Токтамыс МЕНДЕБАЕВ: Сколько еще сидеть У РАЗБИТОГО КОРЫТА

Токтамыс Мендебаев – горный инженер. Окончил Казахский политехнический институт. Доктор технических наук, иностранный член Российской академии естественных наук (1997), академик Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы (МАНЭБ) – г. Санкт-Петербург. Лауреат премии имени академика Ш. Чокина, победитель республиканского конкурса «Шапагат» в области достижений изобретательства в 2005, 2007 и 2009 годах. Имеет более 200 научных статей, посвященных проблемным вопросам науки о земле, экологии, и 120 патентов на изобретения, в том числе международные.

В бли­жай­шее вре­мя ожи­да­е­мо изме­нит­ся науч­но-тех­ни­че­ский уклад мира. Пред­вест­ни­ки­ком­по­зи­ци­он­ные нано­ма­те­ри­а­лы, кото­рые ниче­го не весят, в 10 раз проч­нее стали,высокой изно­со­стой­ко­сти и сверх­про­во­ди­мо­сти, вытес­ня­ю­щие метал­ли­че­ские изде­ли­я­из чело­ве­че­ско­го бытия. Появил­ся пер­вый само­лет с ком­по­зи­ци­он­ны­ми крыльями,благодаря чему име­ет тех­ни­че­ские харак­те­ри­сти­ки, пре­вос­хо­дя­щие суще­ству­ю­щи­е­а­на­ло­ги с кры­лья­ми из алю­ми­ния.

А когда в мире появ­ля­ют­ся новые раз­ра­бот­ки в обла­сти высо­ких тех­но­ло­гий, веществ, мате­ри­а­лов с ранее неиз­вест­ны­ми в при­ро­де свой­ства­ми, состо­я­ние казах­стан­ской нау­ки вызы­ва­ет обос­но­ван­ную тре­во­гу. За годы суве­ре­ни­те­та Казах­ста­на какие толь­ко пре­об­ра­зо­ва­ния, рефор­мы не про­изо­шли в ней: созда­ва­лись цен­тры, фон­ды, затра­че­ны огром­ные сред­ства, а глав­ное – упу­ще­на уйма вре­ме­ни. Спра­ши­ва­ет­ся, где резуль­та­ты оте­че­ствен­ной нау­ки?

Резуль­та­ты – отсут­ствие резуль­та­тов и ответ­ствен­ных за раз­вал нау­ки стра­ны. Назо­ви­те хотя бы одну отрасль, сфе­ру, где за счет новых науч­ных дости­же­ний про­изо­шло сни­же­ние сто­и­мо­сти това­ров, услуг, энер­го­за­трат, улуч­ше­ние эко­ло­гии, ука­жи­те соб­ствен­ные тех­но­ло­гии, изоб­ре­те­ния, вошед­шие в про­грам­му фор­си­ро­ван­но­го инно­ва­ци­он­но-инду­стри­аль­но­го раз­ви­тия, не гово­ря об укреп­ле­нии наци­о­наль­ной валю­ты, балан­са импор­та-экс­пор­та.

В послед­нем посла­нии­пре­зи­ден­та стра­ны к наро­ду ни одно­го сло­ва не было ска­за­но о нау­ке. Кому тог­да­нуж­на дале­кая от реа­лий еже­год­ная доклад­ная запис­ка НАН РК о состо­я­нии нау­ки­Ка­зах­ста­на, на что выде­ля­ют­ся солид­ные сред­ства?

Без состо­я­тель­ной, систем­но высо­ко­ор­га­ни­зо­ван­ной нау­ки, спо­соб­ной стать осно­вой тех­но­ло­ги­че­ских пере­мен про­мыш­лен­но­сти, сель­ско­го хозяй­ства, меди­ци­ны, охра­ны окру­жа­ю­щей сре­ды и недро­поль­зо­ва­ния, невоз­мож­но про­ти­во­сто­ять угро­зам буду­ще­го мира. Нау­ка – пре­ро­га­ти­ва госу­дар­ства, оно долж­но опре­де­лить­ся, чего хочет от нее, обо­зна­чить при­о­ри­тет­ные направ­ле­ния раз­ви­тия, исхо­дя из внут­рен­них ресур­сов и потреб­но­стей, ста­вить кон­крет­ные зада­чи перед уче­ны­ми, создать усло­вия для вос­тре­бо­ван­но­сти ее резуль­та­тов.

Вряд ли когда-нибудь мы смо­жем догнать Япо­нию в элек­тро­ни­ке, делать авто­мо­би­ли, как она, США и Гер­ма­нию, откры­вать новое в кос­мо­се, опе­ре­дить дру­гих в авиа­стро­е­нии, свя­зи, сфе­ре инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий. Это все – резуль­та­ты дли­тель­ных иссле­до­ва­ний, экс­пе­ри­мен­тов и раз­ра­бо­ток, куда, как пра­ви­ло, вкла­ды­ва­ют­ся мощ­ные интел­лек­ту­аль­ные силы и гро­мад­ные сред­ства, резуль­та­ты эти содер­жат мно­же­ство тех­но­ло­ги­че­ских сек­ре­тов, хра­ни­мых за семью зам­ка­ми и, конеч­но, недо­ступ­ных нам. Поэто­му быст­рее и дешев­ле будет их поку­пать с уче­том того, что в обла­сти высо­ких тех­но­ло­гий почти вся про­дук­ция деше­ве­ет на 5–15% в год.

В нау­ке начать с чисто­го листа все­гда дает при­о­ри­тет­ное пре­иму­ще­ство. Для Казах­ста­на, зани­ма­ю­ще­го девя­тое место в мире по тер­ри­то­рии, при­о­ри­тет­ным направ­ле­ни­ем раз­ви­тия нау­ки пред­став­ля­ет­ся при­ро­до­об­раз­ные тех­но­ло­гии в обла­сти воз­об­нов­ля­е­мой энер­ге­ти­ки, вод­ной без­опас­но­сти и эко­ло­гии, бази­ру­ю­щи­е­ся на исход­ных при­род­ных ресур­сах стра­ны, про­ни­зы­ва­ю­щие все сфе­ры ее жиз­не­де­я­тель­но­сти.

Нам нель­зя сле­по копи­ро­вать чужой опыт, какой бы поло­жи­тель­ным он ни был. В Евро­пе свер­ну­ли про­грам­мы по раз­ви­тию вет­ро­энер­ге­ти­ки, в Рос­сии не пошли в про­из­вод­ство сол­неч­ные бата­реи, хотя и были затра­че­ны нема­лые сред­ства.

В потреб­ле­нии энер­гии надо учить­ся у при­ро­ды. Она само­ор­га­ни­зо­ва­на, с очень высо­кой эффек­тив­но­стью исполь­зу­ет каж­дый квант сол­неч­но­го све­та. В этом отно­ше­нии один из самых выгод­ных источ­ни­ков воз­об­нов­ля­е­мой энер­гии – гео­тер­маль­ные место­рож­де­ния.

Гео­тер­маль­ная энер­гия про­мыш­лен­но осво­е­на в 75 стра­нах мира. В США выра­ба­ты­ва­е­мая энер­гия гео­тер­маль­ны­ми уста­нов­ка­ми рав­ня­ет­ся мощ­но­сти пяти атом­ных элек­тро­стан­ций. Рас­тут объ­е­мы потреб­ле­ния гео­тер­маль­ной энер­гии в Вели­ко­бри­та­нии, Ислан­дии, Дании, Нор­ве­гии, во Фран­ции – глав­но­го постав­щи­ка элек­три­че­ства в Евро­пу. В Япо­нии доля гео­тер­маль­ной энер­гии в общем балан­се состав­ля­ет 21%, Китай выра­ба­ты­ва­ет 15% всей энер­гии тер­маль­ных источ­ни­ков в мире. Мень­шая тру­до­ём­кость осво­е­ния и деше­виз­на гео­тер­маль­ной энер­гии обу­слов­ле­ны тем, что она самой при­ро­дой при­го­тов­ле­на к упо­треб­ле­нию. Элек­три­че­ство из гео­тер­маль­ных источ­ни­ков на 30% дешев­ле вет­ро­энер­ге­ти­ки и в 10 раз сол­неч­ных бата­рей.

Казах­стан име­ет огром­ные при­род­ные воз­мож­но­сти в осво­е­нии гео­тер­маль­ных место­рож­де­ний для про­из­вод­ства элек­три­че­ско­го тока и полу­че­ния теп­ла. Обна­ру­жен­ные их запа­сы в топ­лив­ном экви­ва­лен­те на поря­док боль­ше сум­мар­ных запа­сов неф­ти и газа стра­ны, вме­сте взя­тых. Кро­ме того, по гео­тер­ми­че­ской кар­те СССР 70-х годов, в нед­рах казах­ской зем­ли зале­га­ют мощ­ные пла­сты горя­чих гор­ных пород с тем­пе­ра­ту­рой нагре­ва 300–3500 С. Это неис­чер­па­е­мый источ­ник энер­гии.

По рай­о­нам зале­га­ния круп­ных арте­зи­ан­ских бас­сей­нов тер­маль­ных вод запад­ный и южный реги­о­ны рес­пуб­ли­ки вполне могут быть пере­ве­де­ны на потреб­ле­ние гео­тер­маль­ной энер­гии. В окрест­но­стях горо­да Алма­ты нахо­дят­ся Алма­тин­ский арте­зи­ан­ский бас­сейн низ­ко мине­ра­ли­зо­ван­ных вод с тем­пе­ра­ту­рой 45–800 С на выхо­де. В Запад­ной Евро­пе счи­та­ет­ся выгод­ным их под­клю­че­ние к теп­ло­се­ти, если тем­пе­ра­ту­ра воды на изли­ве не ниже 20–300 С.

Что же меша­ет исполь­зо­ва­нию тер­ми­че­ско­го потен­ци­а­ла, к при­ме­ру, Алма­тин­ско­го арте­зи­ан­ско­го бас­сей­на по схе­ме замкну­той цир­ку­ля­ции для выра­бот­ки элек­три­че­ско­го тока, под­клю­че­нию к теп­ло­се­ти и под­пит­ки систем горя­чей воды, что поз­во­ли­ло бы зна­чи­тель­но сокра­тить издерж­ки их про­из­вод­ства, сни­зить тари­фы на них, кото­рые так боль­но бьют по кар­ма­нам граж­дан, умень­шить объ­е­мы вред­ных выбро­сов ТЭЦ в атмо­сфе­ру, замет­но улуч­шить эко­ло­ги­че­скую ситу­а­цию горо­да?

Про­мыш­лен­ное осво­е­ние гео­тер­маль­ной энер­гии в Казах­стане, преж­де все­го, отве­ча­ет инте­ре­сам госу­дар­ства, абсо­лют­но­го боль­шин­ства жите­лей и при­ве­дет к рез­ко­му сокра­ще­нию объ­е­мов потреб­ле­ния неф­те­про­дук­тов, газа и угля, гру­зо­пе­ре­во­зок. Но это невы­год­но тем, кто сего­дня име­ет бас­но­слов­ные дохо­ды от неф­те­га­зо­вой, уголь­ной и транс­порт­ной отрас­лей. Не этим ли объ­яс­ня­ет­ся отсут­ствие под­держ­ки про­ек­тов гео­тер­мии, замал­чи­ва­ние идеи их осво­е­ния? Хотя пре­зен­та­ция про­ек­тов состо­я­лась в Мини­стер­стве энер­ге­ти­ки РК еще в 2006 году и полу­чи­ла одоб­ре­ние. Но даль­ше пре­зен­та­ции дело не пошло. Тему замол­ча­ли.

По прогнозам ученых, к 2030 году исчезнут ледники Заилийского Алатау.

В буду­щем эти тен­ден­ции не толь­ко сохра­нят­ся, но и уси­лят­ся. При­чи­ны не толь­ко в выбро­сах угле­кис­ло­го газа в атмо­сфе­ру, но и осво­е­нии кос­мо­са, отку­да радио­ак­тив­ные сол­неч­ные лучи через озо­но­вые дыры в атмо­сфе­ре пря­ми­ком попа­да­ют на поверх­ность зем­ли.

В пер­спек­ти­ве нам при­дет­ся забыть транс­гра­нич­ные реки, кото­рые сего­дня состав­ля­ют поряд­ка 44% вод­но­го сто­ка стра­ны. Никто ни с кем не ста­нет делить­ся водой. Ни зимой, ни летом. По послед­ним дан­ным РГП «Каз­гид­ро­мет», к 2020 году реч­ной сток соста­вит 81 км3, а к 2030 году – 72 км3 при нор­ме обще­го­су­дар­ствен­но­го потреб­ле­ния в 88 км3.. То есть уже через 2–3 года мы уже реаль­но ощу­тим нехват­ку прес­ной воды.

К тому же, по их све­де­ни­ям, за послед­ние 100 лет тем­пе­ра­ту­ра воз­ду­ха в Казах­стане уве­ли­чи­лась на 1,370, а до 2050 года уче­ные про­гно­зи­ру­ют даль­ней­шее ее повы­ше­ние еще на 40. Послед­ствия могут быть ката­стро­фи­че­ски­ми – высох­нут мно­гие внут­рен­ние реки стра­ны.

Что­бы избе­жать вод­но­го кол­лап­са еще при жиз­ни нынеш­не­го поко­ле­ния людей, нуж­ны фун­да­мен­таль­ные иссле­до­ва­ния при­ро­ды появ­ле­ния дожде­об­ра­зу­ю­щих обла­ков, воз­мож­но­сти их задер­жа­ния и управ­ле­ния в воз­душ­ном про­стран­стве в увяз­ке с назем­ны­ми и под­зем­ны­ми водо­е­ма­ми, поверх­ност­ны­ми река­ми. В мас­шта­бах стра­ны осу­ще­ствить глу­бо­кие иссле­до­ва­ния состо­я­ния и усло­вий жиз­не­обес­пе­че­ния место­рож­де­ний под­зем­ных вод, поис­ки тех­но­ло­ги­че­ских реше­ний филь­тра­ции вод в кана­лах их под­пит­ки, вос­ста­нов­ле­ние недр зем­ли хотя бы в рай­о­нах зале­га­ния круп­ных вод­ных линз, фор­ми­ро­ва­ние под­зем­ных водо­хра­ни­лищ.

В Казах­стане име­ют­ся сот­ни высо­ко­на­пор­ных и напор­ных место­рож­де­ний под­зем­ных вод, где извле­че­ние воды мож­но обес­пе­чить при­ну­ди­тель­ным само­из­ли­вом из сква­жин без при­ме­не­ния тех­ни­ки и затрат энер­гии, сокра­ще­ни­ем объ­е­мов буре­ния в несколь­ко раз по срав­не­нию с тра­ди­ци­он­ным спо­со­бом их раз­ра­бот­ки.

Пока идеи науч­но­го раз­ви­тия и реа­ли­за­ции при­ро­до­об­раз­ной тех­но­ло­гии не нахо­дят под­держ­ки даже в виде про­ек­тов, пред­став­лен­ных на кон­курс гран­то­во­го финан­си­ро­ва­ния нау­ки. Одна­ко нет сомне­ний, рано или позд­но она будет вос­тре­бо­ва­на.

Для обес­пе­че­ния свя­зи меж­ду фун­да­мен­таль­ной и при­клад­ной нау­кой пред­ла­га­ет­ся дей­ствен­ная, лег­ко кон­тро­ли­ру­е­мая госу­дар­ствен­ны­ми орга­на­ми фор­ма исполь­зо­ва­ния ее резуль­та­тов. Зна­чи­мые дости­же­ния оте­че­ствен­ной нау­ки, тех­но­ло­гии, на прак­ти­ке дока­зав­шие пре­иму­ще­ство над зару­беж­ны­ми ана­ло­га­ми, соглас­но усло­ви­ям при­ме­не­ния, долж­ны вой­ти в стра­те­ги­че­ские про­грам­мы раз­ви­тия стра­ны, реги­о­нов, вве­де­ны в тен­дер­ные усло­вия госу­дар­ствен­ных заку­пок, в про­грам­му работ наци­о­наль­ных ком­па­ний.

Ска­жи­те, что здесь слож­но­го для испол­не­ния?

Госу­дар­ство обя­за­но обес­пе­чить пра­во­вую защи­ту резуль­та­тов науч­ных иссле­до­ва­ний, объ­ек­тов интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти по при­ме­ру высо­ко­тех­но­ло­гич­ных стран мира, ино­стран­ных ком­па­ний, где сек­ре­ты тех­но­ло­гий воз­ве­де­ны в ранг наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Про­мыш­лен­ная раз­вед­ка – важ­ная состав­ля­ю­щая внеш­ней поли­ти­ки мно­гих госу­дарств, воров­ство, при­сво­е­ние чужих идей сего­дня в поряд­ке вещей. Осо­бен­но этим зло­упо­треб­ля­ет Китай, под­няв­ший Под­не­бес­ную таким путем бук­валь­но за два деся­ти­ле­тия.

Геге­мо­ны высо­ких тех­но­ло­гий, нахо­дясь в жест­кой кон­ку­рен­ции меж­ду собой, дела­ют все воз­мож­ное, что­бы сохра­нить тех­но­ло­ги­че­ское пре­вос­ход­ство над раз­ви­ва­ю­щи­ми­ся стра­на­ми, в том чис­ле Казах­ста­ном. Для это­го все сред­ства хоро­ши, наи­бо­лее извест­ные из них – транс­ферт уста­рев­ших тех­но­ло­гий через под­куп нуж­ных людей, лише­ние воз­мож­но­сти раз­ви­тия соб­ствен­ной нау­ки, пустить ее в лож­ном направ­ле­нии, вса­сы­ва­ние талант­ли­вых уче­ных, осо­бен­но моло­дых, доступ к чужим науч­ным раз­ра­бот­кам под любым пред­ло­гом.

В кон­тек­сте ска­зан­но­го абсурд­ны нынеш­ние тре­бо­ва­ния заказ­чи­ка нау­ки об обя­за­тель­ной, опе­ре­жа­ю­щей пуб­ли­ка­ции резуль­та­тов гран­то­вых науч­ных иссле­до­ва­ний в зару­беж­ных науч­ных жур­на­лах. Скла­ды­ва­ет­ся пара­док­саль­ная ситу­а­ция, когда наши уче­ные за счет гос­бюд­жет­ных средств года­ми ведут иссле­до­ва­ния, нахо­дят новые реше­ния, дела­ют откры­тия, полу­ча­ют неиз­вест­ные нау­ке зна­ния, а затем, при­ни­мая усло­вия зару­беж­ных жур­на­лов, что­бы резуль­та­ты нигде ранее не были опуб­ли­ко­ва­ны, отда­ют их в виде ста­тей, науч­ных тру­дов за кор­дон, воз­мож­ным кон­ку­рен­там. Да еще пла­тят за это свои или бюд­жет­ные день­ги. Мы сво­и­ми моз­га­ми повы­ша­ем их шан­сы в кон­ку­рент­ной борь­бе за выжи­ва­ние, сни­жая свои. Спо­соб­ству­ем росту рей­тин­га и укреп­ле­нию мате­ри­аль­ной базы зару­беж­ных науч­ных жур­на­лов. Но и это еще не все. Ста­тью могут откло­нить без объ­яс­не­ния при­чин, а саму идею и резуль­та­ты зару­беж­ные «кол­ле­ги» с выго­дой для себя исполь­зу­ют по сво­е­му усмот­ре­нию. В мире нау­ки нет свя­тых, ныне это боль­шая поли­ти­ка и биз­нес со сво­и­ми вол­чьи­ми зако­на­ми, где напрочь забы­та науч­ная эти­ка.

Исто­рия рас­ста­вит все по сво­им местам. Пере­да­ча за гра­ни­цу резуль­та­тов науч­ных иссле­до­ва­ний, еще не опуб­ли­ко­ван­ных в Казах­стане, неза­па­тен­то­ван­ных откры­тий, изоб­ре­те­ний, нано­сит гро­мад­ный ущерб инте­ре­сам стра­ны. Более того – это есть не что иное, как пре­да­тель­ство перед буду­щи­ми поко­ле­ни­я­ми.

Пер­вич­ной пуб­ли­ка­ци­ей науч­ных ста­тей в Рес­пуб­ли­ке Казах­стан, патен­та­ми на объ­ек­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти обес­пе­чи­ва­ет­ся их пра­во­вая защи­та, закреп­ля­ют­ся при­о­ри­те­ты новых идей, зна­ний и тех­но­ло­гий.

Что меша­ет нам предъ­яв­лять миру свои науч­ные дости­же­ния через оте­че­ствен­ные жур­на­лы, под­няв их пре­стиж, сде­лать содер­жа­тель­ны­ми и инте­рес­ны­ми для зару­беж­ных чита­те­лей, при­вле­ка­тель­ны­ми для ино­стран­ных уче­ных? Вло­же­ние бюд­жет­ных или вне­бюд­жет­ных средств в казах­стан­ские науч­но-тех­ни­че­ские изда­ния куда более выгод­но и пре­стиж­но для стра­ны, чем бес­смыс­лен­ная тра­та денег нало­го­пла­тель­щи­ков на бес­ко­неч­ные тои, празд­ни­ки, бес­плод­ные фору­мы, вызы­ва­ю­щие раз­дра­же­ние в обще­стве. Под­держ­кой соб­ствен­ных науч­ных жур­на­лов мож­но было бы обно­вить их мате­ри­аль­но-тех­ни­че­скую базу, выве­сти на при­лич­ный меж­ду­на­род­ный уро­вень по поли­гра­фии, повы­сить каче­ство пере­во­дов, уве­ли­чить объ­ем выпус­ка.

Еще один абсурд нашей нау­ки – это бума­го­твор­че­ство, циф­ро­вая систе­ма оцен­ки науч­ной цен­но­сти про­ек­тов, отче­тов. Чинов­ни­ков в нау­ке понять мож­но, им не понят­ны века­ми выра­бо­тан­ные истин­ные кри­те­рии оцен­ки науч­ной цен­но­сти работ, не поня­тен язык изло­же­ния, они не улав­ли­ва­ют сущ­но­сти, при­чин­но-след­ствен­ной свя­зи и после­до­ва­тель­но­сти ее ста­дии. Про­ще и удоб­нее све­сти все к циф­рам, и это для них един­ствен­ная воз­мож­ность управ­лять нау­кой и судить ее. То же самое, что каса­ет­ся импакт-фак­тор жур­на­ла, цити­ро­ва­ние ста­тей, индекс Хир­ша как един­ствен­ный пока­за­тель уров­ня уче­но­го. Чинов­ни­ки от нау­ки страш­но дале­ки от сути нау­ки. Уче­ные пре­крас­но зна­ют, как это сего­дня дела­ет­ся: зна­ко­мые цити­ру­ют друг дру­га, дру­зья – дру­зей, это про­сто биз­нес, но никак не кри­те­рии истин­ной зна­чи­мо­сти нау­ки.

Базис­ное оздо­ров­ле­ние казах­стан­ской нау­ки сле­до­ва­ло бы начать с созда­ния про­зрач­ной науч­ной сре­ды и усло­вий невоз­мож­но­сти появ­ле­ния лже­на­у­ки, ныне пре­ва­ли­ру­ю­щей над истин­ной, кон­цен­тра­ци­ей науч­но­го потен­ци­а­ла и средств в направ­ле­нии раз­ви­тия при­ро­до­об­раз­ной тех­но­ло­гии, отме­ны абсурд­ных тре­бо­ва­ний, обес­пе­че­ния про­фес­си­о­наль­но­го руко­вод­ства ею, бес­сроч­ной ответ­ствен­но­сти каж­до­го, кто в ней задей­ство­ван, где закон име­ет обрат­ную силу.

Ина­че не извест­но, сколь­ко еще будем сидеть у раз­би­то­го коры­та оте­че­ствен­ной нау­ки, на обо­чине миро­во­го тех­но­ло­ги­че­ско­го про­грес­са в состо­я­нии бес­про­буд­ной спяч­ки.

(медиа-про­ект «DAT» №38 (450) от 25 октяб­ря 2018 г.)

Республиканский еженедельник онлайн