fbpx

КАЗАХСКИЙ «ШПИОН» просит политическое убежище У ПРЕЗИДЕНТА РОССИИ

«Вооб­ще, граж­дане Казах­ста­на долж­ны знать, что где бы они ни нахо­ди­лись, в какой бы ситу­а­ции ни ока­за­лись – они все­гда под надеж­ной защи­той сво­ей Роди­ны, мы сде­ла­ем все воз­мож­ное, что­бы помочь им в любой ситу­а­ции», – заве­рил жур­на­ли­стов министр ино­стран­ных дел РК Кай­рат Абд­рах­ма­нов в кулу­а­рах пра­ви­тель­ства во втор­ник, 6 нояб­ря.
О том, как Роди­на в лице ее внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ведом­ства «защи­ща­ет» сво­их граж­дан, мы рас­ска­за­ли на при­ме­ре «шпи­о­на» из Казах­ста­на Нурит­ди­на Назар­ба­е­ва (см. «ДАТ» за 27.09. и 2.11.2018 г.).

Напом­ним, граж­да­нин нашей стра­ны пилот вер­то­ле­та авиа­ком­па­нии «Евра­зия Эйр» Нурит­дин Назар­ба­ев по тре­бо­ва­нию спец­служб Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан, подо­зре­ва­ю­щих его в шпи­он­ской дея­тель­но­сти про­тив это­го госу­дар­ства, был задер­жан на тер­ри­то­рии Рос­сий­ской Феде­ра­ции 3 июня это­го года. С 4 июня он содер­жит­ся в оди­ноч­ной каме­ре СИЗО г. Омска. Срок содер­жа­ния под стра­жей исте­кал 2 нояб­ря.

В сво­ем обра­ще­нии к рос­сий­ским вла­стям Служ­ба гос­бе­зо­пас­но­сти РУ ука­зы­ва­ет, что Нурит­дин Назар­ба­ев явля­ет­ся граж­да­ни­ном их стра­ны, что опро­вер­га­ет­ся доку­мен­таль­но. Из Узбе­ки­ста­на Нурит­дин выехал в Казах­стан в 2013 году, в апре­ле 2014 года подал заяв­ле­ние на имя пре­зи­ден­та РУ об отка­зе от узбек­ско­го граж­дан­ства, после полу­че­ния вида на граж­дан­ство в РК, в авгу­сте 2015 года стал пол­но­цен­ным граж­да­ни­ном РК.

Дру­гой пра­во­вой казус. На днях адво­кат Нурит­ди­на Васи­лий Сады­ков, член кол­ле­гии адво­ка­тов г. Аста­ны, пред­ста­вил редак­ции «D» инте­рес­ный доку­мент. Это ответ от 12.09.2018 г. за под­пи­сью началь­ни­ка след­ствен­но­го управ­ле­ния СГБ РУ А. Абдул­ла­е­ва на его обра­ще­ние от 24.08.2018 г. с прось­бой пред­ста­вить ему мате­ри­а­лы уго­лов­но­го дела, воз­буж­ден­но­го в отно­ше­нии Назар­ба­е­ва. Так вот, этот высо­ко­по­став­лен­ный чин узбек­ских спец­служб на голу­бом гла­зу пишет: «…Соглас­но тре­бо­ва­ни­ям ста­тьи 53 УПК Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан защит­ник впра­ве озна­ко­мить­ся с доку­мен­та­ми про­цес­су­аль­ных дей­ствий, с уча­сти­ем его под­за­щит­но­го, одна­ко, каких-либо след­ствен­ных дей­ствий с Вашим под­за­щит­ным Назар­ба­е­вым Н.К. не про­во­ди­лось. В свя­зи с изло­жен­ным, пред­став­ле­ние мате­ри­а­лов уго­лов­но­го (дела – D) для озна­ком­ле­ния и сня­тия копий не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным».

Как гово­рит­ся, вот тебе, баб­ка, и Юрьев день! Если ника­ких «след­ствен­ных дей­ствий» не про­во­ди­лось, то на каком месте «роди­лась мышь», то бишь уго­лов­ное дело в отно­ше­нии граж­да­ни­на дру­же­ствен­но­го Узбе­ки­ста­ну Казах­ста­на? Если сле­до­вать эле­мен­тар­ной логи­ке, коль не было ника­ких след­ствен­ных дей­ствий, то апри­о­ри не долж­но быть мате­ри­а­лов уго­лов­но­го дела, как, впро­чем, и само­го уго­лов­но­го дела. То есть пап­ка пуста, а «король», ока­зы­ва­ет­ся, гол! Но поче­му тогда на пустом месте вак­ха­на­лия? По наше­му же разу­ме­нию, ответ г-на Абдул­ла­е­ва есть под­твер­жде­ние того, что СГБ Узбе­ки­ста­на, явно одер­жи­мая шпи­о­но­ма­ни­ей, кста­ти, и в отно­ше­нии граж­дан Рос­сии, о чем мы уже писа­ли, сама же уго­ди­ла в кап­кан, рас­став­лен­ный ею для Нурит­ди­на Назар­ба­е­ва. Воз­мож­но, для того, что­бы отчи­тать­ся перед пре­зи­ден­том Узбе­ки­ста­на Мир­зи­ёе­вым о том, как она доб­лест­но блю­дёт инте­ре­сы гос­бе­зо­пас­но­сти стра­ны. Пусть даже вопре­ки рати­фи­ци­ро­ван­ным Узбе­ки­ста­ном Кон­вен­ци­ям ООН в обла­сти прав чело­ве­ка.

Еще один казус спец­служб Узбе­ки­ста­на: яко­бы Нурит­дин Назар­ба­ев в пери­од с сен­тяб­ря 2014 года по фев­раль 2015-го зани­мал­ся вер­бов­кой граж­дан Узбе­ки­ста­на из чис­ла воен­но­слу­жа­щих казах­ской наци­о­наль­но­сти, слу­жа­щих в армии Узбе­ки­ста­на. То есть нахо­дясь на тер­ри­то­рии Казах­ста­на. Вы може­те себе такое пред­ста­вить? Лич­но я – нет.

Нурит­дин в послед­ний раз был в Узбе­ки­стане с тем, что­бы снять­ся с про­пис­ки, в фев­ра­ле 2014 года.

К сло­ву, адво­кат Сады­ков спе­ци­аль­но ездил в Узбе­ки­стан в инте­ре­сах сво­е­го под­за­щит­но­го. Но его даже на пушеч­ный выстрел не под­пу­сти­ли к орга­нам СГБ РУ, даже отка­за­ли ему в реги­стра­ции его хода­тайств.

Пони­мая всю актив­ность узбек­ской сто­ро­ны по его экс­тра­ди­ции из рос­сий­ско­го СИЗО и без­дей­ствие казах­стан­ских спец­служб и МИДа РК по его защи­те, 30 октяб­ря Нурит­дин Назар­ба­ев обра­тил­ся к пре­зи­ден­ту Рос­сии Вла­ди­ми­ру Пути­ну с прось­бой о предо­став­ле­нии ему поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща. В руко­пис­ном вари­ан­те его заяв­ле­ния, копи­ей кото­ро­го редак­ция рас­по­ла­га­ет, узник рос­сий­ско­го СИЗО с пода­чи узбек­ских спец­служб пишет: «С момен­та задер­жа­ния меня содер­жат в СИЗО-1 одно­го в каме­ре. На мои и все дово­ды адво­ка­та с предо­став­ле­ни­ем дока­за­тельств, что я не вино­вен и не явля­юсь субъ­ек­том пре­ступ­ле­ния, меня не выпус­ка­ют и хотят экс­тра­ди­ро­вать в Узбе­ки­стан. Рес­пуб­ли­ка Узбе­ки­стан отне­се­на ООН к чис­лу госу­дарств, в кото­рых осу­ществ­ля­ют­ся пыт­ки граж­дан. Я про­шу у Вас поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща. Я боюсь за свою жизнь и здо­ро­вье. У меня трое несо­вер­шен­но­лет­них детей. Помо­ги­те, пожа­луй­ста, разо­брать­ся и дока­зать мою неви­нов­ность в этом деле по шпи­о­на­жу, на кото­ром уже весь мир поме­шал­ся».

Пять меся­цев подо­зре­ва­е­мый узбек­ски­ми вла­стя­ми в шпи­о­на­же граж­да­нин Казах­ста­на содер­жит­ся в оди­ноч­ной каме­ре. А это, по Кон­вен­ции ООН, уже есть раз­но­вид­ность пыт­ки. В свя­зи с этим оче­ред­ной вопрос: а где же гума­ни­за­ция уго­лов­но­го зако­но­да­тель­ства, так веле­ре­чи­во рекла­ми­ру­е­мая соот­вет­ству­ю­щи­ми служ­ба­ми Казах­ста­на и Рос­сии, где, в кон­це кон­цов, рати­фи­ци­ро­ван­ные обе­и­ми сто­ро­на­ми дого­во­ра о соблю­де­нии прав чело­ве­ка? Неужто Назар­ба­ев ока­зал­ся более опа­сен для обо­их госу­дарств, чем меж­ду­на­род­ные пре­ступ­ни­ки-реци­ди­ви­сты или гла­вы транс­на­ци­о­наль­ных ОПГ, кото­рых до суда отправ­ля­ют если не под залог, то домаш­ний арест?

Посколь­ку срок содер­жа­ния Нурит­ди­на Назар­ба­е­ва в СИЗО исте­кал 2 нояб­ря, то, ссы­ла­ясь на тре­бо­ва­ния Евро­пей­ской кон­вен­ции «О выда­че» и соот­вет­ству­ю­щие ста­тьи рос­сий­ско­го уго­лов­но-про­цес­су­аль­но­го зако­но­да­тель­ства, про­ку­рор Чер­лак­ско­го рай­о­на г. Омска Д. Тра­ки­мас при­нял поста­нов­ле­ние о хода­тай­стве перед судом о про­дле­нии сро­ка содер­жа­ния Назар­ба­е­ва под рос­сий­ской стра­жей до 2 декаб­ря это­го года.

29 нояб­ря суд состо­ял­ся. С уча­сти­ем адво­ка­тов Нурит­ди­на Назар­ба­е­ва и его род­ствен­ни­ков. Через день пред­се­да­тель суда Чер­лак­ско­го рай­о­на Л. Герст­нер удо­вле­тво­рил хода­тай­ство про­ку­ро­ра рай­о­на.
Но сто­ро­на защи­ты Назар­ба­е­ва счи­та­ет, что все преды­ду­щие и послед­нее судеб­ные поста­нов­ле­ния о про­дле­нии сро­ков содер­жа­ния под стра­жей Нурит­ди­на неза­кон­ные и под­ле­жат отмене, а его осво­бо­дить из-под стра­жи.

Из апел­ля­ци­он­ной жало­бы адво­ка­та Васи­лия Сады­ко­ва на поста­нов­ле­ние судьи Герст­нер: «Ана­лиз пред­став­лен­ных сто­ро­ной обви­не­ния «дока­за­тельств» по делу в Узбе­ки­стане сви­де­тель­ству­ет не толь­ко о про­ти­во­ре­чи­ях, но их сомни­тель­ном харак­те­ре.
Во вре­мя пре­бы­ва­ния в Таш­кен­те в пери­од с 27 по 29.8.18. мною были пред­став­ле­ны обра­ще­ния в Гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру, в СГБ и сле­до­ва­те­лю СУ СГБ Узбе­ки­ста­на Киму А.Г. по защи­те прав и инте­ре­сов Назар­ба­е­ва Н.К. Гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра Узбе­ки­ста­на до насто­я­ще­го вре­ме­ни не отве­ти­ла по моим заяв­ле­ни­ям. Хотя я два­жды дуб­ли­ро­вал запро­сы через элек­трон­ную почту 06.9.18.

Ответ пред­став­лен толь­ко от име­ни началь­ни­ка СУ СГБ Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан Абдул­ла­е­ва А. за №17/С-1844, 1851, 1868 от 12 сен­тяб­ря 2018 года. … Изу­че­ние доку­мен­тов уго­лов­но­го дела, кото­рые посту­пи­ли из Узбе­ки­ста­на, сви­де­тель­ству­ет о том, что «обви­не­ние» Назар­ба­е­ва в совер­ше­нии осо­бо тяж­ко­го пре­ступ­ле­ния бази­ру­ет­ся лишь на пока­за­ни­ях одно­го лица – сви­де­те­ля обви­не­ния капи­та­на Кама­ло­ва К.А., воен­но­слу­жа­ще­го и сослу­жив­ца Назар­ба­е­ва, бор­то­во­го тех­ни­ка воин­ской части № 08366 Мино­бо­ро­ны РУ.

При этом в деле нет ника­ких под­твер­жде­ний и пря­мых дока­за­тельств с нали­чи­ем санк­ци­о­ни­ро­ван­ных судом дан­ных спе­ци­аль­ных опе­ра­тив­но-розыск­ных меро­при­я­тий или неглас­ных след­ствен­ных дей­ствий (СОРМ и НСД). В кото­рых бы опе­ра­тив­ные видео- и ауди­о­за­пи­си под­твер­жда­ли нали­чие раз­го­во­ров Назар­ба­е­ва Н.К. с вер­бов­ка­ми воен­но­слу­жа­щих Мино­бо­ро­ны Узбе­ки­ста­на.

Более того, объ­ек­тив­ных СОРМ и НСД не мог­ло быть, так как Назар­ба­ев после 19.02.14. в Узбе­ки­стан более нико­гда не воз­вра­щал­ся.
В пери­од рас­сле­до­ва­ния дела о шпи­о­на­же узбек­ская сто­ро­на не обра­ща­лась к ком­пе­тент­ным орга­нам Казах­ста­на с хода­тай­ства­ми о допро­се Назар­ба­е­ва. Такие доку­мен­ты от сле­до­ва­те­ля и Ген­про­ку­ра­ту­ры Узбе­ки­ста­на в упол­но­мо­чен­ные орга­ны Казах­ста­на вооб­ще не посту­па­ли.

Кро­ме того, пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны Узбе­ки­ста­на не при­сы­ла­ли Назар­ба­е­ву Н.К. уве­дом­ле­ния или повест­ки о необ­хо­ди­мо­сти явки к ним в Таш­кент для допро­са по инте­ре­су­ю­щим их вопро­сам. Какие-либо очные став­ки или иные след­ствен­ные дей­ствия с уча­сти­ем непо­сред­ствен­но само­го Назар­ба­е­ва сле­до­ва­тель СУ СГБ РУ не про­во­дил.

В свя­зи с этим воз­ни­ка­ет пра­во­вое осно­ва­ние вопро­са: поче­му узбек­ская сто­ро­на объ­яви­ла в меж­го­су­дар­ствен­ный розыск Назар­ба­е­ва, заоч­но обви­няя его в госизмене/шпионаже, руко­вод­ству­ясь толь­ко пока­за­ни­я­ми одно­го лица – воен­но­слу­жа­ще­го Кама­ло­ва?

Если миро­вая судеб­ная прак­ти­ка будет сле­до­вать при­ме­ру Узбе­ки­ста­на, то на осно­ва­нии субъ­ек­тив­ных пока­за­ний одно­го заин­те­ре­со­ван­но­го лица мож­но обви­нять кого угод­но и в чём угод­но. Фан­та­зии в вопро­се тако­го рода «обви­не­ния» могут быть без­гра­нич­ны.

И что симп­то­ма­тич­но в уго­лов­ном деле по Назар­ба­е­ву – ана­ло­гич­ные заоч­ные обви­не­ния в шпи­о­на­же про­тив быв­ших воен­но­слу­жа­щих Мино­бо­ро­ны или Служ­бы нац­без­опас­но­сти Узбе­ки­ста­на выдви­га­лись неко­то­рое вре­мя назад в отно­ше­нии граж­дан Рос­сии. Харак­тер­ным в них явля­ет­ся одно: уго­лов­ные дела воз­буж­да­ют­ся и рас­сле­ду­ют­ся имен­но про­тив быв­ших граж­дан Узбе­ки­ста­на из чис­ла воен­но­слу­жа­щих, по окон­ча­нии служ­бы при­няв­ших граж­дан­ство дру­го­го госу­дар­ства».

P.S. 26 октяб­ря супру­га Нурит­ди­на Назар­ба­е­ва Гуль­жан Сапа­ро­ва обра­ти­лась за защи­той в ООН. По стан­дар­там этой орга­ни­за­ции, госу­дар­ствам реко­мен­до­ва­но отка­зы­вать в экс­тра­ди­ции или выда­че граж­дан стра­нам, вклю­чён­ным в «чёр­ный» спи­сок. Узбе­ки­стан зна­чит­ся в нем. Рос­сии же, в слу­чае экс­тра­ди­ции Нурит­ди­на Назар­ба­е­ва в Узбе­ки­стан, гро­зят пра­во­вые и финан­со­вые послед­ствия по обя­за­тель­ствам, соглас­но меж­ду­на­род­ным тре­бо­ва­ни­ям, перед постра­дав­шим, то есть Назар­ба­е­вым. Не пре­зи­ден­том РК, а рядо­вым граж­да­ни­ном Казах­ста­на – с такой же фами­ли­ей.

Жума­би­ке ЖУНУСОВА,
«D»

Республиканский еженедельник онлайн