А ЧТО ТАМ, В БЕЛОРУССИИ?

«Обще­ствен­ная пози­ция»

(про­ект «DAT» №7 (371) от 23 фев­ра­ля 2017 г.

В Евразий­ском сою­зе – рас­кол

 


 

В Бело­рус­сии про­хо­дят мас­со­вые акции про­те­ста. Насе­ле­ние стра­ны высту­пи­ло про­тив скан­даль­но­го реше­ния вла­стей вве­сти налог на туне­яд­ство, сооб­ща­ет рос­сий­ская про­па­ган­да. На ули­цы сра­зу несколь­ких круп­ных горо­дов вышли тыся­чи граж­дан стра­ны, про­игно­ри­ро­вав отсут­ствие раз­ре­ше­ния вла­стей на про­ве­де­ние митин­гов. Тол­пы людей ста­ли соби­рать­ся воз­ле адми­ни­стра­тив­ных зда­ний и цен­траль­ных пло­ща­дей бело­рус­ских горо­дов – люди дер­жат в руках пла­ка­ты и при­зы­ва­ют Лука­шен­ко отме­нить скан­даль­ное поста­нов­ле­ние. Мани­фе­ста­ции про­хо­дят в Гоме­ле, Моги­ле­ве, Витеб­ске и Мин­ске. СМИ сооб­ща­ют, что нача­лом акции ста­ло про­ве­де­ние митин­га в Мин­ске на про­шлой неде­ле под назва­ни­ем «Марш рас­сер­жен­ных бело­ру­сов», на кото­ром про­те­сто­ва­ли про­тив «гра­би­тель­ско­го» нало­га за туне­яд­ство.

 

А что спо­соб­ство­ва­ло тому, что­бы ФСБ Рос­сии под­ня­ла на ноги про­рос­сий­ско настро­ен­ные реги­о­ны (Гомель, Моги­лев и Витебск)? Самая све­жая новость: офи­ци­аль­ный Минск впер­вые купил око­ло 600 тысяч бар­ре­лей неф­ти у вышед­ше­го из-под санк­ций Ира­на. Такие дей­ствия пред­при­ня­ла бело­рус­ская сто­ро­на с целью заме­ще­ния поста­вок чер­но­го золо­та с тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Феде­ра­ции, сооб­ща­ет «Диа­лог UA».

Эта важ­ней­шая сдел­ка была осу­ществ­ле­на меж­ду дву­мя госу­дар­ствен­ны­ми ком­па­ни­я­ми – «Бело­рус­нефть» и Наци­о­наль­ной иран­ской неф­тя­ной ком­па­ни­ей (NIOC). При­ме­ча­тель­но, что еще 80 тысяч тонн неф­ти Бела­русь осу­ще­стви­ла через поль­скую ком­па­нию «Beloil Polska». Так­же сооб­ща­ет­ся, что стра­те­ги­че­ское сырье будет достав­ле­но в пор­ты Одес­сы (Укра­и­на) и Вентс­пилс (Лат­вия), отку­да по желез­ной доро­ге его пере­пра­вят в Бела­русь (источ­ник: http://m.dialog.ua).

К сло­ву, из-за дли­тель­ных газо­вых спо­ров меж­ду Рос­си­ей и Бела­русью, в 2017 году Москва сокра­ща­ет постав­ки неф­ти Мин­ску. В свя­зи с этим пре­зи­дент Бела­ру­си Алек­сандр Лука­шен­ко заявил, что его стра­на будет искать аль­тер­на­тив­ные источ­ни­ки.

Как ранее сооб­ща­лось, бело­рус­ский лидер дал понять рос­сий­ско­му дик­та­то­ру Пути­ну, что его не устра­и­ва­ют усло­вия в ЕАЭС, и ему надо­е­ла импер­ская поли­ти­ка Моск­вы по отно­ше­нию к Бела­ру­си.

 

Тем вре­ме­нем, в рес­пуб­ли­ке Бела­русь заве­ри­ли, что не пустят в стра­ну людей с доку­мен­та­ми ДНР и ЛНР, кото­рые при­зна­ны в Рос­сии как обще­граж­дан­ский пас­порт. «При­зна­ние Рос­си­ей доку­мен­тов ДНР и ЛНР никак не повли­я­ет на рабо­ту бело­рус­ско­го погран­ве­дом­ства, въе­хать в Бело­рус­сию по таким доку­мен­там невоз­мож­но», – об этом сооб­щил агент­ству «Интер­факс-Запад» офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель Гос­по­гран­ко­ми­те­та Бело­рус­сии Антон Быч­ков­ский.

«Это не вно­сит ника­ких кор­рек­тив в рабо­ту бело­рус­ской погра­нич­ной служ­бы. Если мы тако­го чело­ве­ка встре­тим у себя на гра­ни­це, дан­ный чело­век через гра­ни­цу про­пу­щен не будет, если у него будут отсут­ство­вать доку­мен­ты, даю­щие пра­во пере­се­че­ния гос­гра­ни­цы рес­пуб­ли­ки Бела­русь. Въе­хать в насто­я­щий момент граж­дане по этим доку­мен­там (доку­мен­там ДНР и ЛНР – прим.) в рес­пуб­ли­ку Бела­русь на гра­ни­це с Укра­и­ной, Евро­со­ю­зом не могут. Так­же будет нару­ше­ни­ем зако­но­да­тель­ства и въезд их через рос­сий­ско-бело­рус­ский уча­сток гра­ни­цы» – ска­зал Быч­ков­ский.

На самом деле Рес­пуб­ли­ка Бела­русь име­ла пол­ное пра­во на такое реше­ние, т.к. в нача­ле фев­ра­ля на рос­сий­ском офи­ци­аль­ном пор­та­ле пра­во­вой инфор­ма­ции появи­лись при­ка­зы дирек­то­ра Феде­раль­ной служ­бы без­опас­но­сти Рос­сии Алек­сандра Борт­ни­ко­ва об уста­нов­ле­нии погра­нич­ной зоны на гра­ни­цах Смо­лен­ской, Псков­ской и Брян­ской обла­стей с Бела­русью. В при­ка­зах номер 801, 802 и 803 – по три пунк­та: уста­но­вить погра­нич­ную зону (с длин­ным пере­чис­ле­ни­ем насе­лен­ных пунк­тов, гео­гра­фи­че­ских назва­ний и коор­ди­нат), уста­но­вить места и вре­мя для въез­да и выез­да и пре­ду­пре­жда­ю­щие зна­ки, при­знать утра­тив­ши­ми силу дей­ству­ю­щие при­ка­зы.

«Пер­вым делом, конеч­но, напра­ши­ва­ет­ся вер­сия, буд­то новые погра­нич­ные зоны свя­за­ны с недав­ним ука­зом Алек­сандра Лука­шен­ко об уста­нов­ле­нии без­ви­зо­во­го поряд­ка въез­да и выез­да ино­стран­ных граж­дан сро­ком на пять дней через наци­о­наль­ный аэро­порт «Минск», – пишет novayagazeta.ru. – Это каса­ет­ся граж­дан 80 госу­дарств, то есть почти пол­ми­ра может теперь въе­хать в Бела­русь без визы. И те же пол­ми­ра за пять дней пре­крас­но успе­ют съез­дить в Рос­сию без визы, если им это зачем-то нуж­но. Так что логич­но пред­по­ло­жить, что это ответ на новую визо­вую поли­ти­ку Мин­ска. Но неувя­зоч­ка в том, что указ о без­ви­зо­вом въез­де Алек­сандр Лука­шен­ко под­пи­сал 9 янва­ря».

Не зря Алек­сандр Лука­шен­ко недав­но, ком­мен­ти­руя соб­ствен­ный указ об отмене виз, ска­зал: «Вой и вопли со сто­ро­ны неко­то­рых сопре­дель­ных госу­дарств – это про­сто попыт­ка выска­зать неудо­вле­тво­ре­ние со сто­ро­ны опре­де­лен­ных сил. Мы здесь ниче­го не нару­ши­ли, с точ­ки зре­ния наше­го внут­рен­не­го зако­но­да­тель­ства. Это наше суве­рен­ное пра­во».

«

 

 

Экс­пер­ты

 

Про­ект «ДАТ», сопо­ста­вив инфор­ма­цию рос­сий­ских СМИ с мате­ри­а­ла­ми из дру­гих источ­ни­ков, обра­тил­ся к неза­ви­си­мым экс­пер­там с вопро­сом: «Что тво­рит­ся в Бело­рус­сии?».

 

Айдос САДЫКОВ, жур­на­лист

– Раз­го­ва­ри­вал с бело­рус­ски­ми оппо­зи­ци­о­не­ра­ми, рас­ска­за­ли мно­го инте­рес­но­го. Нынеш­ние митин­ги не самые мно­го­чис­лен­ные в новей­шей исто­рии стра­ны. В 2010 году после пре­зи­дент­ских выбо­ров, когда Лука­шен­ко в оче­ред­ной раз объ­явил себя побе­ди­те­лем, на ули­цы Мин­ска вышли десят­ки тысяч чело­век. Орга­ни­за­то­ра­ми высту­пи­ли кан­ди­да­ты в пре­зи­ден­ты от оппо­зи­ции Нико­лай Стат­ке­вич, Вла­ди­мир Нек­ля­ев и дру­гие лиде­ры бело­рус­ской оппо­зи­ции. Митин­гу­ю­щих тогда аре­сто­вы­ва­ли и изби­ва­ли. Стат­ке­вич впо­след­ствии был осуж­ден и про­вел пять лет в тюрь­ме. Нек­ля­ев тоже про­си­дел в тюрь­ме какое то вре­мя.

Ини­ци­а­то­ра­ми нынеш­них митин­гов опять же были они – Стат­ке­вич, Нек­ля­ев и проф­со­юз­ный акти­вист Сиди­ныч.

Вве­де­ние так назы­ва­е­мо­го декре­та №3, направ­лен­но­го про­тив туне­яд­цев, вызва­ло боль­шое воз­му­ще­ние в бело­рус­ском обще­стве. По зако­ну, в слу­чае если чело­век не будет офи­ци­аль­но рабо­тать, он дол­жен будет вно­сить в каз­ну при­мер­но 200 дол­ла­ров в год. Что для мно­гих бело­ру­сов явля­ет­ся неподъ­ем­ной сум­мой. По офи­ци­аль­ным дан­ным, в стране око­ло 15 000 без­ра­бот­ных, по неофи­ци­аль­ным, их коли­че­ство при­бли­жа­ет­ся к полу­мил­ли­о­ну чело­век. Помо­щи без­ра­бот­ным бело­рус­ские вла­сти не ока­зы­ва­ют. В слу­чае поста­нов­ки на учет им пола­га­ет­ся око­ло 14 дол­ла­ров в месяц.

Поэто­му воз­му­ще­ние этим зако­ном было повсе­мест­ным. Кро­ме того, не надо забы­вать, что в Бело­рус­сии дав­но назре­ло недо­воль­ство самим режи­мом Лука­шен­ко. Бело­ру­сы видят, как живут сосед­ние с ними бал­тий­ские стра­ны, как живут люди в Поль­ше, и пони­ма­ют, что с этим режи­мом у них нет ника­ко­го буду­ще­го. Уро­вень жиз­ни в стране очень низ­кий: без­ра­бо­ти­ца, про­бле­мы у биз­не­сме­нов, кото­рых жест­ко кон­тро­ли­ру­ют вла­сти. Стра­на по сути застря­ла в сов­ке, нынеш­ний режим ситу­а­цию закон­сер­ви­ро­вал в сво­их инте­ре­сах. Бело­ру­сы хотят идти в Евро­пу, а их ведут в ЕАЭС, где нет ника­ких пер­спек­тив. Поэто­му гово­рить о том, что внут­ри Бело­рус­сии не было при­чин для широ­ко­го и орга­ни­зо­ван­но­го недо­воль­ства, совер­шен­но не пра­виль­но. Митин­ги были есте­ствен­ной реак­ци­ей на дей­ствия вла­стей и пре­зи­ден­та Лука­шен­ко. Митин­ги были, дей­стви­тель­но, народ­ны­ми, и за ними никто не сто­ял – ни Запад, ни Рос­сия.

Дей­стви­тель­но, на этот раз бело­рус­ские вла­сти не ста­ли задер­жи­вать и изби­вать участ­ни­ков митин­гов, но на то были несколь­ко при­чин. Во-пер­вых, вла­сти попро­сту рас­те­ря­лись и не смог­ли вовре­мя сре­а­ги­ро­вать, под­тя­нуть силы к Мин­ску, Гоме­лю, Грод­но и Моги­ле­ву. Тех сил, кото­рые у них были для сило­во­го раз­го­на, не хва­та­ло, сооб­ща­ли, что вла­сти бло­ки­ро­ва­ли выхо­ды из мет­ро и все-таки задер­жи­ва­ли неко­то­рых акти­ви­стов, направ­ляв­ших­ся в сто­ро­ну про­те­сту­ю­щих, но сами митин­ги не раз­го­ня­ли. Во-вто­рых, в послед­нее вре­мя Лука­шен­ко заиг­ры­ва­ет с ЕС и США, пыта­ет­ся играть в демо­кра­та, в слу­чае сило­во­го раз­го­на это неболь­шое потеп­ле­ние отно­ше­ний с Запа­дом мог­ло сой­ти на нет.

Что каса­ет­ся вли­я­ния на Казах­стан, то вли­я­ние бело­рус­ские митин­ги на нас, конеч­но, ока­жут, как в свое вре­мя казах­ские митин­ги ока­за­ли вли­я­ние на бело­ру­сов. Люди смот­рят, чита­ют, учат­ся, есть пони­ма­ние, что мы сидим в одной лод­ке под назва­ни­ем Тамо­жен­ный союз, есть пони­ма­ние схо­же­сти наших режи­мов и наше­го поло­же­ния. Каж­дое такое выступ­ле­ние дает боль­шой опыт, люди посте­пен­но учат­ся орга­ни­зо­вы­вать­ся и пре­одо­ле­вать страх. Если укра­ин­ский опыт май­да­на, по боль­шей части, для нас бес­по­ле­зен по при­чине несхо­же­сти ситу­а­ции, то бело­рус­ский опыт для нас под­хо­дит. Режи­мы схо­жи, зако­но­да­тель­ство по части запре­тов улич­ных собра­ний – тоже. Обе стра­ны нахо­дят­ся под кон­тро­лем Крем­ля. Это пони­ма­ют и Назар­ба­ев, и Лука­шен­ко. Не зря же они нака­нуне созво­ни­лись, что­бы обме­нять­ся мне­ни­я­ми. Но пока гово­рить, что режим Лука­шен­ко заша­тал­ся, еще рано. Сле­ду­ю­щий боль­шой митинг бело­рус­ская оппо­зи­ция назна­чи­ла на 25 мар­та – на день наци­о­наль­но­го празд­ни­ка обра­зо­ва­ния Бело­рус­ской народ­ной рес­пуб­ли­ки. Посмот­рим, чем все это закон­чит­ся.

 

Каз­бек БЕЙСЕБАЕВ, экс-дипло­мат:

– Преж­де все­го, нуж­но ска­зать, что Бело­рус­сия испы­ты­ва­ет серьез­ные эко­но­ми­че­ские про­бле­мы. Поэто­му налог на туне­яд­ство – это ощу­ти­мый удар для отдель­ной кате­го­рии бело­ру­сов. Сле­ду­ет так­же ска­зать, что серьез­ные тор­го­во-эко­но­ми­че­ские раз­но­гла­сия меж­ду Моск­вой и Мин­ском так­же ска­зы­ва­ют­ся на бело­рус­ской эко­но­ми­ке.

Я не стал бы гово­рить, что за про­тестны­ми акци­я­ми в Мин­ске и дру­гих бело­рус­ских горо­дах сто­ят внеш­ние силы, как Москва или Запад. Рос­сия в лице Бело­рус­сии не потя­нет вто­рую про­блем­ную Укра­и­ну, и для нее будет толь­ко хуже. Это так­же каса­ет­ся Запа­да, у кото­ро­го сво­их про­блем тоже хва­та­ет. Налог на туне­яд­ство – это так­же воз­врат к совет­ско­му про­шло­му, кото­рое силь­но раз­дра­жа­ет опре­де­лен­ную часть насе­ле­ния Бело­рус­сии. Здесь нуж­но понять, что Бело­рус­сия, в отли­чие от нас, гра­ни­чит со стра­на­ми Евро­пей­ско­го сою­за. Нема­ло бело­ру­сов име­ет воз­мож­ность побы­вать в сосед­них стра­нах. Ска­жем так, они хоро­шо зна­ют, какая может быть демо­кра­тия и как насе­ле­ние может вли­ять на власть. Поэто­му, если бело­ру­сам что-то не нра­вит­ся в дей­стви­ях вла­стей, то они могут об этом откры­то заявить.

Опрос про­ве­ла

Бахыт­гуль МАКИМБАЙ,

«

Республиканский еженедельник онлайн