fbpx

ПРАВДА О ЖАНАОЗЕНЕ

Этот мате­ри­ал я обна­ру­жил в архи­ве Ану­а­ра Алим­жа­но­ва и посчи­тал умест­ным пред­ло­жить чита­те­лям газе­ты «ДАТ».

Он явля­ет­ся выступ­ле­ни­ем извест­ней­ше­го писа­те­ля Ану­а­ра Алим­жа­но­ва на меж­ду­на­род­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Эко­ло­ги­че­ское состо­я­ние и здо­ро­вье жите­лей горо­да Семи­па­ла­тин­ска и Семи­па­ла­тин­ской обла­сти Казах­ской ССР», кото­рая про­шла 17–19 июля 1989 г. в област­ном цен­тре. Как он сам ска­зал в нача­ле сво­е­го сло­ва, Ану­ар из Жана­о­зе­на при­ле­тел в г.Семей, что­бы участ­во­вать в обсуж­де­нии вопро­са миро­во­го зна­че­ния – закры­тие зло­по­луч­но­го Семи­па­ла­тин­ско­го атом­но­го поли­го­на.

Суть выступ­ле­ния Ану­а­ра Тур­лы­бе­ко­ви­ча на той кон­фе­рен­ции мож­но пере­дать вот эти­ми несколь­ки­ми пред­ло­же­ни­я­ми, им ска­зан­ны­ми:

«…Мы тут кос­ну­лись темы без­дум­ной вла­сти… Про­бле­ма в неко­то­рых наших дегра­ди­ро­вав­ших кад­рах – тех, кто не чув­ству­ет ответ­ствен­но­сти перед окру­жа­ю­щи­ми, кто может лишь выпол­нять при­ка­зы свер­ху. Хоть я и ува­жаю армей­ских дея­те­лей, но здесь гене­рал-лей­те­нант (началь­ник поли­го­на А.Ильенко. – Г.К.) подей­ство­вал на меня удру­ча­ю­ще. Мы все слы­ша­ли, что он ска­зал. Но, гене­рал, пой­ми­те же – вы пред­ста­ли перед наро­дом. При­каз мар­ша­ла – это одно, тре­бо­ва­ние наро­да – это совсем дру­гое. Народ тре­бу­ет закры­тия поли­го­на!».

Габ­бас КАБЫШУЛЫ.

Я толь­ко что вер­нул­ся из Жана­о­зе­на – Ново­узе­ня. С места горя­чих собы­тий послед­них дней. И в первую оче­редь мне хоте­лось бы ска­зать вот о чем: речь идет не о каких-то наци­о­наль­ных раз­до­рах, тут нет раз­до­ров ника­ких. Речь идет о соци­аль­ной неустро­ен­но­сти людей; о том, что на месте нет ника­кой вла­сти; о том, что попи­ра­ют­ся пра­ва людей: на труд, на обра­зо­ва­ние, на жилье. Эти вопро­сы под­ни­ма­лись не раз сами­ми мест­ны­ми жите­ля­ми Жана­о­зен и Ески­о­зен (Ста­ро­узен). Они, ока­зы­ва­ет­ся, ста­ви­ли эти вопро­сы перед област­ной парт­кон­фе­рен­ци­ей, писа­ли пись­ма в Алма­ты, писа­ли в Моск­ву, – съез­ду народ­ных депу­та­тов СССР. Но ника­ких мер не при­ни­ма­лось.

Ред­ко при­ез­жа­ло началь­ство, оно зани­ма­лось окри­ка­ми, и все оста­ва­лось по-преж­не­му. Таким обра­зом, люди были дове­де­ны до отча­я­ния, и нача­лось выступ­ле­ние. И гово­рить о том, что это были хули­ган­ские выступ­ле­ния с само­го нача­ла, никак нель­зя.
Дей­стви­тель­но, была танц­пло­щад­ка, дей­стви­тель­но, было кафе «Степ­ные зори», но дело в том, что рядом с кафе нахо­дит­ся видео­те­ка, откры­тая тор­га­ша­ми, спе­ку­лян­та­ми – хозя­е­ва­ми Жана­о­зен, кото­рые име­ют власть над горо­дом, кото­рые содер­жат город и кото­рые вла­де­ют все­ми това­ра­ми – и дефи­ци­та­ми и неде­фе­ци­та­ми, дик­ту­ют тор­гов­ле. Они завез­ли вся­кие видео­кас­се­ты: это секс, это о нар­ко­ма­нах, в общем-то, обна­жен­ная пор­но­гра­фия, и туда затас­ки­ва­ют деву­шек мест­ной наци­о­наль­но­сти, кото­рые при­е­ха­ли в город за про­дук­та­ми, изде­ва­ют­ся над ними.

Было наси­лие над жите­ля­ми посел­ков, над дочерь­ми и сыно­вья­ми мест­ных ста­рых людей, – вот все это и дове­ло до пре­де­ла.

И, конеч­но, вот эта вспыш­ка на танц­пло­щад­ке, она и не пер­вая, это уже какая-то спич­ка, какой-то ого­нек, попав­ший в поро­хо­вую боч­ку. Но гово­рить о даль­ней­шем хули­ган­стве нико­им обра­зом нель­зя. Люди орга­ни­зо­ван­но выхо­дят на ули­цу с пла­ка­та­ми, лозун­га­ми: «Мы хотим рабо­ты!», «Дай­те нам хле­ба и воды!». Лозунг о жилье, о соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти. И никто из вышед­ших на ули­цу не напа­дал ни на чьи-то кафе, кон­то­ры. Ника­ких погро­мов в горо­де не было. Одна­ко были вве­де­ны туда вой­ска, вве­ден комен­дант­ский час. Но преж­де, чем вве­сти комен­дант­ский час, насе­ле­ние долж­но было быть инфор­ми­ро­ва­но. О нем зна­ют воен­ные, нахо­дя­щи­е­ся в этом горо­де, зна­ет гор­ком пар­тии, а насе­ле­ние не уве­дом­ле­но. Радио­точ­ки в горо­де нет.

А что каса­ет­ся Ески­о­зен – 25 кило­мет­ров от Жана­о­зе­на – посе­лок, где око­ло 10 тысяч жите­лей, там нет ни одно­го теле­фо­на, не гово­ря уже о дру­гих – мед­пунк­те, о бане, о точ­ках бытоб­слу­жи­ва­ний. Даже не заво­зит­ся вода в эти дни, доро­ги не кон­тро­ли­ру­ют­ся, и в этом слу­чае в любой час может быть любая про­во­ка­ция, но она спи­сы­ва­ет­ся за счет этих самых «хули­ган­ству­ю­щей» моло­де­жи, яко­бы нар­ко­ма­нах, яко­бы пья­ниц. Да там их не было. Никто и не гра­бил мага­зин, не пил вод­ки. И вот эта соци­аль­ная неустро­ен­ность при­ве­ла к такой вспыш­ке. Тут заме­ша­ны все: каза­хи, рус­ские, чечен­цы, ингу­ши и дру­гие. Тут нель­зя отде­лить, что это меж­на­ци­о­наль­ная враж­да. Это про­сто кор­рум­пи­ро­ван­ная вер­хуш­ка тор­га­шей, взя­точ­ни­ков дове­ла Жана­о­зен до тако­го состо­я­ния. И не толь­ко этот город. Уже это рас­про­стра­ня­ет­ся в Ера­ли­е­во, Ески­о­зен – пото­му что снаб­же­ние одно, в одних и тех же руках.

Что каса­ет­ся мест­ной вла­сти, они слы­ша­ли: съезд народ­ных депу­та­тов, неко­то­рые виде­ли по теле­ви­зо­ру, о том, что власть наро­да, совет­ская власть, на местах. Но когда в том же Ески­о­зене посел­ко­вый совет не может даже за 15 лет добить­ся одно­го теле­фон­но­го аппа­ра­та, одной линии, что­бы, к при­ме­ру, вызвать ско­рую помощь, так о какой вла­сти может идти речь?! Это игно­ри­ро­ва­ние всех прав живу­ще­го там корен­но­го насе­ле­ния, и вот это при­ве­ло к чрез­вы­чай­ным обсто­я­тель­ствам.

Мы, груп­па писа­те­лей, реши­ли побы­вать в Жана­о­зене, что­бы из пер­во­ис­точ­ни­ка узнать при­чи­ны собы­тий. Как нам сооб­щи­ли, вре­мя от вре­ме­ни появ­ля­ют­ся демон­стран­ты по несколь­ку сот чело­век, не нару­ша­ют ника­ких пра­вил. Но в то вре­мя, как они появ­ля­ют­ся, начи­на­ют­ся митин­ги, город­ское началь­ство, вме­сто того, что­бы выслу­шать их мне­ния, обра­ща­ет­ся к воен­ным, а те дают при­каз, и воору­жен­ные сол­да­ты раз­го­ня­ют демон­стра­цию. А демон­стран­ты, я еще раз под­чер­ки­ваю, не зна­ли о комен­дант­ском часе, о про­пус­ках.

Мы при­бы­ли в г. Шев­чен­ко и попы­та­лись выехать в Жана­о­зен, но нам ска­за­ли, что «туда нель­зя, мы не отве­ча­ем за ваши жиз­ни, город на осад­ном поло­же­нии, невоз­мож­но туда добрать­ся». Мы все-таки попро­си­ли гор­ком пар­тии, нам выде­ли­ли маши­ну, и мы поеха­ли. Ни одно­го чело­ве­ка, ника­ких постов, вплоть до само­го Жана­о­зе­на и даже в самом Жана­о­зене мы не обна­ру­жи­ли. А чрез­вы­чай­ные обсто­я­тель­ства обна­ру­жи­ли тогда, когда подъ­ез­жа­ли к гор­ко­му пар­тии. Зда­ние гор­ко­ма окру­же­но плот­ной сте­ной воен­ных: око­ло тысяч, а то и боль­ше, воору­жен­ных людей. Полу­ча­ет­ся вопрос: от кого защи­щать­ся? Вме­сто того, что­бы идти в народ, гово­рить с наро­дом, это полу­ча­ет­ся само­за­щи­та от наро­да. От его тре­бо­ва­ний, от его нужд.

Не выпол­няя тре­бо­ва­ний, не выде­ляя то, что им поло­же­но по пра­ву, по тру­ду, застав­ляя их выпра­ши­вать даже питье­вую воду, что­бы в день завез­ли не одну, а две боч­ки, по боль­шо­му сче­ту, обма­ны­вая народ, мест­ная власть доби­ва­лась того, что­бы корен­ные жите­ли ста­ли изго­я­ми, пасын­ка­ми на сво­ей соб­ствен­ной зем­ле. Это поло­же­ние уже пере­рос­ло вся­кие гра­ни­цы, пре­вра­ти­лось в цеп­ную реак­цию. Тут, что­бы оста­но­вить это, нуж­ны кон­крет­ные гаран­тии, даже сро­ки, когда будет исправ­ле­но все это. И не надо гово­рить о каких-то меж­на­ци­о­наль­ных вещах. Если кто-то уез­жа­ет, то, чест­но гово­ря, это люди, име­ю­щие свои квар­ти­ры где-то на Кав­ка­зе и здесь. Дей­стви­тель­но, жилищ­ные усло­вия мест­но­го насе­ле­ния абсо­лют­но непри­ем­ле­мы, тогда как мно­го при­ез­жих людей име­ют про­стор­ные квар­ти­ры, име­ют авто­ма­ши­ны, весь дефи­цит у них в руках – это, конеч­но, раз­дра­жа­ет мест­ных. Оче­вид­но, мест­ные воро­ти­лы, мест­ная кор­руп­ция заод­но с при­ез­жа­ю­щи­ми, то есть «длин­но­руб­ле­вы­ми».
В Жана­о­зене, как нам объ­яс­ни­ли, не верят мест­ным: мили­ции, про­ку­ро­ру, вооб­ще – пра­во­охра­ни­тель­ным орга­нам. И в этом смыс­ле нуж­ны реши­тель­ные и быст­рые меры, что­бы добить­ся дове­рия наро­да.

Сей­час глав­ное – заво­е­вать дове­рие, сде­лать что-то.

Ну, ска­жем: под­воз воды, про­дук­тов. В горо­де дело дошло до того, что про­дук­ты выда­ва­лись на семью тало­на­ми на рабо­та­ю­ще­го. В семье, ска­жем, семь чело­век, а рабо­та­ю­щих – двое, а на одно­го рабо­та­ю­ще­го 500 грамм саха­ра на неде­лю. И эти 500 они не могут полу­чить вовре­мя, не гово­ря о мясе и обо всем дру­гом.

На бюро гор­ко­ма пар­тии выяс­ни­лось, что стро­и­тель­ных мате­ри­а­лов под рукой нет, они выво­зят­ся за море, за Кас­пий­ское море, на ту сто­ро­ну, как и дру­гие това­ры пер­вой необ­хо­ди­мо­сти, на них наши­ва­ют ярлы­ки и про­да­ют втри­до­ро­га. То есть эта соци­аль­ная запу­щен­ность уже неве­ро­ят­ных пре­де­лов.

Конеч­но же, здесь речь не идет о чем-нибудь дру­гом, ска­жем, о рос­ко­ши, речь идет про­сто о выжи­ва­нии, об эле­мен­тар­ных усло­ви­ях мест­ных людей тру­да. Вме­сто это­го, име­ет место изде­ва­тель­ства над людь­ми. Напри­мер, сыно­вья уез­жа­ют в армию испол­нять свой граж­дан­ский долг, при­бы­ва­ют, отслу­жив срок, а их обрат­но не про­пи­сы­ва­ют и не дают рабо­ту. Что это?! Как это назы­вать?!

Вооб­ще, сей­час в Жана­о­зене не менее двух тысяч чело­век без­ра­бот­ных. Это – демо­би­ли­зо­ван­ные из армии, выпуск­ни­ки школ, тех­ни­ку­мов, кото­рым не дают рабо­ты. Как нам ска­за­ли мест­ные акса­ка­лы, здесь взят­ки реша­ют все, а закон, поря­док – в сто­роне. В это мне не хоте­лось верить, но при­шлось убе­дить­ся.

Бри­га­да писа­те­лей наших, нас было чет­ве­ро: Абди­жа­мил Нур­пе­и­сов, Зей­нол­ла Каб­до­лов, Абиш Кекиль­ба­ев и я. Мы для Жана­о­зе­на вез­ли необ­хо­ди­мые лекар­ства, меди­цин­ские при­бо­ры, все­го восемь ящи­ков, и мы не зна­ли что куда девать. Бес­кон­троль­ность настоль­ко, что мы вынуж­де­ны были обра­тить­ся в гор­ком пар­тии Шев­чен­ко, про­си­ли их созво­нить­ся, что­бы отпра­вить в Жана­о­зен.

В этом краю, кро­ме соци­аль­ных про­блем, мно­же­ство эко­ло­ги­че­ских про­блем. В пустыне рапо­ло­же­ны неболь­шие рабо­чие посел­ки. Рядом вовсе откры­тые руд­ни­ки. Про­ез­жая по этой тер­ри­то­рии, чело­век чув­ству­ет себя в сон­ном состо­я­нии. Кру­гом – сера, отрав­ля­ю­щие газы. Степь заби­та неф­те­ка­чал­ка­ми. Из это­го края, из этой бога­той зем­ли выби­ва­ют все богат­ство.

Рядом со ста­ры­ми посел­ка­ми стро­ят­ся вах­тен­ные горо­да, в кото­рых рабо­та­ют люди из дру­гих горо­дов, при­ез­жа­ют на две неде­ли, полу­ча­ют очень боль­шие зара­бот­ки и уез­жа­ют. А мест­ное насе­ле­ние, потом­ствен­ные неф­тя­ни­ки, выклю­че­ны из этой сфе­ры. И вот это все, разу­ме­ет­ся, не может не пре­вра­тить­ся в такую взры­во­опас­ную ситу­а­цию.

На опы­те всех этих собы­тий наше пра­ви­тель­ство, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны рес­пуб­ли­кан­ско­го зна­че­ния долж­ны очень осто­рож­но, очень чут­ко подой­ти к этим про­бле­мам. И не гово­рить, что все это от хули­га­нов, от нар­ко­ма­нов. Нет там таких хули­га­нов! Нет там таких нар­ко­ма­нов! Моло­дежь тре­бу­ет рабо­ты, жилья, эле­мен­тар­ных чело­ве­че­ских прав, и они спра­вед­ли­во тре­бу­ют! И если в этом видеть хули­ган­ство, то я не знаю, как им даль­ше суще­ство­вать?..

Гово­рить мож­но очень мно­го, но преж­де все­го о нере­шен­ных соци­аль­ных про­бле­мах. Оче­вид­на запу­щен­ность, я под­чер­ки­ваю, пре­ступ­ная запу­щен­ность, осо­бен­но за два-три послед­них года, когда сме­ни­ли кад­ры. Новые кад­ры, кото­рые пере­бро­ше­ны по каким-то неиз­вест­ным при­чи­нам, может быть, зна­ко­мые, свои, дру­зья, това­ри­щи, род­ствен­ни­ки выше­сто­я­щих, не зна­ют мест­ных людей, мест­ных усло­вий. Они без кон­ца кри­чат на людей, пуга­ют. Види­мо, они дума­ют, что не они обя­за­ны слу­жить наро­ду, а народ – им.

Здесь хоте­лось бы доба­вить о том, что Жана­о­зен спла­ни­ро­ван очень про­ду­ман­но, за что мест­ные жите­ли бла­го­дар­ны быв­ше­му пер­во­му сек­ре­та­рю гор­ко­ма пар­тии, о нем отзы­ва­ют­ся с огром­ной теп­ло­той. Он ныне рабо­та­ет гене­раль­ным дирек­то­ром, по-мое­му, «Ман­гыш­лак­неф­ти». Он при­ез­жал в Жана­о­зен в реша­ю­щий момент, и бла­го­да­ря ему кро­во­про­ли­тие было оста­нов­ле­но. Одно из тре­бо­ва­ний наро­да: вер­нуть его к ним или поста­вить во гла­ве горо­да тако­го же бес­ко­рыст­но­го, чест­но­го чело­ве­ка!

И еще одно: сей­час могу ска­зать, что в гор­ко­ме пар­тии, воз­мож­но, люди и рабо­та­ют нор­маль­но, но пер­вый сек­ре­тарь там недав­ний, неопыт­ный, и ситу­а­ци­ей город­ской коми­тет пар­тии в Жана­о­зене не вла­де­ет.

Сле­ду­ю­щее. В самом Жана­о­зене за послед­ние три года ока­за­лись три гро­мад­ных тубер­ку­лез­ных боль­ниц. Со всей рес­пуб­ли­ки всех туб­боль­ных поче­му-то нача­ли сво­зить туда. То есть сама обста­нов­ка: эко­ло­ги­че­ская, пси­хо­ло­ги­че­ская, соци­аль­ная пре­дель­но нака­ле­на, и плюс к это­му всех боль­ных тубер­ку­ле­зом – в Жана­о­зен! Народ там тре­бу­ет немед­лен­но закрыть хотя бы две из трех боль­ниц. По-мое­му, Мини­стер­ство здра­во­охра­не­ния уже поня­ло это – мы там встре­ча­ли работ­ни­ков мини­стер­ства, кото­рые зани­ма­ют­ся дан­ным вопро­сом.

Сей­час нуж­но немед­лен­но нала­дить тор­гов­лю, это пер­вое усло­вие, что­бы рабо­та­ли про­до­воль­ствен­ные мага­зи­ны, что­бы вовре­мя под­во­зи­лась питье­вая вода. Мы ходи­ли в мас­сы, бесе­до­ва­ли, ста­ра­лись понять их жела­ния, а так­же слу­ша­ли их тре­бо­ва­ния к руко­во­ди­те­лям мест­ной вла­сти. Мы поня­ли друг дру­га. Мы им обе­ща­ли дове­сти их поло­же­ние выше­сто­я­щим орга­нам прав­ле­ния, и мы выпол­ни­ли свое сло­во. Один из вышед­ших на митинг акса­ка­лов при бесе­де с нами, с Аби­шем и мною, ска­зал: «Ска­жи­те началь­ству, дове­ди­те нашу прав­ду и ска­жи­те, пус­кай не стре­ля­ют в демо­кра­тию!».

Очень пра­виль­ные сло­ва! Вот из это­го нуж­но исхо­дить и решать вопро­сы по-насто­я­ще­му, а не ссы­лать­ся на вся­кие при­ду­ман­ные при­чи­ны. Преж­де чем давать идео­ло­гию, надо обес­пе­чить людей рабо­той, осо­бен­но моло­дежь, нуж­но откры­вать тех­ни­ку­мы по спе­ци­аль­но­сти, что­бы они, мест­ные тра­ди­ци­он­ные неф­тя­ни­ки, име­ли не толь­ко ква­ли­фи­ка­цию чер­но­ра­бо­че­го, но и обре­та­ли новые спе­ци­аль­но­сти, что­бы они, осо­бен­но моло­дежь мог­ла заме­нить этих, рабо­та­ю­щих вах­тен­ным мето­дом. Новых сво­их кад­ров необ­хо­ди­мо было гото­вить дав­но, что­бы моло­дые люди не про­сто ходи­ли по ули­це, а где-то име­ли свои, хотя бы неболь­шие зара­бот­ки, что­бы помо­га­ли семье, что­бы почув­ство­ва­ли свою необ­хо­ди­мость людям, свою нуж­ность. Надо это учесть и пред­при­ни­мать ско­рей­шие меры, ина­че нынеш­ная про­бле­ма будет ослож­нять­ся и усу­губ­лять­ся.

1989 год, июль

Республиканский еженедельник онлайн