ты были пере­чис­ле­ны еще ранее, в 1993–1994 годах, но повто­рюсь еще раз. Вкрат­це и как мож­но про­ще.

Не пре­одо­ли­мой пре­гра­дой на пути воз­вра­та каза­хам их искон­ных земель являл­ся коло­ни­аль­ный монар­хи­че­ский режим Рос­сии. На пути пре­об­ра­зо­ва­ния этой импе­рии в демо­кра­ти­че­ское пар­ла­мент­ское феде­ра­тив­ное госу­дар­ство, во имя чего все либе­раль­ные поли­ти­че­ские силы Рос­сии нача­ла ХХ века объ­еди­ни­лись под фла­гом масон­ско­го брат­ства, так­же лежа­ло само­дер­жа­вие. И вос­ста­нов­ле­ние каза­ха­ми сво­ей наци­о­наль­ной госу­дар­ствен­но­сти спер­ва, хотя бы, в виде наци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ной авто­но­мии, воз­мож­но было лишь и толь­ко в слу­чае корен­но­го пере­ло­ма поли­ти­че­ско­го строя самой коло­ни­аль­ной импе­рии. Сов­па­де­ние толь­ко этих целей у А.Букейхана и рус­ских либе­раль­ных сил было доста­точ­но, что­бы они объ­еди­ни­лись в масон­ство.

А.Букейхан ока­зал­ся в рядах рус­ских воль­ных камен­щи­ков и как обще­при­зан­ный лидер наци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния мно­го­мил­ли­онн­но­го казах­ско­го наро­да, и как вли­я­тель­ный член ЦК пар­тии рус­ских кон­сти­ту­ци­он­ных демо­кра­тов. Оста­ет­ся лишь доба­вить, что в Сама­ре, где с 1908 по 1917 года А.Букейхан пре­бы­вал в ссыл­ке, нахо­ди­лась одна из вли­я­тель­ней­ших про­вин­ци­аль­ных групп кадет­ской пар­тии, но еще и одна из про­вин­ци­аль­ных цен­тров масон­ско­го орде­на. Имен­но этим объ­яс­ня­ет­ся неод­но­крат­ный при­езд А.Керенского в Сама­ру, будучи самым авто­ри­тет­ным чле­ном Вер­хов­но­го Сове­та ложи «Вели­кий Восток наро­дов Рос­сии». Сви­де­тель­ством чего явля­ет­ся его избра­ние гене­раль­ным сек­ре­та­рем Вер­хов­но­го Сове­та менее чем через год спу­стя после послед­не­го посе­ще­ния Сама­ры.

Из справ­ки, предо­став­лен­ной авто­ру этих строк Цен­тром обще­ствен­ной свя­зи КГБ СССР (ЦОС КГБ СССР) в сен­тяб­ре 1991 года, сле­ду­ет, что А.Н.Букейхан встре­чал­ся в Сама­ре с А.Ф.Керенским три­жды – в июле 1914 года и в мае и октяб­ре 1915 года. Архив­ные доку­мен­ты, полу­чен­ные из Сама­ры в послед­ние годы, в точ­но­сти повто­ря­ют эти дан­ные. Сле­до­ва­тель­но, источ­ник этих све­де­ний один – позд­нее рас­сек­ре­чен­ная доку­мен­та­ция депар­та­мен­та поли­ции Самар­ской губер­нии.

Но, тем не менее, новиз­на имен­но самар­ских архив­ных доку­мен­тов в том, что А.Букейхан пред­ста­ет в ста­ту­се «масте­ра» по край­ней мере самар­ской масон­ской ложи и в этом каче­стве при­ни­ма­ет новых «бра­тьев».

Напри­мер, в кни­ге «Исто­рия Сама­ры» при­во­дит­ся цита­та из вос­по­ми­на­ний неко­е­го Алек­сандра Елши­на, сек­ре­та­ря пар­тии ка-де, в кото­рых он опи­сы­ва­ет эпи­зод, когда его посвя­щал в масо­ны имен­но А.Букейхан в доме кня­зя В.Кугушева (См. Фото № 5).

Дру­гая важ­ная деталь, кото­рая лиш­ний раз под­чер­ки­ва­ет руко­во­дя­щую роль лиде­ра Алаш, в том, что дом, где про­ис­хо­дил опи­сы­ва­е­мый А.Елшиным масон­ский риту­ал, хоть и при­над­ле­жал кня­зю В.Кугушеву, но в нем жил А.Букейхан все годы в ссыл­ке. Этот факт зафик­си­ро­ван в жур­на­ле наруж­но­го наблю­де­ния цар­ской охран­ки, где даже ука­зан точ­ный адрес это­го дома: ули­ца Казан­ская, 30.

Неслож­но пред­по­ло­жить, что в момент это­го риту­а­ла А.Керенский при­сут­ство­вал как член и гла­ва деле­га­ции Вер­хов­но­го Сове­та брат­ства масо­нов из цен­тра — Санкт-Петер­бур­га, а Букей­хан — в каче­стве «масте­ра» (руко­во­ди­те­ля) мест­ной масон­ской ложи.

Здесь умест­но оста­но­вить­ся на лич­но­сти А.Н.Керенского, кото­рый, ока­зав­шись в нуж­ное вре­мя в нуж­ном месте, замет­но повли­ял на ход рос­сий­ской исто­рии, за что и полу­чил в свое вре­мя про­зви­ще – «Ага­сфер рус­ской рево­лю­ции». Ага­сфе­ром назы­ва­ли иудея, кото­рый под­го­нял Иису­са Хри­ста, когда тот нес свой крест на Гол­го­фу.

Сво­им неве­ро­ят­ным взле­том Керен­ский был обя­зан слу­чаю: в мае 1912 года он в соста­ве комис­сии сена­то­ра С.Манухина участ­во­вал в рас­сле­до­ва­нии при­чин Лен­ско­го рас­стре­ла. Бла­го­да­ря это­му в том же году Керен­ско­го избра­ли от Тру­до­вой пар­тии в IV Госу­дар­ствен­ную думу. Он актив­но исполь­зо­вал дум­скую три­бу­ну для борь­бы с цар­ским само­дер­жа­ви­ем и к Фев­раль­ской рево­лю­ции был в Думе неоспо­ри­мым лиде­ром. Помог­ли и масон­ские свя­зи – с 1910 года в Думе актив­но функ­ци­о­ни­ро­ва­ла масон­ская ложа «Розы».

И если еще раз ска­зать вкрат­це об основ­ной цели масон­ско­го орде­на Рос­сии, то она, как ока­за­лась, заклю­ча­лась не толь­ко в объ­еди­не­нии и коор­ди­на­ции уси­лии про­грес­сив­ных сил в свер­же­нии само­дер­жа­вия, но и, как об этом пишет А.Елшин, про­ти­во­дей­ство­вать «шай­ке Лени­на и Брон­штей­на», явля­ю­щей­ся сата­ни­ста­ми и вла­де­ю­щей тай­ны­ми зна­ни­я­ми по управ­ле­нию людь­ми и исполь­зу­ю­щей их во зло, кото­рую наня­ли на служ­бу вра­ги Рос­сии». Это озна­ча­ет, что о сотруд­ни­че­стве В.Ленина с Гер­ма­ни­ей в самый раз­гар ее вой­ны с Рос­си­ей, при­чем в поль­зу про­тив­ной сто­ро­ны и про­тив соб­ствен­ной стра­ны, зна­ла уже вся про­грес­сив­ная обще­ствен­ность Рос­сии. К при­ме­ру, воен­ный исто­рик из Моск­вы С.Волков посчи­тал, что пози­ция В.Ленина в пери­од пер­вой миро­вой вой­ны по отно­ше­нию к соб­ствен­ной стране наи­бо­лее точ­но мож­но оха­рак­те­ри­зо­ва­на как «госу­дар­ствен­ная изме­навв».

Любо­пыт­но, что в ряде вос­по­ми­на­ний, мему­а­ров и иссле­до­ва­ний рус­ских эми­гран­тов и запад­ных уче­ных, издан­ных в 30–60-х годах про­шло­го сто­ле­тия, а так­же в более позд­них науч­ных тру­дах, уже издан­ных в новом сто­ле­тии, имя казах­ско­го лиде­ра упо­ми­на­ет­ся в раз­ных вари­ан­тах, как «Букей­ха­нов» и «Бук­кей­ха­нов», но чаще все­го как «Букей-Ханов». Заме­чу, что его выше­при­ве­ден­ное откры­тое пись­мо депу­та­там Госу­дар­ствен­ной думы было под­пи­са­но «Букей-Хано­вым». И здесь воз­ни­ка­ет есте­ствен­ный вопрос: с под­пи­сью «Букей-Ханов» не обра­щал­ся ли он напря­мую к депу­та­там Госу­дар­ствен­ной думы из чис­ла масон­ско­го брат­ства, обра­зо­вав­шим, как уже гово­ри­лось выше, «дум­скую» ложу «Розы», вли­я­ние кото­рой в 4-м созы­ве было осо­бен­но силь­ным. Ответ, я пола­гаю, лежит на поверх­но­сти.

Тем вре­ме­нем рос­сий­ский исто­рик В.Старцев утвер­жда­ет, что «рус­ские поли­ти­че­ские масо­ны сыг­ра­ли боль­шую роль в уси­ле­нии рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции в кон­це 1916 — нача­ле 1917 гг.; пер­вы­ми вос­поль­зо­ва­лись резуль­та­том сти­хий­но­го вос­ста­ния 27 фев­ра­ля 1917 года. Восемь меся­цев после Фев­раль­ской рево­лю­ции — это пери­од наи­боль­ше­го вли­я­ния в Рос­сии тай­но­го поли­ти­че­ско­го сою­за. Во Вре­мен­ном пра­ви­тель­стве чис­лен­ность поли­ти­че­ских масо­нов непре­рыв­но воз­рас­та­ла».

Пред­ва­ри­тель­ный состав «пра­ви­тель­ства народ­но­го дове­рия» был подроб­но и деталь­но обсуж­ден еще в 1916 году на сове­ща­нии пред­ста­ви­те­лей дум­ских фрак­ций либе­раль­ных сил в номе­ре Г.Е.Львова в петер­бург­ской гости­ни­це «Асто­рия».

По дан­ным Л.Чермака, вос­по­ми­на­ния кото­ро­го «Как я был масо­ном?» были опуб­ли­ко­ва­ны в казах­ском жур­на­ле «Про­стор», в 1915–1916 годах было состав­ле­но все­го 6 спис­ков кан­ди­да­тов в буду­щее демо­кра­ти­че­ское пра­ви­тель­ство. При­чем пред­ва­ри­тель­ные соста­вы, точ­нее про­ек­ты соста­вов буду­ще­го вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства в доку­мен­тах масо­нов фигу­ри­ро­ва­ли как «дис­по­зи­ция №». По сви­де­тель­ству совет­ско­го исто­ри­ка, иссле­до­ва­те­ля исто­рии рус­ских масо­нов нача­ла ХХ века А.Авреха, до самой рево­лю­ции таких «дис­по­зи­ций» были не менее трех, но никак не шесть.

Окон­ча­тель­ный же вари­ант рас­пре­де­ле­ния мини­стер­ских порт­фе­лей был обсуж­ден в ночь на 2 мар­та 1917 года, полу­чив пол­ное одоб­ре­ние на сов­мест­ном засе­да­нии деле­га­ций Пет­ро­град­ско­го Сове­та и Вре­мен­но­го Коми­те­та Госу­дар­ствен­ной Думы. Из прин­ци­пи­аль­но новых лиц здесь фигу­ри­ро­вал, толь­ко один А.Керенский, кото­рый несколь­ко меся­цев спу­стя Вре­мен­ное, но пер­вое и под­лин­но демо­кра­ти­че­ское пра­ви­тель­ство Рос­сии дове­дет до пол­но­го кра­ха, создав все пред­по­сил­ки для захва­та все­рос­сий­ской вла­сти боль­ше­ви­ка­ми во гла­ве.

И в заклю­че­ние оста­ет­ся лишь доба­вить, что рас­смат­ри­ва­е­мый «самар­ский пери­од» жиз­ни и дея­тель­но­сти А.Букейхана, буду­ще­го осно­ва­те­ля и гла­вы Наци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ной авто­но­мии Алаш-Орда, закон­чил­ся как раз с нагря­нув­шей Фев­раль­ской рево­лю­ци­ей с после­ду­ю­щим назна­че­ни­ем его комис­са­ром Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства по Тур­гай­ской обла­сти в мар­те 1917 года.

Сул­тан-Хан АККУЛЫ

Республиканский еженедельник онлайн