fbpx

Галым АГЕЛЕУОВ: Власть оттягивает ВРЕМЯ ИСТИНЫ

Став­шая сакраль­ной для казах­стан­ско­го обще­ства дата 16 декаб­ря раз­де­ли­ла его надвое. Одни свя­зы­ва­ют этот день с при­ня­ти­ем зако­на «О неза­ви­си­мо­сти и суве­ре­ни­те­те госу­дар­ства», дру­гие – с декабрь­ски­ми собы­ти­я­ми 1986 года.

Вот уже семь лет, как эта дата име­ет самое непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние к жана­о­зен­ским собы­ти­ям 2011 года. Жана­о­зен-2011, как и Жел­ток­сан-1986, невоз­мож­но сте­реть из памя­ти народ­ной, эти два собы­тия невоз­мож­но отде­лить друг от дру­га. Пото­му что они – две тра­ги­че­ские стра­ни­цы лето­пи­си еди­ной исто­рии совет­ско­го и суве­рен­но­го Казах­ста­на. Увы, как и подроб­но­сти собы­тий декаб­ря 1986-го, так и Жана­о­зе­на-2011 до сих замал­чи­ва­ют­ся офи­ци­аль­ны­ми вла­стя­ми.

Одна­ко неко­то­рые «ске­ле­ты из шка­фа» Жана­о­зе­на бла­го­да­ря муже­ству граж­дан­ских акти­ви­стов все же про­са­чи­ва­ют­ся в СМИ. Один из них – гость нашей тра­ди­ци­он­ной руб­ри­ки «Диа­лог», извест­ный казах­стан­ский пра­во­за­щит­ник Галым АГЕЛЕУОВ – руко­во­ди­тель Обще­ствен­но­го фон­да «Либер­ти».

– Галым, на про­тя­же­нии всех этих лет вы после­до­ва­тель­но и скру­пу­лез­но зани­ма­е­тесь иссле­до­ва­ни­ем того, что про­изо­шло в Жана­о­зене 16 декаб­ря 2011 года. Это ваша лич­ная ини­ци­а­ти­ва или вы выпол­ня­е­те прось­бу каких-то орга­ни­за­ций, может, меж­ду­на­род­ных?

– Изна­чаль­но это была ини­ци­а­ти­ва ряда обще­ствен­ных дея­те­лей и жур­на­ли­стов, кото­рые хоте­ли уста­но­вить истин­ные при­чи­ны и мас­шта­бы тех собы­тий. Были созда­ны две комис­сии, в кото­рые вошли пред­ста­ви­те­ли обще­ствен­но­сти. Парал­лель­но была созда­на комис­сия пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов, кото­рые не предо­ста­ви­ли досту­па к сво­им мате­ри­а­лам. Поэто­му рабо­та двух обще­ствен­ных комис­сий силь­но огра­ни­чи­ва­лась. Они не име­ли тех воз­мож­но­стей и пол­но­мо­чий, кото­рые были у пра­во­охра­ни­те­лей. Наша рабо­та не выхо­ди­ла за рам­ки кон­так­тов с род­ствен­ни­ка­ми постра­дав­ших и уби­тых неф­тя­ни­ков. Сама идея по созда­нию обще­ствен­ной комис­сии на тот пери­од исхо­ди­ла от руко­вод­ства пар­тии «ОСДП-Азат». Была орга­ни­зо­ва­на поезд­ка в Жана­о­зен. Наря­ду с ней, рабо­та­ла еще одна комис­сия, кото­рая была ини­ци­и­ро­ва­на ныне запре­щен­ной пар­ти­ей «Алга», рабо­ту кото­рой воз­гла­вил жур­на­лист, глав­ный редак­тор газе­ты «Алма­ты инфо» Рама­зан Есер­ге­пов.

Един­ствен­ная меж­ду­на­род­ная комис­сия, побы­вав­шая в горо­де Жана­о­зен бук­валь­но несколь­ко дней, была «PRI», пред­ста­ви­те­ли кото­рой по ито­гам визи­та тогда заяви­ли, что пыток не было. Я пред­по­ла­гаю, что эта поезд­ка была неглас­но под­дер­жа­на казах­стан­ски­ми вла­стя­ми. Поэто­му не уди­ви­тель­но то, что в сде­лан­ном ими заяв­ле­нии гово­ри­лось об отсут­ствии фак­тов пыток. В таком же духе вла­стя­ми был орга­ни­зо­ван и так назы­ва­е­мый «вояж бло­ге­ров». Перед ними была постав­ле­на зада­ча – сбить высо­кую тем­пе­ра­ту­ру него­до­ва­ния, кото­рой было охва­че­но все обще­ство. Бло­ге­ры долж­ны были выпол­нить постав­лен­ную перед ними зада­чу, так­же заявить, что фак­тов пыток ими не обна­ру­же­но и что дей­ствия вла­стей были вполне пра­во­мер­ны, что и было сде­ла­но.

В свою оче­редь, обще­ствен­ные комис­сии, по мере про­дви­же­ния сво­ей рабо­ты про­во­ди­ли пресс-кон­фе­рен­ции и ста­ра­лись дове­сти до насе­ле­ния объ­ек­тив­ную инфор­ма­цию о том, что и как на самом деле про­изо­шло. Самые круп­ные из этих меро­при­я­тий были орга­ни­зо­ва­ны в спорт­ком­плек­се им. Балу­а­на Шола­ка в г.Алматы, про­ме­жу­точ­ные ито­ги дела­лись на кон­фе­рен­ци­ях, про­во­ди­мых пар­ти­ей «ОСДП-Азат». Рабо­тая в соста­ве обще­ствен­ной комис­сии, нам при­хо­ди­лось не раз бесе­до­вать с оче­вид­ца­ми жана­о­зен­ских собы­тий, брать у них интер­вью. Эти отно­ше­ния пере­рос­ли в нечто боль­шее, что поз­во­ля­ет нам под­дер­жи­вать отно­ше­ния по сей день.

– Уда­лось ли комис­си­ям добрать­ся до исти­ны? По офи­ци­аль­ным дан­ным, в ходе раз­го­на митин­гу­ю­щих было уби­то 17 чело­век, а по неофи­ци­аль­ным – око­ло 70-ти.

– Ясно одно, что жертв жана­о­зен­ской тра­ге­дии было гораз­до боль­ше, неже­ли в при­ве­ден­ных офи­ци­аль­ных дан­ных. Нами уста­нов­ле­но, что были жерт­вы, име­на кото­рых не попа­ли в офи­ци­аль­ные спис­ки. Инфор­ма­ция о них у нас име­ет­ся. Когда мы обща­лись непо­сред­ствен­но с род­ствен­ни­ка­ми погиб­ших, они рас­ска­зы­ва­ли, что тела умер­ших им выда­ва­ли толь­ко в том слу­чае, когда они обя­за­лись под­пи­сать бума­ги, в кото­рых ука­зы­ва­лось, что при­чи­ной смер­ти не явля­ет­ся огне­стрель­ное ране­ние. Толь­ко тогда они име­ли воз­мож­ность похо­ро­нить сво­их близ­ких. Со слов оче­вид­цев, зафик­си­ро­ва­ны слу­чаи, когда с людей тре­бо­ва­ли день­ги за то, что­бы забрать тела погиб­ших род­ных.

Нами уста­нов­ле­но, что в те дни ране­ных людей уво­зи­ли в боль­ни­цы, нахо­дя­щи­е­ся в самом Жана­о­зене, а когда они были пере­пол­не­ны, то тяже­ло­боль­ных достав­ля­ли в боль­ни­цу посел­ка Жеты­бай, а самых тяже­лых вез­ли в област­ную боль­ни­цу в горо­де Актау. Все три боль­ни­цы были запол­не­ны ранен­ны­ми. Уста­но­вить точ­ное коли­че­ство достав­лен­ных людей нам не уда­лось, инфор­ма­цию про­сто не дали. У нас есть видео с Акта­уской област­ной боль­ни­цы, есть интер­вью с оче­вид­ца­ми, кото­рые на тот момент были в жана­о­зен­ских боль­ни­цах, но отсут­ству­ет мате­ри­ал с Жеты­бая.

Мы запи­сы­ва­ли пока­за­ния оче­вид­цев, кото­рые рас­ска­зы­ва­ли, что виде­ли в мор­ге Жана­о­зе­на, где тела людей лежа­ли друг на дру­ге, впо­вал­ку, и их было очень мно­го и всё было зали­то кро­вью. Поэто­му кос­вен­но мы можем гово­рить, что уби­тых было намно­го боль­ше, чем по офи­ци­аль­ным дан­ным, яко­бы 16 чело­век. В ста­тье жур­на­ли­ста «Новой газе­ты» Еле­ны Костю­чен­ко, кото­рая была в Жана­о­зене в те дни, есть опи­са­ние того, как в жана­о­зен­ской боль­ни­це тру­па­ми людей запол­ни­ли сна­ча­ла одну ком­на­ту, затем вто­рую. Тру­пов было так мно­го, что их ста­ли укла­ды­вать на ули­це перед вхо­дом в боль­нич­ное отде­ле­ние. По мне­нию Костю­чен­ко, реаль­ная циф­ра колеб­лет­ся в рай­оне 65–70 чело­век. Мы, опи­ра­ясь на наши мате­ри­а­лы, так­же скло­ня­ем­ся к тому, что жертв было намно­го боль­ше, чем офи­ци­аль­ное чис­ло, хотя бы пото­му, что люди уми­ра­ли и после собы­тий 16 декаб­ря от полу­чен­ных ран, преж­де все­го те, кто не обра­щал­ся в боль­ни­цы, боясь аре­ста и пыток.

– Вы ска­за­ли, что люди выку­па­ли и под­пи­сы­ва­ли под­лож­ные доку­мен­ты, что­бы забрать тела сво­их близ­ких. Сколь­ко их было по вашим дан­ным?

– В ходе про­ве­ден­ных опро­сов мы уста­но­ви­ли име­на несколь­ких таких погиб­ших. Они не чис­лят­ся в офи­ци­аль­ных спис­ках. До сих пор есть лаку­ны, кото­рые мы пока не смог­ли уста­но­вить. Напри­мер, мно­гие гово­ри­ли о погиб­шей девоч­ке 11–13 лет, что пуля попа­ла ей пря­мо в голо­ву и смерть насту­пи­ла мгно­вен­но. Нам пока не уда­лось уста­но­вить её лич­ность, но мы нашли оче­вид­цев, кото­рые непо­сред­ствен­но виде­ли сам момент, когда она упа­ла и жен­щи­ны рядом с ней ста­ли кри­чать о помо­щи. Как извест­но, в тот зло­по­луч­ный день на пло­ща­ди нахо­ди­лось мно­го школь­ни­ков.

Непо­сред­ствен­но постра­дав­шая Айжан Дуй­сен­ба­е­ва, высту­пая в суде, гово­ри­ла, что, когда пуля про­би­ла ей ногу и она не мог­ла идти, её нес­ли на руках школь­ни­ки, кото­рые смог­ли доне­сти её до бли­жай­ше­го дво­ра, где уда­лось досту­чать­ся в квар­ти­ру, где ей была ока­за­на помощь. Как рас­ска­за­ла Айжан, школь­ни­кам было по 12–14 лет. И такой важ­ной инфор­ма­ции у нас нема­ло. Наша инфор­ма­ция вся осно­ва­на на уст­ных сви­де­тель­ствах оче­вид­цев. Пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны никак не заин­те­ре­со­ва­ны нам помо­гать, пото­му что это повле­чет силь­ное иска­же­ние офи­ци­аль­ных дан­ных.

– Что нуж­но, что­бы всё-таки дой­ти до исти­ны?

– Нуж­но, что­бы вла­сти пере­ста­ли ока­зы­вать дав­ле­ние на людей в Жана­о­зене. Более того, необ­хо­ди­мо вза­и­мо­дей­ствие с госу­дар­ствен­ны­ми орга­на­ми, в част­но­сти, с сило­ви­ка­ми, что­бы они предо­ста­ви­ли свои отчё­ты и под­лин­ные спис­ки погиб­ших. Я уже мно­го раз повто­рял, что есть опыт в Кыр­гыз­стане, где была созда­на еди­ная комис­сия, куда вошли сило­ви­ки, пред­ста­ви­те­ли госор­га­нов и пра­во­за­щит­ни­ки. Там почти весь мас­сив рабо­ты про­де­лан, уста­нов­ле­но почти точ­ное чис­ло погиб­ших в Ошских собы­ти­ях.

Да, 16 декаб­ря 2011 года люди, с кото­ры­ми мы бесе­до­ва­ли, были на пло­ща­ди, да, они виде­ли про­ис­хо­дя­щее сво­и­ми гла­за­ми, и это важ­ный источ­ник инфор­ма­ции, кото­рый мы будем поне­мно­гу пуб­ли­ко­вать. Мно­го слу­ча­ев, когда на их гла­зах поги­ба­ли люди, но ни фами­лии, ни име­ни они не зна­ют, при­чём по фото­гра­фи­ям этих людей нет в офи­ци­аль­ных спис­ках.

На всё это накла­ды­ва­ет­ся страх людей, насе­ле­ние до сих пор силь­но запу­га­но, посколь­ку сило­ви­ки в те дни и даже в после­ду­ю­щие годы задер­жи­ва­ли и «рабо­та­ли» с теми, у кого были фото­гра­фии и видео­за­пи­си тех собы­тий. Поэто­му люди из-за стра­ха уда­ля­ли фото- и видео­ма­те­ри­а­лы, кото­рые у них были. Никто не хотел ока­зать­ся в тис­ках пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов.

– Насколь­ко осве­дом­ле­ны меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции о собы­ти­ях в Жана­о­зене?

– Я сопро­вож­дал спец­до­клад­чи­ка ООН Май­на Киайа в город Жана­о­зен. Мы встре­ча­лись с семья­ми уби­тых и постра­дав­ших. Они рас­ска­зы­ва­ли, как они пря­та­лись и боя­лись обра­тить­ся в боль­ни­цу. У кого-то была ган­гре­на, кто-то уми­рал от полу­чен­ных ране­ний дома. Таких людей тоже необ­хо­ди­мо фик­си­ро­вать. Мы встре­ча­лись с мест­ной моло­де­жью, с без­ра­бот­ны­ми, кото­рые рас­ска­за­ли, в каких усло­ви­ях они живут, поче­му у них нет рабо­ты и жилья. Одно­вре­мен­но ино­стран­ные офи­ци­аль­ные лица все­гда встре­ча­ют­ся непо­сред­ствен­но с пред­ста­ви­те­ля­ми мест­ной вла­сти. Они заин­те­ре­со­ва­ны в полу­че­нии объ­ек­тив­ной кар­ти­ны про­изо­шед­ших собы­тий. Толь­ко в ходе встреч в тече­ние одно­го дня рабо­ты в Жана­о­зене Май­на Киайа при­шел к выво­ду, что необ­хо­дим при­езд меж­ду­на­род­ной комис­сии, кото­рая бы без­вы­лаз­но рабо­та­ла в Жана­о­зене и доку­мен­ти­ро­ва­ла все эти дан­ные. Толь­ко тогда вся кар­ти­на собы­тий и того, что про­изо­шло, воз­мож­на к вос­ста­нов­ле­нию, начи­ная с при­чин и закан­чи­вая ответ­ствен­но­стью вла­сти.

К сожа­ле­нию, наши вла­сти даже по исте­че­нии семи лет не гото­вы пой­ти на такой шаг. При этом они каж­дый раз ссы­ла­ют­ся на резуль­тат рабо­ты комис­сии «PRI», кото­рую сами же и орга­ни­зо­ва­ли. Как я уже гово­рил, ука­зан­ная комис­сия сво­им реше­ни­ем фак­ти­че­ски оправ­да­ла дей­ствия вла­стей в Жана­о­зене.

За вре­мя рабо­ты нашей комис­сии у нас ско­пи­лось огром­ное коли­че­ство мате­ри­а­лов о пыт­ках. О том, что в гара­жах ДВД, СИЗО, комен­да­ту­ре Жана­о­зе­на люди под­вер­га­лись пыт­кам.

То, что судья пору­чил самим винов­ным поли­цей­ским рас­сле­до­вать, были ли у них пыт­ки или нет, вызы­ва­ло у всех нор­маль­ных людей про­тест. Полу­ча­ет­ся, что поли­цей­ские рас­сле­до­ва­ли сами себя. И когда в суде 19 чело­век из 37 заяви­ли, что их пыта­ли, надо было про­ве­сти пол­ное и объ­ек­тив­ное рас­сле­до­ва­ние дру­ги­ми ведом­ства­ми с вклю­че­ни­ем неза­ви­си­мых пра­во­за­щит­ни­ков. Нуж­но вне­сти ясность, уста­но­вить все фак­ты, обна­ро­до­вать их, сде­лать выво­ды, винов­ным пока­ять­ся, что­бы подоб­ное нико­гда боль­ше не повто­ри­лось.

У нас мно­го инфор­ма­ции от оче­вид­цев, кото­рые виде­ли, как пустые гру­зо­ви­ки воз­вра­ща­лись в город, при этом люди уве­ря­ли, что кузо­ва этих машин были испач­ка­ны кро­вью. Люди назы­ва­ют кон­крет­ные рай­о­ны, кото­рые необ­хо­ди­мо иссле­до­вать. Яко­бы там могут быть захо­ро­не­ния, где могут быть жерт­вы жана­о­зен­ских собы­тий. Этот вопрос до сих пор открыт. Но когда жур­на­лист Алла Зло­би­на напи­са­ла свой мате­ри­ал – рас­сле­до­ва­ние по акта­ус­ким захо­ро­не­ни­ям, вла­сти вме­сто того, что­бы про­ве­рить све­де­ния, при­ве­ден­ные в её репор­та­же, ста­ли угро­жать жур­на­лист­ке уго­лов­ным про­цес­сом. В таких усло­ви­ях невоз­мож­но про­лить свет на реа­лии.

У нас нако­пи­лось мно­го уст­ных сви­де­тельств, кото­рые тре­бу­ют пере­про­вер­ки. Поэто­му очень важ­но, что­бы сило­вые струк­ту­ры не дави­ли на нас, а содей­ство­ва­ли в этом вопро­се. В про­тив­ном слу­чае мы дела­ем вывод, что им есть что скры­вать.

– В одном из сво­их заяв­ле­ний «Форум Жаңа Қаза­қстан», чле­ном кото­ро­го вы явля­е­тесь, сооб­щил, что гото­вит­ся «спи­сок Жана­о­зе­на» по ана­ло­гии со «спис­ком Маг­нит­ско­го». Готов ли этот спи­сок, если да, то чьи фами­лии в нём фигу­ри­ру­ют?

– Что каса­ет­ся это­го спис­ка, то мы не будем ори­ги­наль­ны, посколь­ку пер­вый такой спи­сок был опуб­ли­ко­ван фон­дом «Откры­тый диа­лог». Конеч­но, дан­ный спи­сок полу­чил­ся огра­ни­чен­ным. Поэто­му мы хотим доба­вить в него име­на тех людей, кото­рых нам уда­лось иден­ти­фи­ци­ро­вать. Это те, кто при­ча­стен к пыт­кам, кто ока­зы­вал дав­ле­ние на неф­тя­ни­ков в ходе заба­стов­ки. Это те, из-за без­дей­ствия кото­рых про­изо­шли жана­о­зен­ские собы­тия. Это те, кто мно­гие годы воро­вал нефть и кон­тро­ли­ро­вал все неф­тя­ные пото­ки. Тако­вых, по нашим дан­ным, око­ло 40–50 чело­век. Есть еще мно­го лиц, кото­рых необ­хо­ди­мо иден­ти­фи­ци­ро­вать. Думаю, в сле­ду­ю­щем году мы закон­чим пред­ва­ри­тель­ную рабо­ту. В наш спи­сок мы обя­за­тель­но вклю­чим чинов­ни­ков, кото­рые фак­ти­че­ски воз­глав­ля­ли неф­тя­ную отрасль в тот пери­од. Они тоже долж­ны поне­сти ответ­ствен­ность.

– В этот спи­сок могут попасть име­на евро­пей­ских поли­ти­ков, кото­рые за день­ги, ска­жем так, пыта­лись обе­лить имидж казах­стан­ских вла­стей после «Жана­о­зен­ско­го рас­стре­ла». Пом­нит­ся, осо­бен­но в этом усерд­ство­вал экс-пре­мьер Вели­ко­бри­та­нии Тони Блэр…

– Я думаю, име­на таких пер­сон, как Тони Блэр, не долж­ны вхо­дить в этот спи­сок, но они долж­ны быть пори­ца­е­мы меж­ду­на­род­ной обще­ствен­но­стью. Люди, кото­рые за день­ги рабо­та­ли на наше пра­ви­тель­ство, кон­суль­ти­ро­ва­ли казах­стан­скую власть, как объ­яс­нять меж­ду­на­род­ной обще­ствен­но­сти ту или иную ситу­а­цию, долж­ны быть в спис­ках «пер­сон нон-гра­та». Нель­зя нико­им обра­зом под­дер­жи­вать авто­ри­тар­ную власть, кото­рая сорит народ­ны­ми день­га­ми, созда­вая себе при­укра­шен­ный имидж. Это нико­му не дела­ет чести.

– Рас­ска­жи­те о пер­спек­ти­вах даль­ней­ше­го про­дви­же­ния «спис­ка Жана­о­зе­на»: в какую меж­ду­на­род­ную орга­ни­за­цию или зару­беж­ный пар­ла­мент он будет направ­лен, что­бы уза­ко­нить его по вари­ан­ту «спис­ка Маг­нит­ско­го»?

– Да, под­го­тов­лен­ный нами спи­сок будет опуб­ли­ко­ван. Мы будем про­дви­гать его на уровне меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций. Преж­де все­го, это пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции. Нами рас­смат­ри­ва­ет­ся воз­мож­ность направ­ле­ния спис­ка в коми­тет по пра­вам чело­ве­ка ООН, ОБСЕ. Самое глав­ное – спи­сок будет пред­став­лен казах­стан­ско­му пра­ви­тель­ству. Хоро­шо было бы, если будет реа­ли­зо­ван фор­мат граж­дан­ских слу­ша­ний, на кото­рых будут озву­че­ны пози­ции всех сто­рон. Это ста­ло бы нача­лом боль­шо­го диа­ло­га вла­сти с граж­дан­ским обще­ством, нача­лом нрав­ствен­но­го очи­ще­ния вла­сти перед наро­дом – глав­ным источ­ни­ком госу­дар­ствен­ной вла­сти.

– Спа­си­бо за интер­вью!

Аза­мат ШОРМАНХАНУЛЫ,
«D»

Республиканский еженедельник онлайн