fbpx

Берлин ИРИШЕВ: БОЙТЕСЬ КИТАЙЦЕВ, инвистиции приносящих

Бла­го­да­ря ста­ра­ни­ям отдель­ных пред­ста­ви­те­лей казах­ской диас­по­ры во Фран­ции, казах­стан­ская пуб­ли­ка откры­ла для себя имя неко­гда зна­ме­ни­той на всю Евро­пу моде­ли, музы моде­лье­ра Кри­сти­а­на Дио­ра – Аллы Иль­чун (на фото). Кутю­рье назы­вал её сво­им талис­ма­ном, при­но­ся­щим уда­чу.



При­ме­ча­тель­но, что в жилах Аллы Иль­чун тек­ла казах­ская кровь. Чело­век, открыв­ший для нас ранее неиз­вест­ные стра­ни­цы исто­рии нашей сопле­мен­ни­цы, автор кни­ги «Муза Dior. Исто­рия Аллы Иль­чун» – уче­ный, эко­но­мист, дипло­мат Бер­лин ИРИШЕВ. Имен­но он стал сего­дняш­ним гостем нашей тра­ди­ци­он­ной руб­ри­ки «Диа­лог».

– Бер­лин Кен­же­та­е­вич, преж­де все­го хотел бы выра­зить свое почте­ние за ваши иссле­до­ва­ния, бла­го­да­ря кото­рым мы откры­ли для себя имя Аллы Иль­чун. Ее хоро­шо зна­ют в Евро­пе. Но о ней лич­но я впер­вые услы­шал на пре­зен­та­ции вашей кни­ги. Озна­ко­мив­шись с ваши­ми ини­ци­а­ти­ва­ми, могу пред­по­ло­жить, что в ско­ром вре­ме­ни ваша рабо­та соста­вит достой­ную кон­ку­рен­цию госу­дар­ствен­ной про­грам­ме «Руха­ни жаңғыру».

Вы – состо­яв­ший­ся чело­век, уче­ный, дипло­мат. За ваши­ми пле­ча­ми так­же боль­шой опыт рабо­ты в биз­не­се. Но поче­му вы поки­ну­ли свою стра­ну?

– Мно­го лет тому назад меня посла­ли (сме­ет­ся)! Мне пред­ло­жи­ли хоро­шую дипло­ма­ти­че­скую пози­цию совет­ни­ка-послан­ни­ка во Фран­ции. До это­го я был совет­ни­ком пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Это был очень слож­ный и одно­вре­мен­но инте­рес­ный пери­од для стра­ны. Мы иска­ли свой путь эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. В те годы в стране нача­лись про­цес­сы при­ва­ти­за­ции. Была при­ня­та про­грам­ма при­ва­ти­за­ции, к кото­рой у меня были вопро­сы. Поэто­му, будучи совет­ни­ком пре­зи­ден­та по эко­но­ми­че­ским вопро­сам, я занял жест­кую пози­цию. Я откры­то выска­зы­вал свое мне­ние, что при­ва­ти­за­ция идет в неже­ла­тель­ном направ­ле­нии. Были выяв­ле­ны такие момен­ты, кото­рые застав­ля­ли пере­жи­вать за буду­щее стра­ны.

– Какие момен­ты вы име­е­те в виду?

– В одной из сво­их доклад­ных запи­сок на имя гла­вы госу­дар­ства я дал нега­тив­ную оцен­ку про­во­ди­мой рабо­те. Тогда я ука­зал, в чьи руки ухо­дят госу­дар­ствен­ные объ­ек­ты. Сре­ди пре­тен­ден­тов были и под­став­ные люди, и досе­ле неиз­вест­ные ком­па­нии. К при­ме­ру, на заре при­ва­ти­за­ции рас­смат­ри­вал­ся вопрос при­ва­ти­за­ции хро­мо­вых заво­дов Актю­бин­ска и Пав­ло­да­ра с уча­сти­ем граж­да­ни­на Япо­нии. Мною были направ­ле­ны соот­вет­ству­ю­щие запро­сы в япон­ские бан­ки. Вы пред­став­ля­е­те, этот чело­век ока­зал­ся в розыс­ке!

Есте­ствен­но, я дол­жен был инфор­ми­ро­вать об этом пре­мье­ра Аке­жа­на Каже­гель­ди­на и пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, что я и сде­лал. Тогда гос­по­дин Каже­гель­дин сре­а­ги­ро­вал очень болез­нен­но.

Поче­му я писал эти запис­ки? Меня силь­но бес­по­ко­и­ла доход­ная часть бюд­же­та. Ком­па­нии, кото­рые в пери­од СССР при­но­си­ли в каз­ну солид­ные день­ги, в резуль­та­те при­ва­ти­за­ции изме­ни­ли свою струк­ту­ру. Это при­ве­ло к сни­же­нию денеж­ных пото­ков в бюд­жет госу­дар­ства. При­чем всё это дела­лось умыш­лен­но.

Возь­мем, к при­ме­ру, Кара­ган­ду. В годы суще­ство­ва­ния СССР Кар­мет­ком­би­нат пла­тил нало­ги отдель­но, а шах­ты – отдель­но. После про­ве­ден­но­го струк­тур­но­го изме­не­ния шах­ты были оформ­ле­ны как цеха, кото­рые ока­за­лись ничем не обя­зан­ны­ми госу­дар­ству. Одним сло­вом, доход­ная часть бюд­же­та силь­но про­се­ла. А как без дохо­дов обес­пе­чить соци­аль­ные обя­за­тель­ства госу­дар­ства? Поэто­му мои нега­тив­ные заклю­че­ния шли враз­рез инте­ре­сам соб­ствен­ни­ков при­ва­ти­зи­ру­е­мых объ­ек­тов.

В этой ситу­а­ции гос­по­дин Каже­гель­дин сде­лал всё, что­бы выста­вить меня в нега­тив­ном све­те перед гла­вой госу­дар­ства. Он хотел дока­зать, что я оши­ба­юсь. Был разыг­ран спек­такль. На сове­ща­нии под руко­вод­ством гла­вы госу­дар­ства высту­пил тот самый япо­нец Сузу­ки, кото­рый тол­ком и двух слов свя­зать не мог.

Тогда же я впер­вые услы­шал от пре­зи­ден­та кри­ти­ку в свой адрес. Он тогда обви­нил нас, что мы, будучи совет­ни­ка­ми, не разо­бра­лись в тон­ко­стях при­ва­ти­за­ции. После это­го сове­ща­ния ко мне зашел Сер­жан Кана­пья­нов (в то вре­мя зав­от­де­лом Каби­не­та мини­стров РК – Ред.) и выска­зал под­держ­ку за мою прин­ци­пи­аль­ную пози­цию. Я отве­тил, что вре­мя всё рас­ста­вит по сво­им местам. Так и вышло.

Сузу­ки поз­же был убит. Соб­ствен­ни­ки Соко­лов­ско-Сар­бай­ско­го гор­но-обо­га­ти­тель­но­го ком­би­на­та тоже были обна­ру­же­ны мерт­вы­ми.

Не буду углуб­лять­ся в дета­ли, одна­ко в ито­ге за свою прин­ци­пи­аль­ную пози­цию по вопро­сам при­ва­ти­за­ции и кри­ти­ки у меня состо­ял­ся лич­ный раз­го­вор с пре­зи­ден­том. Я откро­вен­но ска­зал ему, что если не впи­сы­ва­юсь в коман­ду, то могу поки­нуть свой пост. Моя глав­ная зада­ча как совет­ни­ка – пред­ста­вить реаль­ную оцен­ку про­ис­хо­дя­щих собы­тий, что­бы потом не спро­си­ли: куда смот­ре­ли мои совет­ни­ки? Пре­зи­дент попро­сил меня не пере­жи­вать, а, наобо­рот, дока­зать свою право­ту.

Пре­зи­дент хоро­шо знал о нарас­та­ю­щим кон­флик­те меж­ду мной и Каже­гель­ди­ным, поэто­му пред­ло­жил мне дипло­ма­ти­че­скую служ­бу и пред­ло­жил выбрать стра­ну. Я выбрал Фран­цию и был послан туда в каче­стве совет­ни­ка-послан­ни­ка. После это­го я и стал гово­рить, что меня посла­ли (сме­ет­ся). Это было в 1996 году. А ров­но через год стра­ну поки­нул и пре­мьер-министр Аке­жан Каже­гель­дин. В отли­чие от него я каж­дый год по несколь­ко раз при­ез­жал в Казах­стан. Поэто­му мне грех жало­вать­ся на свою судь­бу. Я нику­да не сбе­гал, не начи­нал свою рабо­ту во Фран­ции мой­щи­ком посу­ды, как Алла Иль­чун. Про­ра­бо­тав шесть лет в долж­но­сти совет­ни­ка-послан­ни­ка, в 2002 году я ушел с дипло­ма­ти­че­ской служ­бы. Тогда пре­зи­дент Назар­ба­ев пред­ло­жил мне вер­нуть­ся в Казах­стан.

Во вре­мя одной из бесед с покой­ным Сары­ба­ем Кал­мур­за­е­вым он пред­ло­жил мне долж­ность посла. Но с ого­вор­кой: что­бы я высту­пил в суде про­тив Каже­гель­ди­на. Я отка­зал­ся. Это не соот­вет­ство­ва­ло моим убеж­де­ни­ям. Кал­мур­за­ев инте­ре­со­вал­ся доку­мен­та­ми, в кото­рых пра­ви­тель­ство Каже­гель­ди­на высту­па­ло гаран­том. Я отве­тил, что эти доку­мен­ты хра­нят­ся в сей­фе в Пари­же. Тем более под­пи­сы­вал их не Каже­гель­дин, а его пер­вый заме­сти­тель Вита­лий Мет­те. Я не хотел ста­вить его под удар. Поэто­му эти доку­мен­ты так и оста­лись у меня на хра­не­нии.

Так что, воз­вра­ща­ясь к ваше­му вопро­су, ска­жу, что меня никто не пре­сле­до­вал. Во Фран­ции я ока­зал­ся по дипло­ма­ти­че­ской служ­бе. После ухо­да с госу­дар­ствен­ной служ­бы реше­ние остать­ся во Фран­ции я тоже при­нял сам, хотя у меня была воз­мож­ность вер­нуть­ся в Казах­стан по при­гла­ше­нию гла­вы госу­дар­ства и воз­гла­вить Мини­стер­ство эко­но­ми­ки. Это меня силь­но тро­ну­ло, посколь­ку для меня было очень важ­но, что пре­зи­дент оце­нил мою рабо­ту и убе­дил­ся в логич­но­сти моих предо­сте­ре­же­ний. После это­го я решил боль­ше не ввя­зы­вать­ся в адми­ни­стра­тив­ную струк­ту­ру и создал свою кон­сал­тин­го­вую ком­па­нию.

– На пре­зен­та­ции кни­ги спра­ши­ва­ли о вашем граж­дан­стве. Когда вы пере­ста­ли быть граж­да­ни­ном Казах­ста­на?

– Граж­дан­ство обыч­но берут те, кто име­ет дале­кие цели. Люди, как пра­ви­ло, очень заин­те­ре­со­ва­ны в полу­че­нии вида на житель­ство дру­го­го госу­дар­ства, а еще луч­ше – граж­дан­ства. Я нико­гда не спе­шил полу­чить граж­дан­ство Фран­ции. Это про­изо­шло лишь спу­стя 22 года мое­го пре­бы­ва­ния в этой стране. Все эти годы я оста­вал­ся граж­да­ни­ном Казах­ста­на. Граж­да­ни­ном Фран­ции стал в мае про­шло­го года. В этом есть один очень болез­нен­ный момент. Так, если ты полу­ча­ешь пас­порт дру­го­го госу­дар­ства, то тебя лиша­ют граж­дан­ства Казах­ста­на. По это­му пово­ду мы от име­ни Ассо­ци­а­ции казах­стан­цев во Фран­ции напи­са­ли пись­мо на имя гла­вы госу­дар­ства, про­си­ли его в таких слу­ча­ях остав­лять граж­дан­ство за граж­да­на­ми Казах­ста­на. То есть мы не пред­ла­га­ли вве­де­ние двой­но­го граж­дан­ства, а про­си­ли раз­ре­шить оста­вить граж­дан­ство за людь­ми, кото­рые поже­ла­ют его сохра­нить. Это бы поз­во­ли­ло Казах­ста­ну оста­но­вить про­цесс утеч­ки моз­гов.

Бук­валь­но недав­но бесе­до­вал с одним ино­стран­ным про­фес­со­ром, кото­рый, узнав, что меня лиши­ли казах­стан­ско­го граж­дан­ства, ска­зал: «У вас огром­ная тер­ри­то­рия и все­го десять мил­ли­о­нов каза­хов. Кому вы её хоти­те оста­вить?! Ваши сосе­ди – Рос­сия и Китай. Послед­ний ищет зем­ли. Смо­же­те ли вы сохра­нить зем­ли, кото­рые пере­шли вам от ваших пред­ков? Поче­му ваше пра­ви­тель­ство не видит про­бле­му? Такая тер­ри­то­рия долж­на быть насе­ле­на, преж­де все­го, людь­ми корен­ной наци­о­наль­но­сти».

– Но Казах­стан ста­ли поки­дать сами каза­хи, при­чем люди моло­до­го воз­рас­та. Как вы дума­е­те, поче­му?

– Моло­дые люди име­ют воз­мож­ность успеш­но про­дви­гать­ся за рубе­жом. Но наста­ет такой момент, даль­ше кото­ро­го ты уже не про­дви­нешь­ся, если ты не граж­да­нин этой стра­ны. У них суще­ству­ет опре­де­лен­ная гра­да­ция кон­фи­ден­ци­аль­ных доку­мен­тов. Если ты ино­стра­нец, то у тебя не будет нуж­но­го уров­ня досту­па к инфор­ма­ции. Поэто­му воз­ни­ка­ет необ­хо­ди­мость при­нять граж­дан­ство, что­бы чув­ство­вать себя пол­но­цен­ным спе­ци­а­ли­стом в сво­ей отрас­ли. Досад­но то, что из стра­ны уез­жа­ет про­дви­ну­тая моло­дежь.

– А что ею дви­жет?

– На мой взгляд, поли­ти­ки тут нет. Никто их не при­тес­ня­ет. Тут сто­ит вопрос реа­ли­за­ции соб­ствен­ных воз­мож­но­стей за рубе­жом, кото­рых в Казах­стане, к сожа­ле­нию, нет. Возь­мем, к при­ме­ру, стар­тап и наши бан­ки. Кто сидит в наших бан­ках, в кото­рых закре­пи­лась кор­руп­ци­он­ная систе­ма? Там сидят те, кому нуж­но дать мзду. Более того, предо­став­ля­е­мые усло­вия кре­ди­тов наших бан­ков никак не сти­му­ли­ру­ют такой вид пред­при­ни­ма­тель­ства, как стар­тап. Это, преж­де все­го, высо­кий уро­вень мар­жи. Еще страш­нее, что нуж­но давать «отка­ты». Кто такое выдер­жит?! В голо­ве моло­до­го чело­ве­ка могут быть хоро­шие идеи. Но вопрос в том, как их реа­ли­зо­вать. Это и дви­жет моло­дых людей пере­би­рать­ся в те стра­ны, где их потен­ци­ал будет вос­тре­бо­ван без вся­ких там «отка­тов».

– Ранее, будучи госу­дар­ствен­ным слу­жа­щим, я крайне нега­тив­но вос­при­ни­мал слу­чаи, когда казах­стан­ские сту­ден­ты, обу­ча­ю­щи­е­ся за рубе­жом, оста­ва­лись там. В моих гла­зах они выгля­де­ли чуть ли не пре­да­те­ля­ми Роди­ны. Теперь же я гово­рю сво­е­му сыну, что если будет воз­мож­ность, то луч­ше обу­чить­ся за рубе­жом и закре­пить­ся там. Может, я не прав?

– Я думаю, вы дае­те пра­виль­ный совет ребен­ку. Даже если казах­стан­ский сту­дент оста­нет­ся в стране обу­че­ния, это никак не озна­ча­ет, что он пре­да­тель. Это даже хоро­шо. Таким обра­зом, мож­но полу­чить боль­шой багаж зна­ний и опы­та, а по воз­вра­ще­нии реа­ли­зо­вать их здесь.

Возь­мем, к при­ме­ру, Китай. Зна­е­те, в чем сек­рет его про­ры­ва? Они при­зва­ли китай­цев, живу­щих и рабо­та­ю­щих в Аме­ри­ке, Япо­нии, Евро­пе, воз­вра­тить­ся на исто­ри­че­скую роди­ну и вне­сти свой вклад в раз­ви­тие стра­ны. Спу­стя 20 лет, когда евро­пей­цы ста­ли посе­щать Китай, то они силь­но уди­ви­лись, что напро­тив них за сто­лом сидят не дема­го­ги-ком­му­ни­сты, а люди с тем же мен­та­ли­те­том, как они сами. Имен­но эти этни­че­ские китай­цы помог­ли стране вырвать­ся впе­ред.

То же самое может про­изой­ти и с Казах­ста­ном. Для это­го нуж­но толь­ко создать усло­вия. В первую оче­редь, оста­вить им граж­дан­ство. Пото­му что отсут­ствие граж­дан­ства лиша­ет тебя всех юри­ди­че­ских прав и надежд на буду­щее, свя­зан­ных с тво­ей Роди­ной. Моло­дежь, кото­рая про­шла обу­че­ние за рубе­жом и при­об­ре­ла там необ­хо­ди­мый опыт, – кон­ку­рен­то­спо­соб­на. Поче­му мы в них не заин­те­ре­со­ва­ны? Для это­го необ­хо­ди­мо оста­вить для них воз­мож­ность само­ре­а­ли­за­ции у себя на Родине. Поэто­му их нель­зя лишать граж­дан­ства. А пока мы видим одно из самых опас­ных явле­ний для любо­го госу­дар­ства – утеч­ку моз­гов. А ведь они мог­ли бы сфор­ми­ро­вать мощ­ный потен­ци­ал стра­ны. Нуж­но делать став­ку не на ино­стран­цев, кото­рые при­ез­жа­ют, что­бы зара­бо­тать, а на свою моло­дежь, кото­рая мог­ла бы про­дви­нуть стра­ну на более высо­кий уро­вень раз­ви­тия.

То, что меня и таких же, как я, лиша­ют граж­дан­ства, счи­таю абсур­дом. Мы не гово­рим о предо­став­ле­нии, мы гово­рим лишь о сохра­не­нии граж­дан­ства. Это никак не про­ти­во­ре­чит инте­ре­сам госу­дар­ства. Напри­мер, турец­кие каза­хи, про­жи­ва­ю­щие во Фран­ции, име­ют по два пас­пор­та. Когда я с ними бесе­до­вал и инте­ре­со­вал­ся, поче­му они не хотят пере­ехать и рабо­тать в Казах­стане, они отве­ча­ли, что в этом слу­чае они поте­ря­ют граж­дан­ство Тур­ции и Фран­ции. Поэто­му лише­ние граж­дан­ства ста­вит перед тобой мно­го пре­град. Тем самым мы сами созда­ем пре­гра­ды для при­то­ка моз­гов.

В мар­те это­го года состо­ит­ся кон­фе­рен­ция по финан­со­во-бан­ков­ской систе­ме, на кото­рую меня при­гла­си­ли и попро­си­ли высту­пить. Но я не могу, пото­му что для это­го мне нуж­но в тече­ние трид­ца­ти дней поки­нуть тер­ри­то­рию Казах­ста­на, а потом заехать обрат­но в стра­ну. Это созда­ет для меня мно­го неудобств. Есте­ствен­но, я отка­зал­ся от уча­стия в этом меро­при­я­тии. Мно­гие ино­стран­цы удив­ля­ют­ся тако­му поло­же­нию вещей. Посколь­ку это боль­шая стра­те­ги­че­ская ошиб­ка на госу­дар­ствен­ном уровне.

В то же вре­мя я знаю мно­го ино­стран­цев, кото­рые име­ют вто­рые казах­стан­ские пас­пор­та. Китай­цы чемо­да­на­ми возят и про­да­ют казах­стан­ские пас­пор­та! Идет совер­шен­но непо­нят­ный про­цесс. Это пря­мая угро­за наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. В буду­щем она может так разыг­рать­ся, что обрат­но­го хода уже не будет.

– Исто­ри­че­ски так сло­жи­лось, что наши сосе­ди – Рос­сия и Китай. Боль­ше рус­ски­ми, чем мы ими успе­ли стать за 70 лет суще­ство­ва­ния СССР, мы уже не ста­нем. А вот Китай оста­ет­ся для нас загад­кой и угро­зой одно­вре­мен­но. Сего­дня мы явля­ем­ся сви­де­те­ля­ми наше­ствия китай­цев – как в Рос­сии, так и в Казах­стане. Ино­гда дума­ешь, ведь люди, нахо­дя­щи­е­ся во вла­сти, не глу­пые. Тогда поче­му они поз­во­ля­ют раз­ви­вать­ся про­цес­су кита­и­за­ции? Что тако­го про­изо­шло, что казах­стан­ские вла­сти про­дол­жа­ют без­ого­во­роч­но при­ни­мать усло­вия Китая?

– Это в боль­шей сте­пе­ни свя­за­но с тем, что китай­ские инве­сти­ции для наших мини­стров явля­ют­ся некой отду­ши­ной, где они могут оправ­дать свое без­дей­ствие. В дей­стви­тель­но­сти, китай­ские инве­сти­ции сопро­вож­да­ют­ся очень хит­ры­ми усло­ви­я­ми. Поэто­му самая боль­шая ошиб­ка – это засек­ре­чи­ва­ние усло­вий кон­трак­тов. Поче­му мы не зна­ем, где и какие китай­ские пред­при­я­тия будут раз­ме­щать­ся? Кто и на каких усло­ви­ях будет в них рабо­тать? Все это под­ле­жит тща­тель­но­му изу­че­нию.

Как пра­ви­ло, такие стра­ны выно­сят за пре­де­лы сво­ей стра­ны самые гряз­ные про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия. Китай­ская зем­ля уже зара­же­на на неве­ро­ят­ную глу­би­ну. Теперь они будут зара­жать наши зем­ли?! Не слу­чай­но на Запа­де китай­ские инве­сти­ции под­вер­га­ют­ся жест­ко­му ана­ли­зу. В Евро­со­ю­зе уже опре­де­ле­ны стра­те­ги­че­ские сек­то­ра, куда китай­цы не допус­ка­ют­ся. А в нашем слу­чае во всех стра­те­ги­че­ских отрас­лях при­сут­ству­ют китай­цы. В целом, когда в стра­ну захо­дит инве­стор и рабо­та­ет – это нор­маль­ный про­цесс. Но китай­ский фак­тор – это совер­шен­но дру­гой слу­чай. Их боят­ся на Запа­де. Боят­ся, нахо­дясь за несколь­ко тысяч кило­мет­ров. А мы у них под боком! Для них перей­ти гра­ни­цу – дело одно­го дня! Если Китай заез­жа­ет на какую-либо тер­ри­то­рию, то он её уже нико­гда не поки­нет. Поэто­му все китай­ские кон­трак­ты долж­ны быть тща­тель­но изу­че­ны. Если объ­ект стро­ит­ся на китай­ские день­ги, то для защи­ты сво­их инве­сти­ций они в любой момент могут вве­сти вой­ска. Это про­пи­са­но в их воен­ной док­трине. Если в Казах­стане про­изой­дёт кон­фликт с китай­ца­ми, неиз­вест­но, чем это закон­чит­ся. При­чем где гаран­тии, что они сами не спро­во­ци­ру­ют этот кон­фликт?

Мно­гое еще зави­сит от того, на каких усло­ви­ях под­пи­са­ны наши кон­трак­ты. Поэто­му все кон­трак­ты долж­ны быть про­зрач­ны­ми. Даже если мы нуж­да­ем­ся в китай­ских инве­сти­ци­ях, мы долж­ны про­яв­лять боль­шую осто­рож­ность. Ина­че эта кон­фи­ден­ци­аль­ность при­ве­дет к тому, что любой министр может под­пи­сать кон­тракт с Кита­ем, а отве­чать за это будет народ и под угро­зой ока­жет­ся наша зем­ля.

– Вы были в коман­де пре­зи­ден­та еще на заре неза­ви­си­мо­сти, ста­ло быть, сви­де­те­лем мно­гих про­цес­сов. Поэто­му у вас есть пре­крас­ная воз­мож­ность сде­лать срав­ни­тель­ный ана­лиз. Что изме­ни­лось, каких резуль­та­тов добил­ся Казах­стан за три деся­ти­ле­тия?

– Инте­рес­ный вопрос. Бук­валь­но на днях смот­рел по теле­ви­зо­ру засе­да­ние пра­ви­тель­ства под пред­се­да­тель­ством гла­вы госу­дар­ства. У меня воз­ник­ло ощу­ще­ние дежа­вью. Это все я видел два­дцать лет тому назад. Те же опти­ми­сти­че­ские заяв­ле­ния: зава­лим, закру­тим, достиг­нем! Гро­мо­глас­ные выступ­ле­ния мини­стров ничем не под­креп­ле­ны. С такой энер­ги­ей заяв­ля­ют гла­ве госу­дар­ства – «Нур­сул­тан Аби­ше­вич, все решим, все сделаем…».Президент опять руга­ет, чле­нов пра­ви­тель­ства назы­ва­ет тру­са­ми. После таких слов мини­стры долж­ны подать в отстав­ку. Им уже нет дове­рия.

Меня пора­жа­ет нынеш­няя бан­ков­ская систе­ма. Она упа­ла в про­пасть. То, что акци­о­не­ры вору­ют и выво­дят день­ги, это что такое, когда пен­си­он­ные день­ги ухо­дят на под­держ­ку бан­ков, а эти бан­ки банк­ро­тят­ся, акци­о­не­ры исче­за­ют?!

Да, в Казах­стане был рас­свет эко­но­ми­ки, по кри­вой, иду­щей вверх. Сего­дня наше ВВП идет вниз. Это зна­чит, что дохо­ды насе­ле­ния тоже пада­ют. Мини­стры с опти­миз­мом заяв­ля­ют: мы сде­ла­ли то, мы сде­ла­ли это. В это же вре­мя кри­вая дол­ла­ра к наци­о­наль­ной валю­те рас­тет. Идет обрат­ная тен­ден­ция. Мы не вос­поль­зо­ва­лись бла­го­при­ят­ным пери­о­дом для дивер­си­фи­ка­ции эко­но­ми­ки, что­бы умень­шить ее зави­си­мость от сырья. Возь­мем, к при­ме­ру, ту же Нор­ве­гию. Ее неф­тя­ной фонд пре­вы­ша­ет трил­ли­он дол­ла­ров. Это­го уда­лось добить­ся за счет пра­виль­но­го раз­ме­ще­ния капи­та­лов.

У нас же про­ис­хо­дят пре­ступ­ные дела. Наши сред­ства раз­ме­ща­ют в азер­бай­джан­ском бан­ке, а потом задер­жи­ва­ют жену гла­вы это­го бан­ка с мил­ли­о­на­ми. Сам бан­кир в тюрь­ме. Таким обра­зом идет поте­ря даже накоп­лен­но­го капи­та­ла. Мы ока­за­лись в опас­ной ситу­а­ции, когда дохо­ды от про­да­жи сырья сокра­ща­ют­ся, а потреб­но­сти рас­тут. Нигде в мире так не помо­га­ют бан­кам, как это дела­ет­ся у нас. Да, госу­дар­ства под­дер­жи­ва­ют бан­ки, но с усло­ви­ем воз­вра­та денег. Напри­мер, во вре­мя эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са госу­дар­ства по адек­ват­ной цене при­об­ре­та­ли доли в бан­ках. После выхо­да из кри­зи­са бан­ки выку­па­ли свою долю обрат­но по рыноч­ной сто­и­мо­сти. Госу­дар­ство выиг­ра­ло два­жды. Мно­гие стра­ны на этом зара­бо­та­ли. Мы же теря­ем име­ю­ще­е­ся. Бан­ков­ская систе­ма в пло­хом поло­же­нии. Без бан­ков невоз­мож­но улуч­шить эко­но­ми­ку.

В то же вре­мя Наци­о­наль­ный банк РК сохра­ня­ет высо­кую став­ку. Это доро­гие кре­ди­ты. Фак­ти­че­ски это озна­ча­ет отсут­ствие пер­спек­тив для раз­ви­тия. При­чем круп­ные ком­па­нии в сырье­вом сек­то­ре могут обой­тись и без наших бан­ков. Они не обра­ща­ют­ся в наши бан­ки. За счет досту­па к меж­ду­на­род­ным рын­кам берут день­ги на Запа­де по низ­кой став­ке в 2–3%. А для обыч­ных пред­при­я­тий эта став­ка состав­ля­ет 15–20%.

Про­дол­же­ние интер­вью в сле­ду­ю­щем номе­ре газе­ты.

Аза­мат ШОРМАНХАНУЛЫ,

«D»

Республиканский еженедельник онлайн