ИСКАНДЕР ОСУЖДЕН за то, что он… успешный бизнесмен

Наблюдавшие за судебным процессом правозащитники говорят о необъективности и несправедливости судебного процесса по делу о «мошенничестве» в отношении Искандера Еримбетова и группы лиц.



Вече­ром в поне­дель­ник, 22 октяб­ря, в Алма­ты судья Меде­уско­го рай­он­но­го суда Такен Шаки­ров (на фото) при­го­во­рил биз­не­сме­на Искан­де­ра Ерим­бе­то­ва к семи годам тюрем­но­го заклю­че­ния по обви­не­нию в мошен­ни­че­стве в осо­бо круп­ном раз­ме­ре. Быв­ший пре­зи­дент ком­па­нии Sky Servise Миха­ил Зоров при­го­во­рен к трем годам услов­но­го сро­ка. Быв­ший гла­ва сове­та дирек­то­ров ком­па­нии Sky Servise Дмит­рий Пестов и быв­ший член сове­та дирек­то­ров этой ком­па­нии Васи­ли­на Соко­лен­ко при­го­во­ре­ны к четы­рем годам и двум меся­цам тюрь­мы каж­дый. Содер­жав­шим­ся с 4 мая и до это­го дня под домаш­ним аре­стом Дмит­рию Песто­ву и Васи­лине Соко­лен­ко при­го­во­ром мера пре­се­че­ния изме­не­на на арест с содер­жа­ни­ем в след­ствен­ном изо­ля­то­ре.

При­го­во­ром так­же изме­не­на мера пре­се­че­ния в отно­ше­нии Миха­и­ла Зоро­ва: он осво­бож­да­ет­ся из-под домаш­не­го аре­ста. Искан­дер Ерим­бе­тов остал­ся под аре­стом.

Искан­дер Ерим­бе­тов стал если не геро­ем про­цес­са, то «основ­ным» под­су­ди­мым уж точ­но – посколь­ку имен­но так его «окре­стил» про­цес­су­аль­ный про­ку­рор Еркин Бай­ма­гам­бе­тов. Тот самый, кото­рый утвер­дил обви­ни­тель­ный акт, смысл обви­не­ний в кото­ром с само­го нача­ла пытал­ся най­ти Искан­дер Ерим­бе­тов со сво­и­ми защит­ни­ка­ми – но так и не смог­ли.

Во вся­ком слу­чае, сра­зу в нача­ле судеб­но­го про­цес­са после огла­ше­ния про­ку­ро­ром Шамои обви­ни­тель­но­го акта, когда судья Такен Шаки­ров спро­сил у Искан­де­ра Ерим­бе­то­ва – ясно ли ему предъ­яв­лен­ное обви­не­ние, под­су­ди­мый Ерим­бе­тов отве­тил, что ему, в част­но­сти, не ясно, что озна­ча­ет такое поня­тие, как неза­кон­но завы­шен­ные тари­фы, и дру­гие эко­но­ми­че­ские поня­тия, поло­жен­ные в осно­ва­ние обви­не­ния.

Тогда взо­ры устре­ми­лись к про­цес­су­аль­но­му про­ку­ро­ру Бай­ма­гам­бе­то­ву, кото­рый как раз и утвер­дил обви­ни­тель­ный акт. Одна­ко тогда Бай­ма­гам­бе­тов спря­тал­ся за нор­му о том, что под­су­ди­мый не име­ет пра­ва зада­вать вопро­сы про­ку­ро­ру. Судья Такен Шаки­ров тогда ска­зал, что ему само­му неяс­но содер­жа­ние этих поня­тий, но, мол, судеб­ный про­цесс для того и пред­на­зна­чен, что­бы разо­брать­ся в этих поня­ти­ях. Тем самым судья Шаки­ров отмел хода­тай­ства защит­ни­ков Ерим­бе­то­ва о том, что с таки­ми неопре­де­лен­ны­ми фор­му­ли­ров­ка­ми обви­не­ний дело необ­хо­ди­мо вер­нуть в про­ку­ра­ту­ру – для дора­бот­ки.

Во вся­ком слу­чае, Искан­де­ру Ерим­бе­то­ву – кото­рый, как ока­за­лось, окон­чил мате­ма­ти­че­ский факуль­тет по спе­ци­аль­но­сти «мате­ма­ти­че­ская логи­ка», уда­лось с само­го нача­ла про­цес­са под­нять дис­кус­сии на логи­че­ский уро­вень. Ибо, как неод­но­крат­но под­чер­ки­ва­ла его адво­кат Жана­ра Бал­га­ба­е­ва, имен­но ясность обви­не­ния, соглас­но пра­ви­лам Коми­те­та ООН по пра­вам чело­ве­ка, явля­ет­ся необ­хо­ди­мым усло­ви­ем для того, что­бы суд был спра­вед­ли­вым, – то есть если нет ясно­сти в обви­не­нии, то невоз­мож­но ожи­дать спра­вед­ли­во­го суда.

Одна­ко Искан­де­ру Ерим­бе­то­ву во вре­мя судеб­но­го про­цес­са так и не уда­лось при­ме­нить в пол­ной мере свои логи­че­ские зна­ния. В одних слу­ча­ях его пере­би­вал судья Шаки­ров. В дру­гих слу­ча­ях, когда допра­ши­ва­лись потер­пев­шие, сви­де­те­ли, экс­пер­ты, никто из них не мог дать опре­де­ле­ние спор­ным финан­со­во-эко­но­ми­че­ским поня­ти­ям. Как заяви­ла адво­кат Бал­га­ба­е­ва во вре­мя пре­ний, в этих ситу­а­ци­ях одни допра­ши­ва­е­мые про­сто начи­на­ли кивать на сле­до­ва­те­лей, мол, имен­но сле­до­ва­те­ли при­ду­ма­ли эти поня­тия и затем нада­ви­ли на допра­ши­ва­е­мых, что­бы они согла­си­лись имен­но с трак­тов­кой сле­до­ва­те­лей. Дру­гие, как отме­ти­ла в пре­ни­ях адво­кат Бал­га­ба­е­ва, и вовсе отве­ча­ли на вопро­сы по прин­ци­пу «В ого­ро­де бузи­на, а в Кие­ве дядь­ка» – такую ква­зи­ло­ги­ку она тогда назва­ла «логи­че­ским иди­о­тиз­мом».

– А сле­до­ва­тель Жан­дос Арып и вовсе учу­дил: когда сто­ро­на защи­ты ука­за­ла ему, что он отве­ча­ет не на постав­лен­ный вопрос (поис­ти­не – в ого­ро­де бузи­на, в Кие­ве дядь­ка), он заявил бук­валь­но сле­ду­ю­щее: «Я так ска­зал – и это пра­виль­но», думая, что он избе­жал кап­ка­на логи­че­ско­го иди­о­тиз­ма, не заме­чая при этом, что попал в дру­гой кап­кан, – заяви­ла на суде адво­кат Жана­ра Бал­га­ба­е­ва.

Мыр­за­хан Ерим­бе­тов, отец Искан­де­ра Ерим­бе­то­ва и его обще­ствен­ный защит­ник, после огла­ше­ния при­го­во­ра назвал суд «поли­ти­че­ским суди­ли­щем» и заявил, что обжа­ло­ва­ние при­го­во­ра не толь­ко пра­во защит­ни­ков его осуж­дён­но­го сына, но и их «свя­тая обя­зан­ность».

За сего­дняш­ним засе­да­ни­ем и огла­ше­ни­ем при­го­во­ра наблю­дал и адво­кат-пра­во­за­щит­ник Джа­ред Ген­сер, руко­во­ди­тель аме­ри­кан­ской юри­ди­че­ской фир­мы Perseus Strategies. В сво­ем ком­мен­та­рии репор­те­ру «Азатты­ка» Ген­сер заявил, что судья Такен Шаки­ров откро­вен­но про­де­мон­стри­ро­вал «непро­фес­си­о­на­лизм» и «поли­ти­че­скую анга­жи­ро­ван­ность».

– Этот суд был насмеш­кой над демо­кра­ти­ей. При­го­вор, ско­рее все­го, был зара­нее при­нят. Подоб­ные дей­ствия будут иметь меж­ду­на­род­ные послед­ствия. Мы будем при­зы­вать, что­бы мини­стра внут­рен­них дел Касы­мо­ва, это­го судью при­влек­ли к ответ­ствен­но­сти, – ска­зал Джа­ред Ген­сер после суда репор­те­ру «Азатты­ка».

Пра­во­за­щит­ник и жур­на­лист Сер­гей Дува­нов – пред­ки кото­ро­го еще на заре совет­ской вла­сти постра­да­ли как пред­при­ни­ма­те­ли – гово­рит, что в любом циви­ли­зо­ван­ном госу­дар­стве, постро­ен­ном на рыноч­ных отно­ше­ни­ях, подоб­ное дело о так назы­ва­е­мом «мошен­ни­че­стве» нико­гда бы не появи­лось. Одна­ко Искан­де­ра Ерим­бе­то­ва судят как раз за то, что он пред­при­ни­ма­тель, к тому же успеш­ный, гово­рит Дува­нов.

Дирек­тор Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка Евге­ний Жовтис гово­рит, что в демо­кра­ти­че­ских стра­нах управ­ле­ние госу­дар­ством осно­вы­ва­ет­ся на вер­хо­вен­стве пра­ва – Rule of Law. В тота­ли­тар­ных госу­дар­ствах управ­ле­ние осу­ществ­ля­ет­ся при помо­щи зако­на – Rule by Law.

В послед­нем слу­чае авто­ри­тар­ные лиде­ры не слу­жат вер­хо­вен­ству пра­ва как выс­шей цели, а, наобо­рот, пыта­ют­ся пре­вра­тить пра­во в сред­ство для дости­же­ния сво­их поли­ти­че­ских целей, кото­рые им кажут­ся наи­выс­ши­ми на каж­дом «исто­ри­че­ском» эта­пе их прав­ле­ния, гово­рит Жовтис. Поэто­му в дей­стви­ях тота­ли­тар­ных, авто­ри­тар­ных режи­мов, по его сло­вам, бес­по­лез­но искать какую-то логи­ку или что-то, хотя бы отда­лен­но напо­ми­на­ю­щее пра­ва чело­ве­ка, спра­вед­ли­вость и дру­гие демо­кра­ти­че­ские цен­но­сти, посколь­ку они пыта­ют­ся при­спо­со­бить пра­во к сво­им поли­ти­че­ски целе­со­об­раз­ным делам.

В свя­зи с этим Жовтис ста­вит на одну плос­кость дей­ствия и объ­яс­не­ния вла­стей Сау­дов­ской Ара­вии в свя­зи с убий­ством жур­на­ли­ста Хашогги и дей­ствия казах­стан­ских вла­стей в свя­зи с судеб­ным про­цес­сом по делу о «мошен­ни­че­стве» в отно­ше­нии биз­не­сме­на Искан­де­ра Ерим­бе­то­ва и груп­пы лиц.

Как ни пытал­ся судья Такен Шаки­ров заста­вить защи­ту Искан­де­ра Ерим­бе­то­ва и его само­го не гово­рить о пыт­ках, кото­рым он под­вер­гал­ся, по их сло­вам, с нача­ла его задер­жа­ния в нояб­ре 2017 года и до 11 янва­ря это­го года, его мать и обще­ствен­ный защит­ник Гай­ни Ерим­бе­то­ва всё же ска­за­ла о них. По ее сло­вам, спе­ци­аль­ный про­ку­рор горо­да Алма­ты, кото­рый рас­сле­до­вал ее жало­бы на пыт­ки в отно­ше­нии сына, ранее состо­ял в след­ствен­ной опе­ра­тив­ной груп­пе в долж­но­сти сле­до­ва­те­ля. Уже одно это созда­ва­ло, по ее сло­вам, кон­фликт инте­ре­сов, в резуль­та­те чего этот спец­про­ку­рор, вме­сто того что­бы рас­сле­до­вать факт пыток, сде­лал всё – хотя и при­ми­тив­но – для того, что­бы закрыть дело о пыт­ках.

По сло­вам Гай­ни Ерим­бе­то­вой, ее сына пыта­ли с целью заста­вить его выну­дить вер­нуть­ся в Казах­стан свою сест­ру Бота­гоз Джар­де­ма­ли – что­бы она дала пока­за­ния про­тив кри­ти­ка казах­стан­ско­го режи­ма Мух­та­ра Абля­зо­ва.

В сво­ем обо­рван­ном выступ­ле­нии в пре­ни­ях Искан­дер Ерим­бе­тов, несмот­ря на то, что судья Такен Шаки­ров несколь­ко раз его пре­ры­вал (как гово­рит пра­во­за­щит­ник Андрей Сви­ри­дов), смог всё же немно­го рас­ска­зать об ужас­ных пыт­ках, кото­рым он под­вер­гал­ся в СИЗО.
Как заяви­ли Искан­дер Ерим­бе­тов, а так­же его защит­ни­ки – отец и мать, дело о «мошен­ни­че­стве» не име­ет обос­но­ван­но­го финан­со­во-эко­но­ми­че­ско­го содер­жа­ния, посколь­ку если сле­до­вать логи­ке обви­не­ния по это­му делу, то в Казах­стане мож­но судить любо­го пред­при­ни­ма­те­ля – так как смысл пред­при­ни­ма­тель­ства состо­ит имен­но в извле­че­нии при­бы­ли. А Ерим­бе­то­ва судят как раз за это.

В пре­ни­ях сто­рон, кото­рые нача­лись в пят­ни­цу, 19 октяб­ря, про­ку­рор Тимур Шамои отверг утвер­жде­ния Искан­де­ра Ерим­бе­то­ва и его защит­ни­ков о пыт­ках в отно­ше­нии него в пери­од с нояб­ря 2017 года по январь 2018 года. Как ска­зал про­ку­рор, было воз­буж­де­но уго­лов­ное дело по жало­бам на пыт­ки, одна­ко потом это дело было закры­то спец­про­ку­ра­ту­рой Алма­ты из-за того, что жало­бы не под­твер­ди­лись.

Искан­дер Ерим­бе­тов в пери­од след­ствия и на судеб­ном про­цес­се одно­знач­но отвер­гал все предъ­яв­лен­ные ему обви­не­ния по делу о «мошен­ни­че­стве». Он так­же утвер­ждал о фаль­си­фи­ка­ции и поли­ти­че­ской моти­ви­ро­ван­но­сти дела, кото­рое, по его сло­вам, нуж­но казах­стан­ским вла­стям для того, что­бы при­го­во­рить его к тюрем­но­му сро­ку и выну­дить при­знать обви­не­ние по дру­го­му делу – об «отмы­ва­нии денег», яко­бы выве­ден­ных из «БТА Бан­ка» коман­дой быв­ше­го пред­се­да­те­ля сове­та дирек­то­ров бан­ка Мух­та­ра Абля­зо­ва.

Сест­ра Ерим­бе­то­ва, Бота Джар­де­ма­ли, рабо­та­ла юри­стом у Абля­зо­ва, кото­рый с 2009 года живет за рубе­жом и кри­ти­ку­ет казах­стан­ские вла­сти.

Казис ТОГУЗБАЕВ,
Azattyq.org

(медиа-про­ект «DAT» №38 (450) от 25 октяб­ря 2018 г.)

Республиканский еженедельник онлайн