РИСКИ КОКЖАЙЛАУ: О ЧЁМ НЕ ХОЧЕТ СЛЫШАТЬ АКИМАТ

Начи­наю пуб­ли­ка­цию экс­перт­ных заклю­че­ний по пред­ва­ри­тель­ной оцен­ке воз­дей­ствия на окру­жа­ю­щую сре­ду (Пре­дО­ВОС) гор­но­го курор­та «Кок­жай­лау»

СЧИТАЛИ ГОЛОСА, А НЕ АРГУМЕНТЫ

4 нояб­ря про­шли обще­ствен­ные слу­ша­ния по Пре­дО­ВОС.

Судя по ходу собра­ния, его орга­ни­за­то­ров – управ­ле­ние туриз­ма и внеш­них свя­зей Алма­ты (М. Кики­мов) и ТОО «Almaty Mountain Resorts» (Н. Нуров) – боль­ше инте­ре­со­ва­ла эмо­ци­о­наль­ная теле­ви­зи­он­ная кар­тин­ка, созда­ю­щая впе­чат­ле­ние под­держ­ки про­ек­та гор­но­го курор­та обще­ствен­но­стью.

Ауди­то­рия была раз­де­ле­на по прин­ци­пу «свой-чужой». И, исхо­дя из него, пуб­ли­ка в боль­шей сте­пе­ни реа­ги­ро­ва­ла на людей – сво­их сто­рон­ни­ков и оппо­нен­тов, а не на аргу­мен­ты «за» и «про­тив» курор­та.

Сто­рон­ни­ки строй­ки, в боль­шин­стве сво­ем не зна­ко­мые с про­ек­том и его рис­ка­ми, в основ­ном выра­жа­ли «одоб­рямс».

А серьез­ные воз­ра­же­ния про­тив стро­и­тель­ства даже изло­жить тол­ком было невоз­мож­но из-за «сприн­тер­ско­го» регла­мен­та выступ­ле­ний – 3 мину­ты.

Что­бы голо­са защит­ни­ков уро­чи­ща всё-таки были услы­ша­ны, я начи­наю пуб­ли­ка­цию экс­перт­ных заклю­че­ний по Пре­дО­ВОС.

Все они будут посла­ны на сайт управ­ле­ния туриз­ма. Защит­ни­ки уро­чи­ща будут наста­и­вать, что­бы они были учте­ны при про­ве­де­нии госу­дар­ствен­ной экс­пер­ти­зы про­ек­та, в первую оче­редь — эко­ло­ги­че­ской.

Пер­вым высту­па­ет док­тор гео­гра­фи­че­ских наук Алек­сандр Хоро­шев (гео­гра­фи­че­ский факуль­тет МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва).

Я знаю, вы при­вык­ли читать корот­кие посты, а не лон­гри­ды.

Но это заклю­че­ние реко­мен­дую про­честь всем. В нем ясно пока­за­но, что стро­и­тель­ство гор­но­го курор­та спо­соб­но пре­вра­тить жизнь каж­до­го алма­тин­ца из «лон­гри­да» в «корот­кий пост».

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По доку­мен­ту «Тех­ни­ко-эко­но­ми­че­ское обос­но­ва­ние стро­и­тель­ства гор­но­го курор­та «Кок-Жай­ляу». Том 3. Кни­га 1. Раз­дел 25. Пред­ва­ри­тель­ная оцен­ка воз­дей­ствия на окру­жа­ю­щую сре­ду. Гор­ный курорт «Кок-Жай­ляу» (Алма­ты, 2018)

Заклю­че­ние осно­ва­но на тек­сте доку­мен­та, соб­ствен­ном поле­вом обсле­до­ва­нии участ­ка стро­и­тель­ства и при­мы­ка­ю­щих тер­ри­то­рий в 2017 и 2018 гг., ана­ли­зе кос­ми­че­ских сним­ков, кар­то­гра­фи­че­ских и лите­ра­тур­ных мате­ри­а­лов.

При­ни­мая во вни­ма­ние пре­ем­ствен­ность по отно­ше­нию к ОВОС преды­ду­ще­го про­ек­та 2014 г., экс­перт при­вле­кал инфор­ма­цию о свой­ствах ланд­шаф­тов и при­род­ных про­цес­сах из доку­мен­та «Гор­но­лыж­ный курорт Кок­жай­лау. Оцен­ка воз­дей­ствия на окру­жа­ю­щую сре­ду (ОВОС)» (Алма­ты, 2014).

ОБЩИЕ ПРИНЦИПИАЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

1.

Пред­ва­ри­тель­ная оцен­ка воз­дей­ствия на окру­жа­ю­щую сре­ду (ниже – «Пре­дО­ВОС») рас­смат­ри­ва­ет воз­дей­ствие и иллю­стри­ру­ет его сери­ей карт исклю­чи­тель­но на тер­ри­то­рию соб­ствен­но ГК «Кок-Жай­ляу», при этом прак­ти­че­ски пол­но­стью игно­ри­руя воз­мож­ные уда­лен­ные эффек­ты на сосед­них тер­ри­то­ри­ях, свя­зан­ных с тер­ри­то­ри­ей курор­та пото­ка­ми веще­ства: доли­на р. Бедель­бай, доли­ны р. М. Алма­тин­ка и Б. Алма­тин­ка, склон гор­но­го мас­си­ва, обра­щен­ный к Алма­ты.

2.

Пре­дО­ВОС не содер­жит необ­хо­ди­мой инфор­ма­ции о харак­те­ре, объ­е­ме, лока­ли­за­ции и воз­дей­ствии на окру­жа­ю­щую сре­ду необ­хо­ди­мых работ по созда­нию транс­порт­ной инфра­струк­ту­ры: доро­га по долине р. М. Алма­тин­ка, пло­щад­ки для раз­ме­ще­ния опор канат­ной доро­ги и тех­но­ло­ги­че­ских дорог для их стро­и­тель­ства.

3.

Пре­дО­ВОС не содер­жит пол­ной инфор­ма­ции о пря­мых и кос­вен­ных меха­низ­мах воз­дей­ствия на ком­по­нен­ты ланд­шаф­та и про­цес­сы (осо­бен­но на рельеф, поверх­ност­ные рых­лые отло­же­ния, сток, поч­вы, живот­ный мир), куму­ля­тив­ные эффек­ты несколь­ких меха­низ­мов воз­дей­ствия. Тем самым мас­шта­бы изме­не­ний в ланд­шаф­те, в том чис­ле необ­ра­ти­мых, пре­умень­ша­ют­ся или умал­чи­ва­ют­ся.

4.

Пре­дО­ВОС не сопо­став­ля­ет усло­вия функ­ци­о­ни­ро­ва­ния курор­та с совре­мен­ны­ми кли­ма­ти­че­ски­ми изме­не­ни­я­ми, кото­рые могут поста­вить под вопрос целе­со­об­раз­ность его экс­плу­а­та­ции по эко­но­ми­че­ским сооб­ра­же­ни­ям и допу­сти­мость – по эко­ло­ги­че­ским.

  1. Пре­дО­ВОС не учи­ты­ва­ет сло­жив­ше­е­ся состо­я­ние рас­ти­тель­но­го покро­ва в бас­сейне р. Бедель­бай и в бас­сейне р. М. Алма­тин­ка в целом как фак­то­ра фор­ми­ро­ва­ния поверх­ност­но­го сто­ка и селе­вой опас­но­сти.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

1.

Основ­ная тер­ри­то­рии гор­но­лыж­ных спус­ков, тре­бу­ю­щая зем­ля­ных работ нахо­дит­ся в водо­сбо­ре р. Бедель­бай (Бата­рей­ка). Наблю­де­ния пока­зы­ва­ют нали­чие в лощи­нах серии частич­но закреп­лен­ных рас­ти­тель­но­стью селе­вых валов, что сви­де­тель­ству­ет о воз­мож­но­сти селе­вых про­цес­сов, в есте­ствен­ном состо­я­нии – невы­со­кой повто­ря­е­мо­сти (фото 1).

ОВОС 2014 г. адек­ват­но пока­зы­ва­ет нали­чие селе­вой опас­но­сти в водо­сбо­ре р. Бедель­бай (рис. 3.8.3–1), одна­ко Пре­дО­ВОС 2018 г. умал­чи­ва­ет об этом, пока­зы­вая селе­вую опас­ность исклю­чи­тель­но в долине р. Казаш­ка (рис. 3).

При нару­ше­нии рас­ти­тель­но­го покро­ва и зем­ля­ных рабо­тах по под­го­тов­ке трасс для ката­ния на греб­нях и скло­нах неиз­беж­на акти­ви­за­ция осып­ных про­цес­сов на корот­ких кру­тых и пока­тых скло­нах греб­ней (фото 2) и пере­нос рых­ло­го мате­ри­а­ла в лощи­ны, кото­рый прак­ти­че­ски навер­ня­ка уве­ли­чит объ­ем и повто­ря­е­мость селе­вых пото­ков.

Антро­по­ген­ные сели, в отли­чие от есте­ствен­ных, могут вый­ти за пре­де­лы верх­не­го сек­то­ра бас­сей­на (выше водо­па­да) и уве­ли­чить рис­ки в ниж­нем сек­то­ре вплоть до доли­ны М.Алматинки.

Оцен­ка таких рис­ков никак не отра­же­на в Пре­дО­ВО­Се.

2.

Уни­что­же­ние есте­ствен­но­го рас­ти­тель­но­го покро­ва на гор­но­лыж­ных скло­нах, после­ду­ю­щее (на эта­пе экс­плу­а­та­ции) искус­ствен­ное уплот­не­ние сне­га
неиз­беж­но вызо­вет уплот­не­ние почв и раз­ру­ше­ние их струк­ту­ры.

Это будет спо­соб­ство­вать росту поверх­ност­но­го сто­ка при сокра­ще­нии под­зем­но­го. В Пре­дО­ВО­Се не учтен меха­низм уплот­не­ния почв в ходе соб­ствен­но ката­ния. Хотя Пре­дО­ВОС и пред­ска­зы­ва­ет, что искус­ствен­ное осне­же­ние лыж­ных трасс и искус­ствен­ное уплот­не­ние сне­га будет спо­соб­ство­вать росту объ­е­ма тало­го поверх­ност­но­го сто­ка, в нём не отра­жен
потен­ци­аль­но суще­ствен­ный куму­ля­тив­ный эффект.

Он заклю­ча­ет­ся в нало­же­нии сле­ду­ю­щих обсто­я­тельств при стро­и­тель­стве и экс­плу­а­та­ции курор­та: рост поступ­ле­ния рых­ло­го мате­ри­а­ла в лощи­ны (селе­вые рус­ла) выше пла­то Кок-Жай­ляу, спро­во­ци­ро­ван­ный рост поверх­ност­но­го сто­ка, про­гно­зи­ру­е­мый рост повто­ря­е­мо­сти лив­не­вых осад­ков (Яфя­зо­ва, 2007, с. 64), риск поступ­ле­ния в рус­ло допол­ни­тель­но­го рых­ло­го мате­ри­а­ла ниже пла­то Кок-Жай­ляу при стро­и­тель­стве канат­ной доро­ги, сни­же­ние леси­сто­сти бас­сей­на в резуль­та­те ура­га­на 2011 г. Вет­ро­вал 2011 г. охва­тил пре­иму­ще­ствен­но ниж­нюю часть пра­во­го скло­на доли­на р. Бедель­бай (фото 3).

Это спо­соб­ству­ет уси­ле­нию поверх­ност­но­го сто­ка и сто­ка нано­сов в р. Бедель­бай, кото­рые не могут быть ней­тра­ли­зо­ва­ны в силу отсут­ствия буфер­но­го лес­но­го мас­си­ва вбли­зи под­но­жья. Доли­на р. М. Алма­тин­ка к насто­я­ще­му вре­ме­ни так­же пре­тер­пе­ла суще­ствен­ное антро­по­ген­ное и есте­ствен­ное (в резуль­та­те ура­га­на) сни­же­ние леси­сто­сти и сопут­ству­ю­щий рост поверх­ност­но­го сто­ка, что уве­ли­чи­ва­ет риск селе­вых явле­ний и экс­тре­маль­ных павод­ков наря­ду с общей тен­ден­ци­ей потеп­ле­ния кли­ма­та, уси­ле­ния тая­ния лед­ни­ков и про­ры­ва под­пруд­ных и тер­мо­кар­сто­вых при­лед­ни­ко­вых озёр.

3.

Объ­ек­ты капи­таль­но­го стро­и­тель­ства на пла­то Кок-Жай­ляу (верх­няя стан­ция канат­ной доро­ги, гости­ни­цы) пред­по­ла­га­ет­ся постро­ить в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от очень кру­то­го скло­на доли­ны р. Бата­рей­ка, а стан­цию канат­ной доро­ги – непо­сред­ствен­но у бров­ки скло­на (фото 4).

Мало­ве­ро­ят­но, что при таком раз­ме­ще­нии удаст­ся избе­жать попа­да­ния отва­лов зем­ля­ных работ на склон. Бров­ка скло­на нахо­дит­ся на рас­сто­я­нии око­ло 200 м от таль­ве­га при пре­вы­ше­нии почти 100 м. Если отва­лы хотя бы
частич­но будут пере­кры­вать склон, то гаран­ти­ро­ва­но быст­рое пере­ме­ще­ние осы­па­ю­ще­го­ся мате­ри­а­ла до таль­ве­га с после­ду­ю­щим вовле­че­ни­ем в селе­вые пото­ки по рус­лу р. Бедель­бай.

С дру­гой сто­ро­ны, если основ­ная часть отва­лов при стро­и­тель­стве гости­ниц (но не стан­ции канат­ной доро­ги) будет раз­ме­ще­на лощи­нах в водо­сбо­ре р. Тери­с­бу­так, то воз­рас­та­ет риск пере­но­са рых­ло­го мате­ри­а­ла по этой долине, рост сто­ка нано­сов в направ­ле­нии доли­ны р. Б. Алма­тин­ка. Отра­жен­ная в Пре­дО­ВО­Се рекуль­ти­ва­ция и искус­ствен­ное задер­не­ние отва­лов тре­бу­ют зна­чи­тель­но­го вре­ме­ни.

Рис­ки их раз­мы­ва на эта­пе стро­и­тель­ства игно­ри­ру­ют­ся.

4.

Декла­ри­ру­ет­ся, что воз­дей­ствие на гео­ло­ги­че­скую сре­ду ожи­да­ет­ся толь­ко вдоль лыж­ных трасс. Пре­дО­ВОС ниче­го не сооб­ща­ет о местах раз­ме­ще­ния пло­ща­док для опор канат­ной доро­ги и раз­ме­ще­нии подъ­езд­ных тех­но­ло­ги­че­ских дорог, при кото­рых будет про­ис­хо­дить под­рез­ка кру­тых скло­нов.

Неяс­но, озна­ча­ет ли это, что на 5-кило­мет­ро­вом участ­ке от ниж­ней до верх­ней стан­ции канат­ной доро­ги от Медеу не будет ни одной опо­ры или что их уста­нов­ка будет про­из­во­дить­ся с вер­то­ле­тов.

Един­ствен­ная предо­став­ля­е­мая инфор­ма­ция состо­ит в том, что «Зем­ля­ные рабо­ты не ока­жут замет­но­го воз­дей­ствия на гео­ло­ги­че­ские струк­ту­ры, так как в основ­ном будут затро­ну­ты оса­доч­ные поро­ды. Корен­ные поро­ды будут затро­ну­ты при стро­и­тель­стве неко­то­рых тер­ми­на­лов подъ­ем­ни­ков. Пло­щад­ки подъ­ем­ни­ков не пред­став­ля­ют суще­ствен­ной гео­ло­ги­че­ской цен­но­сти» (с. 99).

Если под «оса­доч­ны­ми» поро­да­ми под­ра­зу­ме­ва­ет­ся чехол рых­лых отло­же­ний (кора вывет­ри­ва­ния), то необ­хо­ди­мо оце­нить риск воз­ник­но­ве­ния осы­пей и их само­раз­ви­тия, т.е. посто­ян­но­го уве­ли­че­ния в раз­ме­рах за счет раз­мы­ва, гра­ви­та­ци­он­но­го сме­ще­ния, обру­ше­ния погра­нич­ных задер­но­ван­ных участ­ков после завер­ше­ния стро­и­тель­ства. Доли­на р. Бедель­бай (Бата­рей­ка) корот­кая, кру­тосклон­ная, с боль­шим паде­ни­ем, прак­ти­че­ски без плос­ко­го дни­ща, где мог­ла бы отло­жить­ся часть нано­сов, допол­ни­тель­но вовле­ка­е­мых в поток при осво­е­нии.

Сле­до­ва­тель­но, рых­лое веще­ство может вовле­кать­ся в селе­вые пото­ки, угро­жа­ю­щие доро­ге на Медеу и созда­ю­щие риск запру­ды р. М. Алма­тин­ка с после­ду­ю­щим про­ры­вом и антро­по­ген­ным селем.

Селе­вая опас­ность р. Бедель­бай (Бата­рей­ка) под­твер­жда­ет­ся собы­ти­ем 1999 г., когда цик­лон с восточ­но­го Сре­ди­зем­но­мо­рья вызвал силь­ней­шие лив­не­вые осад­ки: «Пол­но­стью раз­ру­шен 100-мет­ро­вый уча­сток доро­ги Алма­ты – Медео, мост через р. Бедел­бай, уча­сток город­ско­го водо­про­во­да питье­во­го водо­снаб­же­ния, линии элек­тро­пе­ре­дач и свя­зи.

Ниж­ние яру­сы двух сквоз­ных селе­уло­ви­те­лей ниже д/о «Про­све­ще­нец» были зане­се­ны селе­вы­ми отло­же­ни­я­ми, дере­вья­ми, кам­ня­ми. Из зон отды­ха было эва­ку­и­ро­ва­но око­ло 400 детей, орга­ни­зо­ва­ны пере­пра­вы для ока­зав­ших­ся в ловуш­ке отды­ха­ю­щих» (Пиман­ки­на, Коно­но­ва 2018).

Неиз­беж­ное допол­ни­тель­ное поступ­ле­ние рых­ло­го мате­ри­а­ла на эта­пе как стро­и­тель­ства, так и экс­плу­а­та­ции может при­ве­сти к росту повто­ря­е­мо­сти и объ­е­ма подоб­ных селей. Оцен­ка воз­мож­но­сти подоб­ных рис­ков пол­но­стью отсут­ству­ет.

5.

В свя­зи со ска­зан­ным в преды­ду­щих пунк­тах невоз­мож­но согла­сить­ся с утвер­жде­ни­ем, что «на рас­смат­ри­ва­е­мой тер­ри­то­рии воз­дей­ствия на вод­ные объ­ек­ты прак­ти­че­ски отсут­ству­ют» (с. 70). Это про­ти­во­ре­чит спра­вед­ли­во­му утвер­жде­нию на с. 87: «Основ­ное воз­дей­ствие будет на водо­то­ки под скло­на­ми, на кото­рых рас­ти­тель­ный покров не был вос­ста­нов­лен или грунт не был закреп­лен дру­гим путем. Это воз­дей­ствие будет про­яв­лять­ся в виде повы­ше­ния кон­цен­тра­ции взве­шен­ных частиц в воде, что может нега­тив­но ска­зать­ся на реч­ной био­те».

Пре­дО­ВОС декла­ри­ру­ет прак­ти­че­ское отсут­ствие воз­дей­ствия на вод­ные объ­ек­ты, игно­ри­руя при этом серьез­ные нару­ше­ния поч­вен­но-рас­ти­тель­но­го покро­ва водо­сбо­ра р. Бедель­бай и необ­хо­ди­мость водо­за­бо­ра.

Имен­но труд­но­сти вос­ста­нов­ле­ния рас­ти­тель­но­го покро­ва на кру­тых скло­нах водо­сбо­ра и узкой доли­ны р. Бедель­бай с антро­по­ген­ны­ми само­раз­ви­ва­ю­щи­ми­ся осы­пя­ми могут послу­жить основ­ной при­чи­ной не толь­ко роста сто­ка нано­сов, но и селе­вой опас­но­сти.

6.

В сто­и­мость стро­и­тель­ства курор­та, ско­рее все­го, при­дет­ся закла­ды­вать сто­и­мость допол­ни­тель­ных про­ти­во­се­ле­вых меро­при­я­тий в долине М. Алма­тин­ки ниже Медеу. Это – цена сто­ко­ре­гу­ли­ру­ю­щей роли поч­вен­но-рас­ти­тель­но­го покро­ва (эко­си­стем­ной услу­ги), нару­ша­е­мо­го при стро­и­тель­стве.

Пре­дО­ВОС не содер­жит упо­ми­на­ний о необ­хо­ди­мо­сти какой-либо защи­ты от селей даже в долине р. Казаш­ки, для кото­рой на рис. 3 обо­зна­че­на селе­вая опас­ность.

7.

Пре­дО­ВОС не про­гно­зи­ру­ет и не рас­смат­ри­ва­ет оче­вид­ный факт, что рост пото­ка посе­ти­те­лей на авто­ма­ши­нах, учи­ты­вая совре­мен­ную пере­гру­жен­ность доро­ги на Медеу в выход­ные дни, потре­бу­ет рекон­струк­ции доро­ги от Алма­ты до ниж­ней стан­ции подъ­ем­ни­ка.

Рас­ши­ре­ние воз­мож­но толь­ко за счет зале­сен­ной и уже силь­но
транс­фор­ми­ро­ван­ной водо­охран­ной зоны р. М. Алма­тин­ка, рус­ло кото­рой рас­по­ло­же­но на рас­сто­я­нии 50–150 м от доро­ги.

Допу­сти­мость сни­же­ния леси­сто­сти водо­охра­ной зоны в выс­шей сте­пе­ни селео­пас­ной реки крайне сомни­тель­на.

Сле­до­ва­тель­но, в сто­и­мость про­ек­та долж­ны закла­ды­вать­ся рас­хо­ды на вос­ста­нов­ле­ние каче­ства сто­ка реки и допол­ни­тель­ных кли­ма­то­ре­гу­ли­ру­ю­щих лесо­по­са­док в долине.

8.

Пре­дО­ВОС уве­рен­но утвер­жда­ет, что боль­шин­ство живот­ных либо лег­ко адап­ти­ру­ет­ся к новым усло­ви­ям либо без­бо­лез­нен­но пере­ме­стит­ся в нена­ру­шен­ные аль­тер­на­тив­ные место­оби­та­ния.

Сам по себе это про­гноз выгля­дит сомни­тель­но и тре­бу­ет кон­крет­но­го обос­но­ва­ния нали­чия таких аль­тер­на­тив и их рас­по­ло­же­ния за пре­де­ла­ми курор­та с предо­став­ле­ни­ем соот­вет­ству­ю­щей кар­ты для каж­до­го вида отдель­но.

Одна­ко еще более суще­ствен­но, что доку­мент не содер­жит про­гно­за вли­я­ния объ­ек­та на мигра­ци­он­ные пути живот­ных, а имен­но – явля­ет­ся ли осво­е­ние пла­то Кок-Жай­ляу фак­то­ром кри­тич­но­го раз­ры­ва без­аль­тер­на­тив­ных мигра­ци­он­ных путей для каких-либо
видов живот­ных.

ОВОС 2014 г., предо­став­ляя подроб­ную инфор­ма­цию о место­оби­та­ни­ях, аре­а­ле (в пре­де­лах тер­ри­то­рии курор­та) и жиз­нен­ном цик­ле основ­ных видов, так­же не гово­рит ни о том, явля­ет­ся ли мигра­ция через пла­то без­аль­тер­на­тив­ным путем, ни о том, что живот­ные могут без­бо­лез­нен­но изме­нить пути сезон­ные мигра­ции меж­ду высот­ны­ми поя­са­ми.

ОВОС 2014 г. сооб­ща­ет, что часть живот­ных мигри­ру­ет из низ­ко­гор­ной зоны пло­до­вых мел­ко­лист­вен­ных лесов (с ябло­ней, абри­ко­сом, боярыш­ни­ком) в суб­аль­пий­ские и аль­пий­ские луга. Отно­си­тель­но сохра­нив­ши­е­ся мас­си­вы таких лесов нахо­дят­ся к севе­ру от пла­то Кок-Жай­ляу. В доли­нах обе­их Алма­ти­нок они сохра­ни­лись хуже при нали­чии силь­но­го фак­то­ра бес­по­кой­ства от дорог и постро­ек. Наи­бо­лее про­стой путь к лугам высо­ко­го­рья про­хо­дит через пла­то Кок-Жай­ляу.

Стро­и­тель­ство курор­та спо­соб­но пре­рвать мигра­ци­он­ный путь либо оттес­нить его в менее удоб­ные (и тоже рас­се­ка­е­мые транс­порт­ной инфра­струк­ту­рой) доли­ны Бедель­бая и Тери­с­бу­та­ка, что может создать допол­ни­тель­ные рис­ки, уси­ле­ние фак­то­ра бес­по­кой­ства и затра­ты энер­гии живот­ны­ми с нега­тив­ны­ми послед­стви­я­ми для жиз­не­спо­соб­но­сти попу­ля­ций.

Если зоо­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния под­твер­дят, что раз­рыв мигра­ци­он­ных путей будет кри­тич­ным, то это будет озна­чать, что живот­ные будут обес­пе­че­ны кор­мо­вой базой толь­ко в отдель­ные сезо­ны года и будут иметь в рас­по­ря­же­нии огра­ни­чен­ную пло­щадь, то есть – рез­кое сокра­ще­ние жиз­не­спо­соб­но­сти попу­ля­ций.

Пол­но­цен­ный ОВОС дол­жен рас­смат­ри­вать этот сюжет
отдель­но для каж­до­го вида потен­ци­аль­но угро­жа­е­мых живот­ных и предо­став­лять точ­ные кар­ты кри­ти­че­ских место­оби­та­ний и мигра­ци­он­ных путей.

Есть веро­ят­ность, что в слу­чае реа­ли­за­ции про­ек­та про­изой­дет фак­ти­че­ская изо­ля­ция низ­ко­гор­ных место­оби­та­ний от высо­ко­гор­ных.

Это обу­слов­ле­но широт­ной ори­ен­та­ци­ей осва­и­ва­е­мых долин Тери­с­бу­та­ка и Бедель­бая и сед­ло­ви­ны (пла­то Кок-Жай­ляу) меж­ду ними, т.е. попе­рек основ­но­го направ­ле­ния сезон­ных мигра­ций.

В пред­став­лен­ном Пре­дО­ВО­Се содер­жит­ся толь­ко ста­тич­ная кар­та рас­про­стра­не­ния крас­но­книж­ных и охот­ни­чье-про­мыс­ло­вых видов (рис. 10, 11), не даю­щая пред­став­ле­ния о кори­до­рах мигра­ции.

9.

Пре­дО­ВОС и кон­цеп­ция декла­ри­ру­ют при­вер­жен­ность пози­тив­ной идее исполь­зо­ва­ния исклю­чи­тель­но мест­ных видов для бла­го­устрой­ства курор­та.

Одна­ко никак не ана­ли­зи­ру­ет­ся даже гипо­те­ти­че­ски воз­мож­ность слу­чай­но­го зано­са чуже­род­ных видов как при достав­ке строй­ма­те­ри­а­лов и пере­ме­ще­нии тех­ни­ки на эта­пе стро­и­тель­ства, так и при обслу­жи­ва­нии курор­та и пере­ме­ще­нии посе­ти­те­лей.

Посколь­ку жест­кие про­ти­во­ин­ва­зи­он­ные меро­при­я­тия по типу при­ме­ня­е­мых в Австра­лии, оче­вид­но, невоз­мож­ны и неце­ле­со­об­раз­ны, то риск внед­ре­ния ино­род­ных видов рас­те­ний и живот­ных, без­услов­но, суще­ству­ет.

Часть из них, воз­мож­но, не встре­тит на тер­ри­то­рии есте­ствен­ных вра­гов и кон­ку­рен­тов и будет бес­кон­троль­но раз­мно­жать­ся, нано­ся ущерб струк­ту­ре есте­ствен­ных эко­си­стем.

Вбли­зи гра­ниц наци­о­наль­но­го пар­ка это может повлечь необ­ра­ти­мые эффек­ты подоб­но тому, как это про­изо­шло на Запад­ном Кав­ка­зе в резуль­та­те раз­мно­же­ния сам­ши­то­вой огнев­ки, зане­сен­ной слу­чай­но с мате­ри­а­лом для озе­ле­не­ния олим­пий­ско­го пар­ка в Сочи.

10.

Пре­дО­ВОС не содер­жит инфор­ма­ции об оцен­ке рис­ков про­ры­ва созда­ва­е­мо­го искус­ствен­но­го озе­ра в свя­зи с высо­кой сей­смич­но­стью и вслед­ствие воз­мож­ных допол­ни­тель­ных нагру­зок вод­ной мас­сы на поло­су тек­то­ни­че­ско­го раз­ло­ма.

Раз­лом (кото­рый, соб­ствен­но, и сфор­ми­ро­вал суб­ши­рот­ные доли­ны Бедель­бая и Тери­с­бу­та­ка и сед­ло­ви­ну меж­ду ними – см. фото 5) пока­зан в ОВО­Се 2014 г. (рис. 3.8.4–1) и в Пре­дО­ВО­Се 2018 г (рис. 3).

Инфор­ма­ция о высо­кой сей­смич­но­сти (с. 30) про­ти­во­ре­чит утвер­жде­нию «Небла­го­при­ят­ные гео­ди­на­ми­че­ские про­цес­сы не заре­ги­стри­ро­ва­ны» (с. 70).

Без­опас­ность соору­же­ния водо­е­ма на раз­ло­ме в водо­сбо­ре
селео­пас­но­го водо­то­ка при нали­чии насе­лен­но­го пунк­та Кок­шо­кы в ниж­ней узкой части доли­ны вбли­зи устья тре­бу­ет отдель­ных дока­за­тельств.

11.

В раз­де­ле «Гео­мор­фо­ло­гия» (с. 70) гово­рит­ся: «Общий гор­ный уклон поверх­но­сти релье­фа спо­соб­ству­ют раз­ви­тию эро­зи­он­ных про­цес­сов, одна­ко меха­ни­че­ский состав почв отно­сит­ся к дефля­ци­он­но не опас­ным».

Ина­че гово­ря, ста­вит­ся знак равен­ства меж­ду поня­ти­я­ми «эро­зия» и «дефля­ция», что непра­во­мер­но, так как эро­зия в совре­мен­ном (а точ­нее – в дав­но уста­но­вив­шем­ся) пони­ма­нии – «раз­ру­ше­ние почв и гор­ных пород теку­чи­ми вода­ми, лед­ни­ка­ми, дей­стви­ем волн, вет­ром, а так­же вынос про­дук­тов раз­ру­ше­ния» (Kotlyakov, Komarova, 2007), а в
более узкой трак­тов­ке вооб­ще – « раз­мыв или смыв теку­щей водой гор­ных пород и почв» (Щукин, 1980).

Эро­зи­он­ная опас­ность как раз­мыв теку­чи­ми вода­ми никак не рас­смат­ри­ва­ет­ся. В то же вре­мя на тер­ри­то­рии оче­вид­ны визу­аль­ные при­зна­ки эро­зи­он­ных борозд, свя­зан­ные, по край­ней мере, в долине р. Тери­с­бу­так, с нали­чи­ем тол­щи лег­ко­раз­мы­ва­е­мых лёс­со­вых отло­же­ний мощ­но­стью места­ми не менее 2 м (фото 6).

Эро­зи­он­ный раз­мыв в насто­я­щее вре­мя при­во­дит к сме­ще­нию грун­то­вых дорог (и, сле­до­ва­тель­но, про­грес­си­ру­ю­ще­му росту пло­ща­ди нару­шен­ных эко­си­стем), а так­же к допол­ни­тель­но­му поступ­ле­нию нано­сов в водо­е­мы, что в слу­чае роста нару­шен­но­сти может спо­соб­ство­вать и росту селео­пас­но­сти.

12.

Пре­дО­ВОС не уде­ля­ет вни­ма­ния совре­мен­ной кли­ма­ти­че­ской тен­ден­ции, а имен­но – росту годо­вых и зим­них тем­пе­ра­тур и сни­же­нию дли­тель­но­сти зале­га­ния и высо­ты снеж­но­го покро­ва, росту повто­ря­е­мо­сти лив­не­вых осад­ков и сме­ще­нию мак­си­му­ма лив­не­вых осад­ков в более высо­кие поя­са.

Эта тен­ден­ция может поста­вить под сомне­ние эффек­тив­ность экс­плу­а­та­ции гор­но­лыж­ных трасс и потре­бо­вать боль­ших объ­е­мов воды для осне­же­ния.

Забор воды из р. Тери­с­бу­так может вызвать небла­го­при­ят­ные послед­ствия для эко­си­стем ее доли­ны, что в Пре­дО­ВО­Се нико­им обра­зом не ана­ли­зи­ру­ет­ся, несмот­ря на рас­по­ло­же­ние доли­ны пол­но­стью в пре­де­лах тер­ри­то­рии курор­та.

Соглас­но доку­мен­ту (с. 86): «К потен­ци­аль­ным видам вред­но­го воз­дей­ствия на поверх­ност­ные и под­зем­ные воды мож­но отне­сти:

  1. поверх­ност­ный сток с загряз­нен­ных тер­ри­то­рий;
  2. филь­тра­ци­он­ные утеч­ки вред­ных веществ из емко­стей;
  3. ава­рий­ные сбро­сы и про­ли­вы сточ­ных вод;
  4. утеч­ки из мест хра­не­ния отхо­дов
    про­из­вод­ства и потреб­ле­ния».

Оче­вид­но, что в этом спис­ке не отра­же­но неиз­беж­ное вли­я­ние потен­ци­аль­но­го водо­за­бо­ра из р. Тери­с­бу­так, р. Казаш­ка или како­го-либо дру­го­го вод­но­го объ­ек­та на режим и объ­ем его сто­ка, обвод­нен­ность пойм и, соот­вет­ствен­но, вли­я­ние водо­за­бо­ра на вод­ные и при­бреж­ные эко­си­сте­мы.

В перечне реко­мен­да­ций по защи­те вод­ных объ­ек­тов на с. 115 уде­ля­ет­ся вни­ма­ния исклю­чи­тель­но защи­те от загряз­не­ния.

ВЫВОД:

Пре­дО­ВОС умал­чи­ва­ет об уда­лен­ных эффек­тах воз­дей­ствия, меха­низ­мах воз­ник­но­ве­ния куму­ля­тив­ных эффек­тов, кото­рые могут при­ве­сти к необ­ра­ти­мым нега­тив­ным послед­стви­ям для ланд­шаф­тов и воз­рас­та­нию рис­ков для насе­ле­ния и инфра­струк­ту­ры.

Сово­куп­ность неучтен­ных рис­ков накла­ды­ва­ет прин­ци­пи­аль­ные огра­ни­че­ния на воз­мож­ность реа­ли­за­ции про­ек­та.

ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

Пиман­ки­на Н. В., Коно­но­ва Н.К. Харак­те­ри­сти­ка цир­ку­ля­ции атмо­сфе­ры при опас­ных при­род­ных про­цес­сах в горах Казах­ста­на // Устой­чи­вое раз­ви­тие гор­ных тер­ри­то­рий Кав­ка­за. Москва: ИИЕТ РАН,

  1. С. 90–95.

Щукин И.С. Четы­рехъ­языч­ный энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь тер­ми­нов по физи­че­ской гео­гра­фии. Москва: Совет­ская энцик­ло­пе­дия, 1980. 703 с.

Яфя­зо­ва Р.К. При­ро­да селей Заилий­ско­го Ала­тау. Алма­ты, 2007. 158 с.

Kotlyakov V.M. Komarova A.I. (Eds.) Elsevier’s Dictionary of Geography in English, Russian, French, Spanish and German. Elsevier, 2007. 1048 p.

Доцент кафед­ры физи­че­ской гео­гра­фии и ланд­шаф­то­ве­де­ния гео­гра­фи­че­ско­го факуль­те­та Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та име­ни М.В. Ломо­но­со­ва

Док­тор гео­гра­фи­че­ских наук

А. В. Хоро­шев
03.10.2018

Республиканский еженедельник онлайн