fbpx

ОБ ОБЩЕСТВЕ ЛЖИ, глупости и бессердечия (Продолжение. Начало в номере от 6 декабря 2018 г.)

За про­шед­шие 25 с лиш­ним лет мы не толь­ко не научи­лись про­из­во­дить что-нибудь сто­я­щее (добы­ча, стро­и­тель­ство, транс­порт, услу­ги, при­чем с чужой тех­ни­кой и мате­ри­а­ла­ми – это не про­из­вод­ство), но мы ока­за­лись не спо­соб­ны из сво­ей сре­ды выде­лить тех, кто мог бы орга­ни­зо­вать­ся в реаль­ную поли­ти­че­скую силу, что­бы оста­но­вить этот бес­пре­дел наси­лия над разу­мом, сове­стью, зако­ном.

Наша новей­шая мало­спо­соб­ность к само­сто­я­тель­ной исто­ри­че­ской дея­тель­но­сти начи­на­ет­ся с 91-го года, когда рас­пад СССР пода­рил нам неза­ви­си­мость, но мы до послед­не­го выга­ды­ва­ли, брать ее или все-таки не брать. Пло­до­твор­ная спо­соб­ность нации к само­сто­я­тель­ной исто­ри­че­ской дея­тель­но­сти про­яв­ля­ет­ся не толь­ко в спо­соб­но­сти созда­вать необ­хо­ди­мые для соб­ствен­ной жиз­ни удоб­ные и без­опас­ные усло­вия и сре­ду, но, что важ­нее, в ее спо­соб­но­сти самой изле­чи­вать соб­ствен­ные болез­ни через чест­ное, кри­ти­че­ское осмыс­ле­ние как теку­щей дей­стви­тель­но­сти, так и прой­ден­ных эта­пов, в спо­соб­но­сти отме­тать все лжи­вое, гряз­ное в сво­ей жиз­ни и само­сто­я­тель­но очи­стить­ся, в спо­соб­но­сти высо­ко­му нрав­ствен­но­му поступ­ку – пока­я­нию перед без­вин­но погуб­лен­ны­ми, кто бы они ни были, свои или чужие.

Тра­гизм наше­го поло­же­ния в том, что сла­бая обще­ствен­но-поли­ти­че­ская обу­слов­лен­ность такой само­де­я­тель­но­сти исто­ри­че­ским про­шлым усу­губ­ля­ет­ся анти­на­ци­о­наль­ной дея­тель­но­стью поли­ти­че­ской над­строй­ки сей­час. Важ­ней­шей пред­по­сыл­кой пере­хо­да к новой эпо­хе долж­но стать фор­ми­ро­ва­ние у основ­ной мас­сы каза­хов евро­пе­и­зи­ро­ван­но­го разу­ма и мыш­ле­ния.

Евро­пе­и­зи­ро­ван­ный мен­та­ли­тет хотя бы поло­ви­ны нации ста­нет важ­ней­шим фак­то­ром эво­лю­ци­он­но­го пере­хо­да к демо­кра­тии без потря­се­ний и мести бед­ных и отча­яв­ших­ся, устрой­ства без­опас­ной и удоб­ной для всех обще­ствен­ной жиз­ни. Думаю, что имен­но этот интел­лек­ту­аль­но-духов­ный про­цесс фор­ми­ро­ва­ния у боль­шин­ства каза­хов евро­пе­и­зи­ро­ван­но­го разу­ма и мыш­ле­ния объ­еди­нит, нако­нец, каза­хов – каза­хо­го­во­ря­щих и рус­ско­го­во­ря­щих в еди­ную нацию.

Интел­лек­ту­аль­ная и духов­ная евро­пе­и­зи­ро­ван­ность для нас, каза­хов, не явля­ет­ся чем-то совер­шен­но не свой­ствен­ным и не встре­чав­шим­ся в про­шлом явле­ни­ем. Раз­ви­тые в раз­ной сте­пе­ни евро­пе­и­зи­ро­ван­ный разум и мыш­ле­ние мож­но было наблю­дать в духов­ном и науч­ном твор­че­стве, начи­ная с Ш.Уалиханова, Ы.Алтынсарина, Абая, про­дол­жен­ные в пле­я­де дея­те­лей казах­ской либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ской интел­ли­ген­ции пер­вой тре­ти XX века. С 30-х гг. XX в., думаю, шли два раз­но­на­прав­лен­ных про­цес­са: линия более широ­ко­го фор­ми­ро­ва­ния наци­о­наль­ной духов­но­сти и куль­ту­ры, обре­те­ния ими сво­их при­су­щих черт и линия обще­го сни­же­ния уров­ня евро­пе­и­зи­ро­ван­но­сти мыш­ле­ния и твор­че­ства. Совре­мен­ное состо­я­ние каза­хо­языч­ной духов­но­сти и твор­че­ства, за исклю­че­ни­ем еди­ниц, харак­те­ри­зу­ет­ся замкну­то­стью, в основ­ном, в казах­ском мире, по сути общим сни­же­ни­ем до уров­ня пат­ри­ар­халь­но-фео­даль­но­го мен­та­ли­те­та лишь с необ­хо­ди­мы­ми оттен­ка­ми внеш­ней модер­ни­за­ции. Пото­му совре­мен­ная казах­ская духов­ность не ста­но­вит­ся для боль­шин­ства казах­ской интел­ли­ген­ции осно­вой непри­я­тия мер­зо­стей авто­ри­тар­ной вла­сти, не фор­ми­ру­ет внут­рен­нюю нрав­ствен­ную оппо­зи­цию к ней, не ведет к откры­то­му про­яв­ле­нию несо­гла­сия с ее поли­ти­кой, а, наобо­рот, поз­во­ля­ет «есте­ствен­но тво­рить» в пре­де­лах обо­зна­чен­ной вла­стью поли­ти­ко-идео­ло­ги­че­ской ниши.

Если гово­рить о рус­ско­языч­ных каза­хах – пред­ста­ви­те­лях оппо­зи­ции, власт­ных струк­тур, инфор­ма­ци­он­ной, поли­ти­че­ской, биз­нес-эли­ты, части кри­ти­че­ски мыс­ля­щих и зани­ма­ю­щих­ся само­об­ра­зо­ва­ни­ем сту­ден­тов, то они, в основ­ном, живут в общем евро­пе­и­зи­ро­ван­ным мен­та­ли­те­том, хотя и в их пове­де­нии и дея­тель­но­сти мож­но наблю­дать эле­мен­ты каза­хиз­ма. Ска­жем, какая-то неис­тре­би­мая без­мя­теж­ность отно­си­тель­но насто­я­ще­го и буду­ще­го стра­ны. Каза­лось бы, эти люди хоро­шо инфор­ми­ро­ва­ны о совре­мен­ном поло­же­нии в эко­но­ми­ке, поли­ти­ке, соци­аль­ной и духов­ной сфе­рах стра­ны, пси­хо­ло­ги­че­ском само­чув­ствии раз­ных соци­аль­ных групп, им хва­та­ет интел­лек­та спро­гно­зи­ро­вать раз­ви­тие этих про­цес­сов до опас­ных для обще­ства состо­я­ний, доста­точ­но душев­ных качеств, что­бы, наблю­дая за совре­мен­ны­ми нра­ва­ми, встре­во­жить­ся за буду­щее свое, детей, вну­ков, само­сто­я­тель­но осво­бо­дить­ся от реци­ди­вов «ага­из­ма», «агай­ы­низ­ма» и, как совре­мен­ный циви­ли­зо­ван­ный чело­век, желать и любить сво­бо­ду, но… у них есть «вели­кий» и «веч­ный» агай – гарант их спо­кой­но­го суще­ство­ва­ния… Прак­ти­че­ски у всех без раз­ли­чия каза­хов уди­ви­тель­но схо­жее внут­рен­нее пси­хо­ло­ги­че­ское состо­я­ние. Зом­би­ро­ван­ный про­па­ган­дой вла­сти, свя­зан­ный в сво­ем миро­воз­зре­нии поня­ти­я­ми каза­хиз­ма и мусуль­ма­но­тен­гри­ан­ства ауль­ный или близ­кий к нему по мен­та­ли­те­ту казах ска­жет: «Е-е-е, елмен бір­ге көре­міз де!» («Будет то, что будет с наро­дом!»). При­мер­но то же искор­кой тле­ет в глу­бине души наше­го каза­хо­языч­но­го и даже рус­ско­языч­но­го каза­ха-интел­ли­ген­та с евро­пе­и­зи­ро­ван­ным или близ­ко мыш­ле­ни­ем.

В насто­я­щее вре­мя в обще­стве за про­шед­шие при­мер­но 25 лет сфор­ми­ро­ва­лись опре­де­лен­ные духов­но-интел­лек­ту­аль­ные пред­по­сыл­ки евро­пе­и­зи­ро­ван­но­го мен­та­ли­те­та. В первую оче­редь, это обще­ствен­ные резуль­та­ты инфор­ма­ци­он­ной и поли­ти­ко – про­све­ти­тель­ской рабо­ты оппо­зи­ци­он­ной каза­хо и рус­ско­языч­ной печа­ти, нали­чие, пусть еще не оформ­лен­ной в еди­ное духов­но-интел­лек­ту­аль­ное про­стран­ство, но опре­де­лен­но суще­ству­ю­щей нрав­ствен­но-пси­хо­ло­ги­че­ской полу­ле­галь­ной сре­ды непри­я­тия дан­ной авто­ри­тар­ной вла­сти, состо­я­щей из потре­би­те­лей оппо­зи­ци­он­ной прес­сы во всех сфе­рах обще­ства, вклю­чая обра­зо­ван­ных и разум­ных пред­ста­ви­те­лей власт­ных и сило­вых струк­тур. Это – пер­вое.

Пере­ход части каза­хов, в том чис­ле и ауль­ных, недо­воль­ных жиз­нью и вла­стью, от исла­ма, слиш­ком лояль­но­го к вла­сти, гово­ря­ще­го лишь о нра­вах и поро­ках людей, не каса­ясь их обще­ствен­ных при­чин, к раз­лич­ным тече­ни­ям про­те­стан­тиз­ма, осо­бен­но в сви­де­те­ли Иего­вы, кото­рые завле­ка­ют в свои ряды как раз пред­мет­ным и ост­рым осуж­де­ни­ем без­об­ра­зий власть и богат­ство иму­щих. Это тоже пока­за­тель их неудо­вле­тво­рен­но­сти каза­хиз­ма­ми в мен­та­ли­те­те род­ной сре­ды и свое­об­раз­ная попыт­ка перей­ти на евро­пе­и­зи­ро­ван­ный мен­та­ли­тет. Это – вто­рое.

Также пока­за­тель­но «увле­че­ние» частью кри­ти­че­ски мыс­ля­щих моло­дых каза­хов на запа­де и юге стра­ны, где наи­бо­лее обостре­ны отно­ше­ния «низов» с «вер­ха­ми», раз­лич­ны­ми направ­ле­ни­я­ми неор­то­док­саль­но­го исла­ма, «при­вле­ка­тель­ных» имен­но непри­я­ти­ем дан­ной вла­сти.

В этом же направ­ле­нии и неко­то­рые родо­вые отли­чия казах­ско­го степ­но­го мен­та­ли­те­та. To веко­вое коче­ва­ние по сте­пи име­ло и поло­жи­тель­ные послед­ствия, а имен­но – неза­ко­сте­не­лость мыш­ле­ния в отли­чие от зем­ле­дель­че­ских общин, откры­тость вос­при­я­тию «дру­го­го», тра­ди­ци­он­ные сво­бо­до­лю­бие и демо­кра­тизм в отно­ше­ни­ях как с вла­стью, так и внут­ри общин.

He в оби­ду дру­гим этно­сам, у каза­хов сла­бее выра­жен наци­о­наль­ный эго­изм и эго­цен­тризм. Совре­мен­ный, взвин­чи­ва­е­мый евразий­ский каза­хо­цен­тризм – искус­ствен­ное обра­зо­ва­ние, созда­ва­е­мое про­па­ган­дист­ски­ми ресур­са­ми вла­сти для сво­их корыст­ных целей, по боль­шо­му сче­ту чуж­дое истин­но казах­ской душе, отно­ся­щей­ся к любо­му чело­ве­ку как к рав­но­му, дру­же­люб­но и участ­ли­во.

Евро­пе­и­зи­ро­ван­ный разум и мыш­ле­ние, фор­ми­ро­ва­ни­ем кото­ро­го долж­на бы зани­мать­ся вся систе­ма обра­зо­ва­ния и вос­пи­та­ния, вся духов­ная сфе­ра обще­ства, может заклю­чать­ся в сле­ду­ю­щем: пер­вое – раци­о­на­лизм, оцен­ка всех собы­тий, лич­но­стей казах­стан­ской дей­стви­тель­но­сти, основ­ных сто­рон наци­о­наль­но­го бытия с точ­ки зре­ния разум­но­сти, раци­о­наль­но­сти, отри­цая про­яв­ле­ния каза­хиз­ма, ага­из­ма, агай­ы­низ­ма как осно­вы преж­де все­го кла­но­во-родо­вых отно­ше­ний.

Раци­о­на­лизм не про­ти­во­сто­ит выс­шим про­яв­ле­ни­ям наци­о­наль­но­го духа, это явле­ния не одно­го поряд­ка и назна­че­ния. Раци­о­на­лизм – это нрав­ствен­но-эти­че­ская нор­ма, кото­рая долж­на помочь оздо­ров­ле­нию, очи­ще­нию обще­ства от лжи, глу­по­сти, само­об­ма­на, само­вос­хва­ле­ния. Выс­шие про­яв­ле­ния любо­го наци­о­наль­но­го духа обыч­но вне пре­де­лов раци­о­наль­но­го пони­ма­ния и оцен­ки, и они долж­ны быть тако­вы­ми. Выс­шие про­яв­ле­ния наци­о­наль­но­го духа как бы воз­вы­ша­ют­ся над разум­но, раци­о­наль­но устро­ен­ной обы­ден­но­стью, кото­рая, одна­ко, явля­ет­ся той жиз­нен­ной сре­дой, где и созре­ва­ет в муках то выс­шее, воз­вы­шен­ное, что­бы затем вырвать­ся из тис­ков обы­ден­но­сти. Но без раци­о­наль­но устро­ен­ной жиз­ни на осно­ве сво­бод­но­го, само­де­я­тель­но­го разу­ма выс­шие про­яв­ле­ния наци­о­наль­но­го духа могут ста­но­вить­ся все более ред­ким явле­ни­ем, что мы и наблю­да­ем в жиз­ни наше­го обще­ства.

Вто­рое – объ­ек­тив­ность, при­вер­жен­ность объ­ек­тив­ной истине. Объ­ек­тив­ность – это уста­нов­ле­ние воз­мож­но боль­ше­го коли­че­ства свя­зей и отно­ше­ний явле­ния и выво­ды, осно­ван­ные на объ­ек­тив­ном, т.е. мак­си­маль­но отстра­нен­ном от лич­ност­ных оце­нок ана­ли­зе всей сово­куп­но­сти уста­нов­лен­ных свя­зей и отно­ше­ний. При этом выво­ды могут быть самые раз­ные – ожи­да­е­мые или неожи­дан­ные, под­твер­жда­ю­щие или опро­вер­га­ю­щие, эври­сти­че­ские или ука­зы­ва­ю­щие на заблуж­де­ние и т.д. Глав­ное, вы уста­нав­ли­ва­е­те объ­ек­тив­ную, т.е. не зави­ся­щую от ваше­го субъ­ек­тив­но­го отно­ше­ния исти­ну, и толь­ко она, какой бы ни была, явля­ет­ся исход­ной пло­до­твор­ной дея­тель­но­сти. Вы може­те не при­зна­вать объ­ек­тив­ную исти­ну, но тем самым обре­ка­е­те себя на пустую тра­ту вре­ме­ни и сил. Но если вы поста­ви­ли перед собой высо­кую цель, то, в кон­це кон­цов, вам при­дет­ся при­нять объ­ек­тив­ную исти­ну и начать тяже­лое дви­же­ние к обще­ствен­но­му бла­гу, пото­му что толь­ко она слу­жит это­му бла­гу. В конеч­ном ито­ге вы согла­си­тесь, что толь­ко объ­ек­тив­ная исти­на само­до­ста­точ­на, нрав­ствен­на и спра­вед­ли­ва.

Нуж­но ска­зать, что в поли­ти­че­ской жиз­ни встре­ча­ет­ся и объ­ек­ти­визм раз­ных оттен­ков, когда берет­ся неко­то­рая сово­куп­ность вполне реаль­ных свя­зей явле­ния, выбран­ных обыч­но с неким умыс­лом, а выво­ды при этом как бы воз­но­сят авто­ра над про­ти­во­сто­я­щи­ми сто­ро­на­ми и рису­ют перед обще­ствен­но­стью образ чест­но­го и непред­взя­то­го рас­су­ди­те­ля. Но объ­ек­тив­ная исти­на, в конеч­ном ито­ге, и здесь зани­ма­ет свое зако­но­мер­ное место и рас­став­ля­ет все по местам.

(Про­дол­же­ние сле­ду­ет)

Алим­хан НУРЕКЕЕВ,

исто­рик

Республиканский еженедельник онлайн