fbpx

Досым САТПАЕВ: ОДУМАЙТЕСЬ, ПОКА НЕ ПОЗДНО: у страны еще есть шанс!

Вирус, кото­рый зара­зил наш госу­дар­ствен­ный аппа­рат, под назва­ни­ем «син­дром вре­мен­щи­ка» – это когда люди не мыс­лят кате­го­ри­я­ми госу­дар­ства, что будет со стра­ной через 10–15 лет, что будет с граж­да­на­ми этой стра­ны. Тем более прак­ти­че­ски 70–80 про­цен­тов эли­ты, я сомне­ва­юсь, в слу­чае жесто­чай­шей кри­зис­ной ситу­а­ции они оста­нут­ся в стране. Запас­ные аэро­дро­мы у всех уже гото­вы…”

Досым Сат­па­ев на пар­тий­ном съез­де ХДС (Хри­сти­ан­ско-демо­кра­ти­че­ский союз) с Анне­грет Крамп-Кар­рен­бау­эр – воз­мож­ной пре­ем­ни­цей канц­ле­ра ФРГ Анге­ле Мер­кель.

На днях в Youtube опуб­ли­ко­ва­но аудио-интер­вью извест­но­го казах­стан­ско­го поли­то­ло­га Досы­ма Сат­па­е­ва, в кото­ром авто­ри­тет­ный экс­перт, как гово­рит­ся, меж­ду строк дает исчер­пы­ва­ю­щий ана­лиз почти 27-лет­ней исто­рии неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на и свой про­гноз буду­ще­го нашей стра­ны (пол­ный текст мож­но послу­шать по ссыл­ке https://m.youtube.com/watch?v=rI8Hjmf J4ps&feature=youtu.be). Нака­нуне Дня неза­ви­си­мо­сти Рес­пуб­ли­ки Казах­стан пуб­ли­ку­ем его интер­вью в сокра­ще­нии. Вме­сте с тем редак­ция зара­нее при­но­сит свои изви­не­ния Досы­му Сат­па­е­ву и интер­вью­ро­вав­ше­го его наше­му кол­ле­ге за погреш­но­сти, кото­рые, воз­мож­но, были допу­ще­ны при рас­шиф­ров­ке ауди­о­за­пи­си.

– Досым, в каком обще­стве мы будем жить? Казах­ста­нец буду­ще­го – кто он?

– Я пом­ню в 90-е годы, когда был мощ­ный энту­зи­азм людей, когда были пер­вые при­зна­ки постро­е­ния демо­кра­ти­че­ско­го обще­ства, на самом деле был мощ­ный ажи­о­таж с точ­ки зре­ния актив­но­го раз­ви­тия граж­дан­ско­го обще­ства. Был тогда шанс, что дей­стви­тель­но Казах­стан может пой­ти по направ­ле­нию, по кото­ро­му сей­час актив­но идет та же самая Гру­зия, с точ­ки зре­ния хотя бы рефор­мы пра­во­охра­ни­тель­ной систе­мы, осо­бен­но после тра­ги­че­ско­го слу­чая с Дени­сом Теном. К сожа­ле­нию, мы упу­сти­ли этот шанс.

Да, Казах­стан на фоне дру­гих стран Цен­траль­ной Азии выгля­дит, может, и хоро­шо, но если коп­нуть глуб­же, то выяс­ня­ет­ся, что это колосс на гли­ня­ных ногах. У нас такое боль­шое коли­че­ство про­блем, столь­ко ске­ле­тов в шка­фу, кото­рые быва­ли имен­но в кри­зис­ной ситу­а­ции. Это пока­за­ли собы­тия в «Шаны­ра­ке» в 2006 году, это Жана­о­зен в 2011 году, это земель­ные митин­ги в 2016 году, это послед­ний страш­ный инци­дент с Дени­сом Теном. Все это гово­рит о том, что все сег­мен­ты госу­дар­ствен­но­го управ­ле­ния абсо­лют­но не рабо­та­ют в инте­ре­сах граж­дан стра­ны. Пото­му что они замкну­ты на самих себя. А это явля­ет­ся след­стви­ем имен­но того, что эта систе­ма не демо­кра­ти­че­ская, для наших пред­ста­ви­те­лей вла­сти граж­дане стра­ны – это про­сто некая мас­са, кото­рой они хотят управ­лять.

Поэто­му они эту мас­су дела­ют целе­на­прав­лен­но неве­же­ствен­ной, целе­на­прав­лен­но сни­жа­ют опре­де­лен­ный уро­вень поли­ти­че­ской куль­ту­ры, счи­тая, что такой мас­сой лег­че управ­лять.

Я думаю, что это самая глав­ная ошиб­ка. Пото­му что, как пока­за­ли собы­тия убий­ства Дени­са Тена, мно­гие люди не хотят пре­вра­щать­ся в некую мас­су, кото­рой мож­но мани­пу­ли­ро­вать. Люди хотят иметь свое пра­во голо­са, они хотят вли­ять на поли­ти­че­ские про­цес­сы. Даже тре­бо­ва­ния, кото­рые про­зву­ча­ли по пово­ду отстав­ки мини­стра МВД, необ­хо­ди­мо­сти рефор­мы пра­во­охра­ни­тель­ной систе­мы, озву­чи­ли мно­гие люди, кото­рые тра­ди­ци­он­но нико­гда не были внут­ри поли­ти­ки, кото­рые как бы были доволь­но отстра­нен­ные от нее. Вдруг этот инци­дент пока­зал, что на месте извест­но­го фигу­ри­ста мог ока­зать­ся любой граж­да­нин Казах­ста­на.

Если посмот­реть по ста­ти­сти­ке, пре­ступ­ле­ния про­ис­хо­дят каж­дый день во всех реги­о­нах Казах­ста­на, это самые страш­ные пре­ступ­ле­ния – убий­ство, гра­беж. Про­сто эта ста­ти­сти­ка офи­ци­аль­но не все­гда озву­чи­ва­ет­ся. Как след­ствие, мы видим боль­шие разо­ча­ро­ва­ния очень мно­гих людей в Казах­стане. Кто-то потом будет фор­ми­ро­вать про­тестные настро­е­ния, кото­рые зре­ют в обще­стве, кто-то будет уез­жать из стра­ны. То есть это уже наблю­да­ет­ся, осо­бен­но сре­ди моло­де­жи.

– Министр инфор­ма­ции недав­но гово­рил, что нуж­но сде­лать выво­ды из тра­ге­дии, слу­чив­шей­ся с Дени­сом Теном. Но пони­ма­ет ли сама власть, насколь­ко они недаль­но­вид­но посту­па­ют, посто­ян­но сдер­жи­вая кри­ти­че­скую мас­су и умал­чи­вая дей­стви­тель­ное поло­же­ние вещей?

– Я сомне­ва­юсь в искрен­но­сти вла­сти. К сожа­ле­нию, у них отно­ше­ние к реа­ли­ям совсем дру­гое, чем у про­стых граж­дан Казах­ста­на. Для наших чинов­ни­ков самое глав­ное – инстинкт само­со­хра­не­ния, в первую оче­редь, мне­ние гла­вы госу­дар­ства, их не инте­ре­су­ет мне­ние обще­ствен­но­сти, их не забо­тит то, как сле­до­ва­ло бы реа­ги­ро­вать на какие-то обще­ствен­ные про­цес­сы.

Обра­ти­те вни­ма­ние, когда зву­чат тре­бо­ва­ния поли­ти­че­ских реформ, власть очень жест­ко ока­зы­ва­ет дав­ле­ние на тех, кто озву­чи­ва­ет эти тре­бо­ва­ния. Напри­мер, то же самое МВД пус­ка­ет в ход все ресур­сы на задер­жа­ние про­стых граж­дан, даже тех, кто вооб­ще не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к этим тре­бо­ва­ни­ям, они про­сто шли по ули­це. В таких слу­ча­ях для подав­ле­ния вся­ко­го обще­ствен­но­го мне­ния момен­таль­но вклю­ча­ет­ся вся репрес­сив­ная систе­ма. Это гово­рит о том, что в прин­ци­пе все заяв­ле­ния о том, что, да, мы будем извле­кать уро­ки, мы будем счи­тать­ся с тре­бо­ва­ни­я­ми обще­ствен­но­сти, – не более, чем обе­ща­ния. Это и есть поли­ти­ка двой­ных стан­дар­тов.

Вирус, кото­рый зара­зил наш госу­дар­ствен­ный аппа­рат, под назва­ни­ем «син­дром вре­мен­щи­ка» – это когда люди не мыс­лят кате­го­ри­я­ми госу­дар­ства, что будет со стра­ной через 10–15 лет, что будет с граж­да­на­ми этой стра­ны. Тем более поло­ви­на нашей поли­ти­че­ской эли­ты, имею в виду ее выс­ший состав, прак­ти­че­ски 70–80 про­цен­тов эли­ты, я сомне­ва­юсь, что в слу­чае жесто­чай­шей кри­зис­ной ситу­а­ции они оста­нут­ся в стране. Запас­ные аэро­дро­мы у всех уже гото­вы. Мы видим, как когда кто-то вдруг попа­да­ет в опа­лу, выпа­да­ет из систе­мы, то он момен­таль­но ока­зы­ва­ет­ся за гра­ни­цей.

Каж­дый из них вхо­дит в спис­ки бога­тых людей, их акти­вы, иму­ще­ство тоже за гра­ни­цей, где они потом полу­ча­ют граж­дан­ство как инве­сто­ры. Вот это явля­ет­ся неким пока­за­те­лем.

Конеч­но, мно­гих уже разо­ча­ро­вы­ва­ет посто­ян­ное «бла-бла»: «Ребя­та, зав­тра будет луч­ше, потер­пи­те, в 2050 году мы вой­дем в спи­сок 30 раз­ви­тых стран мира». Люди хотят жить здесь и сей­час, они вовсе не глу­пые, они видят, как за 27 лет после раз­ва­ла Сою­за, при таких гигант­ских сырье­вых ресур­сах, с таким малень­ким насе­ле­ни­ем, в Казах­стане сей­час ост­ро сто­ит про­бле­ма чело­ве­че­ско­го капи­та­ла. Мы поте­ря­ли самые клю­че­вые момен­ты кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти по пока­за­ни­ям чело­ве­че­ско­го капи­та­ла.

Поче­му? Пото­му что чинов­ни­ку не нужен был чело­ве­че­ский капи­тал. Их не инте­ре­со­ва­ли талант­ли­вые, умные, амби­ци­оз­ные люди. Даже систе­ма «Бола­шак», кото­рая так актив­но про­дви­га­лась, внед­ре­ние моло­дых спе­ци­а­ли­стов в струк­ту­ру госу­дар­ствен­ной вла­сти, что­бы они ее рефор­ми­ро­ва­ли, она тоже дала сбой. Извест­ный жур­на­лист Вадим Борей­ко отме­тил как-то в одной из сво­их пуб­ли­ка­ций, что эти люди вошли систе­му, чтоб не менять ее, а чтоб встра­и­вать­ся в нее.

Вот это про­бле­ма боль­шая. Конеч­но, такое мно­гих разо­ча­ро­вы­ва­ет.
После каж­до­го инци­ден­та ника­ких изме­не­ний в поли­ти­ке вла­сти не про­ис­хо­дит. Не слу­ча­ет­ся ника­ких отста­вок высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков, кото­ры­ми чуть ли не на сле­ду­ю­щий день обыч­но сопро­вож­да­ют­ся подоб­ные инци­ден­ты в дру­гих стра­нах с раз­ви­той демо­кра­ти­ей, при­чем это про­ис­хо­дит по ини­ци­а­ти­ве самих этих чинов­ни­ков, а не пото­му, что пре­зи­дент их отстра­нил. Это тоже пока­за­тель. Обра­ти­те вни­ма­ние, за 27 лет неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на кто-нибудь из чинов­ни­ков сам ухо­дил в отстав­ку? Все сидят до послед­не­го, пото­му что их не инте­ре­су­ет мне­ние наро­да. Их инте­ре­су­ет то, как отре­а­ги­ру­ет пре­зи­дент. Пре­зи­дент ска­жет – уйдет в отстав­ку, а потом, как на под­вод­ной лод­ке, всплы­вёт в дру­гой, не менее высо­ко­по­став­лен­ной долж­но­сти.

– Если посмот­реть исто­рию, на недав­ние собы­тия в Арме­нии, в 80-х годах в Румы­нии, мно­гое неми­ну­е­мо, поэто­му, может, вла­сти без­опас­нее начи­нать диа­лог с наро­дом, при­знать все как есть, ведь народ казах­ский уме­ет понять и про­щать ее про­шлые ошиб­ки?

– Вы пра­вы в том плане, что не надо боять­ся его наро­да. Но с этим у нас боль­шая про­бле­ма. Власть боит­ся наро­да, народ не дове­ря­ет вла­сти. Как в такой ситу­а­ции мож­но выстро­ить дее­спо­соб­ный диа­лог? Я сомне­ва­юсь, что при таких усло­ви­ях что-то полу­чит­ся. Власть боит­ся наро­да, осо­бен­но после земель­ных митин­гов. Мы видим, как вычи­сти­ли поли­ти­че­ское поле, по сути, не оста­лось ни оппо­зи­ци­он­ных пар­тий, ни оппо­зи­ци­он­ных СМИ, боль­ше трех опас­но соби­рать­ся.

То есть таким обра­зом власть чет­ко пока­зы­ва­ет, что ее не устра­и­ва­ют любые при­зна­ки поли­ти­че­ской актив­но­сти граж­дан. Выхо­дит, наша власть не учла уро­ки дру­гих госу­дарств. Если посто­ян­но закру­чи­вать гай­ки, резь­бу сорвет рано или позд­но. Кста­ти, она может сорвать­ся из-за очень малень­ко­го инци­ден­та, абсо­лют­но не поли­ти­че­ско­го, как это было в Туни­се, когда под­жег себя моло­дой парень и какая потом вол­на пошла, до сих пор отго­лос­ки зву­чат. Малень­кий каме­шек может вызвать боль­шой обвал. Власть это­го не пони­ма­ет, она счи­та­ет, что кон­тро­ли­ру­ют ситу­а­цию пол­но­стью. Как пока­зы­ва­ют инци­ден­ты послед­них лет – митин­ги, неожи­дан­ные взры­вы про­тестных настро­е­ний, как во вре­мя земель­ных митин­гов, власть абсо­лют­но не кон­тро­ли­ру­ет ситу­а­цию. Она не зна­ет свой народ, она не зна­ет про­тестных настро­е­ний, какие есть и по како­му пово­ду. Они сами себя уве­ро­ва­ли в том, что Казах­стан впе­ре­ди пла­не­ты всей, мно­го­чис­лен­ные «потем­кин­ские» про­ек­ты пре­под­но­сят как боль­шой успех в эко­но­ми­че­ском раз­ви­тии.

А наро­ду нуж­ны про­стые инди­ка­то­ры успе­ха. Воз­мож­ность полу­чить каче­ствен­ное обра­зо­ва­ние, здра­во­охра­не­ние, гаран­тию того, что полу­чишь пен­сию на выхо­де, при этом ее не съест деваль­ва­ция или инфля­ция. Вот эту гаран­тию госу­дар­ство как раз про­сто­му чело­ве­ку не дает. Это не чест­ная игра, когда госу­дар­ство от граж­дан посто­ян­но что-то тре­бу­ет, типа «ребя­та, отчис­ляй­те пен­си­он­ные накоп­ле­ния в пен­си­он­ный фонд», а потом выяс­ня­ет­ся, что поло­ви­на денег ЕНПФ про­па­да­ет где-то. Либо «во дво­ре два­дцать пер­вый век, мы вве­дем все­об­щую декла­ра­цию на иму­ще­ство и дохо­ды, пен­си­о­не­ры и сту­ден­ты тоже долж­ны декла­ри­ро­вать свои дохо­ды».

При этом насе­ле­ние и экс­пер­ты спра­ши­ва­ют у пра­ви­тель­ства: вы нам рас­крой­те Наци­о­наль­ный фонд, весь меха­низм рабо­ты, какие там вло­же­ния, какие вло­же­ния мы поте­ря­ли во вре­мя кри­зи­са и т.д. Но тут пра­ви­тель­ство начи­на­ет играть в мол­чан­ку. Это тоже поли­ти­ка двой­ных стан­дар­тов, лице­ме­рие вла­сти, что вызы­ва­ет мно­же­ство вопро­сов. Если от граж­дан тре­бу­е­те, чтоб они опла­чи­ва­ли всю эту неэф­фек­тив­ную гро­мозд­кую бюро­кра­ти­че­скую систе­му, то в ответ вы долж­ны обес­пе­чить без­опас­ность граж­дан от чего бы то ни было, соци­аль­но эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие, что, в прин­ци­пе, госу­дар­ство долж­но делать за наши нало­ги, за нашу лояль­ность. Но этот меха­низм не рабо­та­ет.

– Что вы може­те ска­зать о буду­щем стра­ны через 10 лет?

– Этот вопрос очень важ­ный, он дис­ку­ти­ру­ет­ся экс­пер­та­ми, в поли­ти­че­ских кулу­а­рах. Пото­му что все пони­ма­ют, при дей­ству­ю­щей вла­сти, при дей­ству­ю­щем пре­зи­ден­те все боят­ся рез­ких изме­не­ний, не беру в счет послед­ние зако­но­да­тель­ные изме­не­ния каса­тель­но Сове­та без­опас­но­сти, пред­се­да­те­лем кото­ро­го пожиз­нен­но назна­чи­ли нынеш­не­го пре­зи­ден­та. Мно­гих инте­ре­су­ет, кто ста­нет сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том, как будет раз­ви­вать­ся систе­ма, когда он уйдет с поли­ти­че­ской сце­ны окон­ча­тель­но. Вот это и есть клю­че­вой вопрос. В каче­стве кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты назы­ва­ют неко­то­рых пер­сон. У нас на самом деле, как в сказ­ке, нале­во пой­дешь – будет то-то, напра­во – дру­гое, пря­мо пой­дешь – еще что-то. Часть эли­ты, может быть, и обще­ства про­сто не хочет изме­не­ний, пото­му что они боят­ся, что будет хуже.

Есть вто­рое направ­ле­ние, свя­зан­ное с рефор­ма­ми, как это было в Гру­зии, как сей­час про­ис­хо­дит в Арме­нии. Тре­тье направ­ле­ние – это воз­мож­ные кон­флик­ты раз­ных уров­ней, начи­ная внут­ри эли­ты, кото­рые могут перей­ти в обще­ствен­ные. В любом слу­чае, кон­флик­ты опас­ны тем, что мы можем ока­зать­ся на мин­ном поле, когда стра­на может взры­вать­ся мощ­ны­ми соци­аль­ны­ми про­те­ста­ми из-за нако­пив­ших­ся за деся­ти­ле­тия про­блем, при­чем в раз­ных сфе­рах, будь сфе­ра язы­ка, рели­гии или меж­эт­ни­че­ских отно­ше­ний. Сей­час на поверх­но­сти у нас все как бы хоро­шо. Но это совсем не так на самом деле.

На про­тя­же­нии несколь­ких лет я посто­ян­но озву­чи­ваю эти про­бле­мы, пыта­юсь досту­чать­ся до моз­гов и сер­дец власть пре­дер­жа­щих – оду­май­тесь пока не позд­но! У стра­ны есть еще шанс, еще есть вари­ан­ты раз­ви­тия ситу­а­ции. Если мы перей­дём в точ­ку невоз­вра­та, то тогда все, стра­на может поте­рять суве­ре­ни­тет, часть тер­ри­то­рии может поте­рять, она может поте­рять абсо­лют­но все, можем поте­рять и чело­ве­че­ские жиз­ни. Хотя мы поте­ря­ли очень мно­го вре­ме­ни, но есть еще шанс. Нач­ни­те реаль­ные поли­ти­че­ские рефор­мы – и вас под­дер­жат сни­зу, пото­му что обще­ство ждет реформ, оно гото­во к ним.

У нас есть опре­де­лён­ная струк­ту­ра граж­дан­ских ини­ци­а­тив, соци­аль­ные сети могут стать неким ана­ло­гом граж­дан­ско­го обще­ства, люди хотят и гото­вы помочь госу­дар­ству. Но власть либо пыта­ет­ся заго­во­рить все и вся, либо про­сто игно­ри­ру­ет про­бле­му, систе­ма сво­их не сда­ет и менять­ся не хочет.

– Как вы дума­е­те, кто такой казах­ста­нец сего­дня? Есть ли у нас наци­о­наль­ная идея? Что нас объ­еди­ня­ет?

– Казах­стан фор­маль­но уни­тар­ное госу­дар­ство. Но если посмот­реть более глуб­же, уви­дим, что внут­ри огром­ной стра­ны есть такой «малень­кий» Казах­стан, где люди варят­ся в соб­ствен­ном соку. Я свя­зы­ваю это с их опре­де­лен­ны­ми поли­ти­че­ски­ми, инфор­ма­ци­он­ны­ми цен­но­стя­ми. Не сек­рет, мно­гие наши граж­дане сидят на раз­ных инфор­ма­ци­он­ных кана­лах. В Казах­стане боль­шое коли­че­ство людей пред­по­чи­та­ет рос­сий­ские источ­ни­ки инфор­ма­ции. Я как-то груст­но пошу­тил, мол, мно­гие казах­стан­цы телом нахо­дят­ся в Казах­стане, а голо­вой – в Рос­сии. То есть это так назы­ва­е­мая раз­мы­тая иден­ти­фи­ка­ция. Для них Рос­сия бли­же, чем Казах­стан, с его про­бле­ма­ми, с его поли­ти­че­ски­ми веща­ми. Вот это про­бле­ма.

Есть еще про­бле­ма кри­зи­са самой иден­ти­фи­ка­ции, даже сре­ди казах­ско­го насе­ле­ния. Если спро­сить даже немо­ло­дых людей, кем они в первую оче­редь себя вос­при­ни­ма­ют, будут раз­ные отве­ты. Кто-то ска­жет – мусуль­ма­нин, то есть рели­ги­оз­ную иден­ти­фи­ка­цию поста­вит на пер­вое место. Это так­же свя­за­но с собы­ти­я­ми послед­них деся­ти лет, с неким рели­ги­оз­ным ренес­сан­сом казах­стан­ско­го обще­ства, мно­гие моло­дые люди идут в рели­гию. Кто-то, наобо­рот, отве­тит, что, преж­де все­го, он – казах. То есть назо­вет этни­че­скую само­иден­ти­фи­ка­цию. Кто-то отве­тит – аргын, най­ман и т.д., то есть родо­пле­мен­ная само­иден­ти­фи­ка­ция. У каж­до­го свои при­о­ри­те­ты само­иден­ти­фи­ка­ции. В этом тоже есть опре­де­лен­ные нюан­сы буду­ще­го госу­дар­ства. К сожа­ле­нию, наш госу­дар­ствен­ный аппа­рат, наша власть не смог­ла най­ти некие общие цен­но­сти, кото­рые объ­еди­ни­ли бы всех по иден­тич­но­сти.

Мно­гие гово­рят об «аме­ри­кан­ской мечте», пыта­ют­ся понять, что это такое. Аме­ри­кан­ская меч­та – это не кра­си­вые лозун­ги типа «Мәң­гілік ел», «Руха­ни жаңғы­ру». Аме­ри­кан­ская меч­та бази­ру­ет­ся на очень про­стых обы­ва­тель­ских вещах. Это – нали­чие хоро­шей рабо­ты, иметь свой малень­кий соб­ствен­ный домик, ощу­ще­ние част­ной соб­ствен­но­сти. Это воз­мож­ность детям дать хоро­шее обра­зо­ва­ние, это уже пре­ро­га­ти­ва сред­не­го клас­са. Здесь мы выхо­дим как раз на соци­аль­но-эко­но­ми­че­скую струк­ту­ру наше­го обще­ства. Аме­ри­кан­ская меч­та – это меч­та сред­не­го клас­са.

Казах­стан­ская меч­та тоже мог­ла бы бази­ро­вать­ся на сред­нем клас­се, пото­му что в раз­ных стра­нах мира сред­ний класс име­ет общие цен­но­сти – стрем­ле­ние иметь ста­биль­ную соци­аль­но-эко­но­ми­че­скую базу, быть финан­со­во неза­ви­си­мым от госу­дар­ства, поэто­му тре­бо­вать от госу­дар­ства выпол­не­ния его усло­вий.

Казах­стан­ская меч­та появит­ся тогда, когда в Казах­стане появит­ся сред­ний класс. У нас же пыта­ют­ся объ­еди­нить людей каки­ми-то мифи­че­ски­ми офи­ци­аль­ны­ми лозун­га­ми, декла­ра­тив­ны­ми про­ек­та­ми. Это вызы­ва­ет либо оттор­же­ние, либо рав­но­ду­шие. Мно­гие эти про­ек­ты нера­бо­то­спо­соб­ны.

– Каким вы види­те пост­на­зар­ба­ев­ский Казах­стан, какие груп­пи­ров­ки, эли­ты, силы будут бороть­ся за власть?

– Мы в 2012 году выпу­сти­ли кни­гу, где попы­та­лись про­ана­ли­зи­ро­вать, что может быть после сме­ны вла­сти, какие воз­мож­ны сце­на­рии. Выво­ды не очень опти­ми­сти­че­ские. Наша власть не созда­ла силь­ные поли­ти­че­ские инсти­ту­ты в стране. У нас эли­та состо­ит из опре­де­лен­ных очень вли­я­тель­ных пер­сон, кото­рых в Казах­стане не так мно­го, – семья пре­зи­ден­та, есть бли­жай­шее окру­же­ние гла­вы госу­дар­ства. Мно­го рас­суж­де­ний по пово­ду того, что будет, когда ста­рая гвар­дия уйдет и при­дет новое поко­ле­ние управ­лен­цев.

Что каса­ет­ся игро­ков, то, в прин­ци­пе, круг неболь­шой, хотя, конеч­но, гораз­до шире, чем было в Узбе­ки­стане. Чем боль­ше состав игро­ков, тем боль­ше рис­ков кон­фликт­но­сти. Смо­жет ли кол­лек­тив­ное руко­вод­ство дол­гое вре­мя соблю­дать некое джентль­мен­ское согла­ше­ние, когда кол­лек­тив­но будут при­ни­мать­ся какие-то реше­ния, даже, воз­мож­но, опре­де­лять кан­ди­да­ту­ру сле­ду­ю­ще­го пре­зи­ден­та и т.д. Я лич­но сомне­ва­юсь. У нас же все по прин­ци­пу: либо ты полу­ча­ешь все, либо – ниче­го. Все будут опа­сать­ся: если ты не ста­нешь пер­вым, либо если ты не под­дер­жишь того, кто им стал, то с тобой про­изой­дет то же самое, что в Рос­сии с Бере­зов­ским.

Поэто­му борь­ба за власть будет. Но здесь воз­ни­ка­ет очень боль­шое коли­че­ство рис­ков, в том чис­ле, воз­мож­но, попы­та­ют­ся ее взять сило­ви­ки. Мы видим, как в послед­ние годы уси­ли­лись их функ­ции, в первую оче­редь – КНБ. Это тоже не слу­чай­но. Здесь тоже есть инте­рес­ные пер­со­ны: кро­ме Кари­ма Маси­мо­ва, его пер­вый зам­пред Самат Абиш, чем-то напо­ми­на­ю­щий Пути­на. Могут появить­ся новые инте­рес­ные игро­ки во вре­мя тран­зи­та.

Для нас, ана­ли­ти­ков, самое глав­ное – взгля­нуть на дол­го­сроч­ные пер­спек­ти­вы, лет эдак на 15–20 впе­ред. Что будет со стра­ной? Я лич­но счи­таю, что мно­гое будет зави­сеть от того, смо­жет ли новое руко­вод­ство стра­ны понять и не повто­рить оши­бок преж­не­го руко­вод­ства. Невоз­мож­но постро­ить эффек­тив­ную систе­му, если она бази­ру­ет­ся на груп­по­вых инте­ре­сах. Нам необ­хо­ди­мы силь­ные поли­ти­че­ские инсти­ту­ты, силь­ный пар­ла­мент, силь­ный инсти­тут мест­но­го само­управ­ле­ния, силь­ные поли­ти­че­ские пар­тии, силь­ные СМИ. Не толь­ко с точ­ки зре­ния того, что они будут выра­жать мне­ние и инте­ре­сы насе­ле­ния, это помо­жет нам защи­тить­ся от внеш­них угроз.

– Быту­ет мне­ние, что буду­щий пре­зи­дент Казах­ста­на будет назна­чать­ся после како­го-то кол­лек­тив­но­го реше­ния меж­ду лиде­ра­ми Китая, Рос­сии и США. Насколь­ко такое воз­мож­но?

– Пред­ставь­те, это вполне реаль­но, если мы сами не будем опре­де­лять свою соб­ствен­ную повест­ку дня. Если наша эли­та без уча­стия граж­дан­ско­го обще­ства зай­мет­ся внут­рен­ни­ми раз­бор­ка­ми, тогда веро­ят­но, что к руко­вод­ству Казах­ста­ном может прий­ти некий чело­век, кото­рый ста­нет мари­о­нет­кой в руках внеш­них игро­ков, кото­рые попы­та­ют­ся сде­лать все, что­бы у них под боком нахо­дил­ся мари­о­не­точ­ный режим. В том чис­ле через финан­си­ро­ва­ние. Так что мы долж­ны понять про­стую вещь – глав­ная зада­ча во вре­мя тран­зи­та для всех нас – это моби­ли­зо­вать­ся, что­бы быть в одной лод­ке. И эли­та, и все граж­дане Казах­ста­на.

Кай­ы­р­жан БАЗАРОВ,
FindyourB

Республиканский еженедельник онлайн