fbpx

Валихан ТУЛЕШОВ: МЫ ПОСТОЯННО ЖИВЕМ в состоянии СОЦИАЛЬНОГО РАСПАДА

На вопро­сы газе­ты отве­ча­ет Вали­хан Туле­шов – извест­ный казах­ский фило­соф, при­знан­ный вла­стя­ми США как экс­тра­ор­ди­нар­ный уче­ный.

– Вали­хан мыр­за, вы боль­ше года нахо­ди­тесь в США. Как вам видит­ся Казах­стан извне? Похо­жи ли мы на стра­ну, пре­тен­ду­ю­щую в 30-ку раз­ви­тых стран мира, где отсут­ству­ет не толь­ко сво­бод­ное граж­дан­ское обще­ство, но и обыч­ный неза­ви­си­мый проф­со­юз?

– Дей­стви­тель­но, я уже боль­ше 2,5 лет живу в США, зани­ма­ясь сво­и­ми иссле­до­ва­ни­я­ми. Казах­стан сего­дня, осо­бен­но на эта­пе под­го­тов­ки к пере­да­че вла­сти, зани­ма­ет боль­шое, я бы ска­зал, кри­ти­че­ское место в моих раз­мыш­ле­ни­ях. Ска­жу пря­мо: дело не в декла­ра­ци­ях вла­стей, не в обе­ща­ни­ях когда-либо вой­ти в 30-ку раз­ви­тых стран мира. Это не дверь, кото­рую мож­но про­сто открыть и зай­ти в дру­гое поме­ще­ние. Этим обе­ща­ни­ям, мне кажет­ся, не сто­ит сего­дня верить. Это было бы даже очень вред­но, если толь­ко меч­тать или верить в уто­пии.

В реаль­но­сти речь идет лишь о ката­стро­фи­че­ском отста­ва­нии вла­стей от реше­ния эле­мен­тар­ных задач повсе­днев­но­сти –ком­му­ни­ка­ции с насе­ле­ни­ем, граж­дан­ским обще­ством и дру­ги­ми демо­кра­ти­че­ски­ми инсти­ту­та­ми. Надо про­сто понять, что раз­ви­ты­ми стра­на­ми ста­но­вят­ся лишь демо­кра­ти­че­ские стра­ны, в кото­рых име­ет­ся систе­ма инклю­зив­ных инсти­ту­тов, систе­ма сдер­жек и про­ти­во­ве­сов, неза­ви­си­мый суд и т.д. Нам до это­го дале­ко.

– По вашим наблю­де­ни­ям в аме­ри­кан­ской прес­се, име­ет ли Казах­стан для США какое-либо гео­по­ли­ти­че­ское зна­че­ние, кро­ме, конеч­но добы­чи неф­ти?

– В аме­ри­кан­ских СМИ инфор­ма­ция о Казах­стане пред­став­ле­на крайне скуд­но, да и то на уровне каких-то сооб­ще­ний о скан­да­лах, визи­тах и т.д., то есть чисто инфор­ма­тив­но. Казах­стан не ньюсмей­кер, он пред­по­чи­та­ет быть неза­мет­ным с точ­ки зре­ния инно­ва­ци­он­но­сти или деви­ант­но­сти, даже про­во­дя ЭКСПО или Ази­ат­ские игры. Мед­лен­ная, пол­зу­чая, порой оста­нав­ли­ва­ю­ща­я­ся эво­лю­ция Казах­ста­на (когда один шаг впе­ред, а два назад) не пред­по­ла­га­ет поис­ка кар­ди­наль­ных и кон­крет­ных путей укреп­ле­ния неза­ви­си­мо­сти, тер­ри­то­ри­аль­ной целост­но­сти и ста­биль­но­го соци­аль­но­го раз­ви­тия.

Мы, как и Рос­сия, посто­ян­но живем в состо­я­нии соци­аль­но­го рас­па­да. Мы мар­ги­наль­ное обще­ство во вто­ром (со вре­мен обре­те­ния неза­ви­си­мо­сти) поко­ле­нии. Хотя, конеч­но, иссле­до­ва­тель­ские цен­тры Уни­вер­си­те­та Дж.Вашингтона, Колум­бий­ско­го Уни­вер­си­те­та, а сего­дня и Гар­вар­да в лице нашей сооте­че­ствен­ни­цы Нар­гиз Касе­но­вой (чему я очень рад!) суще­ствен­но уси­ли­ли свой инте­рес к Казах­ста­ну в кон­тек­сте Цен­траль­ной Азии, реги­о­наль­ной без­опас­но­сти, идео­ло­гии, куль­ту­ры и исто­рии. И это свя­за­но с тем, что сам реги­он ЦА, в силу сво­е­го гео­гра­фи­че­ско­го и гео­по­ли­ти­че­ско­го поло­же­ния явля­ет­ся цен­траль­ным зве­ном или клю­чом к пони­ма­нию всех про­цес­сов в Евра­зии. Ведь имен­но ЦА ока­за­лась источ­ни­ком рас­пол­за­ния авто­ри­та­риз­ма по всей Евра­зии. И имен­но на этом авто­кра­ти­че­ском един­стве и идут в ней все поли­ти­че­ские меж­го­су­дар­ствен­ные про­цес­сы – инте­гра­ция, сопря­же­ния, под­держ­ка Асса­да, Ира­на и анти­за­пад­ная про­па­ган­да.

– Кста­ти, Акор­да заяв­ля­ет, что Аста­на явля­ет­ся пупо­ви­ной Евразий­ско­го кон­ти­нен­та, в пря­мом смыс­ле сло­ва. А что вооб­ще озна­ча­ет в вашем пони­ма­нии Евра­зия и Евразий­ское сооб­ще­ство через приз­му Казах­ста­на и стран Цен­траль­ной Азии?

– В моем вос­при­я­тии это будет очень длин­ный раз­го­вор. Госу­дар­ства Евра­зии в кон­це 20-го, в нача­ле 21-го века в силу раз­ных при­чин, но в сущ­но­сти по есте­ствен­но-исто­ри­че­ской необ­хо­ди­мо­сти (ито­гов Вто­рой миро­вой и холод­ной войн, а так­же нача­ла гло­ба­ли­за­ции) осу­ще­стви­ли пере­ход от тота­ли­тар­ной моде­ли обще­ствен­но­го раз­ви­тия к авто­кра­ти­че­ской. Рас­пал­ся Совет­ский Союз, поли­ти­ка откры­то­сти и реформ транс­фор­ми­ро­ва­ла Китай, новые неза­ви­си­мые госу­дар­ства Цен­траль­ной, Восточ­ной и Юго-восточ­ной Азии ста­ли актив­но исполь­зо­вать гибрид­ные спо­со­бы раз­ви­тия.

И сего­дня мы наблю­да­ем про­цесс неко­ей гомо­ге­ни­за­ции сре­дин­но­го евразий­ско­го про­стран­ства на авто­ри­тар­ных прин­ци­пах постро­е­ния вла­сти. От Тур­ции – до Рос­сии, от госу­дарств Цен­траль­ной Азии – до Китая и Вьет­на­ма, от Сирии – до Афга­ни­ста­на и Паки­ста­на фор­ми­ру­ю­ща­я­ся авто­кра­ти­че­ская сеть пред­став­ля­ет собой фор­ми­ру­ю­щий­ся сим­би­оз (частью сег­мен­тар­ных, частью эво­лю­ци­о­ни­ру­ю­щих моно­кра­ти­че­ских) режи­мов, постро­ен­ных на осно­ве экс­трак­тив­ных соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских и поли­ти­че­ских инсти­ту­тов. Эти госу­дар­ства актив­но фор­ми­ру­ют свои меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции и сою­зы, про­ек­ты и согла­ше­ния, начи­ная с ШОС, ЕАЭС, закан­чи­вая «поя­сом и путем» и дру­ги­ми.

Отдель­ные тео­кра­ти­че­ские (Иран) и тота­ли­тар­ные (КНДР) режи­мы выгля­дят на этом фоне ско­рее исклю­че­ни­ем из пра­вил, хотя исполь­зу­ют дан­ную тен­ден­цию доволь­но актив­но.
Авто­ри­тар­ный Харт­ленд (Евра­зия) сего­дня охва­ты­ва­ет и Индию, кото­рая еще не до кон­ца вовле­че­на в транс­порт­ные и энер­ге­ти­че­ские про­ек­ты, фор­ми­ру­ю­щие сеть авто­ри­тар­ной эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции Евра­зии, одна­ко по мере воз­рас­та­ния эко­но­ми­че­ской мощи ее инте­гра­ция в Харт­ленд ста­но­вит­ся неиз­беж­ной.

Уже в силу ска­зан­но­го госу­дар­ства ЦА пере­ста­ют быть пери­фе­ри­ей, посколь­ку рас­по­ла­га­ют­ся в самом цен­тре Харт­лен­да и ста­но­вят­ся клю­че­вой зоной для осу­ществ­ле­ния отно­ше­ний, свя­зей и про­ек­тов во всей Евра­зии.

Надо ска­зать, что сего­дня два госу­дар­ства – Рос­сия и Китай, вме­сто одно­го, как это было после Вто­рой м иро­вой вой­ны, стре­мят­ся поста­вить под свой гео­по­ли­ти­че­ский кон­троль Харт­ленд. И бла­го­да­ря их про­ти­во­сто­я­нию и кон­ку­рен­ции фор­ми­ру­ют­ся новые бла­го­при­ят­ные усло­вия для раз­ви­тия дру­гих госу­дарств. Преж­де все­го это каса­ет­ся госу­дарств Цен­траль­ной Азии, кото­рые явля­ют­ся есте­ствен­ным полем сопря­же­ния рос­сий­ско­го гео­по­ли­ти­че­ско­го и китай­ско­го гео­эко­но­ми­че­ско­го кон­цеп­тов кон­тро­ля Харт­лен­да.

Исполь­зуя вари­ант сопря­же­ния этих двух раз­ви­ва­ю­щих тен­ден­ций, госу­дар­ства ЦА сего­дня име­ют боль­шие воз­мож­но­сти для соб­ствен­ной реги­о­наль­ной инте­гра­ции и опре­де­ле­ния соб­ствен­но­го циви­ли­за­ци­он­но­го пути раз­ви­тия в 21 веке. Их раз­ви­тие идет при исполь­зо­ва­нии раз­но­по­люс­ных поли­ти­ко-эко­но­ми­че­ских импуль­сов, кото­рые как полю­са маг­ни­та рас­кру­чи­ва­ют нахо­дя­щий­ся меж­ду ними сер­деч­ник – в дан­ном слу­чае госу­дар­ства ЦА – и, в силу раз­но­на­прав­лен­но­сти рос­сий­ско­го гео­по­ли­ти­че­ско­го и китай­ско­го гео­эко­но­ми­че­ско­го полю­сов, при­тя­же­ние и оттал­ки­ва­ние их в реги­оне ЦА ниве­ли­ру­ют друг дру­га, поз­во­ляя цен­траль­но-ази­ат­ским госу­дар­ствам доста­точ­но само­сто­я­тель­но леви­ти­ро­вать или пре­одо­ле­вать гра­ви­та­цию этих двух мощ­ных гео­по­ли­ти­че­ских полю­сов Евра­зии.

Это­му так­же спо­соб­ству­ет про­ник­но­ве­ние таких гло­баль­ных тен­ден­ций в реги­он, как инду­стри­аль­ное и пост­ин­ду­стри­аль­ное раз­ви­тие, вклю­ча­ю­щее не толь­ко стан­дар­ты про­из­вод­ства, рас­пре­де­ле­ния, обме­на и потреб­ле­ния в этих стра­нах, но и стан­дар­ты инно­ва­ци­он­но­го и демо­кра­ти­че­ско­го раз­ви­тия. Без Интер­не­та и систе­мы SWIFT, без фор­ми­ро­ва­ния финан­со­вых цен­тров и раз­ви­тия сфе­ры услуг, тра­ди­ци­он­ный образ жиз­ни, огра­ни­чи­ва­ю­щий пра­ва и сво­бо­ды лич­но­сти, не поз­во­лил бы наро­дам ЦА пол­но­цен­но раз­ви­вать их госу­дар­ствен­ность. Он сде­лал бы их «убе­жи­щем» новую цен­траль­но-ази­ат­скую фор­му Failed states, при­ме­ры кото­рых мы наблю­да­ем в Север­ной Афри­ке и на Ближ­нем Восто­ке. Анар­хи­че­ские фор­мы внут­рен­не­го наси­лия дав­но бы дали повод для внеш­ней интер­вен­ции и тер­ри­то­ри­аль­ных захва­тов.

Поэто­му незри­мый актор в лице гло­ба­ли­за­ции, про­вод­ни­ком кото­рой с само­го нача­ла и на про­тя­же­нии послед­не­го вре­ме­ни был Запад, а имен­но США в первую оче­редь, так­же явля­ет­ся важ­ней­шим участ­ни­ком гео­по­ли­ти­че­ско­го сра­же­ния за обла­да­ние Харт­лен­дом – Миро­вым ост­ро­вом – Евра­зи­ей.

Санк­ции про­тив Рос­сии, тор­го­вая вой­на с Кита­ем, дав­ле­ние на Иран и Север­ную Корею повы­ша­ют став­ки Запа­да в борь­бе за кон­троль над Харт­лен­дом. Одна­ко это будет уже не сило­вой, а цен­ност­ный демо­кра­ти­че­ский кон­троль. Под­держ­ка Укра­и­ны, Гру­зии и дру­гих услов­но демо­кра­ти­че­ских госу­дарств Харт­лен­да тоже явля­ет­ся допол­ни­тель­ным источ­ни­ком пози­тив­ных сдви­гов Харт­лен­да в сто­ро­ну гло­ба­ли­за­ции.

– Была ли реак­ция сре­ди поли­ти­ков США отно­си­тель­но выска­зы­ва­ния пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва о том, что Кон­сти­ту­ция Казах­ста­на дает ему пра­во бал­ло­ти­ро­вать­ся в пре­зи­ден­ты в 2020 году, как осно­ва­те­лю Казах­ста­на?

– Вы сами пре­крас­но пони­ма­е­те, что смеш­но ожи­дать от поли­ти­ков США какой-либо реак­ции на выска­зы­ва­ния пре­зи­ден­та Казах­ста­на, посколь­ку наша стра­на зани­ма­ет дале­ко не 10-е, не 20-е и даже не 30-е место в инте­ре­сах США в мире. Ну да, есть такая стра­на, да, она не такая про­блем­ная, как мно­гие дру­гие раз­ви­ва­ю­щи­е­ся авто­ри­тар­ные стра­ны, да, реа­ли­зу­ют­ся эко­но­ми­че­ские про­ек­ты. Парт­нер­ство с Казах­ста­ном США осу­ществ­ля­ют с поправ­кой на силь­ное рос­сий­ское вли­я­ние в Казах­стане. Что в свя­зи с этим еще мож­но ожи­дать в стране, власть в кото­рой не меня­лась более 25 лет?

Это уже сло­жив­ший­ся сте­рео­тип, кото­рый не меня­ет­ся из-за того, что наши вла­сти яко­бы «убе­ди­ли» США в том, что Казах­стан не готов к демо­кра­тии, что без Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва Рос­сия обя­за­тель­но напа­дет на Казах­стан и пре­вра­тит его в свою (старую/новую) про­вин­цию. Что, конеч­но, в корне невер­но. Это боль­шая, очень боль­шая ошиб­ка.

– Вы раз­де­ля­е­те мне­ние, что в послед­нее вре­мя вла­сти США в вопро­се реги­о­наль­ной поли­ти­ки ста­ли боль­ше ори­ен­ти­ро­вать­ся на Узбе­ки­стан, неже­ли нашей стране?

– Да, с Узбе­ки­ста­ном, конеч­но, ина­че, чем с Казах­ста­ном, посколь­ку уже во вре­ме­на Кари­мо­ва Узбе­ки­стан без опас­ки выска­зы­вал­ся на самые важ­ные про­бле­мы. Без како­го-либо лукав­ства и без чван­ства Узбе­ки­стан с само­го нача­ла про­яв­лял себя само­сто­я­тель­ным игро­ком, даже не будучи эко­но­ми­че­ски бога­тым, как Казах­стан, Узбе­ки­стан не заиг­ры­вал и не заис­ки­вал ни перед кем. Он и сей­час не всту­па­ет ни в ЕАЭС, ни в ОДКБ. Поэто­му и отно­ше­ние к Узбе­ки­ста­ну сего­дня и у Рос­сии, и у США, и у Китая иное, чем к Казах­ста­ну. Новый пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на, кста­ти, это пре­иму­ще­ство само­сто­я­тель­но­го игро­ка раз­ви­ва­ет даль­ше.

Узбе­ки, может быть, я выска­жу необыч­ную мысль, быст­рее постро­ят самый боль­шой аэро­порт в реги­оне, силь­нее разо­вьют свой про­мыш­лен­ный пере­ра­ба­ты­ва­ю­щий и про­из­во­дя­щий сек­тор, чем мы. Там насе­ле­ния на поря­док боль­ше, чем у нас, а кор­руп­ция мень­ше в разы. Может, это про­зву­чит и не пат­ри­о­тич­но, но поче­му-то я уве­рен в том, что весь­ма ско­ро, может быть, лет так через 10–15, Узбе­ки­стан дого­нит нас по объ­е­му ВНП. В этом, как мне кажет­ся, нет ника­ко­го сек­ре­та или спе­ци­аль­но­го умыс­ла не видеть это­го.

При этом, разу­ме­ет­ся, я наде­юсь, что и Казах­стан не будет сидеть сло­жа руки и в сотруд­ни­че­стве с Узбе­ки­ста­ном силь­нее раз­вер­нет свои воз­мож­но­сти по инте­гра­ции реги­о­на ЦА и ста­нет насто­я­щим ее локо­мо­ти­вом. Я буду при­вет­ство­вать такую кон­ку­рен­цию и такое сотруд­ни­че­ство Казах­ста­на и Узбе­ки­ста­на. Вдво­ем, как Гер­ма­ния и Фран­ция в свое вре­мя, будет спод­руч­нее раз­ви­вать и спла­чи­вать цен­траль­но-ази­ат­ский и тюрк­ский сою­зы на осно­ве соб­ствен­ных циви­ли­за­ци­он­ных осно­ва­ний и прин­ци­пов евро­пей­ской инте­гра­ции.

– Взгляд со сто­ро­ны, каким видит­ся уси­ли­ва­ю­ща­я­ся инте­гра­ция Казах­ста­на с Рос­си­ей не толь­ко в вопро­сах эко­но­ми­ки, но и поли­ти­ки. Рос­сия нын­че вос­при­ни­ма­ет­ся изго­ем, а мы с ней дру­жим и к тому же пыта­ем­ся инте­гри­ро­вать­ся в циви­ли­зо­ван­ный мир.

– Чем даль­ше Рос­сия про­дви­га­ет­ся по пути «вста­ва­ния с колен», тем боль­ше ее жела­ние сде­лать Казах­стан сво­им новым реги­о­ном. Дав­ле­ние ощу­ща­ет­ся не толь­ко на уровне эко­но­ми­че­ских про­ек­тов, где Рос­сия уве­ли­чи­ва­ет свой пакет акций, дово­дя его до кон­троль­но­го в стра­те­ги­че­ски важ­ных сфе­рах (добы­ча ура­на). Да, эко­но­ми­че­ское сотруд­ни­че­ство уве­ли­чи­ва­ет­ся, но оно уве­ли­чи­ва­ет­ся с оче­вид­ной поли­ти­че­ской целью: навсе­гда при­вя­зать Казах­стан к поли­ти­че­ской моде­ли буду­ще­го ново­го поли­ти­че­ско­го сою­за, к ново­му цен­тру силы, фор­ми­ру­е­мо­му Крем­лем, кото­рый «гото­вит­ся в рай», в кото­ром, как это не смеш­но зву­чит, нет места раз­ви­тым стра­нам мира. В этой свя­зи нам необ­хо­ди­мо более при­сталь­но при­дер­жи­вать­ся имен­но евро­пей­ских прин­ци­пов инте­гра­ции, кото­рые исполь­зо­ва­лись в Евро­пе во вре­ме­на «Сою­за угля и ста­ли» и под­го­тов­ки созда­ния эко­но­ми­че­ско­го сооб­ще­ства. И не более.

Евразий­ский эко­но­ми­че­ский союз был создан весь­ма поспеш­но, я бы ска­зал, слиш­ком без­ала­бер­но. Ведь мы лиши­лись оче­вид­ных пре­иму­ществ тор­гов­ли с раз­ви­ты­ми стра­на­ми и с Кита­ем, закрыв­шись забо­ром вме­сте с Рос­си­ей и Бела­русью. Отча­сти ее, види­мо, вдох­но­ви­ла эта быст­ро­та на вос­ста­нов­ле­ние геге­мо­нии на всем пост­со­вет­ском про­стран­стве. Более того, наши обще­ства не про­шли рели­ги­оз­ной Рефор­ма­ции, не пере­жи­ли Эпо­ху про­све­ще­ния и Эпо­ху воз­рож­де­ния. У нас не было есте­ствен­но-исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия капи­та­лиз­ма, не раз­ви­ва­лась эко­но­ми­че­ская, соци­аль­ная и поли­ти­че­ская демо­кра­тия. Мно­гое из того, что было важ­но для постро­е­ния граж­дан­ско­го обще­ства и обра­зо­ва­ния соци­аль­но­го капи­та­ла демо­кра­ти­че­ской нации, мы не пере­жи­ли. И поэто­му непрой­ден­ные и невы­учен­ные уро­ки созда­ли нагро­мож­де­ние и зато­ры, разо­брать кото­рые мож­но толь­ко сов­мест­ны­ми и, глав­ное, рав­но­прав­ны­ми дей­стви­я­ми вла­стей и обще­ства.

С Рос­си­ей, как мне пред­став­ля­ет­ся, необ­хо­ди­мо выстра­и­вать более обду­ман­ные и, я бы ска­зал, более глу­бо­кие цен­ност­ные отно­ше­ния, а то ее слиш­ком зано­сит на пово­ро­тах. Это пошло бы на поль­зу как Казах­ста­ну, так и Рос­сии, как казах­ской нации, так и рос­сий­ско­му наро­ду.

– Види­мо, в ско­ром вре­ме­ни в Казах­стане появит­ся упол­но­мо­чен­ный орган в сфе­ре обще­ствен­ных сове­тов. (Раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся про­ек­те зако­на «О вне­се­нии изме­не­ний и допол­не­ний в неко­то­рые зако­но­да­тель­ные акты Рес­пуб­ли­ки Казах­стан по вопро­сам дея­тель­но­сти обще­ствен­ных сове­тов»). Соот­вет­ствен­но, появит­ся цен­траль­ный испол­ни­тель­ный орган, осу­ществ­ля­ю­щий руко­вод­ство и меж­от­рас­ле­вую коор­ди­на­цию в сфе­ре обще­ствен­ных сове­тов. По ваше­му мне­нию, нуж­но ли стране такое бюд­жет­но­за­трат­ное ведом­ство, когда в струк­ту­ре пра­ви­тель­ства суще­ству­ет Мини­стер­ство обще­ствен­но­го раз­ви­тия?

– Это новая уто­пия вла­стей. Как в романе Джор­джа Ору­эл­ла, помни­те, Мини­стер­ство прав­ды, кон­тро­ли­ру­е­мое Стар­шим бра­том. Ана­ло­гии напра­ши­ва­ют­ся сами собой. Мне кажет­ся, это фор­ма суще­ство­ва­ния бюро­кра­тии, дорвав­шей­ся до дик­та­ту­ры, когда попро­сту будут выбра­сы­вать­ся на ветер (вер­нее, раз­во­ро­вы­вать­ся) народ­ные день­ги.

– Быть может, вме­сто того, что­бы зани­мать­ся сомни­тель­ны­ми по сво­ей поль­зе зако­на­ми, сто­ит обра­тить вни­ма­ние на про­ве­де­ние поли­ти­че­ских реформ? Ведь, что скры­вать, пре­зи­ден­ту Назар­ба­е­ву в дверь сту­чит­ся воз­раст­ной срок…, после кото­ро­го опре­де­лит­ся его место в новей­шей исто­рии Казах­ста­на…

– Да, к сожа­ле­нию, власть уже пере­да­ла свои функ­ции от «пер­со­наль­но­го Назар­ба­е­ва» к «кол­лек­тив­но­му Назар­ба­е­ву», когда при­ня­ла закон о Сове­те без­опас­но­сти. Назна­че­ние ново­го пре­зи­ден­та – это теперь уже чисто тех­ни­че­ский вопрос. Что же каса­ет­ся вопро­са о буду­щем пере­ме­ще­нии Назар­ба­е­ва в фор­мат новей­шей исто­рии, то здесь в буду­щем воз­ник­нут ана­ло­гии с фор­ма­том «Полит­бю­ро», кото­рое и будет выби­рать «тре­тье­го», «чет­вер­то­го» и «пято­го» пре­зи­ден­та. Пока граж­дан­ское обще­ство не сме­нит систе­му управ­ле­ния стра­ной с авто­ри­тар­ной на демо­кра­ти­че­скую.

– Кста­ти, до нас дошла инфор­ма­ция, что вы гото­ви­те кон­цеп­цию раз­ви­тия граж­дан­ско­го обще­ства Казах­ста­на. Сна­ча­ла вопрос: это ваша само­сто­я­тель­ная ини­ци­а­ти­ва или это дела­ет­ся по зака­зу ваших потен­ци­аль­ных парт­не­ров?

– Ини­ци­а­ти­ва сов­мест­ная. Но я после дол­гих раз­мыш­ле­ний при­шел к выво­ду, что преж­де чем писать такую кон­цеп­цию, нуж­но разо­брать­ся по суще­ству «Что такое граж­дан­ское обще­ство?» и «Есть ли оно у нас на самом деле?». Ведь наши союз­ни­ки и оппо­нен­ты не все­гда чет­ко пони­ма­ют его смысл, науч­ный и соци­аль­ный потен­ци­ал кото­рых огра­ни­чен в силу непо­ни­ма­ния кон­тек­ста, исто­рии и куль­ту­ры его фор­ми­ро­ва­ния.

– На чем осно­вы­ва­ют­ся глав­ные посту­ла­ты граж­дан­ско­го обще­ства Казах­ста­на в задум­ке тако­го мыс­ля­ще­го поли­то­ло­га и куль­ту­ро­ло­га, как Вали­хан Туле­шов?

– Ну, во-пер­вых, граж­дан­ское обще­ство это обще­ство созна­тель­ной защи­ты прав и сво­бод граж­дан от заси­лья госу­дар­ства, кото­рое, в свою оче­редь, явля­ет­ся пра­во­вой и леги­тим­ной фор­мой управ­ле­ния наси­ли­ем. Госу­дар­ство – это аппа­рат леги­тим­но­го управ­ле­ния наси­ли­ем. Оно обес­пе­чи­ва­ет поря­док и не допус­ка­ет неле­ги­тим­но­го про­яв­ле­ния наси­лия. И если госу­дар­ство само допус­ка­ет неле­ги­тим­ное наси­лие, то граж­дан­ское обще­ство созна­тель­но борет­ся с этим и исправ­ля­ет ситу­а­цию. Это так долж­но быть.

Граж­дан­ское обще­ство в раз­ви­тых стра­нах – это сего­дня сво­е­го рода депар­та­мент рис­ков, кри­зис-менедж­мент в отно­ше­ни­ях госу­дар­ства и отдель­но­го чело­ве­ка, а так­же обще­го­су­дар­ствен­ной поли­ти­ки и отдель­ных поли­тик, госу­дар­ствен­ной и наци­о­наль­ной идео­ло­гий. Оно через ком­му­ни­ка­цию сво­их раз­но­об­раз­ных орга­ни­за­ций (преж­де все­го поли­ти­че­ских пар­тий) раз­ра­ба­ты­ва­ет пра­ви­ла пове­де­ния, кото­рые при­ни­ма­ют­ся пар­ла­мен­том стра­ны в виде зако­нов.

Пар­ла­мент в сущ­но­сти дол­жен выра­жать мне­ние граж­дан­ско­го обще­ства, кото­рое через пар­тии, проф­со­ю­зы и дру­гие обще­ствен­ные орга­ни­за­ции граж­дан­ско­го обще­ства участ­ву­ет в поли­ти­че­ском про­цес­се.

– Спа­си­бо, Вали­хан, за то, что выде­ли­ли свое дра­го­цен­ное вре­мя, что­бы отве­тить на вопро­сы газе­ты. Желаю уда­чи!

Ерму­рат БАПИ

От редак­ции: Про­дол­же­ние темы о про­бле­мах и пер­спек­ти­вах фор­ми­ро­ва­ния граж­дан­ско­го обще­ства в Казах­стане мы опуб­ли­ку­ем в сле­ду­ю­щем номе­ре газе­ты в виде отдель­ной ста­тьи Вали­ха­на Туле­шо­ва.

Республиканский еженедельник онлайн